УДК 343.13  

Страницы в журнале: 87-93

 

И.В. Головинская,

доктор юридических наук, доцент, профессор кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики Владимирского юридического института ФСИН России Россия, Владимир irgolovinskaya@yandex.ru

 

Проводится сравнительно-правовой анализ исторического аспекта норм, регламентирующих процесс производства по передаче материалов уголовного дела от органов предварительного расследования в суд до назначения уголовного дела к слушанию в судебном заседании; сопоставляются термины «предание суду» и «назначение судебного заседания».

Ключевые слова: суд, предание суду, назначение судебного заседания, прокурор, следователь, судья, функции, задачи, стадия, процессуальное действие, судебное решение.

 

Функция предания суду издавна была неотъемлемой частью уголовного процесса. Менялись законодательные акты, но неизменным оставалась суть данной функции: предать обвиняемого суду при наличии законных оснований, и напротив, не допустить незаконного обвинения лица.

В контексте реформирования уголовного процесса представляется актуальным рассмотрение вопроса о предании обвиняемого суду в истории российского законодательства, понятии и роли в производстве по уголовному делу данного этапа, процессуальных действиях, которые предшествовали ему и следовали за ним, а также сравнительного анализа указанных процедур с действующим порядком в уголовном судопроизводстве.

Действующий Уголовно-процессуальный кодекс РФ не оперирует термином «предание суду». Вместе с тем специфическая процедура по передаче дела от органов расследования в суд и подготовка его к рассмотрению в истории уголовного процесса традиционно назывались стадией предания обвиняемого суду.

Устав уголовного судопроизводства 1864 года (далее — УУС), нормы которого в значительной мере нашли отражение в последующих уголовно-процессуальных кодексах, содержал подробное изложение не только процедуры предания обвиняемого суду, но и полномочий лиц, задействованных на данном этапе производства.

УУС рассматривал предание суду и как действие суда по установлению факта производства предварительного следствия со всей полнотой, достаточной для рассмотрения материалов уголовного дела по существу, и как процессуальный документ — определение суда. Надо сказать, что совокупность действий по преданию обвиняемого суду представляла собой многоэтапный и многосубъектный контроль над досудебным производством по уголовному делу. Такой процедуре предшествовал ряд действий прокурора, которые он с необходимостью должен был выполнить после получения материалов предварительного следствия. Изучив поступившее уголовное дело, прокурор прежде всего выяснял, имелись ли основания для предания обвиняемого суду; определял подсудность дела; готовил заключение о предании обвиняемого суду в форме обвинительного акта, в котором отражал событие преступления, время, место его совершения, сведения о лице, его совершившем; квалификацию деяния. Примечательно, что ст. 520 УУС обязывала в обвинительном акте указывать сущность доказательств и улик, собранных по делу против обвиняемого. Однако, по словам В.К. Случевского, «обвинительный акт ни в коем случае не может быть уподоблен докладной записке, в которой с одинаковым беспристрастием излагаются как доказательства обвинения, так и доказательства защиты» [9, с. 315].

Уголовное дело частного обвинения передавалось прокурором в окружной суд, при этом обвинительный акт заменялся частной жалобой.

Заметим, что вопросы и о предании обвиняемого суду, и о прекращении или приостановлении уголовного дела подлежали разрешению соответствующим судом по заключению прокурора.

В зависимости от «важности» уголовного дела определялась судебная инстанция. Обвинительный акт или заключение о прекращении или приостановлении дела прокурор представлял: окружному суду в том случае, если дело относилось к числу преступлений или проступков, «не подвергающих ни лишению, ни ограничению прав состояния»; или прокурору судебной палаты, если предметом дела являлось «преступление более важное» (ст. 523 УУС).

В свою очередь судебная палата приступала к рассмотрению обвинительных актов или представлений о прекращении или приостановлении уголовного преследования местных прокуроров не иначе как по письменным предложениям состоявшего при ней прокурора. Задачей последнего было оглашение указанных актов в заседании суда судебной палаты с изложением собственного взгляда на уголовное дело, предложений и своих окончательных выводов.

Особенностью деятельности судебной палаты в данной части производства было разрешение вопроса о предании обвиняемого суду в объеме предъявленного обвинения, но уже в отсутствие прокурора.

Кроме того, в компетенции судебной палаты было не только постановление окончательного определения о предании обвиняемого суду, или о прекращении уголовного дела, либо направление дела на доследование, но и составление определения таким образом, чтобы оно заменяло собой обвинительный акт в случае изменения палатой предложенного прокурором обвинительного акта.

Окружной суд по поступившему на его рассмотрение делу проводил распорядительное заседание в составе судей, назначенных председателем суда; определял порядок дальнейшего производства.

Особенностью можно считать и обязанность суда передать обвиняемому под его расписку копию обвинительного акта или жалобы частного обвинителя и список лиц, которых предполагалось вызвать в суд, а также разъяснить право выбора или назначения защитника и дополнения списка свидетелей. Причем при наличии заявления обвиняемого о дополнении списка свидетелей вопрос разрешался судом с учетом «причин и важности обстоятельств» (ст. 575 УУС).

Следует также обратить внимание на достаточно тщательную регламентацию прав как обвиняемого, так и других участников процесса. В том числе было закреплено право иметь переводчика в случае невладения русским языком; право быть уведомленным о месте и времени судебного заседания повестками заблаговременно, с учетом «отдаленности местопребывания вызываемых лиц, времени, необходимого для приготовления к защите подсудимых, и установленных периодов заседаний» (ст. 587 УУС); право подсудимого на извещение его о поименном составе суда, прокурора и присяжных заседателей по его делу за три дня до открытия судебного заседания (ст. 589 УУС).

 Однако уголовно-процессуальный закон содержал и ряд обязанностей подсудимого. Так, он должен был лично явиться к открытию судебного заседания, в противном случае за неявку без уважительных причин он подвергался не только приводу, но и обязательной уплате всех судебных издержек, причиненных отсрочкой заседания. Неявка в суд частного обвинителя или его поверенного приравнивалась к отказу от уголовного иска, вследствие чего уголовное дело прекращалось. Аналогичные правила касались и гражданского истца.

Таким образом, можно судить о том, что с целью недопущения привлечения к уголовной ответственности невиновных УУС придавал особое значение стадии предания обвиняемого суду, содержание которой составляла поэтапная, обусловленная процессуальными сроками, деятельность прокуроров и судов. Данная стадия выполняла двуединую функцию: контроля предварительного расследования и подготовки последующего судебного процесса по уголовному делу.

Принимая во внимание значимость данной стадии, принятые в 1922, 1923 и 1960 годах уголовно-процессуальные кодексы РСФСР сохранили регламентацию стадии предания обвиняемого суду, в большинстве своем сходную с нормами УУС.

Так, согласно УПК РСФСР 1922 года [5] по полученному от следователя делу с обвинительным заключением прокурор был уполномочен признать следствие неполным, возвратить дело следователю с указанием на те обстоятельства, которые необходимо расследовать (ст. 231); в случае если дело достаточно выяснено, но для предания обвиняемого суду не было законных поводов или достаточных оснований, сделать предложение суду о прекращении дела (ст. 232); либо если имелись основания для предания обвиняемого суду, сообщить суду о своем согласии с обвинительным заключением и предложить суду утвердить его и предать обвиняемого суду (ст. 233).

Действия суда по прекращению дела и по преданию суду регламентировались главой ХХ УПК РСФСР 1922 года. Дела, поступившие от прокурора, назначались народным судьей к слушанию в распорядительном заседании народного суда. Полномочия суда в распорядительном заседании были ограничены исключительно решением следующих вопросов: достаточно ли обосновано предъявленное обвинение данными, приведенными в обвинительном заключении; соответствует ли формулировка обвинения данным описательной части обвинительного заключения; предусмотрено ли предъявленное обвинение уголовным законодательством и какой именно статьей; подлежит ли изменению и какому именно список лиц, вызываемых в судебное заседание. УПК РСФСР 1922 года содержал императивную норму о том, что распорядительное заседание ограничивается рассмотрением обвинительного заключения и суд не вправе входить в рассмотрение и обсуждение актов предварительного следствия (ст. 240).

Суд по рассмотрении обвинительного заключения выносил определение о прекращении дела или о направлении его к доследованию, или же об утверждении обвинительного заключения и о предании обвиняемого суду.

Дальнейшее производство по уголовному делу осуществлялось в общем порядке. Председательствующий народный судья управлял ходом судебного заседания, «устранял из судебного следствия и прений сторон все, не имеющее отношение к рассматриваемому делу, направляя судебное следствие в сторону, наиболее способствующую раскрытию истины» (ст. 261).

УПК РСФСР 1923 года [1, с. 29] практически повторил нормы УПК РСФСР 1922 года, касающиеся предания суду. Однако преимуществом последнего была конкретизация сроков при регламентации отдельных процессуальных действий. Так, устанавливался семисуточный срок для обжалования сторонами в суд постановления прокурора о прекращении уголовного дела со дня объявления им постановления; двухнедельный срок со дня получения дела от следователя для составления прокурором постановления о предании лица суду; трехдневный срок после составления прокурором постановления для направления его вместе с делом в суд.

Порядок предания суду был в дальнейшем предусмотрен и в Основах уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 года (далее — Основы уголовного судопроизводства) [7]. В силу ст. 36 указанного документа постановление о предании обвиняемого суду выносилось судьей при наличии достаточных оснований для рассмотрения дела в судебном заседании. При этом вопрос о виновности лица не предрешался. Основанием для проведения распорядительного заседания суда было поступление в суд дел о преступлениях несовершеннолетних; дел о преступлениях, за которые в качестве меры наказания могла быть применена смертная казнь; несогласие судьи с выводами обвинительного заключения; необходимость изменить меру пресечения, избранную в отношении обвиняемого.

Полномочия суда в распорядительном заседании заключались в вынесении определения о предании обвиняемого суду, о возвращении дела на доследование, о прекращении дела производством, о мере пресечения. Наряду с этим суд был вправе в распорядительном заседании исключить из обвинительного заключения отдельные пункты обвинения или применить нормы о менее тяжком преступлении, не изменяя при этом формулировки обвинения.

Порядок предания суду, регламентированный Основами уголовного судопроизводства, был воспринят УПК РСФСР 1960 года [8, с. 613]. Одним из решений, которые судья должен был принять после поступления к нему уголовного дела с обвинительным заключением, было постановление о предании обвиняемого суду, не предрешавшее при этом вопроса о виновности. УПК РСФСР 1960 года содержал два основания проведения распорядительного заседания суда: несогласие судьи с выводами обвинительного заключения и необходимость изменения меры пресечения, избранной в отношении обвиняемого (ст. 221). УПК РСФСР 1960 года устанавливал и сроки проведения распорядительного заседания: не позднее 14 суток с момента поступления дела в суд. Вне зависимости от оснований его проведения в распорядительном заседании предписывалось изучить следующие вопросы: подсудно ли дело данному суду; содержит ли деяние, вменяемое в вину обвиняемому, состав преступления; не имеется ли обстоятельств, влекущих прекращение либо приостановление дела; собраны ли по делу доказательства, достаточные для его рассмотрения в судебном заседании; соблюдены ли при возбуждении дела, производстве дознания или предварительного следствия требования уголовно-процессуального закона; правильно ли применен к деяниям, вменяемым обвиняемому, уголовный закон; составлено ли обвинительное заключение в соответствии с требованиями УПК РСФСР 1960 года; правильно ли избрана мера пресечения в отношении обвиняемого; приняты ли меры, обеспечивающие возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, и возможную конфискацию имущества. При вынесении определения о предании обвиняемого суду допускалось исключение из обвинительного заключения отдельных пунктов обвинения или применение уголовного закона о менее тяжком преступлении. Как следует из приведенного перечня, полномочия суда значительно расширялись. Основная цель проверки материалов предварительного следствия тем не менее заключалась в обеспечении беспрепятственного рассмотрения уголовного дела в судебном заседании, недопущении привлечения к ответственности невиновного.

Впоследствии в УПК РСФСР 1960 года были внесены изменения, существенно повлиявшие как на терминологию, которой оперировал законодатель в тексте уголовно-процессуального закона, так и на саму суть стадии предания суду. Так, в соответствии с Законом РФ от 29.05.1992 № 2869-1 «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР “О судоустройстве РСФСР”, Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РСФСР» [2] глава 20 теперь наименовалась «Полномочия судьи до судебного разбирательства дела и подготовительные действия к судебному заседанию»; слова «предания обвиняемого суду» заменялись словами «назначения судебного заседания».

Постановление судьи о назначении судебного заседания стало выполнять функцию ранее принимаемого постановления судьи о предании обвиняемого суду. При единоличном разрешении вопроса о назначении судебного заседания за судьей сохранялись полномочия по исключению из обвинительного заключения отдельных пунктов обвинения или о применении уголовного закона о менее тяжком преступлении. Устанавливались сроки принятия мотивированного решения о назначении судебного заседания: не позднее 14 суток с момента поступления дела в суд, если обвиняемый содержался под стражей, и в течение месяца по остальным делам. Заметим, что аналогичные сроки сегодня предусмотрены ст. 227 УПК РФ. Регламентировался порядок разрешения вопросов, связанных с подготовкой к рассмотрению дела в судебном заседании.

Надо заметить, что Пленум Верховного Суда СССР неоднократно реагировал на допускаемые судами ошибки в ходе предания обвиняемых суду. В его постановлениях обращалось внимание судей на недопустимость механического подхода к решению вопросов, связанных с преданием суду и назначением дел к рассмотрению в судебных заседаниях [3; 4].

Новая редакция статей УПК РФ предусматривала не только исследование достаточности оснований для рассмотрения уголовного дела по существу. В отличие от ранее действовавших уголовно-процессуальных кодексов и норм УПК РСФСР 1960 года акцентировалось внимание на тщательной проверке надлежащей полноты предварительного следствия, обоснованности и правильности предъявленного обвинения и его квалификации. Кроме того, в силу действовавших процессуальных норм и предписаний Пленума Верховного Суда СССР суды должны были реагировать на случаи нарушения материальных и процессуальных норм в ходе дознания и предварительного следствия, возвращая в необходимых случаях дела для производства дополнительного расследования, а при наличии к тому оснований — прекращения их производства.

Точное соблюдение норм, регулирующих условия и порядок предания суду, служило залогом наиболее полного и своевременного рассмотрения дела и предупреждения необоснованного осуждения.

Таким образом, несмотря на законодательные изменения, стадии предания обвиняемых суду придавалось огромное значение. Она, обладая самостоятельными задачами, оставалась центральным контрольным и связующим звеном между предварительным расследованием и судебным разрешением уголовных дел.

УПК РФ не содержит понятия «стадия предания суду». Вместе с тем анализ его статей позволяет заключить, что именно такой смысл содержится в нормах, регулирующих производство по уголовному делу с момента поступления уголовного дела в суд до принятия судом процессуального решения о назначении судебного заседания (либо иных решений в соответствии со статьями 227, 236 УПК РФ). Данное производство охвачено в УПК РФ двумя главами: 33 «Общий порядок подготовки к судебному заседанию» и 34 «Предварительное слушание».

В теории уголовного процесса возникает вопрос о том, является ли современная регламентация стадии назначения судебного заседания стадией предания суду. Исходя из общепринятого понятия, стадией считается такая часть права, которая характеризуется обязательным наличием специфических элементов: целей и задач; круга участников; процессуальных сроков; процессуальных действий и правоотношений; процессуальных решений [1, с. 29]. Наряду с этим каждая стадия является контрольной по отношению к предшествующей и промежуточной, подготовительной по отношению к последующей стадии.

Анализируя процессуальную процедуру назначения судебного заседания на предмет соответствия ее необходимым пяти элементам, усматриваются следующие выводы.

Определяя цель процедуры назначения судебного заседания, излишне говорить о том, что в случае отсутствия оснований для назначения судебного разбирательства о последнем речь идти вообще не может. Поэтому в силу того, что законодатель отвел место проверке подобных оснований до начала судебного разбирательства, можно утверждать: целью такого порядка является установление наличия или отсутствия оснований для назначения судебного разбирательства, в котором уголовное дело будет рассмотрено и разрешено по существу, а также минимизация фактов уголовного преследования невиновных.

Задачи состоят в подготовке беспрепятственного рассмотрения уголовного дела в суде по существу посредством выполнения судом дополнительных подготовительных действий; в обеспечении гарантий участников процесса, в проверке соблюдения норм материального и процессуального законов в досудебной части производства по уголовному делу.

Круг участников производства по назначению судебного заседания чрезвычайно широк и зависит от существа уголовного дела, личности обвиняемого, волеизъявления сторон, мнения судьи.

Процедура назначения судебного заседания строго урегулирована процессуальными сроками. Решение принимается в срок не позднее 30 суток со дня поступления уголовного дела в суд. В случае если в суд поступает уголовное дело в отношении обвиняемого, содержащегося под стражей, судья принимает решение в срок не позднее 14 суток (ч. 3 ст. 227 УПК РФ).

Согласно ч. 4 ст. 231 УПК РФ стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

Кроме того, рассмотрение уголовного дела в судебном заседании должно быть начато не позднее 14 суток со дня вынесения судьей постановления о назначении судебного заседания, а по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей, — не позднее 30 суток. При этом необходимым является соблюдение семисуточного срока со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта (ст. 233 УПК РФ).

Наряду с приведенными процессуальными сроками процедура назначения судебного заседания содержит и другие сроки, в том числе непосредственно касающиеся вопросов избрания меры пресечения (ст. 228 УПК РФ), прекращения уголовного дела (ст. 239 УПК РФ).

В процессе назначения судебного заседания судья выполняет ряд процессуальных действий, в том числе, если с уголовным делом поступило постановление о сохранении в тайне данных о личности участника уголовного судопроизводства, судья принимает меры, исключающие возможность ознакомления с указанным постановлением иных участников уголовного судопроизводства; изучает и разрешает ходатайства сторон, предпринимает меры по обеспечению гражданского иска и возможной конфискации имущества; дает распоряжение о вызове в судебное заседание лиц, указанных в его постановлении, а также принимает иные меры по подготовке судебного заседания; проводит допросы лиц; возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом и др.

Любые процессуальные действия судьи могут носить законный характер лишь в том случае, если они основаны на нормах уголовно-процессуального закона и в строгом соответствии с ним нашли отражение в судебных решениях. В процессе назначения судебного заседания судья полномочен принимать различные, предусмотренные УПК РФ, решения, в том числе о вызове в суд свидетелей, о приобщении к уголовному делу документов, об исключении доказательства. Вместе с тем законодатель изложил перечень решений, которые суд вправе принять по поступившему в суд уголовному делу (ст. 227 УПК РФ), а также решений, принимаемых в результате проведения предварительного слушания (ст. 236 УПК РФ), если к такому были основания, изложенные в ст. 229 УПК РФ.

Таким образом, исследование процессуальной процедуры назначения судебного заседания позволяет заключить, что она обладает всеми необходимыми элементами, дающими основание назвать ее стадией уголовного процесса. Детальное изучение действующих норм указывает на то, что данная стадия посредством реализации установленными законом субъектами действий и принятия судом решений выполняет функции стадии предания суду, предусмотренной ранее действовавшими в истории уголовного процесса законодательными актами. Развитие законодательства безусловно повлияло на правовую регламентацию данной стадии. Многие нормы получили большую конкретизацию в части закрепления процессуальных сроков и детализации полномочий субъектов данной стадии. Вместе с тем главная цель — не допустить или, по меньшей мере, минимизировать случаи незаконного или необоснованного привлечения лица в качестве подсудимого — возложена именно на данную стадию.

Вопрос об эффективности стадии назначения судебного заседания, о целесообразности ее реформирования сегодня так же актуален, как вопрос о реформировании органов, производящих предварительное расследование, а также процедур, относимых к оперативному судебному контролю. Вероятно, стадия назначения судебного заседания претерпит соответствующие изменения, однако эволюция предания суду в нормах процессуальных законов подтверждает естественный процесс развития общественных отношений, обусловливающий созидательные изменения в правовом поле. Разработка новых процедур с обязательным учетом богатейшего опыта производства предания суду может способствовать наиболее оптимальному и эффективному разрешению вопросов о наделении лица статусом подсудимого, рассмотрении его уголовного дела судом с обеспечением ему гарантий, закрепленных как Конституцией РФ, так и уголовно-процессуальным законом, а также защите прав, свобод и законных интересов потерпевших и иных участников уголовного судопроизводства.

Список литературы

1. Вандышев В.В. Уголовный процесс. Курс лекций. СПб., 2004.

2. Ведомости СНД и ВС РФ. 09.07.1992. № 27. Ст. 1560.

3. О дальнейшем укреплении законности при осуществлении правосудия: постановление Пленума ВС СССР от 05.12.1986 № 15 // Бюллетень ВС СССР. 1987. № 1.

4. О строгом соблюдении законов при рассмотрении судами уголовных дел: постановление Пленума ВС СССР от 18.03.1963 № 2 // Бюллетень ВС СССР. 1963. № 3.

5. Об Уголовно-процессуальном кодексе: Постановление ВЦИК от 25.05.1922 // СУ РСФСР. 1922. № 20—21. Ст. 230.

6. Об утверждении Уголовно-процессуального кодекса РСФСР: постановление ВЦИК от 15.02.1923 // СУ РСФСР. 1923. № 7. Ст. 106.

7. Свод законов СССР. 1990. Т. 10. Не действует с 01.07.2002 на основании Федерального закона от 18.12.2001 № 177-ФЗ.

8. Свод законов РСФСР. 1988. Т. 8.

 

9. Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса: в 2 ч. Ч. 2. Судопроизводство / под ред. В.А. Томсинова. М., 2008.