УДК 343.26(492)(493)(435.9)ББК 67.409

Страницы в журнале: 131-137

 

П.В. Тепляшин,

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и криминологии Сибирского юридического института МВД России Россия, Красноярск pavlushat@mail.ru

 

Представлена краткая характеристика голландского пенитенциарного типа, которому свойственен принцип одиночного камерного размещения осужденных, значительный удельный вес иностранных граждан, широкое использование оплачиваемого труда осужденных и применение разнообразных индивидуальных образовательных, религиозных и поведенческих программ отбывания тюремного заключения. Среди правовых источников отсутствуют кодифицированные уголовно-исполнительные акты, но непосредственно при обращении с осужденными широко применяются акты Совета Европы в области исполнения уголовных наказаний. Формулируется вывод о том, что в условиях неоднозначной реформы отечественной уголовно-исполнительной системы анализ голландского пенитенциарного типа обусловливает закономерный интерес к дальнейшему типологическому сравнительно-правовому исследованию всей европейской пенитенциарной карты.

Ключевые слова: исправительное учреждение, заключенные, наказание, преступление, пенитенциарная система, предупреждение пыток, тюремные правила, тюрьма.

 

В  Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года [4] говорится о совершенствовании деятельности учреждений и органов, исполняющих наказания, с учетом международных стандартов и потребностей общественного развития. Реализация указанных стандартов отражается в практической стороне функционирования исправительных учреждений и обращения с осужденными в том числе в европейских странах. Соответственно, обратиться к научно обоснованным перспективам модернизации отечественного законодательства в сфере исполнения уголовных наказаний и по-новому взглянуть на правоприменительную практику, сопутствующую реформированию уголовно-исполнительной системы, позволяет исследование европейских пенитенциарных систем.

Определенный интерес представляет голландский тип европейских пенитенциарных систем, обладающий некоторыми особенностями, заслуживающими самостоятельного рассмотрения.

Так, голландский тип пенитенциарной системы (Нидерланды, Бельгия, Люксембург) базируется на исторически сформированной цивилизационно-культурной платформе, элементом которой является голландско-бельгийская культура с характерными чертами общей исторической ментальности, языка и тесного географического соседства. С государственно-правовых позиций объединяющим фактором выступает межгосударственный союз стран — Бенилюкс. Изначальное воздействие римского права, затем французского и германского в последние 2—3 десятилетия сменилось, по мнению голландских специалистов в области правовой компаративистики, заметным влиянием англосаксонской доктрины [1, с. 143]. Например, в Нидерландах используется частный капитал в строительстве исправительных учреждений (такая модель государственно-частного партнерства отсутствует в Бельгии и Люксембурге) либо так называемых плавучих тюрем, явившихся неким прототипом английских «халков» (от англ. hulk), представляющих собой корпуса больших судов, расположенных на реке Темзе и приспособленных в XVIII—XIX столетиях под тюрьмы [17, p. 2—17, 36—44, 81—88]. Вместе с тем необходимо отметить, что тесное торгово-экономическое и культурное сотрудничество Нидерландов и Англии обеспечило формирование ситуации, при которой «первая внедрила британский опыт организации и функционирования работных домов» [3, с. 83], отбывание в которых назначалось за совершенное преступление, поэтому такие дома во многом выполняли функции тюремного учреждения [33, p. 243—251]. Влияние французского пенитенциарного опыта также значительно ослабло после принятия Уголовного кодекса Бельгии 1867 года, в рамках которого такие наказания, как каторжные работы, заключение в смирительный дом, крепость или тюрьму исполнялись во многом единообразно в исправительных учреждениях (поскольку Бельгия не имела собственных колоний) [2, с. 80—81]. Также продолжается достаточно тесное сотрудничество с Германией. Например, 4 мая 2015 г. министры юстиции Бельгии, Нидерландов и Северной Рейн-Вестфалии встречались в Льеже для обсуждения вопросов судебного сотрудничества по уголовным делам, включая проблемы исполнения уголовных наказаний [9].

Тюремные учреждения подразделяются на открытые, полуоткрытые и закрытые тюрьмы. Так, в Бельгии насчитывается 18 закрытых, 14 полуоткрытых и 4 открытые тюрьмы (32 пенитенциарные школы, сельскохозяйственное пенитенциарное учреждение и центр по приему просителей убежища), 3 центра для несовершеннолетних, совершивших преступления, контроль за которыми осуществляет Генеральный директорат пенитенциарных учреждений [14], подведомственный Министерству юстиции [9]. Такое четкое подразделение на три вида тюрем отсутствует в Люксембурге в силу наличия только двух исправительных учреждений в данном государстве — в городе Шрассиг (закрытая тюрьма, включающая Центр содержания под стражей иностранцев и Государственный социально-образовательный центр для мальчиков и девочек — тюрьму Драйборн (Dreiborn)) и в аббатстве Ноймюнстер (полуоткрытая тюрьма Дживенич (Givenich)). Данные заведения подведомственны Министерству юстиции Люксембурга [10]. Однако проблема превышения лимита наполняемости исправительных учреждений привела к началу строительства в 2014 году новой тюрьмы в юго-западной части Люксембурга [21]. Пенитенциарная система в Нидерландах подведомственна Министерству юстиции и управляется Национальным агентством исправительных учреждений [11].

На основе информации, полученной на официальном сайте Международного центра тюремных исследований [20], можно сделать вывод, что голландский тип характеризуется (приводятся средние по трем странам величины) немного повышенным коэффициентом заключенных (104%), нормативно предусмотренной наполняемостью исправительных учреждений (100,2%) (за некоторым исключением) и весьма высоким удельным весом заключенных, являющихся гражданами иностранных государств, в общей массе осужденных (46,5%).

Сочетание элементов прогрессивной системы и, как правило, одиночного тюремного заключения (особенно в Нидерландах [7]) ориентировано не только на широкое судебное усмотрение (значительную роль имеет идея «вера в судей»), но и на значительную амплитуду пенитенциарных санкций (от нескольких дней до пожизненного заключения), что создает все условия для маневрирования между минимальными и максимальными карательными притязаниями [24, p. 23—26]. Например, согласно статьям 9 и 25 Уголовного кодекса Бельгии  в зависимости от тяжести преступления лишение свободы может быть назначено на срок от 8 дней до 30 лет либо пожизненно [15]. В Нидерландах тюремное заключение может быть назначено на срок до 20 лет, предусмотрено и пожизненное заключение. При этом уголовное законодательство регламентирует не только признаки (параметры) наказаний, но и многие аспекты порядка их исполнения (в частности, привлечение к труду, приобретение профессионального образования, нахождение за пределами территории исправительного учреждения), режимные требования, права и обязанности осужденных. Такие особенности характерны и для Уголовного кодекса Люксембурга 1879 года.

В правовой системе стран Бенилюкса отсутствует уголовно-исполнительный кодекс, но достаточно широко используются акты Совета Европы [8], что объясняется высокой степенью геополитической и культурно-исторической интеграции этих государств в единое европейское правовое пространство (не случайно государством — основателем Совета Европы выступает Люксембург). Базовым законодательным актом об исполнении тюремного заключения в Нидерландах является Закон о принципах исполнения наказаний 1998 года и Пенитенциарные правила, утвержденные королевским указом, в которых заложены не только принципы пенитенциарной системы, но и вопросы их исполнения. Также к источнику уголовно-правовой регламентации наказаний необходимо отнести Уголовный кодекс Нидерландов 1881 года, в соответствии с которым пенитенциарные учреждения подразделяются на 5 уровней безопасности: 1) с очень низкой степенью безопасности (содержатся заключенные, не представляющие угрозу побега или социальной опасности); 2) с низкой степенью безопасности (находятся содержащиеся под стражей лица и лица, которые ранее были приговорены судом к тюремному заключению не более 2 раз за два последних года); 3) с нормальной степенью безопасности (содержатся заключенные, которые должны отбывать оставшийся срок содержания под стражей 3 месяца и пригодны для контакта с другими заключенными); 4) с расширенной защитой (содержатся заключенные, представляющие угрозу побега или социальную опасность); 5) со сверхвысокой безопасностью (в этих тюрьмах отбывают наказание лица, риск побега которых расценивается как очень высокий и которые были отмечены как чрезвычайно опасные для окружающих). При этом осужденные в зависимости от их поведения могут переводиться из пенитенциарного учреждения одного уровня безопасности в другое, что в сущности отражает прогрессивную систему исполнения наказания [23]. Учитывая, что 2 и 3 уровни учреждений предназначены для содержащихся под стражей (задержанных и подсудимых), фактически тюрьмы пенитенциарной системы Нидерландов подразделяются на открытые, полуоткрытые и закрытые (51 тюрьма для взрослых, 9 учреждений для несовершеннолетних, 4 — для лиц, нелегально находящихся на территории страны и совершивших преступления, и 13 лечебных исправительных учреждений). В систему пенитенциарных учреждений входят также тюрьмы фактически гибридного типа (объединяют функции тюрем для взрослых, учреждений для несовершеннолетних и лиц, нелегально находящихся на территории страны и совершивших преступления, а также лечебных исправительных учреждений) на островах Кюрасао (Curacao), Аруба (Aruba) и Бонайре (Bonaire) и 3 так называемые плавучие тюрьмы (размещенные в пришвартованных теплоходах) в Роттердаме, Дордехте и Заанреме — центры для нелегально находящихся в стране мигрантов, нарушивших уголовный закон. Причем (с учетом относительно небольшого населения Нидерландов) некоторые исправительные учреждения относятся к категории так называемых supermax prison, т. е. предназначенных для содержания значительного числа осужденных (свыше 600 человек) в условиях максимально строгой изоляции от общества [19, p. 460].

Так называемый социально-экономический подход и идеи неоклассицизма привели к широкому использованию оплачиваемого труда осужденных, т. е. принципа материальной заинтересованности заключенного в исправлении (с возможностью заработать приблизительно до 12 евро в день). Для решения соответствующих задач в государствах достаточно хорошо налажена работа по сотрудничеству тюремных учреждений с различными торговыми компаниями и организациями, занимающимися изготовлением пакетов, электротехнических приборов для дома, пошивом одежды, изготовлением мебели и металлообработкой, предоставляющими рабочие места осужденным. В тюремной системе Нидерландов особенно активно развивается производственная база пенитенциарных учреждений с использованием современного технологического оборудования и высокого уровня организации труда. Производство многих исправительных учреждений, имея значительные налоговые льготы, является достаточно рентабельным. При этом прибыль направляется на развитие материальной базы тюрьмы и улучшение содержания заключенных, но не может быть использована для увеличения заработной платы персонала.

В Нидерландах Пенитенциарные правила практически полностью направлены на регулирование индивидуальных программ обращения с заключенными [32]. Например, ст. 3 регламентирует три вида режимов (стандартный, спокойный и экстремальный) применения данных программ. В свою очередь в ст. 5 указывается, что пенитенциарная программа должна быть рассчитана как минимум на 26 часов в неделю, она направлена на получение конкретных навыков, увеличивающих шансы на трудоустройство после отбытия осужденным лишения свободы, получение соответствующего образования, применение особых мер по избавлению от наркотической зависимости и сохранению психического здоровья, программа должна в условиях изоляции от общества способствовать реинтеграции ее участников в общество.

Для голландского типа в целом характерен широко и качественно применяемый ведомственный и общественный (отчасти за исключением Люксембурга, в котором Министерство юстиции периодически критикует работу правозащитных организаций) контроль за состоянием мест отбывания наказаний и условиями обращения с осужденными. Например, в Бельгии с 2003 года функционирует Центральный наблюдательный совет по надзору в сфере тюрем (CCSP), отчеты которого имеют всеобщий доступ и высоко рекомендательный характер для деятельности исправительных учреждений [16]. Вместе с тем в этом государстве сохраняется сложная ситуация с переполненностью тюрем от установленного лимита (на 22,7% по состоянию на 1 марта 2014 г.) [5].

Представители национальных пенитенциарных систем рассматриваемого типа принимают достаточно активное участие в работе Конференции директоров тюремной администрации и служб пробации (CDAP), которые проходили, в частности, 9—10 июня 2015 г. в Бухаресте — 20-я Конференция, 17—18 июня 2014 г. в Хельсинки — 19-я Конференция, 27—29 ноября 2013 г. в Брюсселе — 18-я Конференция, 22—24 ноября 2012 г. в Риме — 17-я Конференция, 13—14 октября 2011 г. в Страсбурге — 16-я Конференция, 9—11 сентября 2009 г. в Эдинбурге — 15-я Конференция, 19—21 ноября 2007 г. в Вене — 14-я Конференция, 25—27 ноября 2004 г. в Риме — Специальная конференция, 6—8 ноября 2002 г.  в Страсбурге — 13-я Конференция [18].

В отчетах представителей Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (CPT), посетивших с визитом государства, пенитенциарные системы которых охватываются голландским типом, имеется ряд указаний на соответствующие проблемы. Так, в отчете по результатам посещения 17—19 октября 2011 г. тюрьмы Тилбург в Нидерландах, в которой содержатся лица, осужденные судами Бельгии, указывается на недостаточно хорошо организованную медицинскую помощь заключенным. Данные нарекания были адресованы межгосударственному (между Бельгией и Нидерландами) Совету по отправлению уголовного правосудия и защите несовершеннолетних (RSJ) и Центральному наблюдательному совету Бельгии по надзору в сфере тюрем [28]. В целом результаты анализа восьми посещений (начиная с 1993 года) представителями CPT исправительных учреждений Бельгии демонстрируют следующие типичные нарекания по вопросам исполнения уголовных наказаний: переполненность тюрем, факты оскорбления представителями администрации заключенных, наличие не всегда приемлемых санитарных условий в камерах, случаи низкого качества подаваемой пищи осужденным, недостаточное внимание осужденным в силу нехватки сотрудников, включая медицинский персонал, наличие не во всех камерах необходимой мебели.

Более того, в п. 43 Доклада рабочей группы по универсальному периодическому обзору Совета по правам человека Генеральной Ассамблеи ООН, подготовленного в 2011 году в отношении Бельгии, указывается, что «Бельгия действительно сталкивается с проблемой перенаселенности тюрем, уровень заполняемости которых составляет 118%, и эта проблема касается прежде всего лиц, подвергнутых предварительному задержанию. Принимаются меры по нескольким направлениям: используются варианты, альтернативные содержанию под стражей; строятся новые тюрьмы; заключенные временно размещаются в пенитенциарных учреждениях Нидерландов; практикуется условно-досрочное освобождение; применяются методы электронного наблюдения; ограничивается срок содержания под стражей и заключаются международные соглашения о переводе соответствующих лиц в их страны происхождения» [12].

В отчете представителей CPT, посетивших 28 января—2 февраля 2015 г. с визитом Люксембург, отмечается, что условия содержания в местах тюремного заключения более благоприятные, нежели в Южной или Восточной Европе, однако остаются жалобы со стороны молодых осужденных на факты насилия между заключенными, старую и обветшалую мебель в отдельных камерах тюрьмы Драйборн [27]. В отчете по результатам посещения Люксембурга 22—27 апреля 2009 г. зафиксированы жалобы осужденных на недостаточно хорошее отопление в холодное время года и факты насилия со стороны персонала исправительных учреждений [26].

В отчете по итогам визита в Люксембург 2—7 февраля 2013 г. [25], а также согласно результатам Ежегодного сборника уголовной статистики Совета Европы за 2012 год [22, p. 142] в исправительных учреждениях данной страны наблюдается один из самых высоких среди государств Европы уровень (30,3 на 10 тыс. осужденных) самоубийств. Согласно Национальному докладу Государственного департамента США по правам человека 2009 года условия содержания в исправительных учреждениях страны в целом соответствуют международным стандартам обращения с осужденными, но следует учесть рекомендации представителей CPT, посетивших с визитами Люксембург [6]. В самоанализах Министерства юстиции Люксембурга обращается внимание на плохую работу правозащитных организаций, недостаточно хорошее медицинское обслуживание, а также «тесное соседство представителей разных национальностей и разных социально-культурных слоев, которое приводит к возникновению трений во взаимоотношениях» [10].

Вместе с тем в п. 118.38 Доклада рабочей группы по универсальному периодическому обзору Совета по правам человека ГА ООН, подготовленного в 2013 году в отношении Люксембурга, указывается, что данное государство намерено «продолжать усилия, направленные на снижение уровня перенаселенности тюрем и борьбу с нездоровыми условиями заключения, и в этой связи выделить необходимые финансовые ресурсы пенитенциарным службам» [13].

В отчете по результатам визита в Нидерланды 10—21 октября 2011 г. зафиксировано, что статистические данные различных государственных инстанций о количестве смертей в пенитенциарных учреждениях часто расходятся, одной из причин является недостаточно качественное расследование обстоятельств и причин таких смертей, в том числе значительного уровня суицидов среди заключенных [30].

В одном из последних отчетов представителей CPT, посетивших 12—22 мая 2014 г. с визитом Нидерланды (в основном это были так называемые островные тюрьмы Кюрасао, Аруба и Бонайре), также отмечается частое и необоснованное использование наручников в отношении содержащихся под стражей в случае их перемещения за пределы специальных центров (в суд, госпиталь и т. п.), указывается на факты запугивания и даже физического насилия в отношении лиц, находящихся в пенитенциарных учреждениях, со стороны тюремного персонала. Рекомендовано увеличить количество спальных мест, так как некоторые заключенные спали на матрасах на полу [29]. В официальном ответе правительство Нидерландов лишь частично согласилось с данными замечаниями представителей CPT [31].

Представленная краткая характеристика голландского типа европейских пенитенциарных систем показывает его определенные особенности, вызванные в первую очередь противоречивым влиянием французской, германской и англосаксонской идеологии исправительного воздействия. При этом энергичному поддержанию в тюрьмах стран Бенилюкса прогрессивных стандартов обращения с осужденными контрастирует наличие замечаний и рекомендаций со стороны контролирующих органов Совета Европы относительно функционирования исправительных учреждений. В условиях неоднозначной реформы отечественной уголовно-исполнительной системы, дефицита приемлемых для российской правовой действительности зарубежных моделей обращения с осужденными и критического отношения к результатам компаративистской пенологии анализ голландского пенитенциарного типа обусловливает закономерный исследовательский интерес к дальнейшему типологическому сравнительно-правовому исследованию всей европейской пенитенциарной карты.

 

Список литературы

1. Ван Хук М. Методология сравнительно-правовых исследований // Правоведение. 2013. № 3. С. 121—147.

2. Казачанская Е.А. Уголовный кодекс Бельгии 1867 г. и французское уголовное законодательство (основные виды наказаний) // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2011. № 13 (19). С. 79—81.

3. Кириллов М.А., Нарышкина Н.И. Трансформация системы наказаний Нидерландов во второй половине XVI — первой половине XVII века // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2014. № 4. С. 81—84.

4. Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года: утв. распоряжением Правительства РФ от 14.10.2010 № 1772-р (ред. от 23.09.2015) // Собрание законодательства РФ. 2010. № 43. Ст. 5544.

5. Международный Центр тюремных исследований. World Prison Brief. Belgium. URL: http://www. prisonstudies.org/country/belgium

6. Национальный доклад Государственного департамента США по правам человека 2009: Люксембург. URL: http://www.state.gov/documents/organization/160200.pdf/

7. Общественное объединение «Наблюдение за местами лишения свободы». URL: http://www.azpenalreform.az/ru/library/stats/europe/

8. Объединенные нации прав человека. Управление Верховного комиссара. URL: http://tbinternet.ohchr.org/_layouts/TreatyBodyExternal/Countries.aspx?CountryCode=NLD&Lang=RU

9. Официальный сайт Министерства юстиции Бельгии. URL: http://justice.belgium.be/fr/

10. Официальный сайт Министерства юстиции Люксембурга. Отчеты о деятельности Министерства юстиции. URL: http://www.mj.public.lu/chiffres_ cles/index.html

11. Официальный сайт Национального агентства исправительных учреждений Нидерландов. URL: http://www.gevangenis.nl

12. Совет по правам человека. Доклад рабочей группы по универсальному периодическому обзору: Бельгия, 11 июля 2011, A/HRC/18/3. URL: http://www.refworld.org.ru/docid/4e72e1832.html

13. Совет по правам человека. Доклад рабочей группы по универсальному периодическому обзору: Люксембург, 25 марта 2013, A/HRC/23/10. URL: http://www.refworld.org.ru/country,,,,LUX,,51b83e384,0.html

14. Тюрьмы Бельгии. URL: http://www.just. fgov.be/

15. Уголовный кодекс Бельгии. URL: http://www.legislationline.org/documents/section/criminal-codes

16. Центральный совет Бельгии по надзору в сфере тюрем. URL: http://www.just.fgov.be/

17. Branch-Johnson W. The English Prison Hulks. London: Christopher Johnson, 1957. P. 2—17, 36—44, 81—88.

18. Council of Europe. Conferences of Directors of Prison and Probation Services. URL: http://www.coe.int/t/dghl/standardsetting/prisons/Directors_en.asp

19. Drake D.H., Jeffrey I.R. (ed.). The Globalization of Supermax Prisons // Critical Criminology. 2012. Т. 22. P. 459—461.

20. International Centre for Prison Studies. URL: http://www.prisonstudies.org/map/europe

21. Luxemburg Wort. New Luxembourg prison gets green light. URL: http://www.wort.lu/en/politics/chamber-of-deputies-new-luxembourg-prison-gets-green-light-53a307b2b9b3988708039731

22. Marcelo F. Aebi, Delgrande N. Council of Europe Annual Penal Statistics. Space I. Prison Populations. Survey 2013. Strasbourg-Lausanne: University of Lausanne, 2014. P. 142.

23. Prison policy, prison regime and prisoners’ rights in the Netherlands under the 1998: Penitentiary Principles Act. URL: http://www.internationalpenalandpenitentiaryfoundation.org/Site/documents/Stavern/23_Stavern_Report%20Netherlands.pdf

24. Punishment in Europe: A Critical Anatomy of Penal Systems (Palgrave Studies in Prisons and Penology) / by Vincenzo Ruggiero, Mick Ryan. London: Palgrave Macmillan, 2013. P. 23—26.

25. Rapport au Gouvernement du Grand-Duché de Luxembourg relatif à la visite effectuée au Luxembourg par le Comité européen pour la prévention de la torture et des peines ou traitements inhumains ou dégradants (CPT) du 2 au 7 février 2003. URL: http://www.cpt.coe.int/documents/lux/2004-12-inf-fra.pdf

26. Rapport au Gouvernement du Grand-Duché de Luxembourg relatif à la visite effectuée au Luxembourg par le Comité européen pour la prévention de la torture et des peines ou traitements inhumains ou dégradants (CPT) du 22 au 27 avril 2009.  URL: http://www.cpt.coe.int/documents/lux/2010-31-inf-fra.pdf

27. Rapport au Gouvernement du Grand-Duché de Luxembourg relatif à la visite effectuée au Luxembourg par le Comité européen pour la prévention de la torture et des peines ou traitements inhumains ou dégradants (CPT) du 28 janvier au 2 février 2015. URL: http://www.cpt.coe.int/documents/lux/2015-30-inf-fra.pdf

28. Report to the Government of Belgium and the Netherlands on the visit to Tilburg Prison carried out by the European Committee for the Prevention of Torture and Inhuman or Degrading Treatment or Punishment (CPT) from 9 to 18 June 2009. URL: http://www.cpt.coe.int/documents/bel/2012-19-inf-eng.pdf

29. Report to the Government of the Netherlands on the visit to the Caribbean part of the Kingdom of the Netherlands carried out by the European Committee for the Prevention of Torture and Inhuman or Degrading Treatment or Punishment (CPT) from 12 to 22 May 2014. URL: http://www.cpt.coe.int/documents/nld/2015-27-inf-eng.pdf

30. Report to the Government of the Netherlands on the visit to the Netherlands carried out by the European Committee for the Prevention of Torture and Inhuman or Degrading Treatment or Punishment (CPT) from 10 to 21 October 2011. URL: http://www.cpt.coe.int/documents/nld/2012-21-inf-eng.pdf

31. Response of the Government of the Netherlands to the report of the European Committee for the Prevention of Torture and Inhuman or Degrading Treatment or Punishment (CPT) on its visit to the Caribbean part of the Kingdom of the Netherlands from 12 to 22 May 2014. URL: http://www.cpt.coe.int/documents/nld/2015-28-inf-eng.pdf

32. Subramanian R., Shames A. Sentencing and Prison Practices in Germany and the Netherlands: Implications for the United States. October 2013. URL: http://www.vera.org/sites/default/files/resources/downloads/european-american-prison-report-v2.pdf

33. Wines F.H. Punishment and Reformation. An Historical Sketch of the Rise of the Penitentiary. London: Swan Sonnenscnhein&CO, 1895. P. 243—251.