УДК 343.618

Страницы в журнале: 128-133

 

О.А. Михаль,

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Омской академии МВД России Россия, Омск karabanovka@mail.ru

Ю.А. Власов,

 кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Омской академии МВД России Россия,  Омск karabanovka@mail.ru

 

Обосновывается необходимость введения в уголовный закон такого обстоятельства, исключающего преступность деяния, как причинение смерти или вреда здоровью при спортивных занятиях; формулируется авторская редакция данной нормы.

Ключевые слова: обстоятельства исключающие преступность деяния, причинение смерти или вреда здоровью при спортивных занятиях.

 

Закрепленный в уголовном законе перечень обстоятельств, исключающих преступность деяния, не в полной мере отражает действия, которые формально требуют уголовно-правовой квалификации, но фактически не влекут наступление уголовной ответственности для лиц, их совершивших. К таким обстоятельствам, исключающим преступность деяния (отсутствующим в Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 года (далее — УК РФ)), можно отнести борьбу с терроризмом и освобождение заложников [4, с. 53—58]. Среди видов законной человеческой деятельности, в результате которой может причиняться вред здоровью или смерть, наиболее опасными являются занятия отдельными видами спорта. Поскольку многие из них представляют собой силовые противоборства, травмы, полученные в ходе спортивных соревнований, не могут рассматриваться с позиции нарушения уголовно-правового запрета посягательства на личность. Несмотря на то что это поведение не указано в уголовном законе как обстоятельство, исключающее преступность деяния, оно имеет самостоятельное уголовно-правовое значение, поскольку фактически здесь имеет место деяние, за которое лицо при другой обстановке могло быть привлечено к уголовной ответственности. Но она не наступает в силу общественной полезности совершенного действия.

Исключение уголовной ответственности при таких обстоятельствах не следует основывать на положениях ст. 41 УК РФ, так как спорт нельзя считать разновидностью обоснованного риска по следующим основаниям: во-первых, причинение вреда при занятиях спортом не всегда преследует общественно полезную цель. Например, она отсутствует при тренировке. Во-вторых, достаточно сложно установить обоснованность риска, если цель могла быть достигнута без него. Поэтому риск не может быть признан обоснованным. В то же время и само лицо, допускающее при занятии спортом причинение вреда, не предпринимает и объективно не может предпринять достаточных мер для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам. При причинении вреда жизни или здоровью в спорте лицо не находится в состоянии «обоснованного риска» как обстоятельства, исключающего преступность деяния (ст. 41 УК РФ), так как не соблюдаются условия правомерности. Лицо идет на риск, связанный с возможностью причинения вреда, ради достижения личной выгоды, которая представляет интерес только для спортсмена. Отдельные виды спорта (например, бокс) предусматривают физическое воздействие на организм человека как обязательное условие достижения спортивного результата, исходя из чего наступивший вред закономерен, а не маловероятен [7, с. 11]. Это позволяет сделать вывод, что все травмоопасные виды спорта (восточные единоборства, хоккей и др.) не позволяют считать такой вид деятельности обоснованным риском, поскольку в данном процессе невозможно в принципе предпринять достаточные меры, необходимые для предотвращения ущерба охраняемым законом общественным отношениям, и избежать причинения вреда здоровью различной степени тяжести или наступления смерти спортсмена.

Очевидно, что исключение уголовной ответственности за причинение вреда в процессе спортивных занятий не может основываться и на положениях ч. 2 ст. 14 УК РФ, поскольку социальная и юридическая природа занятия спортом отлична от действий (бездействия), хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющих общественной опасности. Вряд ли можно рассматривать занятие спортом и как разновидность согласия потерпевшего на причинение вреда, что с точки зрения уголовно-процессуального законодательства исключает уголовное преследование для дел частного обвинения.

В последние годы в уголовном законодательстве некоторых государств Содружества Независимых Государств (далее — СНГ) значительно усиливаются частные основания для возбуждения уголовного дела. Это проявляется в увеличении числа общественно опасных деяний, уголовное преследование за которые возможно лишь при обращении потерпевших. Так, в соответствии со ст. 33 Уголовного кодекса Республики Беларусь 1999 года уголовное преследование за совершение деяний, признаки которых указаны в ряде составов Особенной части, наступает только при наличии выраженного в установленном законом порядке требования пострадавшего о привлечении виновного к ответственности [9, с. 27—28]. Вместе с тем такой опыт правового регулирования имеет свои ограничения, поскольку согласие потерпевшего на причинение вреда правоохраняемым интересам не может быть абсолютным. Так, его нельзя распространять, например, на эвтаназию.

Уголовное право служит целям охраны жизни и здоровья во всех сферах общественной жизни, оно не может быть индифирентным к лишению жизни или причинению вреда здоровью при спортивных состязаниях [7, с. 4—5]. Роль уголовно-правовой науки состоит в том, чтобы определить те границы, в которых причинение спортивной травмы оценивается как преступное [2, с. 106—107]. Применительно к спорту должны быть выработаны законодательные пределы и условия причиняемого вреда. В настоящее время причинение физического вреда личности в спорте находится вне пределов правового регулирования. Это порождает определенную юридическую коллизию: вред, причиненный на спортивной площадке, уголовному преследованию не подлежит. Однако такое положение не основано на законе. Вряд ли подобная правоприменительная практика имеет право на существование, поскольку аналогичные действия, совершенные за пределами спортивной площадки, подлежат уголовно-правовому запрету и преследуются. Вместе с тем по уголовным кодексам Афганистана 1976 года и Республики Сан-Марино 1974 года причинение вреда жизни или здоровью в спорте входит в систему обстоятельств, исключающих преступность деяния, как «причинение вреда при спортивном состязании» [7, с. 21].

Вышеуказанные обстоятельства позволяют рассматривать вредные последствия, причиняемые при занятиях спортом, как проявление правомерного (с уголовно-правовой позиции) причинения вреда. Но в УК РФ такое основание отсутствует, что является пробелом и требует правового урегулирования. Также необходимо законодательно определить и круг действий, за которые должна наступать уголовная ответственность при проведении спортивных соревнований. Конечно, речь не идет о тотальной криминализации всех действий спортсменов, причиняющих вред друг другу различной степени тяжести вплоть до смертельных случаев. Это невыполнимо и социально вредно. Вместе с тем задача предупреждения неправомерного поведения в спорте должна быть поставлена таким образом, что причинение вреда должно быть допустимо только в пределах игрового момента и времени спортивного поединка. Если же причинение вреда осуществляется вне указанных обстоятельств, то такие действия должны влечь уголовную ответственность на общих основаниях. В противном случае задача восстановления и укрепления здоровья, реализуемая государством через спорт, будет иметь прямо противоположные последствия — подрыв здоровья спортсменов, правовой нигилизм и неуважительное отношение к праву как со стороны спортсменов, их тренеров, так и болельщиков.

С учетом вышеизложенного представляет интерес предложение ввести в уголовное законодательство новую юридическую норму, которая предусматривала бы ответственность за грубое нарушение спортивных правил соревнований лицом, занимающимся спортом, повлекшее причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью или наступление смерти. Как отягчающее обстоятельство стоит предусмотреть причинение по неосторожности смерти человека или смерть двух и более лиц [7, с. 12]. Установление ответственности за подобное поведение невозможно в рамках административного законодательства, поскольку причинение тяжкого вреда здоровью или смерти по неосторожности регулируется нормами уголовного права. Менее тяжкие последствия (например, причинение вреда здоровью средней тяжести по неосторожности) должны влечь административную ответственность.

В.В. Сараев отмечает, что государство подчас неоправданно устраняется от обязанности правового регулирования сферы профессионального спорта, особенно уголовно-правовыми средствами. В работе правоохранительных органов отсутствует должный опыт применения уголовного закона к указанным преступлениям, так как большая часть отношений в профессиональном спорте имеет «табуированный», неприкосновенный характер и регулируется локальными нормативными актами, принятыми субъектами профессионального спорта в качестве правил и норм спортивного корпоративного поведения [6, с. 4, 8]. В связи с этим В.В. Сараев считает, что неосторожное причинение вреда здоровью или жизни в спорте должно быть уголовно наказуемым деянием при грубом нарушении правил видов спорта и положений (регламентов) о спортивных соревнованиях. Он предложил ч. 1 ст. 109 УК РФ дополнить предложением о причинении смерти по неосторожности вследствие грубого нарушения установленных правил видов спорта и положений (регламентов) о спортивных соревнованиях. Такие же изменения следует внести и в ч. 1 ст. 118 УК РФ [6, с. 4, 8]. Субъективная сторона в данном случае выражается в виде преступной небрежности (ч. 3 ст. 27 УК РФ). Нарушение правил спортивных состязаний может быть и умышленным, но оно само по себе без предусмотренных законом последствий уголовно ненаказуемо.

Вопрос о том, являлось ли нарушение правил грубым, решается применительно к конкретному виду спорта. В соответствии с правилами игры в хоккей, определенными «Официальной книгой правил ИИХФ 2010—2014», предусмотрена спортивно-дисциплинарная ответственность за «нарушения против игроков» (ст. 520—540). К данным нарушениям относятся, например, толчок на борт, удар клюшкой, удар локтем, исключительная грубость, драки или грубость, удар головой, удар ногой, колющий удар и атака в область головы и шеи [12]. Вместе с тем применительно к профессиональному спорту речь необходимо вести не только о конкретных последствиях в виде причинения вреда здоровью, наступления смерти, имущественного ущерба и т. д., но и о последствиях весьма отдаленного характера, которые не находят соответствующего отражения в статьях Особенной части УК РФ. Не зря В.В. Лунев утверждает, что социальные последствия преступности, а часто и отдельно взятые преступления, имеют огромное и практически ни с чем не сравнимое значение для общества [3, с. 36]. В качестве таких последствий могут выступать, например, общественная негативная реакция на нарушения в процессе соревнований, снижение популяризации профессионального спорта и, как результат, деградация детского и юношеского спорта и отток кадров и учащихся из спортивных школ и секций, отсутствие желаемых спортивных результатов на международной арене [1, с. 21].

Так, 9 января 2010 г. матч Континентальной хоккейной лиги (далее — КХЛ) между чеховским «Витязем» и омским «Авангардом» был прерван уже на 4-й минуте поединка из-за массовой драки игроков обеих команд. За 3 минуты 37 секунд, проведенных на льду, команды набрали 637 минут штрафа, установив тем самым «рекорд» для российского хоккея. Игроки начали выяснять отношения еще на предыгровой раскатке, причем в результате стычек несколько хоккеистов получили травмы. Уже через 3 минуты 27 секунд после начала матча на льду началась массовая драка, в которой приняли участие все полевые игроки, находящиеся на льду. В общей сложности судьи выписали наказания сразу 11 игрокам (6 — у «Витязя», 5 — у «Авангарда»). В составе подмосковной команды до конца матча было удалено 10 хоккеистов, у «Авангарда» — 9. Однако спустя еще 3 секунды после этой драки на льду началась следующая и хоккеисты вновь набрали на обе команды 34 минуты штрафа. Судьи приняли решение прекратить матч ввиду невозможности дальнейшего проведения встречи. По данным прокуратуры Московской области, игроки команд с использованием хоккейных клюшек в качестве предметов для выяснения отношений, грубо нарушили общественный порядок и правила игры, травмировали друг друга и сорвали спортивное состязание — матч был остановлен из-за драки и нехватки игроков в составах команд после удалений. В результате драки телесные повреждения различной степени тяжести получили 10 хоккеистов команды «Авангард», 3 хоккеиста «Витязя», а также судья матча.

В связи с этим управление дознания ГУВД по Московской области возбудило уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 213 УК РФ «Хулиганство», а прокуратура согласилась с принятым решением. Вместе с тем официальный представитель, вице-президент КХЛ В. Шалаев заявил, что он не видит смысла в возбуждении уголовного дела по факту драки игроков, поскольку нарушения общественного порядка вне поля не было, а драка во время игры — это чисто спортивные отношения. «Витязь» и «Авангард» наказаны техническими поражениями со счетом 0:5. Кроме того, подмосковный клуб предупрежден, что в случае повторного инцидента он будет исключен из КХЛ. Дисциплинарный комитет КХЛ также оштрафовал команды за срыв матча (по 1 млн руб.) и принял решение дополнительно наложить на ХК «Витязь» штраф в размере 3 млн руб. [17]

Впоследствии дело было прекращено за отсутствием состава преступления, поскольку в процессе драки игроки не использовали клюшки, т. е. при нарушении общественного порядка не применялись предметы в качестве оружия, а, следовательно, отсутствовала объективная сторона части первой ст. 213 УК РФ. На привлечении к уголовной ответственности друг друга за побои и легкий вред здоровью хоккеисты не настаивали [14]. Однако 10 декабря 2010 г. в Омске в матче между «Авангардом» и «Витязем» через 6 секунд после стартового вбрасывания вновь вспыхнула массовая драка. Хоккеисты из г. Чехова сразу после начала матча всей пятеркой скинули перчатки и бросились избивать своих соперников, в результате чего были нанесены травмы игрокам «Авангарда» разной степени тяжести. Заранее спланированные действия хоккеистов Подмосковья едва не спровоцировали зрителей матча на массовые беспорядки, которые правоохранительным органам удалось предотвратить [13, 16, 17].

То, насколько обыденным считается причинение вреда здоровью в процессе спортивных состязаний в обстоятельствах, находящихся вне сферы правового регулирования, характеризует интервью экс-защитника А. Юдина газете «Спорт-экспресс»: «На мой взгляд, ничего сверхстрашного не произошло, — говорит Юдин. Это не шахматы, а хоккей, и тут нужно быть готовым к тому, что в какой-то момент придется скинуть на лед перчатки и постоять и за себя, и за партнера. Дисквалификация игроков “Витязя” в общей сложности на 54 матча — наказание слишком серьезное. Во времена, когда я играл, дискалификацию в 10 игр давали, если игрок кулаком ударял судью. Игроки “Авангарда” попадали на лед, как груши. Честно говоря, мне было стыдно за игроков омского клуба, которые не могли за себя постоять. Ничего не было бы страшного, если бы они получили по лицу, зато они показали бы, что настоящие мужики и не боятся никакой драки. Было видно, что игроки “Витязя” просто издеваются над соперником, избивая хоккеистов “Авангарда”. Если у последних нет своих бойцов, то им нужно подумать над покупкой игроков такого амплуа» [8]. Подобные интервью (зачастую встречающиеся в средствах массовой информации) свидетельствуют по сути о подстрекательских действиях и провоцировании массовых беспорядков среди болельщиков, дискредитации спорта как игры, дискредитации той же КХЛ как профессиональной спортивной организации. В то же время необходимо помнить, что необходимая оборона в принципе возможна и в драке. По сложившейся судебной практике в этом случае необходимо устанавливать, кто является инициатором драки, не применяла ли одна из сторон предметы, используемые в качестве оружия, какова была количественная характеристика сторон [5, с. 31].

Подобное можно наблюдать в футболе и в иных видах спорта. Например, известен «знаменитый» удар головой в грудь Зидана Матеррацци за 10 минут до конца дополнительного времени финала Чемпионата мира по футболу в 2006 году. Зидан и Матерацци обменялись фразами, после чего француз ударил итальянца и был удален с поля [11]. Подобное поведение по своему содержанию является преступным и обладает свойством прецедента, тая в себе дальнейшую общественную опасность. Поэтому указанный случай имел некое продолжение. Нападающий клуба «Интер» Самюэль Это’о во время футбольного матча с командой «Кьево» воспроизвел «коронный» удар головой в живот Боштьяну Цесару, который впервые сделал Зидан [15].

Таким образом, применительно к профессиональному спорту речь необходимо вести не только о конкретных последствиях в виде причинения вреда здоровью, наступления смерти, имущественного ущерба и т. п. Публичная направленность спортивных состязаний влечет такие последствия, как общественная негативная реакция на нарушения в процессе соревнований, например, снижение популяризации профессионального спорта и провоцирование массовых беспорядков, хулиганских действий болельщиков. Рассмотренные последствия носят социальный характер, не находя прямого отражения в настоящее время в уголовном законодательстве и правоприменении. УК РФ не может быть безучастным к последствиям, наступающим в результате умышленных действий спортсменов по причинению вреда жизни или здоровью в процессе спортивных состязаний.

Восстановление и укрепление здоровья людей должно быть важнейшей задачей государства. При этом пропаганда здорового образа жизни обязана быть приоритетной и реально осуществляемой. Спорт наряду с физической культурой должен являться универсальным способом физического и духовного оздоровления нации. Эффективное использование его возможностей позволяет воспитывать молодежь, формировать здоровый образ жизни. Во всяком случае занятие спортом должно минимизировать вред здоровью спортсменов и основываться лишь на причинении такого вреда, который вызван нарушением тех или иных правил.

Резюмируя вышеизложенное, в УК РФ необходимо внести ст. 42-1 следующего содержания:

«42-1. Спортивное состязание

1. Не является преступлением причинение вреда жизни или здоровью, вызванное спортивной борьбой или игровым моментом в ходе спортивных состязаний. Умышленное причинение вреда жизни или здоровью в ходе спортивных состязаний преследуется в уголовном порядке на общих основаниях.

2. Не признаются спортивной борьбой или игровым моментом действия после прекращения спортивного состязания (свисток судьи, разделение судьей противоборствующих сторон, вред жизни или здоровью, причиненные из личных неприязненных отношений вне игрового момента)».

Список литературы

 

1. Бавсун М.В., Векленко В.В., Сараев В.В. Перспективы уголовно-правовой охраны профессионального спорта в России // Журнал российского права. 2011. № 3.

2. Красиков А.Н. Сущность и значение согласия потерпевшего в советском уголовном праве / под ред. И.С. Ноя. — Саратов, 1976.

3. Лунев В.В. Социальные последствия, жертвы и цена преступности // Государство и право. 2009. № 1.

4. Михаль О., Власов Ю. Обстоятельства, исключающие преступность деяния // Уголовное право. 2011. № 2.

5. Орешкина Т.Ю. Спорные вопросы института необходимой обороны // Уголовное право. 1998. № 3. С. 31.

6. Сараев В.В. Уголовно-правовая охрана современного профессионального спорта в России: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Омск, 2009.

7. Скворцов А.А. Уголовно-правовая оценка причинения вреда жизни или здоровью при занятиях спортом: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2005.

8. Спорт-экспресс. 2010. 13 дек.

9. Уголовный Кодекс Республики Беларусь. — Минск, 1999.

10. URL: http://www.akbars.ru/rules

11. URL: http://www.gzt.ru/video/-znamenityi-udar-golovoi-zidana-/7535/

12. URL: http:// www.khl.ru/documents/rules/

KHL_official_rulebook_2010-2011.pdf

13. URL: http://kp.ru/daily/24606/776689

14. URL: http://www.hockeyreview.ru/video/ 10244-massovaja-draka-v-matche-vitjaz.html

15. URL: http://www.newizv.ru/lenta/51449/

16. URL: http://www.rian.ru/general_jurisdiction/20100119/205336285.html

 

17. URL: http://www.sovsport.ru/news/text-item/364198