УДК 347.4(094) 

Страницы в журнале: 153-156

 

Ю.С. Батынюк,

аспирант Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации Россия, Москва julia_25@list.ru

 

Анализируется понятие «обязательство» в римском гражданском праве. Особое внимание уделяется классификации обязательств, которые подразделяются на материальные и абстрактные.

Ключевые слова: обязательства в римском гражданском праве, материальные обязательства, абстрактные обязательства.

 

Прежде чем рассматривать абстрактные и материальные обязательства в римском гражданском праве, необходимо дать определение понятия «обязательство» и проследить историю его развития.

В источниках римского права обязательство рассматривалось как определенная правовая связь, устанавливаемая в отношениях между двумя лицами (кредитором и должником). При этом, как подчеркивали римские юристы, сущность обязательства  состоит в вытекающей из него обязанности что-либо дать, сделать или предоставить [4, c. 91]: должник обязан выполнить требование кредитора.

Таким образом, обязательство включает в себя, с одной стороны, право требовать, а с другой — соответствующую этому праву обязанность исполнить требование [6, с. 92], поскольку до возникновения обязательства человек (в данном случае должник) совершенно свободен, а взяв на себя обязательство, он ограничивает себя, обременяет обещаниями, уменьшает свободу, возлагая на себя определенные правовые  обязанности.

Следовательно, обязательство — это правоотношение, сторонами которого являются кредитор и должник, а содержанием — права и обязанности сторон.

В частности, у кредитора возникает право требовать от должника определенного поведения, а у другой стороны (должника), соответственно, возникает обязанность вести себя определенным образом.

Также наравне с долгом одним из основных признаков обязательства является ответственность должника в случае его неисполнения или ненадлежащего исполнения.

Идея ответственности — потенциального ухудшения положения должника в соответствии с общими нормами права — наделяет долг качеством свободного сотрудничества, необходимого для дачи согласия при возникновении обязательства. Соглашаясь исполнить обязательство, должник несет риск ответственности в случае его неисполнения или ненадлежащего исполнения [3, с. 429].

Круг обязательств, известных Древнему Риму, весьма обширен. В источниках римского права существует несколько классификаций обязательств.

Одним из основных критериев классификации обязательств в римском гражданском праве является основание их возникновения:

1) договор (ex contractu), то есть законодательно признанное и одобренное соглашение между сторонами, заключенное по доброй воле;

2) правонарушение (ex delicto), то есть незаконное действие. В свою очередь, в обязательствах, возникающих в результате правонарушений, выделялись обязательства из частных правонарушений и уголовных правонарушений.

Однако договорами и правонарушениями не исчерпывались все случаи возникновения обязательств. Встречалось много самых разнообразных случаев, когда не было ни правонарушения, ни договора, а между тем обязательство возникало.

Например, в римском праве юрист Гай все остальные случаи возникновения обязательств объединяет в общую группу — «обязательства, возникающие из различных видов оснований» [6, с. 94]. Позднее эти основания были отнесены к так называемым квазиконтрактам («как бы» контрактам) и квазиделиктам («как бы» деликтам).

Таким образом, в римском гражданском праве существовало следующее деление обязательств в зависимости от оснований их возникновения:

— вследствие договора (контракта), заключенного между сторонами;

— из деликтов (правонарушения);

— вследствие правоотношений, по своей юридической природе близких к договорам («как бы» договорам), например обязательства, возникающие в силу ведения чужих дел без поручения или неосновательного обогащения;

— вследствие иных обстоятельств, не попадающих в указанные выше группы.

В то же время обязательства в римском гражданском праве традиционно классифицировались как цивильные и естественные [3, с. 432].

Цивильные обязательства — это обязательства, пользующиеся исковой защитой. Юридическое значение обязанности должника по определенному поведению выявляется в гражданском процессе, когда, не получив ожидаемого исполнения, кредитор получает право на удовлетворение обязательства по суду.

Особую группу обязательств составляют естественные обязательства, при которых долг не сопровождается ответственностью, право на исковую защиту у кредитора не возникает.

Первое упоминание о таких обязательствах встречаются у Сенеки. Примером естественного обязательства может служить денежный заем, совершенный подвластным сыном без согласия домовладыки [6, с. 94]. В частности, раб или лицо, подвластное главе семьи, домовладыке (paterfamilias), по общему правилу не были способны к установлению обязательства от имени своего господина. Подобное обязательство не обеспечивалось исковой защитой, если не относилось к части имущества господина, в рамках которого необходимая защита предоставлялась. Однако при добровольном исполнении обязательства господином он не имел права потребовать возврата исполненного в принудительном порядке. Таким образом, лишенное исковой защиты, указанное обязательство не могло быть отнесено к обязательствам в прямом смысле этого слова. И потому, опираясь на общий критерий естественного права, римские юристы вывели из него частное понятие естественного обязательства (obligatio naturalis). Это понятие приобрело собирательное значение как для обязательств господина, установленных его рабом или подвластным, так и для всех других обязательств, не снабженных исковой защитой, но юридически защищенных в пределах их добровольного исполнения [4, с. 91].

Также важно отметить, что, по мнению различных цивилистов, в конце классической эпохи развития римского права естественными обязательствами считались также обязательства, заключенные несовершеннолетними лицами без опекуна [3, с. 432].

Говоря о видах обязательств в римском гражданском праве, важно отметить, что одной из основных классификаций является деление обязательств с учетом их оснований на абстрактные обязательства и материальные (казуальные) обязательства, поскольку от того, к какому типу относится данный вид договора (соглашения), зависят, прежде всего, способы исполнения обязательства [5, с. 8].

К материальным обязательствам относятся обязательства, имеющие правовое основание (causa), опираясь на которое истец может подать иск. К абстрактным обязательствам относят обязательства, в которых отсутствует правовое основание (causa).

Под правовым основанием в римском гражданском праве понимается такая причина, в которой воплощается юридическая цель договора (обязательства), придающая ему определенные типические свойства и делающая его таким, каков он есть, а не договором какого-либо иного типа.

Материальные обязательства в римском праве всегда характеризовались наличием основания (causa). Как отмечает Папиниан, «обязательства, которые не имеют собственного правового основания, не подтверждаются ни должностной обязанностью судьи, ни империей, ни властью закона» [2, с. 547]. Следовательно, материальные обязательства порождают юридические последствия в силу наличия правового основания.

В римском частном праве, как известно, существуют многочисленные материальные обязательства. Как указывается в Дигестах, «сущность обязательств состоит не в том, чтобы сделать какой-нибудь предмет нашим или какой-нибудь сервитут нашим, но чтобы связать другого перед нами, дабы он дал что-нибудь, или сделал, или представил. А для того, чтобы возникло обязательство, недостаточно, чтобы деньги дающего стали принадлежать покупателю, но также (необходимо), чтобы дача и принятие совершались с тем намерением, чтобы было установлено обязательство» [2, с. 535].

Таким образом, можно сделать вывод, что в римском праве наличие основания (causa) является непременным условием действительности материального обязательства. Кроме того, в любом материальном обязательстве его участники имеют взаимные юридические права и обязанности.

Каждый договор обладает своими специфическими основаниями. Если же рассматривать названное явление в общем, то оно может быть сведено к одному из трех вариантов: causa credendi — принятие на себя обязанности в целях приобретения прав (как, например, при купле-продаже), causa donandi — принятие на себя обязанности в целях наделения правом другого (как, например, при дарении), causa solvendi — сложение обязанностей с другой стороны в целях освобождения от обязанностей самого себя (как, например, при прекращении договора с согласия обоих его участников) [4, с. 99].

В римском гражданском праве к материальным обязательствам относятся, в частности, обязательства по реальным контрактам, таким как заем (mutuum), ссуда (commondatum), поклажа (depositum) и другие, а также так называемые отдельные квазиконтракты (о которых говорилось выше). Материальными являются консенсуальные контракты, деликтные и другие обязательства.

К абстрактным обязательствам чаще всего относили вербальные (устные) договоры, соглашения.

Вербальные договоры в дальнейшем, особенно в позднеклассическом римском праве, встречаются все меньше и вскоре меняются на другие абстрактные обязательства [5, с. 8].

Одним из наиболее распространенных видов вербальных договоров является стипуляция.

Стипуляция — это формальный, абстрактный устный контракт, устанавливающий обязательства [1]. Стипуляция заключалась в форме произнесения торжественных слов. Например, древнейшим видом вербального соглашения была sponsio — священная клятва в ответ на запрос контрагента. Например:  «Обещаешь дать?» — «Обещаю».

На основании вербального договора (stipulatio) возникало обязательство строго одностороннего характера. Кредитор может требовать только то, что было обещано.

В древности любое требование из вербального обещания защищалось с помощью судебного разбирательства. В процессе средства защиты были различны. Например, обязательства по переносу собственности путем стипуляции защищались посредством иска об истребовании определенной суммы денег, данных в долг, или личного иска об истребовании определенной вещи (в зависимости от того, что было объектом сделки — денежная сумма или определенная вещь). Эти иски сформулированы абстрактно, так что они могли быть использованы независимо от causa obligationis (основания обязательства) [3, с. 489—492].

Абстрактный характер договора был обусловлен по большей части ритуальной структурой действия, в устной форме можно было заключить соглашение практически любого содержания.

В постклассическую эпоху развития римского гражданского права одним из основных условий заключения договора становится его письменная форма. Таким образом, вербальные договоры также начинают оформляться в письменном (бумажном) виде [3, с. 492].

Помимо стипуляции в римском гражданском праве существовали и иные формы абстрактных обязательств, в том числе обет  божеству (votum), обещание установить приданое, обещание совершить пожертвование в пользу городской общины (policitario) [5, с. 8—9].

Обещание приданого давалось в присутствии жениха в форме одностороннего заявления невесты или ее домовладыки. Другие лица прибегали для установления приданого к обычной стипуляции. Эффектом этих актов было появление на стороне супруга права на определенные требования.

Обещание (pollicitatio) о пожертвовании в  пользу гражданской общины, например о  постройке здания, ценном даре, передаче денежной суммы и др., данное в одностороннем  порядке, также имело правовые последствия. Обязательство возникало в случае, если обещание давалось на правомерном основании, например в связи с вступлением в должность. Если лицо, давшее обещание (pollicitatus), приступало к его исполнению, оно становилось обязанным даже в отсутствие основания для получателя.

Таким образом, в первую очередь абстрактные и материальные обязательства отличаются выражением воли сторон по обязательствам.

Как мы знаем, договор по самому своему назначению есть способ регулирования отношений между частными лицами в зависимости от их индивидуальных интересов и потребностей. Естественно, поэтому основной силой всякого договора (обязательства) является соглашение сторон, то есть их воля. Юридические последствия договора наступают именно потому, что их желали авторы договора.

Однако воля — это внутренний психический процесс, который сам по себе для посторонних лиц неуловим. Для того чтобы воля одного лица могла послужить основанием для соглашения с другим, необходимо, чтобы она была проявлена в каких-нибудь внешних знаках (словах, письме, действии), которые давали бы возможность судить о ее наличии. Другими словами, для возникновения обязательства, как и всякого юридического акта, необходима не только воля, но и волеизъявление.

В отличие от материальных обязательств, волю в абстрактных обязательствах можно определить только на основании волеизъявления, то есть в абстрактных обязательствах действует принцип приоритета волеизъявления перед волей.

Таким образом, отсутствие правового основания в обязательстве является главным признаком, по которому абстрактные обязательства отличаются от материальных, как во времена Римской империи, так и в наши дни.

Список литературы

 

1. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Иллюстрированный энциклопедический словарь: в 86 т. URL: http://

www.vehi.net/brokgauz/

2. Дигесты Юстиниана. — М.: Статут, 2005.

Т. IV.

3. Дождев Д.В. Римское частное право / под ред. В.С. Нерсесянца. — М.: Норма, 1996.

4. Иоффе О.С., Мусин В.А. Основы римского гражданского права. — Ленинград: Изд-во Ленинградского ун-та, 1975.

5. Лебедева А.А. Абстрактные обязательства в гражданском праве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Казань, 2007.

 

6. Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. — М.: Зерцало, 2007.