УДК 347.63 

Страницы в журнале: 75-78

 

В.И. Ковалевский,

и.о. начальника Главного управления Министерства юстиции РФ по Новосибирской области, член Экспертного совета при Уполномоченном по правам ребенка в Новосибирской области Россия, Новосибирск u54@minjust.ru

 

Анализируются правовые и этические проблемы и последствия внедрения в России проекта «бэби-бокс».

Ключевые слова: «бэби-бокс», права ребенка, семья, нравственность, уполномоченный по правам ребенка.

 

Всеобщая декларация прав человека 1948 года в ч. 2 ст. 25 провозглашает, что материнство и младенчество дают право на особое попечение и помощь. Необходимость особой защиты прав ребенка подчеркивается и в других  международных документах: Женевской декларации прав ребенка 1924 года, Декларации прав ребенка 1959 года, Конвенции о правах ребенка 1989 года, Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года (в частности, в статьях 23 и 24), Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966 года (ст. 10) и др.

Отдельно стоит выделить Конвенцию о правах ребенка, одобренную Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989 и ратифицированную в 1990 году Верховным Советом СССР (далее — Конвенция).

В развитие этих основополагающих международных актов в России была сформирована обширная нормативная база, начиная с Конституции РФ, определяющей в ч. 1 ст. 38 обязанность государства защищать материнство, детство и семью, Семейного кодекса РФ, федеральных законов и подзаконных актов.

Прошедший, 2014, год ознаменовался важным событием — Х Съездом Уполномоченных по правам ребенка в субъектах Российской Федерации. Доклад Уполномоченного по правам ребенка при Президенте РФ Павла Астахова был посвящен проблеме возрождения воспитательной роли семьи, общества и государства в системе национальных приоритетов России.

Учитывая значительное внимание, уделяемое как Президентом РФ, так и иными органами власти, должностными лицами вопросам укрепления института семьи и защиты детства, следует признать, что набирающий в последние годы силу крайне опасный и деструктивный проект по внедрению в некоторых регионах России так называемых бэби-боксов вызывает недоумение и тревогу.

Этот проект в большинстве случаев реализуется на средства и по инициативе некоммерческих организаций.

Суть проекта довольно проста: в общественных местах создаются специально оборудованные ящики (боксы), куда любая мать может при желании анонимно поместить своего малолетнего ребенка. В дальнейшем ребенок передается службам опеки и помещается в детский дом как «безродный сирота».

Довод в пользу данного проекта у его сторонников по сути один: создание таких ящиков направлено на предотвращение случаев убийства матерью новорожденного (или оставления его в угрожающей жизни ситуации — например, зимой на улице). В качестве доказательства приводится статистика таких случаев.

Сохранить жизнь хотя бы одному ребенку — это, безусловно, благое дело, и любая инициатива в этой сфере заслуживает всяческой поддержки.

Однако не все так однозначно. Рассмотрим проект «бэби-бокс» подробнее.

На наш взгляд, можно выделить несколько аспектов этого явления: практический, финансовый, морально-этический и, наконец, юридический. Хотя, конечно, эти аспекты тесно переплетены и взаимосвязаны, но для удобства рассмотрим их по отдельности.

1. Практический аспект.

К сожалению, случаи убийства матерью новорожденного ребенка, оставления его в угрожающей жизни ситуации действительно имеют место в современном мире. В Уголовном кодексе РФ имеются специальные составы:  ст. 106 — убийство матерью новорожденного ребенка, ст. 125 — оставление в опасности. Однако нельзя сказать, что названные преступления (хотя они, как правило, и получают большой общественный резонанс) имеют массовый характер. Так, в Новосибирской области при общем количестве осужденных лиц за преступления против жизни и здоровья 1 612 (данные за 2001 год) ни один не был осужден по статьям 106, 125 УК РФ [3].

Как отмечается в криминологических исследованиях, при разработке этих статей «законодатель исходил из того, что в период родов и сразу после них у женщины имеются определенные отклонения в психофизическом состоянии, влияющие на возможность осознания своего поведения. В результате этих отклонений у матери происходит накопление отрицательных эмоций, что снижает возможность адекватно оценивать свои действия, ограничивает способность контролировать свои поступки и прогнозировать их возможные последствия, таким образом, снижая ее вменяемость. В этом состоит медицинское обоснование необходимости смягчения наказания» [1].

Таким образом, совершая преступление в отношении своего новорожденного ребенка (убийство или оставление в опасности), женщина зачастую находится в особом психофизическом состоянии, не вполне адекватно оценивает свои поступки, ее вменяемость снижена.

Каким же образом, находясь в таком психологическом состоянии, женщина сможет найти ближайший к ней (возможно, находящийся за много сотен километров) «бэби-бокс» и воспользоваться им? Ответ на этот вопрос очевиден: не сможет и искать не будет.

Вполне очевидно, что не будут пользоваться боксами и женщины из основных «групп риска»: страдающие алкоголизмом, наркоманией, без определенного места жительства, мигранты.

Кто же помещает своих детей в боксы? Это те женщины, которые и не планировали их убивать либо причинять какой-либо вред, но в силу сложных жизненных обстоятельств решили отказаться от ребенка.

При отсутствии боксов такие женщины обращаются с заявлением в уполномоченные органы по вопросам опеки и попечительства.

Далее специалисты органов власти ведут с ними работу: разъясняют последствия их поступка, предлагают возможные варианты выхода из сложной ситуации (получение социальной помощи, пособий, юридическую, психологическую поддержку и т. п.). В результате часть женщин меняет свое решение, и ребенок остается в семье.

Даже если этого не происходит, органам опеки легко установить других родственников ребенка (отца, старших братьев и сестер, бабушек, дедушек, тетей, дядей и др.). Нередко ребенок передается на воспитание в их семьи. Однако в случае помещения ребенка в «бэби-бокс» это становится невозможным, так как неизвестно, кто мать ребенка. Такой ребенок попадает в детский дом.

Итак, мы видим, что с практической точки зрения выгоды от «бэби-бокса» никакой, ничьи жизни он не спасает, а напротив, калечит.

2. Финансовый аспект.

Создание системы боксов и поддержание их в рабочем состоянии требует существенных материальных затрат. Представляется, что направление этих средств на создание кризисных центров для женщин, попавших в сложную жизненную ситуацию, где они могли бы получать бесплатную юридическую и психологическую помощь, а также, возможно, социальную поддержку, будет эффективным средством решения проблемы детского сиротства.

Целесообразно создать в каждом регионе «горячую телефонную линию», куда могли бы обратиться за помощью женщины, у которых возникают мысли отказаться от своего ребенка.

Участие в такой работе представителей традиционных религиозных конфессий повысило бы ее результативность.

3. Морально-этический аспект.

Мы живем в непростое время, когда в различных сферах происходит подмена и искажение морально-этических понятий.

Как отметил Президент РФ в Послании Федеральному Собранию, «здоровая семья… переданные нам предками традиционные ценности в сочетании с устремленностью в будущее… вот наши приоритеты» [4].

Именно на искажение и разрушение традиционных семейных ценностей направлен проект «бэби-бокс». В переводе с английского «бэби-бокс» — ящик для ребенка. Однако сторонники этой идеи старательно избегают русского варианта. Не потому ли, что в нем ясно видна суть явления, не потому ли, что уже от самой фразы «ящик для ребенка» нас инстинктивно коробит?

4. Юридический аспект.

Как провозглашает Конвенция в ч. 1 ст. 3, «во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка».

Рассмотрим, какие базовые права ребенка нарушаются при внедрении проекта «бэби-бокс».

1. Право знать своих родителей (ч. 1 ст. 7 Конвенции, ч. 2 ст. 54 СК РФ). Это право прямо нарушается в результате анонимного помещения ребенка в бокс.

2. Право на заботу своих родителей (ч. 1 ст. 7 Конвенции, ч. 2 ст. 54 СК РФ). Ребенок, помещенный в бокс, лишается этого права.

3. Право жить и воспитываться в семье (статьи 8, 9, ч. 1 ст. 18 Конвенции, ч. 2 ст. 54 СК РФ). Отметим также, что «реализация основополагающего права каждого ребенка жить и воспитываться в семье» является ключевым принципом Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012—2017 годы [2].

4. Право ребенка на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство и семейные связи (ч. 1 ст. 8 Конвенции, ст. 55 СК РФ).

5. Право ребенка поддерживать на регулярной основе личные отношения и прямые контакты с обоими родителями и другими родственниками (ч. 3 ст. 9 Конвенции, ч. 1 ст. 55 СК РФ). Оба вышеуказанных права грубо нарушаются при помещении ребенка в бокс. Такой ребенок не будет знать не только матери — он лишается возможности общения с другими родственниками (отцом, дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами).

6. Право ребенка на получение алиментов (ст. 27 Конвенции, ч. 1 ст. 60 СК РФ).

7. Право ребенка на получение наследства (ст. 27 Конвенции, ч. 3 ст. 60 СК РФ).

Имущественные права ребенка, помещенного в бокс, также ущемляются: он не будет получать ни алиментов от родителей, ни наследства после их смерти.

Итак, помещение ребенка в «бэби-бокс» нарушает целый комплекс его личных неимущественных и имущественных прав.

Не лучше обстоят дела и с правами родителей, в частности, матери ребенка.

Вполне возможна ситуация, когда женщина, поместив ребенка в бокс, затем передумает, раскается в своем поступке и решит взять ребенка обратно и воспитывать его. Однако сделать это в административном порядке ей не удастся, ведь ребенок был помещен в бокс анонимно, и не установлено, кто его мать. Следовательно, женщине придется обращаться в суд и из своих средств оплачивать весьма дорогостоящую генетическую экспертизу.

Сторонники проекта «бэби-бокс» на своих интернет-сайтах обещают женщинам свободу от наказания за оставление ребенка. Такие обещания являются по меньшей мере некорректными, ведь уголовную ответственность по ст. 125 УК РФ никто не отменял. Уголовный закон не содержит никаких исключений для случаев оставления детей в боксах.

Кроме того, действия женщины, оставившей ребенка в боксе, могут быть квалифицированы по ст. 156 УК РФ — неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего либо по ст. 5.35 Кодекса РФ об административных правонарушениях — неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних.

Таким образом, негативные правовые последствия могут наступить и для матери.

Нарушаются и права родственников ребенка на общение с ним (ст. 67 СК РФ).

Таким образом, мы видим, что реализация проекта «бэби-бокс» не только нецелесообразна с практической точки зрения, нерентабельна с финансовой и ущербна с морально-этических позиций, но и полностью противоречит общепризнанным нормам международного права, Конституции РФ и федеральным законам.

Стоит отметить, что попытка в 2012 году реализовать проект «бэби-бокс» в виде законодательной инициативы в Государственной Думе провалилась. Соответствующий законопроект получил отрицательные отзывы Правительства РФ (официальный отзыв от 17.01.2012 № 86п-П12), Правового управления аппарата Государственной Думы (заключение от 21.01.2013 № 2.2.-1/195), Комитета Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей (заключение от 24.01.2013 № 3.6-5/36).

В мае 2015 года по требованию органов прокуратуры Кировской области был закрыт «бэби-бокс», созданный одной из некоммерческих организаций, а деятельность этой организации приостановлена [5].

Хотелось бы отметить, что в Новосибирской области по рассматриваемому вопросу выработана согласованная позиция представителей гражданского общества. На заседании Экспертного совета при Уполномоченном по правам ребенка в Новосибирской области и представители органов власти, и представители гражданского общества единогласно отвергли идею создания в области «ящиков для детей».

Вызывает удивление позиция органов власти Свердловской, Псковской областей, Пермского края и некоторых других регионов, где, по информации СМИ, действуют «бэби-боксы».

Считаем, что необходимо объединение усилий всего юридического сообщества, общественности, органов власти для противодействия такому социально опасному явлению, как проект «бэби-бокс». Видится необходимым сформировать по этому вопросу единую точку зрения ведущих психологов и юристов, а также практику прокурорского реагирования и судебную практику.

 

Список литературы

 

1. Галкин Д.В. Уголовно-правовая охрана жизни новорожденного ребенка // Российский следователь. 2014. № 19.

2. О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012—2017 годы: указ Президента РФ от 01.06.2012 № 761 // Собрание законодательства РФ. 2012. № 23. Ст. 2994.

3. Обзор Новосибирского областного суда от 01.12.2002 // Обзор судебной практики по делам о преступлениях против жизни и здоровья. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

4. Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 04.12.2014 // Парламентская газета. 2014. № 43.

5. После вмешательства прокуратуры прекращена деятельность «бэби-бокса», установленного в Местной религиозной организации Прихода Пресвятого Сердца Иисуса Римско-католической Церкви. URL: http://www.prokuratura-kirov.ru/ news/detail.php?ID=19645 (дата обращения: 04.10.2015).