УДК 342.6:342.951

Страницы в журнале: 29-34

 

О.А. Степанов,

доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой государственно-правовых дисциплин Академии Генеральной прокуратуры РФ Россия, Москва o_stepanov@hotbox.ru

Е.Н. Прохорова,

кандидат юридических наук, преподаватель кафедры общеправовых дисциплин Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России Россия, Калининград

 

Рассматривается правоохранительная система Российской Федерации в рамках государственного строительства в России. Анализируются различные подходы к определению структуры правоохранительной системы.

Ключевые слова: государственное строительство, правоохранительная система, правоохранительные органы, функции правоохранительной системы, «силовая» составляющая правоохранительной системы.

 

В  рамках процесса государственного строительства в России важно учитывать политическую обстановку, складывающуюся как внутри страны, так и за ее пределами, в частности на Украине.

Министр иностранных дел России С. Лавров 19.10.2014 г. в интервью телеканалу НТВ заявил: «Мы не можем потерять Украину, поскольку это не группа лиц, совершивших переворот и захвативших власть, не те нацисты, которые продолжают маршировать в Киеве и других крупных городах, прибегают к актам вандализма. Украина для нас — самый близкий, братский народ, имеющий общие с нами исторические, культурные, мировоззренческие и цивилизационные корни, не говоря уже о языке и литературе. <…> Никто не скрывает, что цель введенных санкций — не Украина, а изменение позиции России по ключевым вопросам, попытка заставить принять позицию Запада» [24].

Важно констатировать, что внутренняя логика украинского политического процесса тесно связана с процессом фашизации этой страны. Создание фашистского государства по соседству с Россией продуцирует соответствующие вызовы в отношении функционирования правоохранительной системы России, которая призвана все в большей мере приобретать «полицейско-защитный» характер — способность эффективно противостоять вызовам, детерминируемым событиями, происходящими на Украине и в связи с Украиной.

Учитывая это как с теоретической, так и с практической точек зрения, важной представляется оценка состава «силовой» компоненты российской правоохранительной системы.

В отечественной юридической науке существуют разные подходы к элементному составу правоохранительной системы и к ее структуре.

Говоря о структуре правоохранительной системы государства, некоторые авторы обращают внимание на понятие и специфику функционирования правоохранительной системы. При этом чаще всего анализу подвергаются правоохранительная деятельность и правоохранительные органы без акцента на том, что они являются структурно-функциональными составляющими правоохранительной системы государства [2, с. 78].

По нашему мнению, в рамках дальнейшего государственного строительства правоохранительная система призвана выполнять с помощью входящих в нее структур главную функцию — правоохранительную. Однако при классификации и выделении элементов правоохранительной системы многое «зависит от конечных целей, которые ставит перед собой классификатор» [3, с. 245].

Структура правоохранительной системы рассматривалась исследователями в разных аспектах — функциональном, статистическом, динамическом, концептуальном, нормативном, организационном.

В функциональном плане правоохранительная система отличается от других систем по набору функций и способам их осуществления. В качестве таких функций допустимо рассмотреть, по аналогии с направлениями действия права, выделяемыми В.П. Малаховым, следующие функции: регулирования, нормирования и принуждения (в широком смысле, как разрешения споров, конфликтов) [13, с. 115].

В динамическом плане можно говорить о степени эффективности или неэффективности и даже дисфункциональности правоохранительной системы (функциональной деятельности отдельных субъектов правовой охраны и взаимодействия между ними).

Статический элемент правоохранительной системы включает существующие в обществе идеи и представления об охране объективного и субъективного права (концептуальный фактор).

Актами действующего законодательства определяется нормативная, а соответствующими правоохранительными функциями организаций и учреждений — организационная составляющие правоохранительной системы.

Наряду с этим в рамках современного государственного строительства весьма важно уяснить значение термина «правоохранительные органы». С одной стороны, правоохранительные органы отделяются от иных органов. К примеру, п. «л» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ указывает: «В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся кадры судебных и правоохранительных органов, адвокатура, нотариат» [11]. Пункт 2 ст. 33 Федерального закона 15.07.1995 № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (далее — Закон № 103-ФЗ) также отделяет от правоохранительных органов адвокатуру, суды, таможенные органы, службу судебных приставов [18].

С другой стороны, в отдельных нормативных актах указываются те органы, которые следует относить к правоохранительным. Так, в  п. 1 ст. 8 Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» (далее — Закон № 2202-1) говорится: «Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры координируют деятельность по борьбе с преступностью органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, органов таможенной службы и других правоохранительных органов» [17].

Наряду с этим высказывается точка зрения, согласно которой попытки формирования исчерпывающего перечня органов, относимых к правоохранительным, «малопродуктивны с научной точки зрения» в связи с тем, что круг правоохранительных органов реформируется и изменяется [8, с. 42]. К тому же современное законодательство противоречиво в определении тех или иных органов как правоохранительных. Как уже отмечалось, п. 1 ст. 8 Закона № 2202-1 относит таможенные органы к правоохранительным, а согласно п. 2 ст. 33 Закона № 103-ФЗ они таковыми не являются.

С.В. Болотин и Н.В. Сидорова указывают: еще более сложная ситуация сложилась вокруг термина «правоохранительные органы» в подзаконных нормативных правовых актах [5, с. 128]. Так, Указ Президента РФ от 29.07.2011 № 1038 «О Комиссии при Президенте Российской Федерации по вопросам кадровой политики в правоохранительных органах» отражает современную позицию Президента РФ относительно того, какие органы следует считать правоохранительными. Вместе с тем Закон № 2202-1 частично ему противоречит, относя к правоохранительным органам Российской Федерации органы Федеральной службы безопасности (ФСБ России). На наш взгляд, позиция, в соответствии с которой ФСБ России следует считать правоохранительным органом, является правильной. Аналогичной точки зрения придерживается Е.Л. Патрашко [19, с. 91] и ряд других авторов.

Для законодательного подкрепления этой идеи важнейшую роль может сыграть принятие федерального закона о правоохранительной службе в Российской Федерации. Это позволит, по мнению В. Щукина, закрепить понимание правоохранительных органов через понятие правоохранительной службы [23, с. 57—58]. Такая точка зрения находит поддержку у С.В. Бабаченко [1, с. 168] и А.Ф. Ноздрачева [15, с. 24].

При этом С.В. Бабаченко отмечает, что роль суда в обществе и государстве значительно изменилась по сравнению с советским периодом российской истории — в СССР «…суд достигал поставленных перед ним задач путем выполнения им правоохранительной функции наряду с прокуратурой, МВД, КГБ, а также некоторыми общественными организациями…», тогда как «…в правовом государстве такой подход невозможен как в силу независимости суда, так и в силу правоприменительного, а не правоохранительного характера его деятельности…» [1, c. 95].

Различные исследователи, в частности, Ф. Глазырин и В. Клейн [7, c. 2, 3], не считают необходимым отнесение органов судебной системы к правоохранительным органам. Вместе с тем некоторые из них наделяют суды особой ролью в деятельности государства. Например, Е.Л. Патрашко, Н.М. Рудяков, А.Н. Харитонов, А.М. Тарасов отмечают, что «практике правового государства в корне противоречит агрегирование суда с иными государственными институтами» [19, c. 91].

Д.С. Канищев, соглашаясь с этим, отмечает: «Судебная власть составляет самостоятельную ветвь власти, и ставить суд в один ряд с МВД или другими органами исполнительной власти вряд ли следует» [10, c. 140].

Следовательно, основными причинами, не позволяющими включить суд в систему правоохранительных органов, являются: значительное обособление судебной системы от иных государственных органов, в том числе исходя из принципа разделения властей и независимости судебной власти (ст. 72 Конституции РФ); характер правозащитной деятельности судов, который отличается от методов, способов и средств, применяемых правоохранительными органами; невозможность внедрения института государственной правоохранительной службы в судебные органы.

Не меньший интерес вызывает позиция, в соответствии с которой и прокуратура не относится к правоохранительным органам как структура, обладающая большим объемом функций, нежели многие правоохранительные органы, причем ряд из этих функций не свойственен правоохранительным органам. На наш взгляд, неверно говорить о том, что препятствием для определения правоохранительного статуса российской прокуратуры является ее исключительный объем полномочий.

Некоторые авторы, например, О.М. Ланцова [12, с. 8], Е.В. Мизинцев [14, с. 11], М.В. Сутурина [22, с. 6], С.В. Егорышев [9, с. 17] включают в число правоохранительных органов различные негосударственные организации и учреждения, а также адвокатуру, нотариат, частные детективные и охранные агентства, деятельность которых, на наш взгляд, является по большей мере правообеспечительной, а не правоохранительной.

Если рассматривать правоохранительную систему России с учетом особенностей государственного строительства, возникающих в современных условиях, то органы Федеральной миграционной службы (ФМС России), осуществляющие правоприменительные функции, функции по контролю, надзору и оказанию государственных услуг в сфере миграции, по нашему мнению, также должны входить в «силовой» состав элементов правохранительной системы.

Анализ деятельности органов ФМС России показывает: должностные лица этих органов наделены законом полицейскими полномочиями по пресечению правонарушений, связанных с несоблюдением паспортного режима, по задержанию граждан, по применению силы при депортации.

Следует подчеркнуть, что объекты правоотношений, возникающих в деятельности «силовой» составляющей правоохранительной системы, отражают характер правоохранительной деятельности, исходя из ряда признаков, позволяющих относить тот или иной орган к такой составляющей:

1) правоотношения, в которые вступают органы государства, относимые к «силовой» составляющей правоохранительной системы, носят доминирующий правоохранительный характер;

2) особенности деятельности указанных органов связаны с расследованием правонарушений, с осуществлением прокурорского надзора, с исполнением судебных решений, с охраной общественного порядка, с осуществлением оперативно-розыскной деятельности, с деятельностью по восстановлению нарушенных в результате правонарушения прав и законных интересов, с ограничением причиняемого ущерба;

3) особенности объектов правоотношений, возникающих в деятельности правоохранительных органов, связаны с обеспечением безопасности личности, общества и государства, законности и правопорядка, а также с координацией усилий по созданию и функционированию массивов правоохранительной информации.

Исходя из этого, с учетом современных реалий государственного строительства «силовая» составляющая правоохранительной системы может быть представлена следующими элементами: органами Прокуратуры РФ, МВД России, ФСБ России, ФМС России, Федеральной таможенной службы, Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков, Следственного комитета РФ.

 

Список литературы

 

1. Бабаченко С.В. Конституционно-правовой статус правоохранительных органов Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. М., 2009.

2. Баранов В.Л. Правовое регулирование социальной защиты сотрудников правоохранительных органов // Журнал российского права. 2012. № 1. С. 78—88.

3. Бержель Ж.-Л. Общая теория права. М., 2000.

4. Божьев В.П. Правоохранительные органы РФ. М.: Спарк, 2002.

5. Болотин С.В., Сидорова Н.В. К вопросу о нормативном закреплении понятия и перечня правоохранительных органов // Современные проблемы уголовного права и уголовного процесса. Т. 2. Красноярск: ИЦ КрасГУ, 2003. С. 125—131.

6. Гавриленко А.А. Система правоохранительных органов: понятие и элементы // Актуальные проблемы правотворчества и правоприменительной деятельности. Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2009. С. 191—196.

7. Глазырин Ф., Клейн В. Реальность и мифы правовой реформы // Российская юстиция. 2003. № 9. С. 2—5.

8. Демин И.В. Правоохранительные органы в механизме обеспечения общественной безопасности // Закон и право. 2008. № 8. С. 42.

9. Егорышев С.В. Общественная правоохранительная деятельность и ее роль в обеспечении правопорядка // Российский следователь. 2009. № 5. С. 17—18.

10. Канищев Д.С. Административно-правовые вопросы формирования правоохранительной службы как вида государственной службы Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. М., 2004.

11. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12.12.1993; с поправками от 31.12.2008) // Российская газета. 1993. 25 дек.

12. Ланцова О.М. Органы внутренних дел как структурный элемент правоохранительной системы современной России: теоретико-правовой аспект: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2003.

13. Малахов В.П. Философия права: формы теоретического мышления о праве. М., 2009.

14. Мизинцев Е.В. Нотариальная, правоохранительная деятельность и юридическое превентивное обслуживание // Нотариальный вестник. 2012. № 4. С. 11—20.

15. Ноздрачев А.Ф. Преобразования в системе государственной службы в контексте административной реформы // Законодательство и экономика. 2006. № 2. С. 24—36.

16. Нужных И.А. О системе правоохранительных органов // Российское общество и государство: актуальные проблемы на современном этапе. Владимир, 2009.

17. О прокуратуре Российской Федерации: федер. закон от 17.01.1992 № 2202-1 (ред. от 21.11.2011) // СЗ РФ. 1995. № 47. Ст. 4472.

18. О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений: федер. закон от 15.07.1995 № 103-ФЗ (ред. от 03.12.2011) // СЗ РФ. 1995. № 29. Ст. 2759.

19. Патрашко Е.Л. Государственная правоохранительная служба Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. М., 2005.

20. Прохорова Е.Н. Объекты правоотношений, возникающих в деятельности правоохранительных органов Российской Федерации. Калининград, 2014.

21. Степанов О.А., Борисов А.В., Лялякин Ю.А. Права и свободы человека и гражданина: история и современность: моногр. М., 2014.

22. Сутурина М.Н. Правоохранительная система государства (теоретико-правовой аспект): автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2008.

23. Щукин В. Правоохранительная служба в системе государственной службы Российской Федерации // Российский следователь. 2005. № 6. С. 56—59.

 

24. URL: http://tass.ru/politika/1517677

Чтобы получить короткую ссылку на этот материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите на кнопку: