УДК 342.7:351:37

Страницы в журнале: 29-33

 

Т.Н. Матюшева,

доктор юридических наук, член-корреспондент РАЕ, зав. кафедрой государственно-правовых дисциплин  Северо-Кавказского филиала  Российского  государственного университета правосудия Россия,  Краснодар matyushevatn@rambler.ru

 

Задача исследования – определение основных подходов к изучению функционирования системы образования как фактора национальной безопасности. Автор объединяет исследование развития системы образования как сферы формирования взаимоотношений гражданина и государства, эволюции понятий «образование», «воспитание», «обучение», социальной политики государства в условиях экономического  и нравственного кризиса.

Ключевые слова: конституционное право на образование, национальная безопасность, система образования, нормативно-правовая база, образовательно-правовой статус, социальная политика государства.

 

Президент РФ Владимир Путин 23 декабря 2015 г. на заседании Государственного совета РФ, посвященном вопросам совершенствования системы общего образования в Российской Федерации, сказал: «К этой теме, так же как и к теме здравоохранения, мы должны возвращаться постоянно, она не должна никогда у нас уходить на второй план… Есть фундаментальные вещи, и одна из таких фундаментальных вещей — это образование, школьное образование. Все мы хотим, все без исключения, чтобы наши дети были лучше, чем мы» [8].

В системе образования России в последние четверть века идет интенсивный процесс экономических, социальных, политических и духовных преобразований, которые имеют радикальный характер и меняют всю совокупность общественных отношений.

Изучение развития системы образования показывает, что именно образование является главным стабилизирующим и антикризисным фактором: 

— в системе образования рождались идеи самых существенных изменений социально-экономического устройства; в сложные моменты истории государства она спасала от разрушения науку и культуру;

— система образования призвана укреплять созидательный потенциал государства, это главная ее задача [9].

Для рассмотрения динамики и направленности функционирования системы образования требуется достоверное описание правовых явлений в условиях необходимости обеспечения национальной безопасности.

Образование влияет на все уровни безопасности государства, общества, личности; без квалифицированных кадров невозможны экономическая, военная и технологическая безопасность государства; без инновационного обучения человечество обречено. В рамках системы образования в основном реализуется конституционное право человека на образование. При этом Конституция РФ не просто устанавливает способность лица к обладанию правом на образование, но закрепляет его, поэтому данное право имеет вполне реальное значение для обучающихся  и  родителей.

Национальные интересы России состоят в создании образования как фундамента культуры; в обеспечении условий для реализации права на образование и повышение его качества, для формирования личности; в развитии образования как одного из факторов восполнения потерь трудовых ресурсов; в качественной подготовке специалистов и создании условий для проявления и реализации интеллектуального потенциала ученых.

Цель исследования эффективности системы образования как фактора национальной безопасности заключается в институционально-правовом анализе и моделировании образования: системы образования как сферы формирования взаимоотношений гражданина и государства, эволюции понятий «образование», «воспитание», «обучение» в образовательном законодательстве, социальной политики государства в условиях экономического  и нравственного кризиса, принципов российской образовательной политики в конституционном аспекте.

Вследствие неразработанности ключевых понятий исследование системы образования как фактора национальной безопасности Российской Федерации значительно затрудняется. Например, понятия «беспризорность» и «безнадзорность» в 1930-е годы просто не разделялись. Мы относим беспризорность к разновидности девиантного поведения.

Активизация исследований данного вопроса скачкообразно связана в основном с принятием федеральных законов от 28.12.2010 № 390-ФЗ «О безопасности» (далее — Закон № 390-ФЗ) и от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (далее — Закон № 273-ФЗ), а также Концепции национальной безопасности РФ (утв. указом Президента РФ от 10.01.2000 № 24).

В период изменения общественного строя в стране возрастает важность возможности реализации личностью конституционного права на образование и эффективности предоставления реализации данной возможности образовательным учреждениям.

Основное количество работ об эффективности функционирования системы образования как фактора национальной безопасности России приходится на период с середины 1970-х  до конца 1990-х годов [9, с. 83—87; 11, с. 204—214; 12, с. 3—6]. Затем интерес к изучению данной проблемы снижается вследствие и невостребованности полученных знаний, и общего кризиса общественных наук, связанного с решением конкретно-практических вопросов социального обновления образования.

И. Болотин и Б. Митин отмечали, что в 1980-х годах четко выявилась тенденция мирового развития, свидетельствующая о том, что место и роль любой страны в международном разделении труда, ее конкурентоспособность на мировых рынках зависят прежде всего от двух взаимоопределяющих факторов: качества подготовки специалистов и условий, которые страна создает для проявления и реализации интеллектуального потенциала ученых [3, с. 14—20].

Самое пристальное внимание уделяется организации дистанционного обучения, разработке вопросов безопасности жизнедеятельности, экологии при работе в помещениях дистанционного обучения, анализу возможных опасностей в помещениях дистанционного обучения [10, с. 17—20].

Подходы к пониманию национальной безопасности требовали уточнения. М.В. Александров, например, отождествляет национальную безопасность и безопасность государства [1, с. 28—29], О.А. Бельков понимает национальную безопасность как «состояние, тенденции развития (в том числе латентные) и условия жизнедеятельности социума, его структур, институтов и установлений» [2, с. 91].

Правовые аспекты обеспечения безопасности Российской Федерации освещены в работе С.В. Степашина [13, с. 15—17].  Под безопасностью государства он понимает защищенность качественного состояния общественных отношений, обеспечивающих прогрессивное развитие человека и общества в конкретных исторических и природных условиях от опасностей, источником которых являются внутренние и внешние противоречия [14, с. 6].

К концу 1990-х годов исследователи образования как фактора национальной безопасности отмечали, что «образование по многим своим параметрам находится сейчас на уровне 60-х годов, а по таким основным, как обязательный всеобуч (основное образование по Закону “Об образовании Российской Федерации”), качество образования (совершенствование содержания образования), организационно-экономический механизм системы образования, финансирование, социальные гарантии, отсутствие идеалов в воспитании подрастающего поколения, нарушение преемственности образовательных программ у школ и вузов, разрыв связи между профессиональной подготовкой и рынком труда, качеством подготовки кадров, снижение объемов финансирования строительства новых объектов, капитального ремонта, — ниже этого уровня» [4].

С конца 1990-х годов начинается новый этап исследований функционирования системы образования как фактора национальной безопасности в связи с реформами в образовательной сфере [6]. Вопросы законодательного обеспечения конституционной безопасности Российской Федерации, ограничения прав и свобод личности, соотношения общественной безопасности и законодательства о правах человека стали предметом исследования ученых [5, с. 31—34].

Безусловны тезисы о том, что продуманная образовательная политика является одним из условий занятия Российской Федерацией достойного места в мире; национальную безопасность нельзя обеспечить лишь средствами образовательной политики, но ее невозможно гарантировать и помимо развития образования. Однако в России нет четкой образовательной политики, а существующая образовательная практика в ряде ключевых проявлений нуждается в исправлении и придании ей целостного и направленного характера [4]. Так, жизненно важные интересы государства и общества были определены в Законе № 390-ФЗ; указывалось, что интересы личности состоят в реализации конституционных прав и свобод,  обеспечении личной безопасности, повышении качества и уровня жизни,  физическом, духовном и интеллектуальном развитии человека и гражданина; интересы общества — в упорядочении демократии, создании правового социального государства, в достижении и поддержании общественного согласия, в духовном обновлении России.

В свое время важное значение имела Концепция национальной безопасности РФ: она закрепила такую категорию, как «национальная безопасность», и органически соединила нормы Закона № 390-ФЗ и нормы федеральных законов, регулирующих отдельные виды безопасности. Но ее роль в правовой системе снижало отсутствие точной и ясной дефиниции национальной безопасности.

Проблема национальной безопасности требовала вполне осознанного государственного подхода в связи с негативной ситуацией в системе образования: снижением доступности и качества образования, ростом беспризорности, создающими напряженность в обществе. 20—21 ноября 2003 г. ректор МГУ им. М.В. Ломоносова В.А. Садовничий на Всероссийском совещании заведующих кафедрами гуманитарных и социально-экономических дисциплин  отметил отсутствие в большинстве вузов качественного и доступного образования как составляющий элемент угрозы национальным интересам нашей страны [7, с. 7].

Новый толчок к активизации исследований проблем совершенствования национальной безопасности был дан принятием Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года (утв. указом Президента РФ от 12.05.2009 № 537; далее —  Стратегия).

Исходя из того, что интересы личности обучающегося как субъекта права на образование первичны, им должны быть подчинены интересы становления, развития, совершенствования остальных компонентов системы образования. Именно поэтому в системе образования в соответствии со Стратегией должны возрождаться исконно российские идеалы: духовность, достойное отношение к исторической памяти; должно укрепляться общественное согласие на основе общих ценностей — свободы и независимости Российского государства, гуманизма, межнационального мира и единства культур многонационального народа Российской Федерации, уважения семейных традиций, патриотизма.

Основные стратегические национальные приоритеты определены как важнейшие направления обеспечения национальной безопасности России, по которым реализуются конституционные права и свободы граждан Российской Федерации.

Одним из источников угроз национальной безопасности России в современных условиях выступает некачественное образование. В этой связи в соответствии с п. 70 Стратегии намечены пути решения задач национальной безопасности в сфере науки, технологий и образования:

— формирование системы целевых фундаментальных и прикладных исследований;

— создание сети федеральных университетов, национальных исследовательских университетов;

— реализация программ создания учебных заведений, ориентированных на подготовку кадров для органов и сил обеспечения национальной безопасности.

На сегодня многое из намеченного уже выполнено или находится в стадии реализации. Согласно п. 69 Стратегии для противодействия угрозам в сфере образования силы обеспечения национальной безопасности во взаимодействии с институтами гражданского общества осуществляют гражданское воспитание новых поколений в традициях престижа труда ученого и педагога.

Осуществляют — значит, это задача будущего. Пока она не выполнена. Заполняет ли этот вакуум Закон № 273-ФЗ? Его детальное изучение вызывает горькое ощущение:  нормы Закона № 273-ФЗ не всегда отвечают требованиям Конституции РФ. Например, право сирот на внеконкурсное поступление и бесплатное обучение в вузе в нем не отражено. Социальное назначение образования обуславливает необходимость его правового регулирования, а поскольку решение задач, связанных с предоставлением образования как всем членам общества, так и детям со специальным образовательно-правовым статусом может быть осуществлено только посредством государства, для названных групп детей правовое регулирование предоставления образования более значимо.

Федеральный от 03.02.2014 № 11-ФЗ «О внесении изменений в статью 108 Федерального закона “Об образовании в Российской Федерации”» распространил до 1 января 2017 г. право приема, предусмотренное ст. 71 Закона № 273-ФЗ, на обучение по имеющим государственную аккредитацию программам бакалавриата и программам специалитета в пределах установленной квоты на детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, при условии успешного прохождения вступительных испытаний (ч. 14 ст. 108).

Таким образом, в регулировании права на образование детей-сирот Законом № 273-ФЗ сделан шаг назад по сравнению с предыдущим законом Российской Федерации. Как тут не напомнить о том, что один из защитников Родины, герой Великой Отечественной войны Александр Матросов был ребенком-сиротой, на обучение которого Отечество выделяло финансовые средства и должным образом (именно должным образом!)  обеспечивало его воспитание, о чем как раз и говорится в п. 69 Стратегии.

Уместно привести выдержку из выступления Президента РФ на уже упомянутом заседании Государственного совета РФ: «Нельзя забывать о базовых, непреходящих вещах — гуманитарной, воспитательной составляющей. Важно сохранить и передать новым поколениям духовное и культурное наследие народов России: историю, русский язык, великую русскую литературу, языки народов Российской Федерации, достижения в гуманитарных областях. В этом сила страны, способность нации отвечать на любые вызовы, и задача воспитания не менее значима, чем обучение, подготовка кадров для новой экономики» [8].

Ядром системы приоритетных интересов страны в соответствии с Конституцией РФ является человек, его права, свободы, поэтому к названным выше важнейшим направлениям обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, по которым реализуются конституционные права и свободы ее граждан, осуществляются устойчивое социально-экономическое развитие и охрана суверенитета страны, ее независимости и территориальной целостности, основные направления деятельности субъектов системы образования в обеспечении национальной безопасности России, добавим следующие.

1. Создание условий для реализации права на образование, в том числе субъектам со специальным образовательно-правовым статусом, и повышение его качества для свободного развития личности, наиболее полного удовлетворения ее потребностей и интересов в данной сфере.

2. Охрана целостности общества, отстаивание его социальных и моральных ценностей; воспитание стремления к гармонии между общественной моралью и индивидуальным поведением, между личным и общим интересами; приобщение личности к общественным ценностям и идеалам; привитие школьникам первоначальных навыков общественной деятельности.

3. Создание условий для активного воздействия на развитие материального и духовного производства, политических взглядов людей.

4. Борьба с коррупцией в сфере образования.

5. Борьба с  детской  безнадзорностью и беспризорностью.

6. Обеспечение укрепления здоровья детей.

7. Обеспечение средней и высшей школы квалифицированными кадрами, выполнение высшей школой функции формирования кадров для будущего состояния экономики; борьба с безработицей молодежи.

8. Модернизация всей образовательной системы как явления, характерного для постиндустриального общества; равномерность распределения образовательных учреждений в стране.

9. Сохранение культурно-образовательного и научного капитала.

Стоит отметить, что на указанном заседании Государственного совета РФ только однажды упоминалось само понятие «безопасность» — в выступлении Л. Вербицкой, которая обратила особое внимание присутствующих на состояние русского языка: «Русский язык — это основа и обучения, и общения, и вообще всей нашей жизни... Русский язык — государственный язык Российской Федерации. И мы все хорошо понимаем, что проблема сохранения яркого, образного, прекрасного русского языка — это проблема сохранения безопасности нашей Родины» [8]. Никто более из выступавших не связал проблему качества образования с сохранением национальной безопасности России. Л. Вербицкая, как следует из ее выступления, «когда-то очень давно предлагала и депутатам Государственной Думы, прежде чем они пойдут на выборы, все-таки какой-то экзамен по культуре речи сдавать» [8].

Как тут не вспомнить о том, что россияне уже не первый год пишут так называемый  тотальный диктант. По нашему мнению, Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки РФ пора бы подумать о том, чтобы проводить контрольный диктант по русскому языку и для претендентов на ученую степень, и,  периодически, для обладателей ученой степени.

Должна быть четкость и ясность понятий, обозначающих роль системы образования в становлении национальной безопасности. Их размытость  приводит к тому, что осуществление национальной безопасности посредством развития системы образования воспринимается как нечто теоретическое, не относящееся напрямую к деятельности самой системы образования. Изучение функционирования системы образования как фактора национальной безопасности, по нашему убеждению, следует активизировать, возможно, исследовать в форме магистерских диссертаций. Пора, наконец, найти ответ на вопрос: почему так снизилось качество образования в современных образовательных организациях?

 

Список литературы

 

1. Александров М.В. О концепции национальной безопасности нашей страны // Международная безопасность. Национальные и глобальные аспекты: Дайджест 1. М., 1990. С. 28–29.

2. Бельков О.А. Понятийно-категориальный аппарат концепции национальной безопасности // Безопасность: Информационный сборник. 1994. № 3 (19). С. 91.

3. Болотин И., Митин Б. Образование и национальная безопасность России  // Высшее образование в России. 1997. № 1. C. 14—20.

4. Болотин И., Митин Б. Образование — фактор национальной безопасности // Образование и общество.  2002.  № 1.

5. Гончаров И.В. Законодательное обеспечение конституционной безопасности Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2003. № 4. С. 31—34.

6. Макаркин Н.П., Фомин Н.Е., Рункова Н.К. Фактор государственной безопасности // Образование и общество. 2002.  № 1 (12). URL: http://www.jeducation.ru/1_2002/makarkin.html

7. Материалы Всероссийского совещания заведующих кафедрами гуманитарных и социально-экономических дисциплин. М.: МГУ, 2003. С. 7.  

8. Материалы заседания Госсовета по вопросам совершенствования системы общего образования.   13 декабря 2015 г. URL:  http://www.kremlin.ru/events/president/news/5100

9. Матюшева Т.Н. Образовательное учреждение и гражданское общество: некоторые проблемы правового взаимодействия в России // Право и образование. 2009. № 9. С. 83—87.

10. Матюшева Т.Н. Право на образование граждан Российской Федерации и роль дистанционного обучения в его реализации // Общество и право.  2005.  № 3 (9). С. 17—20.

11. Михайлова Е. Образование и национальная безопасность // Безопасность. 1999. № 9–10. С. 204–214.

12. Подуфалов Н. Реформирование образования и национальная безопасность // Высшее образование в России. 1997. № 4. С. 3—6.

13. Степашин С.В. Теоретико-правовые аспекты обеспечения безопасности Российской Федерации: дис. … д-ра. юрид. наук.  СПб., 1994. С. 15—17.

14. Степашин С.В. Безопасность человека и общества (политико-правовые вопросы): моногр. СПб.: Санкт-Петербургский юридический институт МВД России, 1994. С. 6.