Публичные слушания по вопросам регулирования градостроительной деятельности в условиях «градостроительного конфликта» в городе Москве и манипулирование общественным мнением

Д.А. Ястребов,

главный научный консультант компании «Юридическая служба столицы», кандидат юридических наук, 

О.Т. Ларин, 

 руководитель Общественного движения «За парк»

 

Публичные слушания как консультативная мера, увы, изначально не являлись реальной возможностью жителей влиять на содержание принимаемых решений по вопросам регулирования градостроительной деятельности. Ведь решения по ним носят рекомендательный характер («для галочки»).

Несмотря на активную правоприменительную практику в городе Москве института публичных слушаний по вопросам регулирования градостроительной деятельности эти слушания так и не стали реальной возможностью для жителей не допустить точечную застройку и разрешать «градостроительные конфликты», а явились очередным инструментом мнимой демократии в этой сфере, имитируя общественное мнение.

Об этом свидетельствует московская правоприменительная и судебная практика.

Так, при планировании строительства объекта на дворовой территории либо в пределах жилой застройки в большей степени затрагиваются права жителей этих дворов, микрорайонов (максимум — кварталов). Обычно это не более 7—10 домов, число жителей которых составляет меньше 1% жителей всего муниципального образования, имеющих право участвовать в публичных слушаниях. Таким образом, наиболее заинтересованные жители оказываются в меньшинстве, и их мнение не является решающим при принятии окончательного решения.

Однако с учетом самоорганизации жителей в инициативные группы для отстаивания своих интересов в последнее время неоднократно возникали конфликтные ситуации, в которых принимали участие нанятые заинтересованные лица, препятствующие силовыми методами реализации права местных жителей на участие в публичных слушаниях. Главным образом это сводилось к блокированию входа в помещения, где проводились собрания участников публичных слушаний.

Наряду с этим законодательство Москвы не предусматривает обязанность участника публичных слушаний подтверждать факт своей регистрации или работы на данной территории, правообладания недвижимостью на ней, что позволяет участвовать в публичных слушаниях жителям других районов и даже субъектов Российской Федерации, выдающих себя за надлежащих участников слушаний, без предъявления паспорта, трудового договора или свидетельства о праве собственности на недвижимое имущество на данной территории (так называемая массовка, которой дано задание голосовать за проект).

При этом сохраняется проблема отсутствия четкой определенности в вопросе о том, кто имеет право подавать замечания и предложения в 7-дневный срок после проведения собрания и имеет ли значение факт регистрации участников слушаний во время экспозиции или собрания.

Чиновники на местах часто превращают публичные слушания в профанацию: оповещают об их проведении с опозданием, проводят собрание их участников в помещениях, которые не приспособлены для этого, игнорируют существенные замечания участников, ограничиваясь «подсчетом голосов», который вообще не предусмотрен законодательством.

В протоколах публичных слушаний отсутствуют данные о лицах, принимающих участие в соответствующих мероприятиях, не все высказанные мнения фиксируются, иногда указываются «мертвые души», подделываются подписи.

В заключениях о результатах публичных слушаний, как правило, очень низкий уровень аналитической части, в которой обычно не остается место анализу; отсутствуют аргументированные выводы и рекомендации о целесообразности или нецелесообразности учета поступивших предложений и замечаний, а все сводится к обоснованию одной единственной точки зрения или присутствует краткая формулировка о необходимости «учесть замечания».

Также в заключении о результатах публичных слушаний не всегда указывается содержание всех предложений и замечаний участников публичных слушаний по обсуждаемому проекту.

Существующий механизм публичных слушаний не позволяет учесть мнение общественности на момент принятия решений. Можно высказаться на публичных слушаниях, но им предшествует разработка соответствующих проектов. К началу публичных слушаний проведен большой объем работ, вложены деньги, и ни инвестор, ни власти, которые выдавали разрешения, очевидно, не хотят отказываться от реализации своих планов.

Таким образом, сегодня публичные слушания крайне сложно признать конструктивной формой взаимодействия при осуществлении градостроительной деятельности органов исполнительной власти города Москвы с жителями города и их объединениями.

Всё это приводит к созданию условий для манипулирования общественным мнением.

Наряду с этим, среди важнейших прогнозируемых проблем в рассматриваемой сфере является предложение проводить публичные слушания в электронном формате. Данный формат изначально направлен на повышение осведомленности населения о планируемых публичных слушаниях; повышение доверия населения к результатам публичных слушаний. Однако существует очевидная угроза того, что электронные публичные слушания станут инструментом манипулирования, с помощью которого городские власти смогут подтасовывать в свою пользу результаты народного волеизъявления. Именно поэтому маловероятно, что данный формат позволит говорить о повышении доверия населения к результатам публичных слушаний.

В последнее время публичные слушания стали, пожалуй, самым излюбленным инструментом городских властей для проведения того или иного «нужного» именно им решения в сфере регулирования градостроительной деятельности либо выгодного для застройщика, но не для местных жителей.

Единственный способ повлиять на ситуацию – создать достаточный общественный резонанс, который вынудит власти принять политическое решение. Однако через некоторое время шум утихает, а политическое решение просто «забывается» (игнорируется самой властью, которая его приняла) и проблема возникает снова. При этом, как правило, обращения с жалобами в прокуратуру и/или в суд  результатов не дают (за редчайшим исключением).

Все это приводит к тому, что проведение публичных слушаний начинают игнорировать сами жители, ради которых они и должны проводиться, так как жители уже не видят смысла принимать участие в этих мероприятиях, по итогам которых их мнение не учитывается. В результате происходит разрыв коммуникации «общество — власть» на одном из жизненно важных направлений.

В связи с изложенным представляется целесообразным уточнить соответствующие положения градостроительного законодательства города Москвы в части:

1) права участия в публичных слушаниях, которое должно быть у жителей территории, где планируется строительство объекта (микрорайон, квартал);

2) документальной проверки обоснованности (права) участия гражданина в публичных слушаниях (при составлении списков участников публичных слушаний необходимо фиксировать данные об их регистрации по месту жительства);

3) возможности проведения публичных слушаний исключительно при наличии всей необходимой для представления на экспозиции документации.

Возможно, часть указанных проблем смогут решить соответствующие изменения и дополнения в градостроительное законодательство города Москвы, однако утрату доверия к этому механизму восстановить будет крайне сложно.