УДК 341.4

Страницы в журнале: 123-127

 

К.А. Повалов,

аспирант кафедры международного права Российского университета дружбы народов Россия, Москва povalov@me.com

 

Рассматривается деятельность Специального суда по Сьерра-Леоне, при этом особое внимание уделяется делу против экс-президента Либерии Ч. Тейлора.  Автор называет ряд особенностей, которые стоит учитывать при ведении процессов, включающих подозреваемых, которые занимают высшие государственные должности.

Ключевые слова: международное уголовное право, международное гуманитарное право, гибридные трибуналы, Сьерра-Леоне, Чарльз Тейлор.

 

Чарльз Тейлор 26 апреля 2012 г. стал первым экс-главой государства со времен Нюрнбергского процесса, ожидавшим обвинительный приговор международного суда в связи с обвинениями в совершении международных преступлений. В целом подобные судебные процессы протекают в сложной обстановке, носят затяжной и весьма напряженный характер. Процесс против Ч. Тейлора разворачивался на фоне критики и обеспокоенности по поводу уместности предания международному суду высокопоставленных лидеров, после того как трагично закончился процесс над сербским президентом Слободаном Милошевичем в Международном уголовном трибунале по бывшей Югославии (МТБЮ). Как известно, судебный процесс над С. Милошевичем сопровождался многочисленными нарушениями процессуальных прав обвиняемого и запомнился его трагичной кончиной по прошествии семи лет после предъявления ему обвинений, но до того как суд огласил приговор [1; 2; 3].

Цель настоящей статьи заключается в извлечении уроков из судебного процесса над Ч. Тейлором и выработке рекомендаций по дальнейшему совершенствованию международного правосудия, с тем чтобы в будущем высокопоставленные подозреваемые, которым будут предъявлены обвинения в тяжких преступлениях, совершенных в нарушение установленных норм международного права, несли соответствующее наказание.

Ч. Тейлор возглавлял группу повстанцев, именовавших себя Национальным патриотическим фронтом Либерии (НПФЛ), в задачи которых входило свергнуть тогдашнего президента Либерии Самюэла Дое. Боевики, действовавшие под началом Тейлора, оказались замешаны в широкомасштабных нарушениях прав человека, совершенных в отношении мирных жителей, включая массовые казни, резню, изнасилования, которые приобрели систематический характер, а также нанесение увечий, пытки, принявшую массовый характер принудительную вербовку в отряды боевиков, а также использование детей в качестве малолетних боевиков [16]. Вспыхнувший в стране конфликт угас 2 августа 1997 г., лишь когда Ч. Тейлор был провозглашен президентом Либерии. Президентский срок Ч. Тейлора продлился до 2003 года и характеризовался грубыми нарушениями прав человека в Либерии, включая применение репрессивных мер в отношении представителей гражданского населения, журналистов и всех тех, кто так или иначе выражал свое несогласие с проводимой в стране политикой. Уже к 1999 году в связи с массовыми нарушениями прав человека в стране начал назревать переворот, ставивший перед собой цель смещение Тейлора с поста президента.

В ходе вооруженного конфликта в соседней Сьерра-Леоне Тейлор поддержал Объединенный революционный фронт (ОРФ) и союз ОРФ и Революционного Совета Вооруженных Сил (РСВС), бойцы которых убивали, насиловали, наносили тяжелые увечья десяткам тысяч человек, а также занимались принудительной вербовкой тысяч детей, из которых готовили будущих боевиков [10, p. 5—33]. В качестве методов поддержки Тейлор использовал алмазы, добытые в Сьерра-Леоне, что в свою очередь привело к санкциям ООН и введению эмбарго по отношению к Либерии [12, par. 180—193].

Седьмого марта 2003 г. Специальный суд по Сьерра-Леоне (далее также — Суд) принял первый обвинительный акт против Ч. Тейлора. В нем содержались обвинения в совершении военных преступлений, преступлений против человечности, совершенных на втором этапе вооруженного конфликта в Сьерра-Леоне [5; 9; 13], включая убийства, грабежи, унижение человеческого достоинства; жестокое обращение; методы террора по отношению к гражданскому населению; нанесение тяжких увечий; изнасилование; обращение в рабство; практику сексуального рабства, а также принудительное использование подростков в качестве боевиков. В обвинительном акте указывалось множество населенных пунктов, расположенных на территории Сьерра-Леоне, где на протяжении пятилетнего периода совершались преступления, включая шесть из тринадцати округов Сьерра-Леоне.

В обвинительном акте говорится, что Тейлор несет персональную ответственность за эти преступления. Данное обвинение зиждется на трех основаниях. Первое заключается в том, что Тейлор «планировал, подстрекал, отдавал приказы, совершал или … способствовал или поощрял» «планирование, подготовку или исполнение» преступлений [13, par. 33—34]. Второе состоит в том, что он участвовал в совместных преступных мероприятиях, включавших совершение предполагаемых преступлений, или в ситуациях, при которых совершение преступлений являлось «вполне логичным и предвидимым последствием». Третье связано с тем, что он занимал позицию верховного главнокомандующего и поэтому нес «главную ответственность, осуществляя командование подчиненными», которые непосредственно совершали тягчайшие преступления — речь идет о боевиках из ОРФ, Реввоенсовета Сьерра-Леоне, объединенного командования ОРФ/Реввоенсовета, а также либерийских боевиках.

В обвинительном акте не говорилось, что Тейлор находился на территории Сьерра-Леоне в это время, но утверждалось, что он нес персональную ответственность за преступления, «которыми он руководил извне … при его участии, и руководстве преступными действиями» [11, par. 48]. В обвинительном акте говорилось также, что Тейлор поддерживал боевиков из ОРФ и объединенного командования ОРФ/Реввоенсовета, при этом такая поддержка принимала различные формы, включая стратегическое планирование и управление, поставку вооружений, боеприпасов и живой силы; подготовку боевиков, создание и обслуживание средств связи; укрытие боевиков в безопасных местах; финансовую поддержку и медицинское обслуживание.

Тем временем Ч. Тейлор все еще занимал официальную должность президента Либерии и участвовал в мирных переговорах в Гане. В переговорах принимали участие представители боевиков, которые стремились сместить его с поста президента Либерии. Правительство Ганы отказалось задержать Тейлора и предоставило ему президентский самолет, с тем чтобы он мог немедленно вернуться в Либерию. По мере того как в августе 2003 года группы повстанцев приближались к столице Либерии Монровии, готовясь окружить город, Тейлор отказался от поста президента и скрылся в безопасном месте в Нигерии.

Спустя три года после принятия обвинительного акта в отношении Ч. Тейлора он проживал в комфортабельных условиях в Нигерии и по-прежнему продолжал играть важную роль в политических делах Западной Африки. В марте 2006 года вновь избранный президент Либерии Элен Джонсон-Серлиф направила запрос в адрес правительства Нигерии с тем, чтобы Тейлор был выдан властям. 25 марта 2006 г. занимавший тогда пост президента Нигерии Олусегун Обасанжо постановил, что Либерия «может арестовать бывшего президента страны Чарльза Тейлора», но при этом он остается на свободе в Нигерии [16]. В течение 48 часов Тейлор исчез. 29 марта 2006 г. нигерийская полиция арестовала и задержала Тейлора вблизи границы с Камеруном. Он был выслан в Либерию, где был взят под охрану сил ООН и препровожден в Специальный суд во Фритаун [15].

В ходе судебного процесса над Ч. Тейлором судебная палата выслушала в общей сложности 115 свидетелей, изучила 1522 вещественных доказательства и опубликовала 281 письменное решение суда [10, par. 8]. К моменту завершения процесса общая сумма документов по делу Тейлора достигла почти пятнадцати тысяч страниц. Суд заседал 420 дней в течение трех лет и десяти месяцев, начиная со вступительного слова прокурора и заканчивая заключительными аргументами и доводами, завершившими этот процесс.

Оглашение версии обвинения началось 4 июня 2007 г. и завершилось 27 февраля 2009 г., затем на непродолжительное время было возобновлено в августе 2010 года. В общей сложности сторона обвинения представила суду 94 свидетеля, которые представляли собой три категории: среди них были три эксперта; 59 свидетелей, которые свидетельствовали об основном из связанных друг с другом преступлений, и 32 свидетеля, которые свидетельствовали о том, какое отношение имел Тейлор к связанным между собой преступлениям. Сторона обвинения рассчитывала на помощь свидетелей, которые сами участвовали в карательных операциях, — они часто сами подозревались в совершении тяжких преступлений. Это давало возможность ясно доказать причастность Тейлора к совершенным преступлениям.

Оглашение версии защиты началось 13 июля 2009 г. и закончилось 12 ноября 2010 г. Со стороны защиты было приглашено двадцать два свидетеля, включая самого Тейлора, бывших полевых командиров и рядовых бойцов Объединенного революционного фронта и Национального патриотического фронта Либерии. Свидетельские показания защиты ставили под сомнение утверждения стороны обвинения о том, что Тейлор контролировал, поддерживал и оказывал помощь ОРФ и Объединенному командованию ОРФ/ Реввоенсовета Сьерра-Леоне. Первоначальный допрос свидетеля Тейлора выставившей его стороной продолжался приблизительно тринадцать недель, что является чрезвычайно продолжительным по времени допросом обвиняемого в практике международного правосудия. Перекрестный допрос Тейлора длился почти девять недель, что означало, что он провел перед судом приблизительно полгода.

Двадцать шестого апреля 2012 г. Тейлор был признан виновным по всем одиннадцати пунктам обвинения, и это означало, что он оказывал помощь, поощрял и совершал преступления. Он также был признан виновным в планировании нападений на сельские округа Коно и Макени и во вторжении во Фритаун, где были совершены тяжкие преступления и преступления против человечности.

По мнению судей, сторона обвинения не смогла убедительно доказать, что Тейлор занимал положение высшей должностной власти и в силу этого осуществлял командование и контроль над действиями подчиненных боевиков, а также что он принимал личное участие в совместных операциях. Как сторона обвинения, так и сторона защиты указывали, что планируют подать апелляцию на обвинительный приговор, и соответственно приняли к этому меры [14].

Восемнадцатого мая 2012 г. Суд вынес письменное решение общим объемом более двух с половиной тысяч листов. 30 мая того же года Тейлор был приговорен к пятидесяти годам тюремного заключения, которое он начнет отбывать независимо от результатов рассмотрения апелляционных заявлений сторон. Судьи единогласно признали Тейлора, находившегося у власти в Либерии с 1997 по 2003 год, виновным в военных преступлениях и преступлениях против человечности, в том числе в подстрекательстве и причастности к пыткам, убийствам, вербовке детей-солдат, изнасилованиям, совершенным на территории Сьерра-Леоне в ходе гражданской войны в этой стране. Апелляционная жалоба была отклонена Судом 10 октября 2013 г.

Предъявление обвинений в отношении самых тяжких из совершенных преступлений, которые являются показательными, но не исчерпывающими, должно являться основополагающей целью прокурора, который ведет дела высших должностных лиц государств. Эта ситуация отражает уравновешивание двух основных целей: во-первых, представить как можно более подробный отчет о предполагаемой роли подозреваемого в совершении преступлений, и, во-вторых, стараться провести процесс в разумных временных рамках, особенно принимая во внимание такой важный аспект, как ограниченность финансовых ресурсов у суда. В то же время следует отметить, что обвинительные акты должны быть достаточно конкретны, чтобы представить мотивированное и в достаточном объеме обвинение, чтобы была возможность обеспечить защиту основных прав обвиняемого.

Процесс над С. Милошевичем продемонстрировал значительные риски при сильной детализации обвинительного акта, включающего в себя большое число обвинений и указаний многочисленных мест совершения преступлений. Достаточно сказать, что обвинительный акт по делу Милошевича включал в себя шестьдесят шесть пунктов, а также описания сотен и даже тысяч мест совершения преступлений. Такой подход гарантирует затяжной судебный процесс, в результате которого разбирательство по делу неизбежно постоянно прерывается и откладывается.

В деле Тейлора судом была избрана другая тактика, чтобы избежать ошибок, допущенных в судопроизводстве по делу С. Милошевича. В деле Ч. Тейлора была использована тактика «состязательного уведомления», при этом делалось краткое заявление об обвинениях и опускались значительные детали. Обвинительный акт и прилагаемое к нему краткое изложение обстоятельств дела содержат более обширные и детализированные географические области и временные периоды совершения преступлений, но не конкретные места совершения преступлений и указания на конкретных жертв этих преступлений. Обвинительный акт по делу Тейлора также включает в себя ограниченный перечень пунктов предъявленных судом обвинений — всего их насчитывается одиннадцать.

Стремление прокурора представить обвинительный акт по делу Тейлора, в котором удалось бы избежать переполнения дела чрезмерно подробными описаниями, и при этом сведение пунктов обвинений к разумному минимуму позволило Суду избежать целого ряда сложностей, которые то и дело возникали на процессе по делу С. Милошевича. Технология «состязательного уведомления» никогда ранее до Специального суда по Сьерра-Леоне не использовалась в ходе работы международных и смешанных международно-национальных трибуналов [6].

В то же время адвокат ответчика и ряд обозревателей подняли вопрос относительно уместности предъявления уведомления в обвинительном акте. По их мнению, отсутствие конкретики в этих материалах означает, что обвинительный акт не в достаточной степени уведомляет обвиняемого [7, par. 2—6].

В соответствии с правилами судебного производства обоснованность обвинительного акта, предъявленного Тейлору, была подтверждена специально назначенным судьей [7; 8]. В то же время подходы к требованиям, предъявляемым к составлению обвинительного акта в международных и смешанных международно-национальных трибуналах, в настоящее время находятся в состоянии развития и эволюции. В частности, как показал многолетний опыт, специальным трибуналам требуется более углубленная специфика обвинительных приговоров, с тем чтобы была возможность обеспечить адекватное уведомление обвиняемого.

Подготовка текста обвинительного акта, в котором фигурируют совершенные преступления, но при этом не перегруженного огромным числом обвинений или излишней детализацией, в таких случаях является крайне желательной. Между тем для достижения сравнительно непродолжительного судебного разбирательства и честного судейства требуется тщательно взвешивать такие соображения, как эффективность при обязательном предоставлении достаточной информации в целях обеспечения адекватного извещения обвиняемого.

Основываясь на вышеупомянутых выводах и проделанном анализе, мы имеем возможность извлечь ряд уроков, которые могут быть полезными при ведении процессов такого же типа, т. е. включающих подозреваемых, занимающих высшие государственные посты. Эти уроки можно свести к следующим:

— назначение судей, располагающих большим и разносторонним опытом ведения уголовных процессов, может сыграть положительную роль при организации ведения процесса в международном суде;

— меры, направленные на повышение эффективности, такие как составление графика, не предполагающего проведение достаточно большого времени вне зала заседаний суда, должны периодически пересматриваться и анализироваться для достижения максимального эффекта и в ряде случаев корректироваться с этой же целью;

— активная работа судей и секретариата суда со стороной защиты, в частности, по вопросам выделения необходимых ресурсов и предоставления достаточного по объему времени на подготовку материалов по процессу, также является важным моментом, позволяющим избежать долгих перерывов между заседаниями и способствующим укреплению международных уголовных норм судопроизводства;

— решения по представленным ходатайствам должны выноситься в установленные сроки, что позволяет избежать неэффективности в работе и негативных последствий процесса;

— разработка стороной обвинения на период проведения судебных расследований инструкций по выплатам денежных вознаграждений потенциальным свидетелям и лицам, представляющим собой важные источники информации, а также большая открытость (транспарентность) в отношении самих денежных поощрительных выплат может сыграть позитивную роль в деле минимизации обеспокоенности, возникающей у сторон процесса и связанной с возможными злоупотреблениями при расходовании данных средств;

— оказание необходимой психосоциальной поддержки свидетелям должно стать приоритетным направлением деятельности суда на сложных процессах, где рассматриваются тяжкие преступления;

— необходимо следить за тем, чтобы населенные пункты, которые в наибольшей степени пострадали от совершенных преступлений, могли получать своевременную информацию, изложенную в доступной форме, о предстоящем суде. Это направление деятельности должно стать приоритетным при организации международных трибуналов;

— точность и ясность решений относительно местонахождения суда, особенно в тех случаях, когда суд должен состояться далеко от региона, где были совершены преступления, может минимизировать недопонимание и разочарование со стороны жителей наиболее пострадавших населенных пунктов.

 

Список литературы

 

1. Локленд Д. Пародия на правосудие: Гаагский трибунал против Слободана Милошевича: пер. с анг. / отв. ред. И.А. Настенко. М., 2009.

2. Мезяев А.Б. Доказательства на процессе: Прокурор против Слободана Милошевича в Гаагском трибунале. Ч. 1. Свидетели обвинения // Международное право. International Law. 2005. № 3 (23). С. 351—387.

3. Рыжков Н.И. Суд над Слободаном Милошевичем. М., 2005.

4. Солнцев А.М. Участие детей в вооруженных конфликтах на африканском континенте: проблема возмещения ущерба и восстановления прав // Актуальные вопросы международного права в Африке: материалы науч.-практ. конф. / отв. ред. А.Х. Абашидзе, Е.В. Киселева, А.М. Солнцев. М., 2012. С. 199—208.

5. Amended Indictment, Prosecutor v. Charles Ghankay Taylor (SCSL-03-01-I-75) (Mar. 16, 2006).

6. Cruvellier Th., Wierda M. The Special Court for Sierra Leone: The First Eighteen Months // Int’l Center for Transitional Justice (ICTJ) Case Study Series 5 (Mar. 2004). URL: http://ictj.org/publication/special-court-sierra-leone-first-eighteen-months (дата обращения: 01.02.2016).

7. Decision on “Defence Notice of Appeal and Submissions regarding the Majority Decision Concerning the Pleading of JCE in the Second Amended Indictment”, Prosecutor v. Charles Ghankay Taylor (SCSL-03-01-T-775), Appeals Chamber (May, 2009).

8. Decision on Public Urgent Defense Motion regarding a Fatal Defect in the Prosecution’s Second Amended Indictment Relating to the Pleading of JCE, Prosecutor v. Charles Ghankay Taylor (SCSL- 03-01-T-752), Trial Chamber П (Feb. 27, 2009).

9. Indictment, Prosecutor v. Charles Ghankay Taylor (SCSL- 03-01-I-001) (Mar. 7, 2003).

10. Judgment Summary, Prosecutor v. Charles Ghankay Taylor (SCSL-03-1-T), Trial Chamber II (Apr. 26, 2012).

11. Prosecution Final Trial Brief, Prosecutor v. Charles Ghankay Taylor (SCSL-03-01-T) (Apr. 8, 2011).

12. Report of the Panel of Experts Appointed Pursuant to Security Council Resolution 1306. Док. ООН S/2000/1195.

13. Second Amended Indictment, Prosecutor v. Charles Ghankay Taylor (SCSL-03- 01-PT) (May 29, 2007).

14. Special Court for Sierra Leone Office of the Principal Defender Press Release, Morris Anyah Named Lead Defence Counsel for Taylor Appeal (May 4, 2012). URL: http://www.rscsl.org/Documents/ Press/2012/pressrelease-050412.pdf (дата обращения: 01.02.2016).

15. Special Court for Sierra Leone Press Release, Special Court President Requests Charles Taylor Be Tried in The Hague (Mar. 30, 2006). URL http://www.rscsl.org/Documents/Press/2006/pressrelease-033006.pdf (дата обращения: 01.02.2016).

16. Statement by the Federal Government of Nigeria — Former President Taylor to Be Transferred to the Custody of the Government of Liberia (Mar. 25, 2006). URL: http://jurist.org/gazette/2006/03/charles-taylor-transfer-statement.php (дата обращения: 01.02.2016).