УДК 343.26

Страницы в журнале: 133-137

 

П.В. Тепляшин,

кандидат юридических наук, доцент, начальник организационно-научного и редакционно-издательского отдела Сибирского юридического института ФСКН России Россия, Красноярск pavlushat@mail.ru

З.Р. Рахматулин,

старший преподаватель кафедры уголовного права и криминологии Красноярского государственного аграрного университета (Ачинский филиал) Россия, Ачинск zakir101@mail.ru

 

Рассматриваются вопросы изучения личности обвиняемых в совершении преступлений, а также осужденных, которым неотбытая часть наказания может быть заменена уголовным наказанием в виде ограничения свободы. Анализ теоретического материала, статистической отчетности, судебных приговоров по уголовным делам, личных дел осужденных позволил сформулировать конкретные идеи по оптимизации действующего законодательства по этому вопросу. Предлагается внести изменения в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ. В них необходимо закрепить право судьи отправлять поручения в уголовно-исполнительные инспекции с целью истребования информации о возможности применения ограничения свободы. Уголовно-исполнительные инспекции, в свою очередь, обязаны предоставить эти сведения с рекомендациями об оптимальной совокупности режимных требований в отношении конкретного лица.

Ключевые слова: наказание, ограничение свободы, обвиняемый, осужденный, суд, уголовно-исполнительная инспекция, приговор.

 

Уголовное наказание в виде ограничения свободы действует в России с 2010 года. Можно говорить о том, что складывается определенная картина его применения. Процент удельного веса лиц, осужденных к ограничению свободы, в общем числе осужденных увеличивается. К примеру, в 2010 году этот показатель составлял 0,9%, в 2011 — 1,4%, в 2012 — 3,4%, в 2013 — 4,4%, в 2014 — 3,8 %. В 2010 году к ограничению свободы приговорено 7941 человек, тогда как в 2013 году — 32 052. За этот период число осужденных выросло более чем в четыре раза [9]. Отметим, что ограничение свободы назначается по общим правилам, предусмотренным ч. 3 ст. 60 Уголовного кодекса РФ. Немаловажное значение имеет фактор учета личности лица и влияния назначенного наказания на условия жизни его семьи. Однако понимание данных аспектов в этом случае должно быть чуть шире, чем при назначении других наказаний. Ограничение свободы сопровождается применением электронных средств надзора и контроля к лицам, его отбывающим, а значит, возникает необходимость в учете дополнительных условий, которые будут сопутствовать либо препятствовать установлению средств наблюдения.

Отметим, что указанные действия очень сложно выполнить суду самостоятельно. Требуется содействие других служб и органов. К примеру, при ограничении свободы было бы правильно задействовать уголовно-исполнительные инспекции, которые могут осуществлять предварительный сбор данных о лице. Однако инспекции в настоящее время никак не содействуют судебным органам в решении этих вопросов и начинают работу только после вынесения приговора. Это приводит к тому, что наказание, предусмотренное ст. 53 УК РФ, в определенных случаях сложно не только исполнять, но и отбывать.

В настоящее время активно обсуждается процесс применения системы электронного мониторинга подконтрольных лиц, которая необходима для выявления и фиксации нарушений. Лицам, отбывающим наказание, вручается памятка по эксплуатации электронных средств, поскольку введен особый порядок обращения с ними. А.П. Титаренко пишет, что у 80% опрошенных осужденных возникает сильное желание избавиться от браслета. А по данным уголовно-исполнительных инспекций, 19% осужденных к ограничению свободы подвергали браслет физическому воздействию [11, c. 120]. Поэтому И.В. Соколов предлагал скорректировать п. «б» ч. 4 ст. 58 Уголовно-исполнительного кодекса РФ и дополнить его указанием на то, что злостным нарушителем режима ограничения свободы должен признаваться не только тот, кто отказался от использования технических средств, но и «совершивший действия, направленные на повреждение, модификацию или несанкционированный съем технического средства надзора и контроля» [8, с. 176]. В п. 27 приказа Министерства юстиции РФ от 11.10.2010 № 258 «Об утверждении инструкции по организации исполнения наказания в виде ограничения свободы» закреплено, что уголовно-исполнительная инспекция принимает решение об использовании аудиовизуальных, электронных и иных технических средств надзора и контроля к осужденному [6]. Однако принятие такого решения в определенных случаях невозможно по объективным причинам. Во-первых, трудности могут возникнуть в тех случаях, когда виновный работает на предприятии, связанном с электроникой. Во-вторых, нельзя устанавливать средства контроля лицам, на теле которых размещены пластины кардиостимулятора, или находящимся на физиолечении. В-третьих, плохие бытовые условия проживания или их отсутствие также препятствуют установке оборудования. Следовательно, встречаются случаи, когда систему электронного мониторинга установить не представляется возможным. Эти нюансы могут влиять на выбор конкретной меры, которая применяется к осужденному. Поэтому эти вопросы должны решаться в момент вынесения приговора или принятия решения о замене лишения свободы на ограничение свободы. В рамках исполнения конкретных наказаний, не связанных с изоляцией от общества, инспекции проводят такую работу. К примеру, в материалах личного дела Н., осужденного по ч. 1 ст. 112 УК РФ мировым судьей судебного участка № 72 в Свердловском районе г. Красноярска к ограничению свободы сроком на 1 год, имеются фото- и видеоматериалы, полученные с разрешения осужденного, содержащие информацию об условиях его проживания. Запечатлены обстановка квартиры, жилищно-санитарные условия [3]. Аналогичные мероприятия проведены и при проверке других лиц [1; 4; 5].

Введение такой практики до вынесения приговора может способствовать тому, что у судьи будет объективная информация о возможности и практической целесообразности применения ограничения свободы. Средства контроля, хотя их использование отдается на откуп инспекции, являются атрибутом наказания, предусмотренного ст. 53 УК РФ. Поэтому они должны применяться к максимальному количеству осужденных. Несложно смоделировать ситуацию, при которой ограничение свободы могло бы быть назначено лицу, у которого по месту жительства отключен свет, отопление, вода за систематическую неуплату. У виновного элементарно возникнут сложности с зарядкой аккумулятора. Более того, встречаются случаи, когда преступление совершается в одном месте, а лицо, его совершившее, проживает в другом. Так, в материалах личного дела Л., осужденного по ч. 1 ст. 112 УК РФ мировым судьей судебного участка г. Сорска Республики Хакасия, имеется ответ начальника филиала по г. Назарово и Назаровскому району ФКУ УИИ ГУФСИН России по Красноярскому краю о неисполнении поступившего приговора. Мотивом такого решения стало то, что виновный совершил преступление в г. Сорске, зарегистрирован в г. Назарово, а фактически проживает в другом месте [2]. Заметим, что в зарубежных странах такой опыт уже реализован. К примеру, нормы английского законодательства содержат упоминание о том, что офицеры соответствующих служб пробации представляют суду отчет с рекомендациями о возложении применения к нему меры, не связанной с изоляцией от общества [12, p. 154]. В свою очередь исследователи считали необходимым внедрить эти идеи в наше законодательство. Они предлагали закрепить нормы, которые бы регламентировали вопросы предварительного изучения уголовно-исполнительной инспекцией лиц, подпадающих под возможное применение к ним ограничения свободы, «с целью подготовки инспекцией программы обращения с данным лицом» [10, c. 56].

Таким образом, определенный комплекс мероприятий по установлению места и условий проживания, состояния здоровья, иных характеристик необходим до принятия судебного решения о назначении наказания в виде ограничения свободы. С этой целью необходимо внести соответствующие изменения в действующее законодательство с учетом зарубежного опыта. Так, в ст. 228 «Вопросы, подлежащие выяснению по поступившему в суд уголовному делу» Уголовно-процессуального кодекса РФ следует добавить п. 7 и изложить его в следующей редакции: «Имеются ли основания для направления поручения в территориальный орган уголовно-исполнительной инспекции по месту постоянного проживания (пребывания) лица в течение трех дней о необходимости сбора информации о нем, если в санкции за данное преступление предусмотрено ограничение свободы». Причем поскольку наказание, предусмотренное ст. 53 УК РФ, содержится в санкциях многих статей УК РФ, то отправление такого поручения не следует делать обязательным. В противном случае такое нововведение серьезно увеличит объем работы для уголовно-исполнительных инспекций.

В соответствии с данной нормой инспекция должна будет проверить факт постоянного проживания (пребывания) данного лица по указанному им адресу, санитарно-бытовые условия, наличие электрического освещения дома, телефонной связи, получить объяснения у лиц, проживающих с данным гражданином, соседей, информацию с места работы, учебы, из медицинских учреждений и т. д. Такое поручение должен отдавать и мировой судья. По уголовному делу с обвинительным актом, поступившим в суд, мировой судья проводит подготовительные действия и принимает решения общем порядке, урегулированном УПК РФ. А полномочия мирового судьи по уголовному делу частного обвинения необходимо редактировать. Для этого ст. 319 УПК РФ следует дополнить ч. 3.1 и изложить ее в следующей редакции: «Мировой судья решает вопрос о направлении поручения в территориальный орган уголовно-исполнительной инспекции по месту постоянного проживания (пребывания) лица в течение трех дней о необходимости сбора информации о нем, если в санкции за данное преступление предусмотрено ограничение свободы». Кроме этого, в ст. 54 УИК РФ необходимо включить положение о том, что к обязанностям уголовно-исполнительных инспекций относится «исполнение поручения суда о возможности применения ограничения свободы не позднее двух недель со дня его получения». В данном отчете инспекция может порекомендовать суду возложить те или иные обязанности на обвиняемого. Они не обязательны для суда, но могут оказать существенную помощь при избрании рассматриваемого вида наказания.

Аналогичная деятельность должна проводиться и при решении вопроса о замене лишения свободы на определенный срок ограничением свободы. Если судья придет к такому выводу, то он должен дополнительно выяснить данные о личности осужденного, о наличии у него постоянного места жительства, родственников, условиях проживания, о состоянии его здоровья. Такие мероприятия в настоящее время осуществляются. К примеру, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21.04.2009 № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» [7] прописано, что при рассмотрении вопроса об освобождении от отбывания наказания в связи с болезнью суду следует учитывать наряду с комплексом обстоятельств еще и наличие у осужденного постоянного места жительства, родственников, близких и т. д. (абз. 2 п. 24). Также при отсрочке отбывания наказания в соответствии со ст. 82 УК РФ решаются вопросы жилья, жилищных и иных условий осужденного.

Для реализации этих положений применительно к ст. 53 УК РФ необходимо в ч. 4 ст. 80 УК РФ добавить следующее положение: «Судом в отношении осужденного, которому лишение свободы может быть заменено ограничением свободы, учитываются также наличие у него постоянного места жительства и условия проживания, наличие родственников и иные обстоятельства».

Таким образом, предложенные изменения позволят внедрить рассматриваемый институт в наше законодательство. Приведенные примеры свидетельствуют о том, что его существование не надумано, а действительно необходимо. Анализ определенных характеристик виновного, состояния здоровья, условий проживания позволит исключить случаи, когда ограничение свободы назначается тем лицам, в отношении которых невозможно устанавливать средства электронного мониторинга. Более того, это будет способствовать выбору наиболее оптимальных средств исправительного воздействия. В связи с чем предлагаем:

1) закрепить в УК РФ и УПК РФ нормы, регламентирующие порядок направления судьей поручений в уголовно-исполнительную инспекцию с целью получения информации о лице;

2) установить обязательность исполнения такого поручения;

3) предоставить возможность должностным лицам инспекции рекомендовать определенный набор ограничений и обязанностей в отчете, который по их мнению будет оптимальным для подсудимого.

 

Список литературы

 

1. Личное дело осужденного К. по ч. 1 ст. 238 УК РФ к десяти месяцам ограничения свободы 24.03.2014 Свердловским районным судом г. Красноярска // Архив филиала по ОИН ФКУ УИИ Федерального казенного учреждения УИИ ГУФСИН России по Красноярскому краю.

2. Личное дело осужденного Л. по ч. 1 ст. 112 УК РФ к восьми месяцам ограничения свободы 24.03.2013 мировым судьей судебного участка г. Сорска Республики Хакасия к восьми месяцам ограничения свободы // Архив филиала по Железнодорожному району г. Красноярска ФКУ УИИ ГУФСИН России по Красноярскому краю.

3. Личное дело осужденного Н. по ч. 1 ст. 112 УК РФ к одному году ограничения свободы 19.05.2014 мировым судьей судебного участка № 72 в Свердловском районе г. Красноярска // Архив филиала по ОИН ФКУ УИИ Федерального казенного учреждения УИИ ГУФСИН России по Красноярскому краю.

4. Личное дело осужденного С. по ч. 1 ст. 264 УК РФ к одному году ограничения свободы 19.12.2014 Свердловским районным судом г. Красноярска // Архив филиала по ОИН ФКУ УИИ Федерального казенного учреждения УИИ ГУФСИН России по Красноярскому краю.

5. Личное дело осужденного Т. по ч. 1 ст. 112 УК РФ к одному году четырем месяцам ограничения свободы 09.04.2013 мировым судьей судебного участка № 91 в Центральном районе г. Красноярска // Архив филиала по ОИН ФКУ УИИ Федерального казенного учреждения УИИ ГУФСИН России по Красноярскому краю.

6. Об утверждении инструкции по организации исполнения наказания в виде ограничения свободы: приказ Министерства юстиции РФ от 11.10.2010 № 258 // Российская газета. 2010. 27 окт.

7. О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.04.2009 № 8 // Российская газета. 2009. 29 апр.

8. Соколов И.В. Ограничение свободы как вид уголовного наказания: моногр. / под ред. канд. юрид. наук, доц. М.Б. Костровой. М.: Юрлитинформ, 2013.

9. Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации. URL: http://www.cdep.ru/ index.php?id=79

10. Тепляшин П.В. Уголовное наказание в виде ограничения свободы: проблемы законодательной регламентации и эффективности в специальном предупреждении преступности // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2010. № 4.

11. Титаренко А.П. Дисциплинарная ответственность осужденных к ограничению свободы за причинение материального ущерба в период отбывания наказания // Вестник Томского государственного университета. 2013. № 369.

12. Ashton J., Wilson D. What Everyone in Britain should Know about Crime and Punishment. 2nd ed. Oxford University Press, 2001.