УДК 342.7:346.26

Страницы в журнале: 36-41

 

В.В. Алферов,

аспирант кафедры конституционного и международного права Российского государственного социального университета Россия, Москва v.alferov1993@gmail.com

 

Реализация права человека и гражданина на предпринимательскую деятельность как научная категория представляет собой совокупность явлений правовой реальности, обеспечивающих непосредственное хозяйственно-экономическое функционирование государства, общества и граждан. Эффективность реализации этого права зависит от качества правового регулирования деятельности правоохранительной и судебной системы, уровня правосознания субъектов правоприменительной деятельности,  технического качества правовых норм смежных отраслей права, в первую очередь гражданского и административного. Автор анализирует ключевые направления правозащитной деятельности и формулирует предложения по оптимизации правозащитных механизмов.

Ключевые слова: экономические права человека, правозащитные органы, конституционно-правовые гарантии, государственно-правовые механизмы защиты экономических прав и свобод,  правосубъектность, правосознание.

 

Модернизация социально-экономических процессов, начавшаяся в конце прошлого века, обусловила возникновение новых правовых явлений и институтов, которые требуют фундаментального научного объяснения с целью совершенствования их законодательного оформления. С принятием Конституции РФ 1993 года обновились ключевые концепции правопонимания базовых правовых явлений конституционного права, и в первую очередь института правового статуса личности в Российской Федерации.

Частью 1 ст. 34 Конституции РФ закреплено право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской  и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Данное неотъемлемое право человека носит не только юридический, но и политико-правовой характер. Закреплены правовые механизмы реализации принципов рыночной экономики и свободы договора. В рамках конституционных преобразований был изменен ключевой теоретико-правовой подход к пониманию места и роли конституционного права на предпринимательскую деятельность в экономическом и правовом регулировании общественных отношений.

В развитие рассматриваемого конституционного законоположения создан существенный объем законодательных и подзаконных актов, направленных на всестороннее раскрытие смысла конституционного права на предпринимательскую деятельность в контексте с основами правового статуса личности и основами конституционного строя Российской Федерации.

Выделим несколько ключевых факторов, обуславливающих актуальность рассматриваемой темы.

1. Появление в российской экономической жизни новых кризисных явлений, экономического спада, вызванного введением в 2014 году против Российской Федерации секторальных санкций и применением в связи с этим реторсии, большинство мер которой нашли отражение в указе Президента РФ от 06.08.2014 № 560 «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации». В 2015 году российская экономика показала снижение на 3,3%, что является одним из худших объективных показателей эффективности экономического развития за Новейшую историю.

В этой связи в рамках закрепленной Конституцией РФ свободной рыночной экономической модели полагаем необходимым совершенствование конституционно-правового механизма реализации права человека и гражданина на предпринимательскую деятельность. Это могло бы стать ключевым фактором повышения деловой активности и, как следствие, укрепить правовое положение предпринимательского сообщества; субъекты предпринимательской деятельности стали бы, наконец, основой развития российской экономики. Однако реализация данного положения  невозможна без совершенствования правовых гарантий предпринимательской деятельности и методов их правовой защиты.

2. Управление экономической сферой Российской Федерации осуществляется на основе программно-целевого подхода [8], в соответствии с которым реформирование основных отраслей государственного управления осуществляется в рамках нормативно-утвержденных государственных программ. Отсюда вытекает необходимость научного и методологического обеспечения реализации государственной программы Российской Федерации «Экономическое развитие и инновационная экономика» (утв. постановлением Правительства РФ от 15.04.2014 № 316)  [7].

3. Процесс реформирования правового положения субъектов предпринимательской деятельности вызывает необходимость поиска путей повышения эффективности публичного законодательства в целях совершенствования правовых механизмов реализации прав и свобод человека и гражданина в экономической сфере. В результате принятия Федерального закона от 05.05.2014 № 99-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» была изменена структура и классификация субъектов предпринимательской деятельности, что делает актуальным анализ особенностей обновленного правового статуса указанных лиц и его соответствия смыслу и содержанию конституционных законоположений.

4. Уровень теоретико-правового осмысления проблемы реализации экономических прав человека и гражданина в российской правовой системе, в частности права на предпринимательскую деятельность, явно недостаточен, поскольку вопросы оптимизации правовых механизмов в области реализации правового статуса личности в экономической сфере исследуются чаще в рамках цивилистических научных направлений. Между тем предпринимательская деятельность как материально-правовое явление относится к сфере естественной деятельности человека и должна сопровождаться осмыслением и с позиции конституционно-правовой науки.

В этой связи цель настоящей публикации состоит в исследовании принципов, механизмов и основных направлений реализации права человека и гражданина на предпринимательскую деятельность, с тем чтобы выработать предложения по их совершенствованию на современном этапе и в перспективе.

Очевидным фактором существования любой системы конституционного регулирования в сфере прав и свобод человека и гражданина является наличие юридически значимых гарантий их реализации, понятных нормативных правил защиты этих прав и оспаривания неправомерного ограничения в правах. Именно  правовые гарантии и юридический механизм реальной защиты права на предпринимательскую деятельность представляются базовыми с точки зрения правовой реальности. Данное обстоятельство служит отправной точной поиска противоречий в теории права и анализа качества философско-правового осмысления правовой реальности как основы для последующей разработки решений проблем в сфере  правоприменения.

В соответствии с общепринятым подходом разнообразие конституционных прав и конституционных обязанностей граждан Российской Федерации является основой правового статуса личности в российской правовой системе. Эти права и обязанности четко обозначены в Конституции РФ и действующем законодательстве. Права человека и гражданина традиционно подразделяются на личные, политические, социальные и экономические [5, c. 71].

Под личными правами и свободами понимается совокупность прав, реализация которых призвана обеспечить личную безопасность человека [5, c. 72]. Специфическими особенностями личных прав и свобод, отличающими их от политических, экономических и иных прав, являются следующие: эти права неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения; они являются правами каждого независимо от гражданства; они необходимы для охраны жизни, свободы и достоинства личности [4,  c. 216].

Политические права человека и гражданина обеспечивают юридическую возможность участия граждан в принятии решений государственными органами и должностными лицами. Социальные права обеспечивают построение в Российской Федерации социального государства.

Ядром экономических прав граждан Конституция РФ признает право человека и гражданина на свободное использование способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельности (ст. 34). Данное право провозглашается также в ст.  22 Всеобщей декларации прав человека 1948 года [2, c. 68].

Предпринимательская деятельность в соответствии со ст. 2 Гражданского кодекса РФ — это самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Непосредственно связанным с правом человека на предпринимательскую деятельность и неотделимым от него является право частной собственности (ст. 35 Конституции РФ).

В части признания вышеназванных прав Конституция РФ соответствует положениям ст. 17 Всеобщей декларации прав человека, которыми установлено: никто не может быть произвольно лишен своего имущества, каждое лицо имеет право на уважение к своей собственности. Статья 35 Конституции РФ гарантирует право частной собственности как субъективное конституционное право, назначение которого состоит в обеспечении его обладателям определенной степени свободы в экономической сфере [3, c. 87]. Правомочия собственника наиболее полно раскрываются в ст. 209 ГК РФ и включают в себя право свободного владения, пользования и распоряжения объектами собственности [9, c. 14].

По нашему мнению, ключевую роль в анализе правовых гарантий, средств и способов реализации права человека и гражданина на предпринимательскую деятельность играет практика Конституционного Суда РФ: положения ст. 29 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» непосредственно закрепляют механизмы независимости КС РФ и, как следствие, иных правовых институтов, участвующих в защите и восстановлении нарушенных прав граждан.

Очевидно, что деятельность КС РФ в данной сфере является хоть и первостепенной, но не исчерпывающей. Защита прав человека представляет собой сложную и, к сожалению, не всегда взаимоувязанную по целям и задачам систему, состоящую из ряда элементов: это  способы и средства защиты нарушенного права, которые дифференцируются на судебные и несудебные; система правозащитных органов, в том числе и негосударственных, общественных организаций и политических партий, а также в целом государственно-правовая система, в том числе механизм парламентского и прокурорского контроля.

Важнейшим фактором реализации и восстановления нарушенного права является конституционное законоположение о приоритете норм международного права над национальным при коллизии и неопределенности правовоприменения. В данном контексте отдельного внимания заслуживает деятельность Европейского суда по правам человека (далее — Европейский суд) и его правозащитные полномочия во внутринациональной российской юрисдикции.

Малоисследованными  представляются правозащитная деятельность и механизмы ее реализации Уполномоченного по правам человека в РФ. Федеральный конституционный закон от 26.02.1997 № 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации», на наш взгляд, должен детально конкретизировать его полномочия как в части защиты индивидуальных субъективных прав граждан, так и в части выработки общегосударственной политики по оптимизации конституционно-правовых механизмов защиты основ правового статуса личности в Российской Федерации.

Необходимо формирование законодательной основы для оптимизации взаимодействия между государственными институтами и органами государственной власти с одной стороны и институтами гражданского общества, в частности политическими партиями, общественными объединениями, негосударственными некоммерческими организациями, с другой стороны. Данное взаимодействие должно быть выражено в анализе, обобщении и систематизации правоприменительной практики в Российской Федерации и субъектах Российской Федерации и в части защиты права на предпринимательскую деятельность, и в части непосредственной защиты нарушенного права.

Гражданское общество должно оказывать содействие государству, например, посредством организации бесплатной квалифицированной юридической помощи, формирования обращений в юрисдикционные органы.

Представляется необходимым обратить особое внимание на анализ правового статуса Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, деятельность которого регулируется Федеральным законом от 07.05.2013 № 78-ФЗ «Об уполномоченных по защите прав предпринимателей в Российской Федерации» (далее — Закон о бизнес-омбудсменах), закрепляющим основные цели и компетенцию данного органа власти. На наш взгляд, в целях повышения эффективности деятельности этого правового института следует придать данному органу статус двойного подчинения: представляется, уполномоченный по защите прав предпринимателей должен быть подотчетен также и Федеральному Собранию. В ст. 3 Закона о бизнес-омбудсменах необходимо внести соответствующие изменения.

Исходя из изложенного, приходится констатировать, что в российской государственно-правовой системе пока не сложилось единой системы защиты и реализации права человека на предпринимательскую деятельность как юридической категории, максимально конкретизированной и систематизированной в духе внутреннего непротиворечия. Российская конституционно-правовая модель содержит лишь отдельные  правовые институты, уполномоченные в сфере правозащитной деятельности, однако они не увязаны между собой ни с точки зрения фундаментальных правовых основ, ни с точки зрения оптимизации межведомственного взаимодействия, реализации принципа недопустимости дублирования полномочий, конструктивной совместной работы в рамках единой организационной формы, направленной на формирование единой государственной политики в сфере обеспечения и реализации в Российской Федерации права человека и гражданина на предпринимательскую деятельность.

Позволим себе сформулировать следующие рекомендации для оптимизации правового механизма защиты прав человека и гражданина на предпринимательскую деятельность.

Во-первых, необходимо дефинировать понятие «конституционно-правовой механизм защиты права человека на свободу и предпринимательскую деятельность» как в научно-доктринальном пространстве, так и, возможно, в области позитивного права. В целом под указанной категорией в науке и практике предлагается понимать взаимоувязанную по целям, задачам и направлениям деятельности систему конституционно-правовых норм, государственных органов, а также правовых средств, с помощью которых граждане имеют возможность эффективно восстановить нарушенное право на использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. С юридико-технической точки зрения наиболее оптимально для легализации указанного понятия в законодательстве подойдет ст. 2 Федерального закона от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля».

Во-вторых, следует определить перечень объектов правовой реальности, включенных в обобщенное определение механизма защиты права на предпринимательскую деятельность. С учетом анализа основных позиций, имеющихся в отечественном научном пространстве, полагаем возможным предложить условно разделить данные объекты на правовые институты, к которым следует отнести судебную юрисдикцию КС РФ и Европейского суда; на правовые нормы, и в первую очередь нормы Конституции РФ; на государственные органы, прежде всего Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей, Уполномоченного по правам человека в РФ, Федеральное Собрание, прокуратуру, суды; на институты гражданского общества, в первую очередь политические партии и общественные объединения.

В-третьих, важным с точки зрения совершенствования системы и механизма защиты права человека и гражданина на предпринимательскую деятельность является совершенствование правового положения Уполномоченного по защите прав предпринимателей, а также оптимизация его межведомственного взаимодействия с Уполномоченным по правам человека в РФ.

В-четвертых, совершенствование механизма реализации права человека и гражданина ставит задачу оптимизации правового положения прокуратуры Российской Федерации. Законодательные нормы, регулирующие права и обязанности прокурора, необходимо привести в соответствие с реалиями свободной рыночной экономики.

Отдельное внимание следует обратить на место и роль государственной службы как правового и организационного института, профессионального сообщества, члены которого связаны между собой едиными организационными началами, в вопросах правозащитной деятельности и защиты права человека и гражданина на предпринимательскую деятельность в целом. Комплексное влияние государственной службы как правового института на реализацию прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации малоисследованно. Государственная служба отечественными социально-гуманитарными науками рассматривается больше как вид профессиональной служебной деятельности, т. е.  в отрыве от явлений правовой и социальной действительности, в том числе не увязывается напрямую влияние государственной службы как правового института на правозащитную деятельность. Между тем государственная служба имеет достаточный набор правовых средств, приемов и способов непосредственного влияния на социальные процессы, в частности на реализацию конституционного права граждан на предпринимательскую деятельность. Такое влияние может быть оказано как через дискреционные полномочия государственных гражданских служащих категории «руководитель», так и посредством реализации полномочий служащих категории «специалист», предусмотренных должностными регламентами и служебными контрактами.

Статьей 4 Федерального закона от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» установлен принцип приоритета прав и свобод человека и гражданина, адресованный всему правовому институту; это позволяет сделать вывод, что государственная служба самостоятельно может быть исследована как правозащитный механизм, а впоследствии рассматриваться и признаваться в данном качестве.

Анализ практики реализации права человека и гражданина на предпринимательскую деятельность дает основания говорить, что  признание и неукоснительное соблюдение прав и свобод человека и гражданина невозможно без разрешения многочисленных философско-правовых проблем. Их условно можно разделить на проблемы, связанные с высоким уровнем правового нигилизма в обществе и государстве, и проблемы, связанные с несовершенством законодательства Российской Федерации. Наличие этих проблем обусловлено рядом факторов.

Во-первых, в стране отсутствуют устоявшиеся философско-правовые традиции и концептуальные основы взаимодействия государства и личности, исходящие из принципов равноправия и демократизма. Это порождает непризнание личностью своих собственных прав и свобод, непризнание себя равноправным партнером во взаимоотношениях с государством. Следовательно, создается благоприятная почва для отказа граждан от защиты своих прав на основе «делегирования» полномочий по управлению и защите прав государству и его органам.

Во-вторых, не ликвидированы правовая безграмотность значительной части населения России, неосведомленность граждан об основных принципах функционирования правовой сущности и правового статуса личности в Российской Федерации. Данный фактор является следствием падения уровня образования, разделения функций образования и воспитания в образовательных учреждениях всех уровней, отсутствия соответствующей пропаганды и правового просвещения в средствах массовой информации, падения уровня развития отечественной науки.

В-третьих, пробелы в законодательстве, коллизии конституционно-правовых норм, несовершенство юридической техники обусловливают трудности в правоприменительной практике, подрывают правовую и демократическую сущность российского конституционализма. Существуют противоречия между правовыми нормами и теоретическими концепциями, гарантирующими приоритет прав и свобод человека и гражданина, и нормами, устанавливающими широту дискреционных полномочий государственных органов при принятии решений, затрагивающих права и свободы человека и гражданина [1, c. 173]. Все это может провоцировать несоразмерность ограничений прав человека и гражданина законами и другими нормативными актами. Пришла пора сформулировать новые концептуальные подходы к данной проблеме и принципы соотношения права и закона исходя из полного признания неотчуждаемости основных прав и свобод человека. Необходима конкретизация методов и способов реализации прав и свобод не только в федеральных законах, но и в законах субъектов Российской Федерации [6, c. 16].

Особо отметим, что содержание права человека и гражданина на предпринимательскую деятельность динамично, изменяется вместе с развитием реальных общественных отношений, обстановки в обществе. Появляются новые формы предпринимательской активности в сети Интернет, в том числе с применением ранее неизвестных технологий. В данном случае реализация права на предпринимательскую деятельность во всей его концептуальной сущности должна быть приоритетной.

В современной концепции развития правового статуса личности решающая роль принадлежит правовому государству; декларируется положение о том, что права человека определяют смысл государственной политики; гарантируется государственная, в первую очередь судебная защита основных прав и свобод человека [1, c. 180].

Практика реализации судами конституционно-правовых норм и судебной защиты прав и законных интересов личности складывается непросто. Сказываются выработанные за долгие годы стереотипы ограниченной компетенции суда, разрозненность и хаотичность законодательства, предоставляющего право на судебную защиту [11, c. 198].

Данное обстоятельство в свою очередь делает актуальной правовую регламентацию конституционно-правовых механизмов повышенной государственно-правовой защиты конституционных прав и свобод [5, c. 71].

Нарушения при реализации основных прав и свобод, являющихся составной частью правовой системы России, указывают на необходимость выработки более действенного механизма контроля за соблюдением прав и свобод человека через все структуры российского государства, гражданского общества, международные органы [1, c. 44].

Очевидно, российское общество в целом еще не готово полностью принять конструкцию правового статуса личности, предложенную Конституцией РФ. Необходимы комплексный подход к преодолению правового нигилизма, укоренение в сознании людей принципа равноправия в отношениях с государством. Перечень прав и свобод человека, закрепленный в Конституции РФ, является беспрецедентным по своему характеру и объему. Он явно коррелирует с реалиями российской общественно-политической жизни, что ставит под сомнение эффективность процесса интеграции международных стандартов защиты прав и свобод человека в российскую правовую действительность.

Выводы. Анализ основных субъектов правоприменительной и правозащитной деятельности в сфере защиты права человека и гражданина на предпринимательскую деятельность свидетельствует об отсутствии правового и организационного единства различных органов государственной и исполнительной власти в вопросах защиты экономических прав граждан. Российская правовая система нуждается в единых для всех уполномоченных правозащитных органов правовых принципах деятельности в указанной сфере, общих целях и задачах, принципах межведомственного взаимодействия при условии недопустимости дублирования функций и полномочий.

Решение данной проблемы напрямую связано с проведением административной реформы в России: эффективная работа конституционно-правовых институтов и механизмов в действующих правовых условиях невозможна без действенных норм административного права.

Список литературы

 

1. Бабенко С.В. Правовой статус личности в правовом государстве: вопросы теории: дис.  … канд. юрид. наук. Краснодар, 2016. С. 44, 173, 180.

2. Вагина А.М. Экономические права человека и гражданина Российской Федерации: конституционно-правовое исследование: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2013. С. 68.

3. Данилов А.А., Пыжиков А.В. Неизвестный конституционный проект (О разработке Основного закона страны в 1962—1964 гг.) // Государство и право.  2002.  № 1.  С. 87.

4. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: учеб. М.: Юрист, 2011. С. 216.

5. Конституционное право Российской Федерации: учеб. пособие /  Н.Г. Шурухнов, В.В. Мечиков.  2-е изд., перераб. и доп.  М.: Эксмо, 2010.  С. 71, 72.

6. Митцукова Г.Е. Право на неприкосновенность частной жизни как конституционное право человека и гражданина: дис.  … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2015. С. 16.

7. Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Экономическое развитие и инновационная экономика»: постановление Правительства РФ от 15.04.2014 № 316 (ред. от 29.06.2016) //  Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

8. О стратегическом планировании в Российской Федерации: федер. закон от 28.06.2014 № 172-ФЗ  // Собрание законодательства РФ. 2014. № 26 (ч.  I). Ст. 3378.

9. Паюшин М.К. Конституционно-правовые основы реализации обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы в Российской Федерации: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 14.

10. Писарев А.Н.,  Исраелян В.Б. Конституционное (государственное) право России: учеб.-метод. комплекс. М.: Московский городской университет управления Правительства Москвы, 2011.

11. Чепурнов А.А.  Судебные гарантии правового статуса личности в Российской Федерации. М., 2011.  С. 56, 198.