С.Ю. ГУСАКОВ,

начальник отдела организации исполнительного производства Управления ФССП России по Волгоградской области

14 ноября 2017 г. принят Федеральный закон № 321-ФЗ «О внесении изменений в статью 117 Семейного кодекса Российской Федерации и Федеральный закон “Об исполнительном производстве” в части совершенствования процедуры взыскания алиментов» (далее — Закон № 321-ФЗ). Положения данного Закона № 321-ФЗ действуют с 25 ноября 2017 г.

Несмотря на то, что объем внесенных в законодательство изменений не столь значителен и в основным сводится к изменениям процедурного (технического) характера, не затрагивая принципиально модель и суть самой процедуры принудительного исполнения, а также имеющийся у судебного пристава-исполнителя набор средств принудительного исполнения, уже с первых дней действия данных изменений возникает множество вопросов их практической реализации.

Изменения, внесенные указанным федеральным законом, сводятся к следующим положениям.

Часть 2 ст. 43 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) дополнена п. 9, согласно которому, судебный пристав-исполнитель должен прекратить исполнительное производство о взыскании алиментов в случае прекращения алиментных обязательств по основаниям, предусмотренным абз. 2 п. 2 ст. 120 Семейного кодекса РФ. Абзац 2 п. 2 ст. 120 СК РФ предусматривает прекращение алиментных обязательств по достижении ребенком совершеннолетия или в случае приобретения несовершеннолетними детьми полной дееспособности до достижения ими совершеннолетия.

Таким образом, если исполнительный документ связывает прекращение алиментных обязательств с достижением ребенком совершеннолетия, то при наступлении 18-летнего возраста (или обретении ребенком полной дееспособности до этого возраста) судебный пристав-исполнитель выносит постановление о прекращении исполнительного производства на основании п. 9 ч. 2 ст. 43 Закона об исполнительном производстве.

Для алиментных обязательств иных категорий (алиментов не на содержание несовершеннолетнего ребенка, а на содержание иных категорий граждан) указанное основание для прекращения исполнительного производства не применяется. Например, по данному основанию нельзя прекратить исполнительное производство о взыскании алиментов на содержание супруги до достижения ребенком 3-летнего возраста (соответственно, после достижения ребенком 3-летнего возраста) и пр.

В этой связи не вполне ясна логика законодателя, предусмотревшего необходимость прекращения исполнительного производства для одной категории получателей алиментов по истечении периода, на который они взысканы, и исключившего данное основание для прекращения исполнительные производства в отношении получателей алиментов иных категорий. Хотя до введения данного основания для прекращения исполнительного производства правовые последствия, связанные с истечением периода, на который присуждены алименты, для всех категорий исполнительных производств были едиными.

Во многих случаях исполнительные документы содержат требования о взыскании алиментов на содержание нескольких детей. Так, согласно ч. 1 ст. 81  СК РФ при отсутствии соглашения об уплате алиментов алименты на несовершеннолетних детей взыскиваются судом с их родителей ежемесячно в размере: на одного ребенка — одной четверти, на двух детей — одной трети, на трех и более детей — половины заработка и (или) иного дохода родителей.

Закон не определяет, как должен поступить судебный пристав-исполнитель при достижении совершеннолетия (или обретении дееспособности в полном объеме) одним из нескольких детей, на которых взысканы алименты. С одной стороны, положения п. 9 ч. 1 ст. 43 Закона об исполнительном производстве содержат императивное требование о том, что при наступлении обстоятельств, предусмотренных абз. 2 п. 2 ст. 120 СК РФ, судебный пристав-исполнитель обязан (именно обязан, а не вправе) прекратить исполнительное производство. С другой стороны, принять решение о прекращении исполнительного производства не представляется возможным, поскольку другой ребенок (дети), на содержание которого (которых) взысканы алименты, совершеннолетия не достиг (не достигли).

Положения норм статей 43, 44 Закона об исполнительном производстве не предусматривают возможность прекращения исполнительного производства в части[1]. Не содержит закон и положений о правовых последствиях, возникающих в связи с частичным прекращением исполнительного производства.

Однако судебная практика исходит из тезиса, определяющего, что, поскольку законом не запрещено частично прекращать исполнительное производство, принятие подобного решения возможно (п. 16 постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 № 51 «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей», постановления ФАС Дальневосточного округа от 05.11.2008 № Ф03-4739/2008 по делу № А04-2860/08-14/81, Арбитражного суда Дальневосточного округа от 01.09.2015 № Ф03-3595/2015 по делу № А73-1203/2015 и т. д.).

Из подобных толкований следует, что в одном исполнительном производстве может находится два, три и более постановлений о его прекращении по п. 9 ч. 2 ст. 43 Закона об исполнительном производстве после совершеннолетия каждого из детей, на которых взысканы алименты.

Представляется, что, принимая изменения в федеральный закон, законодатель обязан был предусмотреть подобную ситуацию и снять противоречие о возможности (невозможности) частичного прекращения исполнительного производства, сформулировав положения соответствующих норм по аналогии с нормами о частичном приостановлении исполнительного производства, а также предусмотреть правовые последствия частичного прекращения исполнительного производства.

Не реализована в настоящее время и техническая возможность частичного прекращения исполнительного производства в программном комплексе отдела судебных приставов автоматизированной информационной системы (ПК ОСП АИС) ФССП России.

Более того, даже если предположить, что при достижении ребенком совершеннолетия судебный пристав-исполнитель должен вынести постановление о прекращении исполнительного производства в части, то размер алиментов, установленный судом и указанный в исполнительном документе, остается неизменным. Изменение размера подлежащих взысканию алиментов, указанных в судебном акте, является изменением способа исполнения исполнительного документа, который не входит в круг полномочий судебного пристава-исполнителя. Судебный пристав-исполнитель не вправе своим постановлением изменять способ исполнения судебного акта, в том числе и размер присужденных алиментов. Изменить порядок и способ исполнения исполнительного документа вправе только суд (ст. 37 Закона об исполнительном производстве, ст. 203 Гражданского процессуального кодекса РФ) и никто другой.

Таким образом, при взыскании алиментов на содержание двух детей в размере 1/3 заработка должника при достижении одним ребенком совершеннолетия судебный пристав-исполнитель должен вынести постановление о прекращении исполнительного производства в части взыскания алиментов на данного ребенка, но продолжать взыскивать алименты в размере 1/3  заработка должника до тех пор, пока судом не будет изменен порядок и способ исполнения исполнительного документа.

Но если суд в таких ситуациях вправе рассмотреть вопрос об уменьшении размера присужденных алиментов, и процессуальным законодательством предусмотрен порядок рассмотрения этого вопроса, то совершенно не ясно, как поступать с алиментами, взысканными на двух и более детей (один из которых достиг 18 лет) на основании нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов. В отличие от исполнительного листа или судебного приказа, которые являются актами, издаваемыми уполномоченным государственным органом по результатам разрешения спора между сторонами, соглашение об уплате алиментов является гражданско-правовой сделкой (ст. 101 СК РФ). К заключению, исполнению, расторжению и признанию недействительным соглашения об уплате алиментов применяются нормы ГК РФ, регулирующие заключение, исполнение, расторжение и признание недействительными гражданско-правовых сделок. Участие нотариуса при совершении данной сделки сводится лишь к выявлению и удостоверению согласованной воли сторон, зафиксированной в гражданско-правовом договоре. Нотариус не формирует волю сторон, не является лицом, воля которого фиксируется в данного рода исполнительном документе. Следовательно, нотариус не вправе изменять условия и порядок исполнения положений гражданско-правовой сделки, по которой имеется согласованная воля сторон.

Органы судебной власти также не наделены полномочиями по изменению порядка и условий исполнения исполнительных документов, не являющихся судебными актами.

Таким образом, складывается ситуация, когда судебный пристав-исполнитель, даже прекратив частично исполнительное производство (в части одного из совершеннолетних детей), не вправе самостоятельно изменить размер взыскиваемых алиментов, установленных соглашением об уплате алиментов. Нотариус и органы судебной власти также лишены возможности изменить способ и порядок исполнения такого исполнительного документа.

Единственным рациональным и наименее затратным выходом, который видится в сложившейся ситуации, является наделение судебного пристава-исполнителя правом самостоятельно изменять, в зависимости от количества оставшихся несовершеннолетних детей, размер подлежащих взысканию алиментов в пределах, предусмотренных ст. 81 СК РФ.

В настоящее же время в целях процессуальной экономии взыскателям при подаче искового заявления в суд, а судам — при формулировании резолютивной части судебного акта следует определять с учетом указанных изменений законодательства и порядок исполнения исполнительного документа в зависимости от достижения каждым из детей совершеннолетия (приобретения дееспособности).

Формулировка резолютивной части такого судебного акта может выглядеть следующим образом: «Взыскать алименты на содержание несовершеннолетних А и Б в размере 1/3 части заработной платы и иных доходов должника, а при достижении А совершеннолетия (или приобретении полной дееспособности) продолжать взыскание алиментов в размере 1/4 части заработной платы и иных доходов должника…»

С 25 ноября 2017 г. изменился и процессуальный порядок оформления размера задолженности по алиментным обязательствам в исполнительном производстве. Согласно ч. 2 ст. 102 Закона об исполнительном производстве размер задолженности по алиментам определяется в постановлении судебного пристава-исполнителя о расчете и взыскании задолженности по алиментам, исходя из размера алиментов, установленного судебным актом или соглашением об уплате алиментов.

При этом ч. 2 ст. 44 Закона об исполнительном производстве изложена в следующей редакции: «Одновременно с вынесением постановления о прекращении основного исполнительного производства, за исключением прекращения исполнительного производства по основаниям, установленным пунктами 4 и 5 части 2 статьи 43 Закона, судебный пристав-исполнитель возбуждает исполнительное производство на основании постановления о расчете и взыскании задолженности по алиментам, а также по не исполненным полностью или частично постановлениям о взыскании с должника расходов по совершению исполнительных действий и исполнительского сбора, наложенного судебным приставом-исполнителем в процессе исполнения исполнительного документа».

В свою очередь в ч. 6 ст. 30 Закона об исполнительном производстве предусмотрено, что основанием для возбуждения исполнительного производства также является вынесенное в процессе принудительного исполнения исполнительного документа постановление судебного пристава-исполнителя о расчете и взыскании задолженности по алиментам в случае прекращения исполнительного производства в соответствии с п. 9 ч. 2 ст. 43 Закона, о взыскании расходов по совершению исполнительных действий и исполнительского сбора, наложенного судебным приставом-исполнителем в процессе исполнения исполнительного документа.

Таким образом, с 25 ноября 2017 г. при прекращении исполнительного производства на основании п. 9 ч. 2 ст. 43 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель обязан:

— определить задолженность и вынести постановление о расчете и взыскании задолженности по алиментам;

— выделить данное постановление в отдельное исполнительное производство;

— возбудить на основании данного постановления отдельное исполнительное производство и продолжать взыскивать задолженность по алиментным обязательствам.

Следует также учитывать, что, согласно ч. 1 ст. 81 СК РФ, алиментные платежи должны уплачиваться ежемесячно в полной сумме.

В обобщении практики по применению судами Волгоградской области ст. 157 УК РФ за 2012—2013 годы, доведенном письмом Волгоградского областного суда от 08.09.2014 № 02-05-05-25/14, указано, что алименты, согласно статьям 81, 83, 86 СК РФ, являются ежемесячными платежами, для которых Законом об исполнительном производстве установлены соответствующие сроки уплаты, а именно:

— если должник не состоит в трудовых правоотношениях, он должен перечислять алименты до окончания текущего месяца (статьи 15, 16 Закона об исполнительном производстве);

— если должник состоит в трудовых правоотношениях, он должен перечислять алименты в течение 3 дней со дня выдачи заработной платы (перечисление осуществляет работодатель (ст. 98 Закона об исполнительном производстве)).

Исходя из сроков уплаты алиментных платежей с учетом их периодичности, а также с учетом положений ч. 5 ст. 102, ч. 4 ст. 112 Закона об исполнительном производстве по истечении каждого месяца, в котором должником не была произведена уплата алиментов или уплата была произведена не в полном объеме, судебный пристав-исполнитель обязан:

— определить задолженность за отчетный месяц и вынести постановление о расчете и взыскании с должника задолженности по алиментам;

— исходя из полученной суммы задолженности вынести постановление о взыскании с него исполнительского сбора.

Таким образом, по результатам прекращения основного исполнительного производства согласно п. 9 ч. 2 ст. 43 Закона об исполнительном производстве может возникнуть множество исполнительных производств, возбужденных на основании каждого из ранее вынесенных постановлений о расчете и взыскании задолженности по алиментам и постановлений о взыскании исполнительского сбора.

При этом если ранее в рамках исполнительного производства за каждый период выносились постановления о расчете и взыскании задолженности по алиментам и, соответственно, на их основании — постановления о взыскании исполнительского сбора, то при прекращении исполнительного производства по п. 9 ч. 2 ст. 43 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель не вправе отменить все ранее вынесенные постановления о расчете и взыскании задолженности и вынести одно постановление за весь период расчета и взыскания долга, поскольку:

1) исходя из новых положений законодательства постановление о расчете и взыскании задолженности является самостоятельным исполнительным документом, по результатам (и на основании) вынесения которого рождается другой производный исполнительный документ[2] — постановление о взыскании исполнительского сбора. Отмена постановления о расчете и взыскании задолженности по алиментам влечет за собой все правовые последствия, связанные с отменой исполнительного документа, в частности возврат должнику исполнительского сбора в полном объеме (п. 2 ч. 10 ст. 112 Закона об исполнительном производстве). Таким образом, отмена ранее вынесенных постановлений неизбежно влечет за собой незаконное освобождение должника от ответственности в виде исполнительского сбора;

2) целесообразность и удобство возбуждения одного исполнительного производства на основании одного постановления о расчете и взыскании задолженности по алиментам, которым определен общий долг на момент достижения совершеннолетия, вместо многочисленных постановлений, ранее вынесенных по исполнительному производству, не может подменять принцип законности, основанный на характере периодического платежа и обуславливающий необходимость вынесения постановления о расчете в установленные законом сроки.

В результате неизбежны ситуации, когда вместо одного исполнительного производства будет рождаться множество исполнительных производств, искусственно увеличивающих нагрузку на судебного пристава-исполнителя.

Из положений ч. 6 ст. 30, ч. 2 ст. 44 Закона об исполнительном производстве следует, что до наступления совершеннолетия ребенка и, следовательно, до прекращения исполнительного производства на основании п. 9 ч. 2 ст. 43 Закона  об исполнительном производстве возбуждение отдельного исполнительного производства на основании постановления о расчете и взыскании задолженности по алиментам недопустимо.

Свойство быть самостоятельным исполнительным документом постановление о расчете и взыскании задолженности по алиментам может приобретать исключительно после прекращения основного исполнительного производства.

Также следует учитывать, что поскольку законодательство связывает возможность возбуждения отдельного исполнительного производства на основании постановления о расчете и взыскании задолженности по алиментам только после прекращения исполнительного производства по п. 9 ч. 2 ст. 43 Закона, а возможность прекращения исполнительного производства по данному основанию имеется только по алиментным обязательствам на несовершеннолетних детей, то выделение в отдельное исполнительное производство такого постановления по алиментам на иные категории взыскателей (главы 14, 15 СК РФ) не распространяется (например, на содержание супруги, иных членов семьи и т. д.).

Также недопустимо выделять в отдельное исполнительное производство постановления о расчете задолженности, вынесенные до 25 ноября 2017 г., поскольку до этого момента законодательство не относило подобные постановления к исполнительным документам, на основании которых может быть возбуждено исполнительное производство.

Отдельного внимания заслуживает и вопрос о том, кто будет являться взыскателем по постановлению о расчете и взыскании задолженности по алиментам.

С достижением 18-летнего возраста ребенок, на содержание которого взыскивались алименты, приобретает полную дееспособность; с указанного момента он самостоятельно осуществляет принадлежащие ему права  (ст. 21 ГК РФ). Следовательно, для определения того, кто будет являться взыскателем по постановлению о расчете и взыскании задолженности по алиментам, необходимо прояснить вопросы о том, как определяется в исполнительном производстве понятие «взыскатель», а также кому на праве собственности принадлежат денежные средства, взысканные в качестве алиментов.

Согласно ч. 3 ст. 49 Закона об исполнительном производстве, взыскателем является гражданин или организация, в пользу или в интересах которых выдан исполнительный документ. Употребление в данном определении словосочетания «в пользу» при исполнении исполнительных документов по денежным обязательствам означает не что иное, как приобретение прав владения, пользования и распоряжения  денежными средствами, т. е. права собственности. Таким образом, то лицо, в полное господство (то есть в собственность) которого поступает имущественное благо, и является взыскателем.

В Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2012 года[3] отмечено, что соответствии с п. 1 ст. 60 СК РФ ребенок имеет право на получение содержания от своих родителей и других членов семьи в порядке и в размерах, которые установлены разделом V СК РФ. Суммы, причитающиеся ребенку в качестве алиментов, пенсий, пособий, поступают в распоряжение родителей (лиц, их заменяющих) и расходуются ими на содержание, воспитание и образование ребенка (п. 2 ст. 60 СК РФ). Целью взыскиваемых на содержание детей алиментов является обеспечение защиты имущественных интересов ребенка после распада семьи, в частности обеспечение максимально возможного сохранения ребенку прежнего уровня его обеспечения и минимизации неблагоприятных последствий прекращения семейных отношений между его родителями. Взыскиваемые алименты должны быть достаточными для удовлетворения привычных потребностей ребенка. При этом за ребенком, которому причитаются выплаты сумм в качестве алиментов, пенсий, пособий, признается право собственности на эти суммы, а родители либо лица, их заменяющие, являются распорядителями этих денежных средств, расходование которых определено законом исключительно на содержание, воспитание и образование ребенка.

Аналогичные выводы содержатся в судебных актах судов иных уровней. Например, в апелляционном определении от 07.09.2016 по делу № 33а-14984/2016 Свердловский областной суд отметил, что право на алименты — право ребенка, а не его законного представителя. Взыскиваемые по исполнительному документу алименты являются собственностью ребенка, а не его законного представителя; последний является лишь распорядителем таких денежных средств, расходование которых определено законом исключительно на содержание, воспитание и образование ребенка. Таким образом, при взыскании алиментов на содержание несовершеннолетних детей независимо от того, что в исполнительном документе взыскателем указан законный представитель, взыскателями являются сами дети[4].

К такому же выводу приходит Свердловский областной суд, излагая свою позицию по данному вопросу в Бюллетене судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда за IV квартал 2013 года (утв. постановлением Президиума Свердловского областного суда от 12.03.2014). Суд указывает, что несовершеннолетний, имеющий полную дееспособность, осуществляет свои права и исполняет свои обязанности в исполнительном производстве самостоятельно. В этом случае полномочия законного представителя автоматически прекращаются без особого решения, а судебному приставу-исполнителю своим постановлением надлежит привлекать к участию в исполнительном производстве непосредственно ребенка, в пользу которого исполнительным документом взыскиваются алименты.

Исходя из изложенного и с учетом положений статей 50, 51, 55 Закона об исполнительном производстве с момента достижения совершеннолетия (или приобретения полной дееспособности) ребенок, на которого взысканы алиментные обязательства, является полноправным взыскателем, имеющим право самостоятельно распоряжаться поступающими в его собственность денежными средствами, взыскиваемыми по исполнительному производству. Бывший законный представитель (усыновитель, опекун, попечитель) с указанного момента в соответствии со ст. 40 ГК РФ утрачивает свой статус законного представителя и лишается возможности получения денежных средств по исполнительному производству, являющихся собственностью ставшего совершеннолетним ребенка, на которого они присуждены.

Таким образом, при возникновении обстоятельств, предусмотренных п. 9 ч. 2 ст. 43 Закона об исполнительном производстве, абз. 2 п. 2 ст. 120 СК РФ, судебный пристав-исполнитель обязан не только прекратить основное исполнительное производство и выделить в отдельное исполнительное производство постановление о расчете и взыскании задолженности по алиментам, но и произвести замену стороны в исполнительном производстве с законного представителя, в пользу которого взысканы алименты, на ребенка, ставшего совершеннолетним.

Постановление о расчете и взыскании задолженности по алиментным обязательствам, на основании которого возбуждается отдельное исполнительное производство, не является судебным актом. В силу данного обстоятельства, а также с учетом положений п. 2 ч. 2 ст. 52 Закона об исполнительном производстве замена взыскателя по такому исполнительному производству осуществляется не на основании определения суда, а на основании правоустанавливающих документов, подтверждающих выбытие стороны исполнительного производства. Таким правоустанавливающим документом, подтверждающим факт достижения ребенком 18-летнего возраста, является собственно первоначальный исполнительный документ — исполнительный лист, судебный приказ, нотариально удостоверенное соглашение об уплате алиментов, на основании которого было возбуждено исполнительное производство и в котором содержатся сведения о дате рождения ребенка.

В случае прекращения алиментных обязательств в связи с приобретением ребенком полной дееспособности до достижения совершеннолетия при определении надлежащего документа, подтверждающего правопреемство, необходимо учитывать обстоятельства, с которыми закон связывает возможность обретения такой дееспособности. Такими обстоятельствами, в частности, являются:

—заключение брака до достижения совершеннолетия (ч. 2 ст. 21 ГК РФ, ч. 2 ст. 13 СК РФ). В таком случае правоустанавливающим документом будет являться свидетельство о заключении брака;

— эмансипация, т. е. объявление несовершеннолетнего, работающего по трудовому договору или осуществляющего предпринимательскую деятельность, полностью дееспособным (ст. 27 ГК РФ). Документом, подтверждающим наступление данного обстоятельства, является решение органа местного самоуправления или решение суда.

Однако остается не вполне ясным вопрос о том, в каком объеме сумма задолженности по алиментным обязательствам переходит к каждому из совершеннолетних детей.

Например, если по судебному приказу взыскивались алименты на содержание двоих детей и должником производились частичные выплаты, которые поступали в распоряжение законного представителя детей, и на момент их совершеннолетия образовался долг, допустим, в размере 100 тыс. руб., в каком объеме данная задолженность перейдет каждому из детей: по 50 тыс. руб. каждому, т. е. поровну, или следует выяснять у законного представителя, какая сумма из частично взысканных средств была потрачена на каждого из детей, и, исходя из этого, определять долю каждого ребенка в объеме задолженности: ребенок, расходы на которого производились в большем объеме из частично взысканной суммы алиментов, получит при замене стороны меньшую долю в объеме задолженности (пропорционально сумме произведенных расходов), а второй ребенок —  большую долю.

По достижении ребенком совершеннолетия (или обретения полной дееспособности) и с изменением вида исполнительного документа, на основании которого производилось взыскание алиментов (задолженности по алиментам), т. е. с заменой судебного акта (судебного приказа, исполнительного листа) на несудебный акт (постановление о расчете и взыскании задолженности по алиментам) существенно сокращается объем и порядок реализации отдельных полномочий судебного пристава-исполнителя. Например, если в рамках исполнительного производства, возбужденного на основании судебного приказа или исполнительного листа о взыскании алиментов, судебный пристав-исполнитель самостоятельно принимал решение об ограничении должника в праве выезда за пределы Российской Федерации, о временном ограничении на пользование специальным правом (ч. 1 ст. 67, ч. 2 ст. 67.1 Закона об исполнительном производстве), то на основании постановления о расчете и взыскании задолженности по алиментам такое решение может быть принято только на основании судебного акта. Следовательно, суть обязательства не изменяется, но сокращается объем полномочий, решения по которым судебный пристав-исполнитель вправе принимать самостоятельно.

Другим существенным вопросом, затронутым принятыми изменениями законодательства, является вопрос административной и уголовной ответственности должника, который допустил наличие задолженности на момент совершеннолетия ребенка. Диспозиция ст. 5.35.1 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за неуплату родителем без уважительных причин в нарушение решения суда или нотариально удостоверенного соглашения средств на содержание несовершеннолетних детей либо нетрудоспособных детей в течение 2 и более месяцев со дня возбуждения исполнительного производства.

Аналогичным образом сформулирована диспозиция ст. 157 УК РФ.

Таким образом, объективная сторона состава административного правонарушения (и преступления) связывает возможность наступления ответственности с неисполнением требований двух видов исполнительных документов: судебного акта или соглашения об уплате алиментов.

Неисполнение постановления о расчете и взыскании задолженности по алиментам административную ответственность по ст. 5.35.1 КоАП РФ не влечет. В связи с этим возникает возможность неоднозначного решения вопроса о допустимости применения положений ст. 5.35.1 КоАП РФ по исполнительным производствам, возбужденным на основании постановления о расчете и взыскании задолженности.

В пользу невозможности привлечения должника к ответственности можно привести следующие аргументы.

1. Объективная сторона состава правонарушения предусматривает ответственность за неисполнение решения суда или соглашения об уплате алиментов; административная ответственность за неисполнение постановления о расчете и взыскании задолженности по алиментам не предусмотрена.

2. Исполнительное производство, возбужденное на основании решения суда или соглашения об уплате алиментов, прекращено, а следовательно, прекращаются все правовые последствия, которые связаны с исполнением (неисполнением) указанных видов исполнительных документов, в том числе и возможность наступления административной ответственности.

С другой стороны необходимо учитывать, что:

1. Правоотношения в сфере исполнительного производства и правоотношения по поводу административной ответственности регулируются различными отраслями законодательства. Юридические основания их возникновения, изменения и прекращения не всегда тождественны, следовательно, фактические обстоятельства, с которыми законодательство об исполнительном производстве связывает изменение или прекращение правоотношения в данной сфере, не всегда влекут те же последствия в области правоотношений по поводу административной ответственности.

2. Из изложенного следует, что, поскольку диспозиция ст. 5.35.1 КоАП РФ связывает наличие состава административного правонарушения именно с неисполнением решения суда или соглашения об уплате алиментов независимо от дальнейшей судьбы исполнительного производства, возбужденного на основании данных исполнительных документов, а постановлением о расчете и взыскании задолженности как раз фиксируется факт наличия задолженности на момент совершеннолетия ребенка, лицо может быть привлечено к ответственности за неисполнение судебного решения или соглашения об уплате алиментов, на основании которого возникла задолженность, в пределах срока давности привлечения к административной ответственности (ст. 4.5 КоАП РФ), даже несмотря на то, что основное исполнительное производство было прекращено.

Таким образом, анализ положений Закона № 321-ФЗ показывает, что, несмотря на немногочисленные и казалось бы технические изменения, которые вносятся в действующий порядок принудительного исполнения алиментных обязательств, данные новшества вызывают многочисленные практические вопросы по порядку реализации этих положений.

Представляется, что:

— если законодатель пошел по пути необходимости прекращения основного исполнительного производства по истечении периода, на который взысканы средства по алиментным обязательствам на содержание несовершеннолетних детей, то данные основания должны быть распространены на все категории алиментных обязательств;

— поскольку сущность взыскания от прекращения основного исполнительного производства не меняется, следует рассмотреть вопрос о снятии ограничений на применение судебным приставом-исполнителем отдельных полномочий в зависимости от правовой природы исполнительного документа (временное ограничение на должника выезд за пределы Российской Федерации, временное ограничение на пользование специальным правом и т. д.);

— необходимо четко решить вопрос о возможности (невозможности) привлечения должника к административной ответственности по статьям 5.35.1 КоАП РФ и 157 УК РФ после прекращения основного исполнительного производства.

Библиография

1 В отличие от указанных норм положения, регулирующие порядок и основания приостановления исполнительного производства (статьи 39, 40 Закона об исполнительном производстве), допускают его частичное приостановление.

2 О правовой природе постановления судебного пристава-исполнителя как производного исполнительного документа и связанных с этим особенностях см. п. 6 постановления Конституционного Суда РФ от 30.07.2001 № 13-П «По делу о проверке конституционности положений подпункта 7 пункта 1 статьи 7, пункта 1 статьи 77 и пункта 1 статьи 81 Федерального закона “Об исполнительном производстве" в связи с запросами Арбитражного суда Воронежской области, Арбитражного суда Саратовской области и жалобой открытого акционерного общества “Разрез “Изыхский”"».

3 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 10.

 

4 Аналогичную позицию см. также в апелляционном определении Челябинского областного суда от 24.10.2016 по делу № 11-15445/2016, постановлении Президиума Верховного суда Республики Хакасия от 09.06.2016 по делу № 44Га-14/2016 и др.