УДК 349.22

Страницы в журнале: 79-84

 

С.В. Колобова,

 кандидат юридических наук, доцент кафедры служебного и трудового права Поволжского института управления им. П.А. Столыпина — филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации Россия, Саратов Kolobovapags@mail.ru

 

На анализе примеров из судебной практики показано, что в практической деятельности большое значение имеет правильное разграничение трудовых отношений и других отношений, возникающих при использовании труда. Внимание заостряется на проблемах, возникающих у гражданина при обращении в суд с заявлением об установлении факта трудовых отношений. Отмечается, что наличие трудовых отношений между сторонами предопределяет и законодательство, которое должно применяться при разрешении конкретного спора.

Ключевые слова: трудовое законодательство, трудовые отношения, трудовой договор, трудовой спор, установление фактов, имеющих юридическое значение.

 

Большинство трудоспособного населения занято в отношениях наемного труда. В соответствии со ст. 37 Конституции Российской Федерации 1993 года гражданин может свободно распоряжаться своими способностями к труду. В связи с чем он может вступать в трудовые отношения, а также в гражданские отношения, регулируемые нормами гражданского права. Специфическим видом наемного труда является служебная деятельность.

Большое значение в практической деятельности имеет правильное разграничение трудовых отношений и других отношений, возникающих при использовании труда. Возникновение трудовых отношений влечет появление у работодателей дополнительных обязанностей, корреспондирующих правам работников, в частности по созданию условий труда, предоставлению времени отдыха, ограничению рабочего времени, выплате заработной платы и других. Гражданско-правовые отношения избавляют работодателя от некоторых обязанностей, например по страхованию работников от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Поэтому работодатели пытаются иногда трудовые отношения замаскировать под гражданско-правовые отношения. В связи с чем критерии разграничения трудовых отношений и других отношений, возникающих при использовании труда, имеют первостепенное значение [6, с. 34].

На практике встречаются случаи смешения указанных выше отношений, когда работодатель сам не может разобраться, какие же в действительности отношения существуют между ним и гражданином. Чтобы показать важность определения типа правоотношений, приведем пример из практики. Так, Г. была уволена с мотивировкой о расторжении договора по возмездному оказанию услуг. Г. обратилась в районный суд города Новосибирска с иском к ОАО «Русфинанс» о восстановлении на работе в должности консультанта по займу. Из совокупности всех материалов дела усматривается, что отношения между истицей и ответчиком являются трудовыми, а не гражданско-правовыми, несмотря на то, что между ними был заключен договор возмездного оказания услуг, согласно которому истица обязалась по заданию ответчика оказывать ему услуги по консультационной поддержке. Договором предусматривалась фиксированная оплата функции консультанта по займу, не зависящая от результата. Продолжительность работы Г. была определена графиком работы магазинов в местах продажи товаров в кредит; задание о работе в конкретной торговой точке  истице выдавалось руководством. Трудовой характер отношений сторон подтверждается также страховым полисом обязательного медицинского страхования, выданным ответчиком истице как работодателем. Еженедельные отчеты, ознакомление истицы с приказами и распоряжениями подтверждают наличие между сторонами отношений подчиненности. Из расчетных листков видно, что за истицей был закреплен табельный номер. Таким образом, признавая отношения истицы и ответчика отношениями по трудовому договору, суд решил, что прекращение отношений с Г. является прекращением трудового договора (увольнением). Данное увольнение произведено по инициативе работодателя без законных оснований, поэтому исковые требования Г. о восстановлении на работе были удовлетворены. Данный пример свидетельствует о том, что работодатель не видел различий между трудовым договором и договором возмездного оказания услуг, полагая, что вполне возможно уволить работника (расторгнуть трудовой договор и прекратить трудовые отношения, регулируемые Трудовым кодексом Российской Федерации [далее — ТК РФ]) в связи с расторжением договора возмездного оказания услуг, порядок заключения и расторжения которого регламентируется Гражданским кодексом Российской Федерации.

Проанализируем пример из судебной практики, который свидетельствует о том, что в заключенном сторонами договоре отсутствовали все обязательные условия трудового договора, названные в ст. 57 ТК РФ, поэтому суд отказал в удовлетворении иска о предоставлении отпуска и взыскании денежных средств1. Так, А. указала, что она заключила с ОАО «Старт» договор возмездного оказания услуг по организационно-техническому обеспечению деятельности офиса ОАО «Старт». Обратившись в суд с иском, она просила признать этот договор трудовым договором, признать, что у нее с ОАО возникли трудовые отношения, и обязать ответчика предоставить ей отпуск по уходу за ребенком и оплатить отпуск по беременности и родам. Ответчик не признал исковые требования и указал в судебном заседании, что никаких трудовых отношений у ОАО с истицей не было, А. не подчинялась правилам внутреннего трудового распорядка ОАО «Старт», а самостоятельно организовывала свою работу по договору возмездного оказания услуг; в штатном расписании ОАО «Старт», которое было предоставлено ответчиком в качестве доказательства в судебном заседании, такой должности, как  исполнитель по организационно-техническому обеспечению, с окладом 40 000 рублей не имеется. В судебном заседании был исследован  заключенный договор возмездного оказания услуг, в котором отсутствуют обязательные условия, предусмотренные ст. 57 ТК РФ, т.е. нет сведений о месте работы истца, наименовании его должности в соответствии со штатным расписанием, об обязанности соблюдать трудовую дисциплину, режиме работы и отдыха, размере оклада и др. Кроме того, в договоре было указано, что он заключен на определенный срок. В суде установлено, что в настоящее время действие данного договора уже прекращено. Суд, выяснив все обстоятельства дела, пришел к выводу, что заключенный сторонами договор является гражданско-правовым и к правоотношениям сторон по этому договору трудовое законодательство не применяется. Вот почему каких-либо законных оснований для того, чтобы обязать ответчика ОАО «Старт»  предоставить отпуск по уходу за ребенком и выплатить пособие по беременности и родам, суд не нашел.

Вышеназванное решение суда ярко свидетельствует о необходимости четкого разграничения условий договоров (трудового договора или гражданско-правового договора) в целях правильного применения действующего законодательства.

Весьма важным для науки трудового права является вопрос об основаниях возникновения трудовых правоотношений. Так, Э.Н. Бондаренко считает, что ни один кодекс законов о труде — до ныне действующего ТК РФ — не содержал не только главы, но даже упоминания об основаниях возникновения и изменения трудовых правоотношений. ТК РФ включает главу о трудовых отношениях, их сторонах и основаниях возникновения. Однако отсутствие теории юридических фактов повлекло некоторую внутреннюю противоречивость законодательной конструкции заключения трудового договора [1, с. 5]. 

Согласно ст. 16 ТК РФ трудовые отношения возникают на основании трудового договора в результате: избрания на должность; избрания по конкурсу на замещение соответствующей должности; назначения на должность или утверждения в должности; направления на работу на квотируемые рабочие места уполномоченными в соответствии с федеральным законом органами; решения суда о заключении трудового договора. Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе, но при условии, что это сделано с ведома или по поручению работодателя или его представителя в  том случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Таким образом, правовым выражением волеизъявления участников трудового отношения является трудовой договор. Трудовой договор по сравнению с другими юридическими фактами влечет не просто какие-либо юридические последствия, а возникновение правоотношения, обладающего определенным содержанием. Он является как самостоятельным юридическим фактом, так и элементом сложного юридического состава (ст. 16 ТК РФ).

Э.Н. Бондаренко отмечает, что трудовой договор может породить и опосредовать только трудовое правоотношение, в то время как последнее, о чем свидетельствует история трудового законодательства, может возникать не только из трудового договора [1, с. 25].

Конституционный принцип свободы труда в трудовых отношениях проявляется в договорном характере труда [4, с. 58].

Рассмотрим пример из практики проведения Государственной инспекцией труда в Саратовской области надзорных мероприятий в ООО «Р.». Так, по обращению гражданина Ф. в декабре 2013 года была проведена внеплановая документарная проверка соблюдения трудового законодательства. По результатам проверки были выявлены следующие нарушения: в трудовых договорах Н., С. не указано место работы, его местонахождение, отсутствует отметка, подтверждающая получение работником копии второго экземпляра трудового договора, не установлен день выплаты заработной платы, согласно расчетным листкам и ведомостям на выплату заработной платы установлено, что заработная плата выплачивается в произвольные сроки один раз в месяц, компенсация за несвоевременную выплату заработной платы не выплачивалась, с работниками С. и Т. не проводился инструктаж по охране труда. Работодателю было выдано предписание, обязывающее устранить нарушения трудового законодательства. ООО «Р.» было признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, также было назначено административное наказание в виде штрафа в размере 35 тыс. руб. По результатам проверки был подготовлен ответ на обращение Ф., в котором Государственной инспекцией труда в Саратовской области сообщается, что в ходе надзорных мероприятий установлено, что приказ о приеме на работу не издавался, трудовой договор не заключался, в табелях учета рабочего времени и ведомостях на выплату заработной платы фамилия Ф. не значится, в книге учета движения трудовых книжек  организации трудовая книжка Ф. не зарегистрирована. Факт осуществления трудовой деятельности в ООО «Р.» документального подтверждения не нашел. На основании вышеизложенного заявителю Ф. было рекомендовано с целью установления факта трудовых отношений обратиться в суд для защиты интересов в порядке гражданского судопроизводства.

Таким образом, государственной инспекцией труда были выявлены нарушения трудового законодательства ООО «Р.», а факта трудовых отношений заявителя Ф. не установлено. В этой связи обратим внимание на разъяснение, которое было дано заявителю. Наряду с рекомендацией обратиться в суд для установления факта трудовых отношений, государственная инспекция разъяснила, что в соответствии со ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. В соответствии со ст. 393 ТК РФ при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов.

На наш взгляд, такие разъяснения со ссылкой на ст. 392 и 393 ТК РФ в данном случае не уместны. В названной ситуации отсутствует индивидуальный трудовой спор, т.к. согласно ст. 381 ТК РФ индивидуальным трудовым спором признаются неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, локального нормативного акта, трудового договора, о которых заявлено в орган по рассмотрению индивидуальных трудовых споров. Гражданину Ф. (он не имеет правового статуса работника) следует обращаться в суд не с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, а с заявлением об установлении  факта, имеющего юридическое значение. 

Статья 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) предусматривает, что суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан. Суд рассматривает дела об установлении: родственных отношений, факта нахождения на иждивении, факта признания отцовства, факта несчастного случая и других имеющих юридических значение фактов. Учитывая содержащееся в ст. 265 ГПК РФ положение о том, что суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, в заявлении заявителю необходимо привести доказательства, подтверждающие невозможность получения таких документов.

Статья 56 ГПК РФ предусматривает, что каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Представляя доказательства, сторона реализует свое право на доказывание и исполняет обязанность по доказыванию.  

Рассмотрим пример из судебной практики, когда гражданину пришлось обратиться в районный суд для признания факта трудовых отношений. Так, в марте 2012 года Никулинский районный суд города Москвы рассматривал иск гражданина А. к ООО «Гранит».

Истец А. просил признать факт трудовых отношений, взыскать заработную плату и обязать ответчика вернуть его военный билет и медицинскую справку, а также компенсировать моральный вред. Ответчик иск не признал и пояснил, что с истцом у него никогда не было трудовых отношений, в ООО «Гранит» истец А. не работал. В судебном заседании было установлено, что генеральным директором ООО «Гранит» является Самсонов, который и обладает правом приема и увольнения работников. Учредителем ООО является Соколов. Истец ссылался на то, что в течение двух месяцев (с сентября по ноябрь) он работал водителем в ООО «Гранит» и представил суду доверенность, из которой видно, что Соколов доверяет А. управление принадлежащим ему на праве собственности автомобилем. Но истцом не был представлен суду трудовой договор, который был бы заключен между ним и ООО «Гранит». В материалах дела отсутствует приказ о приеме на работу, отсутствует трудовая книжка с записью о приеме на работу к ответчику. В суде был допрошен свидетель Марков, который пояснил, что также два месяца работал в ООО «Гранит» водителем и был уволен, но каких-либо записей о работе у этого свидетеля также не было, поэтому суд оценил их критически. Оценив все доказательства в совокупности, суд решил отказать в удовлетворении исковых требований, т.к. ни трудовых, ни гражданско-правовых отношений между истцом А. и ООО «Гранит» не было, поскольку А. управлял автомобилем, принадлежащем Соколову. То есть факта заключения трудового договора в письменной форме, как того требует ТК РФ, или факта фактического допущения к работе работодателем истец А. доказать не смог. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда апелляционным определением оставила апелляционную жалобу истца А. без удовлетворения и указала, что не имеется оснований для отмены решения районного суда, иными словами, согласилась с тем, что ни трудовых, ни гражданско-правовых отношений между А. и ООО «Гранит» не было; трудовые отношения не подтвердились, поэтому законных оснований для взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула не имеется [3, с. 232]. 

В п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 № 8 (ред. от 16.04.2013) «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» предусмотрено, что при рассмотрении гражданских дел следует исходить из представленных истцом и ответчиком доказательств. Вместе с тем суд может предложить сторонам представить дополнительные доказательства. В случае необходимости, с учетом состояния здоровья, возраста и иных обстоятельств, затрудняющих сторонам возможность представления доказательств, без которых нельзя правильно рассмотреть дело, суд по ходатайству сторон принимает меры к истребованию таких доказательств [8].

Учитывая, что трудовая деятельность, как правило, осуществляется на основе документов (трудового договора, приказа, трудовой книжки), основой гражданского судопроизводства по трудовым спорам являются письменные доказательства [5, с. 180].

В учении о доказательствах  центральное место занимает вопрос об оценке доказательств. Обратим внимание на исковые требования в предыдущем примере из судебной практики. Истец просит обязать ответчика вернуть ему военный билет и трудовую книжку. Согласно ст. 65 ТК РФ именно эти документы и предъявляет  работодателю лицо, поступающее на работу. Сложно представить ситуацию, когда гражданин обратится в суд с требованием к какой-либо организации (физическому лицу) вернуть его документы, если он их не предъявлял. Свидетель Марков в суде пояснил, что также не имеет письменных доказательств о работе. Эти факты свидетельствуют о том, что собственник автомобиля Соколов  использует наемный труд, но при этом нарушает требования ст. 303 ТК РФ, в частности не оформляет письменный трудовой договор, не уплачивает страховые взносы и другие обязательные платежи и др. Являясь учредителем ООО, Соколов не является представителем работодателя (ООО «Гранит»), поэтому не обладает правом приема и увольнения работников. Вполне очевидно, что истец и свидетель вынуждены были согласиться с предлагаемыми им условиями труда в данной организации. Суд же оценил критически показания свидетеля, не представившего письменных документов, подтверждающих его работу в ООО «Гранит». В приведенной ситуации безответственность работодателя порождает ощущение вседозволенности одних и незащищенности других. В этой связи должны быть применены адекватные средства защиты нарушенного права. На наш взгляд, ошибка, сделанная при оценке доказательств, привела к вынесению незаконного решения, что противоречит задачам гражданского судопроизводства.

Как справедливо отмечает М.К. Треушников, оценка доказательств как логический акт проявляется в процессуальных действиях и подвергается в определенных границах правовому регулированию, воздействию норм права [9, с. 151]. Согласно ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. В п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 № 11 (ред. от 09.02.2012) «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству»  указано, что при выполнении задачи, связанной  с представлением необходимых доказательств, судья учитывает особенности своего положения в состязательном процессе [7]. Судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности имеются для представления доказательств, разъяснить, что по ходатайству сторон и других лиц, участвующих в деле, суд оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств (ч. 1 ст. 57 ГПК РФ).

Таким образом, гражданские дела, вытекающие из трудовых правоотношений, а также по установлению факта трудовых отношений, имеют некоторую специфику относительно предмета доказывания и исследования доказательств.

Обратим внимание на процедуру обращения в суд с исковым заявлением по спорам, возникающим из трудовых правоотношений, и в связи с установлением факта трудовых отношений.

Статья 45 ГПК РФ правом на обращение в суд наделяет прокурора. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд. Указанное ограничение не распространяется на заявление прокурора, основанием для которого является обращение к нему граждан о защите нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод и законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений.

В случае обращения прокурора в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина в заявлении должно содержаться обоснование невозможности предъявления иска самим гражданином либо указание на обращение гражданина к прокурору. То есть, если толковать названную норму ст. 45 ГПК РФ буквально, получается, что прокурор не вправе обращаться в суд с заявлением в защиту нарушенных прав в сфере труда в случаях, когда отсутствуют трудовые отношения. Иными словами, с заявлением об установлении факта трудовых отношений вправе обратиться лишь сам гражданин, т.е. заинтересованное лицо, чьи трудовые права нарушены. Такой вывод делаем, исходя из разницы в понятиях «обращение в суд за защитой своих трудовых прав, т.е. прав в сфере труда» и «обращение в суд  о защите нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод и законных интересов в сфере трудовых отношений». Опять подчеркнем, что вопрос о том, является ли возникший спор трудовым, судам необходимо решать на основании ст. 381 ТК РФ, согласно которой индивидуальный трудовой спор — это неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения законов и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, трудового договора, о которых заявлено в орган по рассмотрению трудовых споров. Индивидуальным трудовым спором признается также спор между работодателем и лицом, ранее состоявшим в трудовых отношениях, а также с лицом, изъявившим желание заключить трудовой договор, в случае отказа работодателя от заключения такого договора. Поэтому очень важно определить, вытекает ли спор (возникшие разногласия) из трудовых правоотношений. Как уже нами отмечалось, трудовые отношения будут установлены, если в их основе лежит соглашение между его сторонами, из которых одна сторона, являющаяся работником, берет на себя обязанность лично выполнять трудовую функцию с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка, а другая сторона, являющаяся работодателем, обязуется  оплачивать выполненную работу и обеспечивать необходимые условия для труда. По ст. 391 ТК РФ споры об отказе в приеме на работу рассматриваются непосредственно в районных судах. Никакие другие органы (например, органы надзора) не вправе рассматривать такие неурегулированные разногласия. Именно в суде лица, настраивающиеся на заключение трудового договора с конкретным работодателем, в случае отказа  в приеме их на работу должны доказать факт дискриминации, например предоставив какие-либо доказательства в обоснование своих исковых требований. В данном случае речь идет о возникновении трудовых правоотношений в порядке государственного принуждения работодателя заключить трудовой договор — на основании судебного решения по иску лица, которому было необоснованно отказано в заключении трудового договора. Часть 6 ст. 64 ТК РФ предусматривает право обжаловать такой отказ в судебном порядке. В учебной литературе справедливо отмечается, что «применение данного основания возникновения трудового правоотношения на практике вызывает трудности, связанные с тем, что суд, принимая соответствующее решение, не определяет конкретное содержание трудового договора, подлежащего заключению» [2, с. 81].

Центральное место в регулировании конкретных трудовых отношений занимает трудовой договор. Содержание же трудового договора является той отправной точкой, из которой следует исходить при разрешении  возникшего конкретного трудового спора индивидуального характера. Требование закона о письменной форме трудового договора, на наш взгляд, является одной из существенных гарантий соблюдения прав работников, не допускающей возникновения каких-либо противоречий и конфликтов между сторонами трудовых отношений. Важно отметить, что наличие трудовых отношений между сторонами предопределяет и законодательство, которое должно применяться при разрешении конкретного спора.

В тех случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права (ч. 4 ст. 11 ТК РФ).

На основании ст. 268 ГПК РФ решение суда по заявлению об установлении факта, имеющего юридическое значение, является документом, подтверждающим факт, имеющий юридическое значение. Таким образом, получается, что в случае установления в суде факта трудовых отношений законодатель не дает ответа на вопрос, какие правовые последствия наступают в соответствии с  таким решением суда. Это позволяет сделать вывод о наличии пробела в праве, требующего устранения.

 

Список литературы

 

1. Бондаренко Э.Н. Основания возникновения трудовых правоотношений: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. — М., 2004.

2. Головина С.Ю., Кучина Ю.А. Трудовое право:  Учеб. для бакалавров. — М.: Юрайт, 2012.

3. Егорова О.А., Беспалов Ю.Ф. Настольная книга судьи по трудовым делам: Учеб.-практ.пособие. — М.: Проспект, 2013.

4. Колобова С.В. Некоторые вопросы правового регулирования служебных отношений // Гражданин и право. 2013. № 2.

5. Колобова С.В. Проблемы доказывания при рассмотрении  и разрешении судами споров о применении трудового законодательства // Правовое регулирование труда и социального обеспечения в 21 веке: актуальные проблемы юридической теории, правотворчества и правоприменения. — Саратов: Изд-во ФГБОУ ВПО «СГЮА», 2012.

6. Миронов В.И. Трудовое право России: Учеб. — М.: ООО «Журнал “Управление персоналом”», 2004.

7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 № 11 (ред. от 09.02.2012) «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31.10.1995 № 8 (ред. от 16.04.2013) «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

 

9. Треушников М.К.  Судебные доказательства. — М.: Городец, 2005.