УДК 347.9(410):341.6

 Страницы в журнале: 151-160

 

Интервью с доктором юридических наук, профессором РАНХиГС при Президенте РФ Галиной Дмитриевной Улетовой uletova@mail.ru

 

В марте 2014 г. профессор РАНХиГС при Президенте РФ Г.Д. Улетова приняла участие в Международной программе повышения квалификации для российских специалистов в области права «Судебная система Великобритании и гражданское судопроизводство. Контрактно-договорное право Великобритании» (Лондон), реализуемой Европейским центром правового сотрудничества.

Редакция журнала обратилась к профессору Г.Д. Улетовой с просьбой поделиться впечатлениями от участия в программе. Г.Д. Улетова любезно ответила на наши вопросы и прокомментировала решения английских судов по делу «ВТБ против г-на Скурихина» о признании и приведении в исполнение решений российского суда.  Английская коллега Г.Д. Улетовой Марта Хомяк — партнер в фирме PCB Litigation LLP1 — оказала помощь Г.Д. Улетовой в переводе документов.

Ключевые слова: гражданский процесс, судебное решение, судопроизводство Великобритании, иностранное судебное решение, приведение в исполнение иностранных судебных решений.

 

Ред.: Галина Дмитриевна, обсуждалась ли в рамках программы повышения квалификации юристов тема «бегства» российского капитала из российской юрисдикции, и если да, то насколько, с точки зрения английских юристов, велики масштабы этой проблемы?

 

Г.Д. Улетова. Я получила огромное удовольствие от участия в этой программе. В ее рамках проходили многочисленные встречи-семинары (круглые столы) с представителями различных юридических профессий (судьями первой, апелляционной инстанций и Верховного суда, юристами, солиситорами, барристерами), на которых, наряду с другими вопросами, обсуждались резонансные гражданские дела, рассмотренные английскими судами.  Мне хотелось лично, по возможности из «первых рук», в ходе дискуссий на различных юридических площадках получить информацию о тенденциях развития английского процесса, проблемах английского судопроизводства, конкуренции различных юрисдикций, угрозах и новых вызовах российскому правосудию.

Английские коллеги, профессионалы своего дела, были весьма откровенны и открыты для общения, поэтому на многие интересующие вопросы удалось получить ответы.

Английские юристы (солиситоры, барристеры, арбитры) весьма удовлетворены тем, что отдельные представители крупного российского бизнеса обращаются к ним за оказанием юридической помощи в английских судах и разрешением коммерческих споров. Не будет преувеличением, если я скажу, что английские адвокаты приветствуют российский бизнес, поскольку, участвуя в таких делах, они получают весьма внушительные гонорары.

Как известно, в Англии с 2007 года действует  Закон об оказании юридических услуг (Legal Services Act), который английские адвокаты называют эпохальным по значению для адвокатского сообщества, −отчасти потому, что он закрепил новую модель оплаты юридических услуг, оказываемых барристерами и солиситорами, поскольку появилась возможность заключать с клиентами легальное соглашение о «гонораре успеха» в процентном отношении от суммы, присуждаемой клиенту (Damages Based Agreements, или DBAs).

Тема «бегства» бизнеса от российской юрисдикции постоянно обсуждается на различных юридических площадках. Вызывает она определенный интерес и у английских юристов. Достаточно вспомнить доклад А.А. Иванова, бывшего Председателя ВАС РФ, на VIII Всероссийском съезде судей, дискуссию в Государственной Думе РФ, состоявшуюся 9 октября 2012 г., где обсуждался вопрос о повышении привлекательности российских судов и возвращении в российскую юрисдикцию коммерческих споров между отечественными бизнесменами.

Я склонна согласиться с теми, кто считает проблему бегства российского бизнеса несколько преувеличенной, однако очевидно, что она существует и требует очень серьезного анализа и постоянного мониторинга. Точной статистики о количестве дел, рассмотренных в английской юрисдикции с участием российских сторон, получить в ходе программы не удалось, хотя эти вопросы я задавала с завидным упорством на всех семинарах, включая семинары в Лондонском международном третейском суде (далее LCIA), и на встрече в Верховном суде. Вместе с тем отдельные данные позволяют судить о степени актуальности обозначенной проблемы применительно к третейским судам.

Не секрет, что LCIA пользуется большой популярностью у представителей бизнеса (и не только российского). По мнению юридического советника LCIA Надежды Хаббак и многих английских юристов, с которыми мне представилась возможность общаться в рамках встреч различного формата, основные преимущества LCIA таковы: репутация, эффективность и оперативность рассмотрения дел, возможность согласования сторонами процедуры судебного разбирательства, наличие процедуры ускоренного формирования суда в исключительных случаях, окончательность решения, проарбитражный подход государственных коммерческих судов, установление максимальных ставок арбитров и секретариата LCIA (450 и 150—250 евро соответственно), возможность поэтапной оплаты расходов. Не менее важной, на наш взгляд, является возможность государственного суда выдать в поддержку арбитражного разбирательства приказ о замораживании активов по всему миру (если имеются весомые доказательства  серьезного международного мошенничества). Представители английских юридических фирм, обслуживающие крупные компании, называют следующие причины предпочтения международного коммерческого арбитража судебному разбирательству в государственных судах (в порядке значимости): конфиденциальный характер процесса (1), гибкость и контроль сторон над процессом (2), возможность выбора арбитров сторонами (3), быстрота и эффективность арбитража (4), быстрое исполнение решений, в том числе в различных иностранных юрисдикциях (5).

Пик притока российских дел в LCIA пришелся на 2009 год, сейчас наблюдается устойчивая тенденция к снижению их количества. К примеру, в 2012 году в LCIA было 277 новых дел, из них 265 – арбитраж. Территориальное распределение участников дел, рассмотренных LCIA, таково: 16% —−Великобритания, 3,25% — Российская Федерация; 4,5% — Кипр, Британские Виргинские острова; 9,1% — страны СНГ; более 60% — из других стран. Процент дел с участием российских сторон на первый взгляд незначительный, но все юристы убеждены, что за делами из Кипра и других оффшорных зон, а также из стран СНГ «скрываются» российские стороны, и считают, что примерно 30% рассматриваемых LCIA дел —это дела с участием российского бизнеса.

 

Ред. Насколько оперативны английские третейские суды и вообще английская Фе-мида? Каковы сегодня средние сроки рассмотрения дел?

Г.Д. Улетова. Не располагаю данными в целом, но что касается LCIA, статистика, предоставленная нам в ходе семинаров, такова: 90% дел завершается в течение 2 лет или менее (1/3 — в течение 12 месяцев или менее, 2/3 — в течение 18 месяцев и менее). Сроки рассмотрения в государственных судах зависят от сложности дела и цены иска. Простые дела (при цене иска менее 10 тыс. фунтов  ст.) в первой инстанции рассматриваются, как правило, 5—7 месяцев, дела с серьезной суммой иска, как говорят английские коллеги, могут рассматриваться годами, в апелляции результат можно получить в течение 3—9 месяцев. Известный королевский советник Leslie Thomas советует начинающим адвокатам: «Будьте почтительны к работникам суда, судьям и исполнителям – они могут обеспечить скорейшее прохождение дела».

Сроки рассмотрения дел серьезно влияют на доступность правосудия, и сегодня английские судьи учатся более активно управлять движением дел с целью сокращения сроков их рассмотрения, однако это не всегда получается (пределы влияния судей ограничены соглашением сторон о сроках)1. Барристеры годами нарабатывали и совершенствовали практику управления делами и сегодня не хотят отказываться от своей значимой роли в управлении движением дела.

Проблема признания и приведения в исполнение решений российских судов иностранными судами и иностранных решений российскими судами относится, как известно, к числу наиболее дискуссионных. Эта тема поднималась неоднократно на многих международных юридических форумах, проходивших в России. Практика английских судов не изобилует большим количеством примеров о признании решений российских судов. В этой связи английские юристы с огромным интересом обсуждают решение английского судьи Саймона о признании и приведении в исполнение 16 решений российских судов в пользу ВТБ и высказывают надежду на изменение нашей практики о признании решений английских судов.

 

Ред.: В чем суть иска ВТБ против г-на Скурихина и решений российского суда? Возражал ли ответчик против исполнения, и каковы были стратегия и доводы адвокатов г-на Скурихина?

Г.Д. Улетова. В период 2007—2009 гг. ВТБ предоставил кредиты 9 компаниям САХО (далее — заемщики группы САХО), которые были обеспечены личными гарантиями г-на Скурихина. И кредитные соглашения, и гарантии регулировались российским законодательством и подлежали юрисдикции российских судов, что не вызывало сомнений у английских судов.

С декабря 2011 года по февраль 2012 года ВТБ в России начал дело против заемщиков группы САХО о взыскании сумм, причитающихся по кредитным договорам, а затем в течение 2012 года — в отношении г-на Скурихина в связи с неисполнением обязательств в рамках предоставленных им гарантий.

До вынесения решений в российских судах ВТБ подал заявление «без предварительного уведомления» (с целью предотвращения распыления активов ответчиками) с просьбой о вынесении постановления об обеспечении исков в России в Высокий Коммерческий суд Англии в отношении г-на Скурихина и двух английских партнерств с ограниченной ответственностью (второй и третий ответчики). Отмечу, что рассмотрение заявления ВТБ в Высоком Коммерческом суде Англии происходило достаточно оперативно.

16 августа 2012 г. судья Гамблен вынес постановление о замораживании активов г-на Скурихина, находящихся на территории Англии и Уэльса, на общую сумму до 10 млн фунтов и постановление о замораживании активов второго и третьего ответчиков по делу по всему миру в соответствии с параграфом 25 Закона о подсудности гражданских дел и судебных решениях 1982 года. По просьбе ВТБ он также вынес судебные приказы, в соответствии с которыми г-н Скурихин должен был раскрыть информацию о своих активах в Англии и Уэльсе, а второй и третий ответчики – о своих активах по всему миру.

Впоследствии, 3 и 4 октября 2012 г., судья Глостер рассмотрела различные заявления ВТБ и в постановлении от 8 ноября 2012 г. она приказала г-ну Скурихину осуществить дальнейшее раскрытие информации о своих активах. Свое постановление она мотивировала следующим образом: «Применяя право принять решение по моему усмотрению, я также принимаю во внимание тот факт, что г-н Скурихин в своих показаниях до настоящего дня не дал понять, что либо он, либо соответствующие компании САХО имеют какую-либо защиту в отношении претензий ВТБ о гарантиях или кредитах. Когда его адвоката спросили в ходе слушания спора, какой, если говорить кратко, была защита г-на Скурихина в отношении претензий по гарантиям, то он сказал, что не может дать никаких объяснений относительно того, какими такие средства защиты могли бы быть».

По данному делу проводились дальнейшие слушания судьей Бертоном в ноябре 2012 года для того, чтобы решить, следует ли продолжать обеспечение иска в виде замораживания активов. В своем решении от 4 декабря 2012 г. в Высоком Коммерческом суде Англии и Уэльса судья Бертон отметил: «Следующий факт является установленным обстоятельством или, во всяком случае, не подвергается мной сомнению. Решения российских судов могут быть приведены в исполнение в английских судах, когда они являются окончательными...».

Всего существовало 40 кредитных соглашений между ВТБ и САХО. Уже после принятия Высоким Коммерческим судом Англии и Уэльса приказов о замораживании активов и раскрытии информации ВТБ добился принятия 16 отдельных решений по гарантиям против г-на Скурихина в российских судах, которые банк затем желал исполнить в Англии и Уэльсе путем применения общего права. Для этой цели ВТБ подал заявление в Высокий Коммерческий суд с просьбой изменить формулировку претензии таким образом, чтобы она включала исполнение российских решений против г-на Скурихина в Англии и Уэльсе. 

28 июня 2013 г. судья Флокс выдал разрешение ВТБ о внесении изменений в формулировку претензии для включения претензий к г-ну Скурихину на основе окончательных и обязательных судебных решений российского суда, существовавших на тот момент.

 

ИНТЕРВЬЮ БОЛЬШОЕ, ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ