УДК 347.44

Страницы в журнале: 80-88 

 

А.А. Титов,

кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры гражданского права и гражданского процесса Московского государственного гуманитарного университета им. М.А.Шолохова Россия, Москва anatoli-tito@yandex.ru

Рассматриваются вопросы нравственного и правового характера в контексте идей о добре и любви китайского мыслителя Конфуция. Эти идеи в определенной мере нашли отражение в российском законодательстве. Вместе с тем в статье отмечаются недостатки действующего жилищного законодательства и вносятся предложения по его совершенствованию в целях расширения жилищных прав граждан.

Ключевые слова: китайский мыслитель и философ Конфуций, идеи Конфуция о добре и счастье, связь идей Конфуция с современным российским законодательством, жилищные права граждан, проблемы российского жилищного законодательства в части удовлетворения жилищной потребности граждан.

 

Идеи Конфуция как актуальные моральные принципы гуманизма и добродетельности. Сегодня мы вспоминаем выдающихся философов прошлого, пытаемся увязать их идеи о великодушии, добродетели и любви с современностью и найти эти идеи в российском законодательстве, в частности с точки зрения закрепления в нем социальных гарантий.

Среди таких мыслителей особое место занимает китайский философ Конфуций (кит. Кун-Цзы), который родился около 551 г. до н. э. в царстве Лу. Слава о нем распространилась далеко за пределы соседних царств. Признание его мудрости достигло такой степени, что он занял пост Министра правосудия — в те времена самую ответственную должность в государстве [5, с. 2—24]. Однако сейчас Конфуций нам интересен не тем, что он занимал высокий государственный пост, а тем, что является носителем вечных идей о добре, любви и других гуманистических идей, которые не утратили свое значение в настоящее время.

Как известно, Конфуций выдвинул свою теорию управления на основе добродетели (правил поведения). Он говорил: «Если руководить народом с помощью законов и вносить в народ порядок с помощью наказаний, народ будет стремиться избежать наказания и не будет испытывать стыда. Если же руководить народом с помощью добродетели и вносить в народ порядок с помощью правил поведения, народ будет знать стыд и исправится» [4, с. 24—29]. Здесь под добродетелью имеется в виду нравственное перевоспитание, а под правилами поведения — система правил, главным образом система родовых отношений.

Идея об управлении на основе добродетели является продолжением и развитием идеи Чжоу-гуна, выраженной в словах: «Уважать добродетель, охранять народ».

С точки зрения Конфуция, управление на основе добродетели — лучший способ защиты чжоуских правил поведения. Он считал: «Правящий с помощью добродетели подобен Полярной звезде, которая занимает свое место, а все другие звезды окружают ее». Смысл цитаты — если, управляя государством, правитель пользуется методом морального перевоспитания, он становится подобным Полярной звезде, он будет спокойно занимать свое место, а народ, являющийся его слугой, будет окружать его, подобно звездам. Главная причина того, почему управление на основе добродетели имеет такую силу, может быть выражено всего лишь в одном понятии «человеколюбие». Конфуций был уверен в том, что народ сначала надо «сделать богатым», а затем «воспитать его». Он говорил: «В государстве должно быть достаточно пищи и достаточно оружия, и тогда народ будет доверять правителю».

Касаясь принципов (идей), проповедуемых Конфуцием, для наглядности приведем ряд его афоризмов, которые в основном посвящены управлению государством и взаимоотношениям правителя со своим народом.

«Когда государство управляется согласно с разумом, постыдны бедность и нужда; когда государство не управляется согласно с разумом, то постыдны богатство и почести».

«Управляйте народом с достоинством, и люди будут почтительны. Относитесь к народу по-доброму, и люди будут трудиться с усердием. Возвышайте добродетельных и наставляйте неученых, и люди будут доверять вам».

«Из всех преступлений самое тяжкое — это бессердечие».

«Секрет доброго правления: правитель да будет правителем, подданный — подданным, отец — отцом, а сын — сыном».

«Добродетель не останется в одиночестве. У нее обязательно найдутся соседи».

«Достойный человек не может не обладать широтой познаний и твердостью духа. Его ноша тяжела, а путь его долог. Человечность — вот ноша, которую несет он: разве она тяжела? Только смерть завершает его путь: разве он долог?»

«Уважать всякого человека, как самого себя, и поступать с ним, как мы желаем, чтобы с нами поступали, — выше этого нет ничего».

«Работай над очищением твоих мыслей. Если у тебя не будет дурных мыслей, не будет и дурных поступков».

«Будь всегда внимателен к тому, что делаешь, и ничего не считай недостойным внимания. Когда желания чисты и проникнуты любовностью, сердце становится правдиво и прямо. А когда сердце становится правдиво и прямо, человек исправляется и становится лучше. А когда человек исправляется и становится лучше, то и в семье устанавливается по-рядок. А когда в семье устанавливается порядок, то и в стране устанавливается благоустройство. А когда в стране устанавливается благоустройство, то устанавливается мир и согласие во всей Вселенной» [5, с. 201—206].

Конечно, не один Конфуций внедрял в сознание людей идеи великодушия, добродетели и любви. Сходные постулаты выдвигали и другие мыслители во все времена. В частности, многие философы прошлого говорили о необходимости связи каждого человека с его родиной и народом, подчинении личных интересов общественным (государственным) интересам. Например, известный российский революционный демократ ХIХ века Н.Г. Чернышевский в своей теории «разумного эгоизма» считал критерием морали достижение пользы, выгоды, удовольствия и счастья. Его концепция «разумного эгоизма» являлась фундаментом моральной доктрины, утверждающей принцип самопожертвования как норму бытия для «разумной личности».

Можно привести некоторые выражения из нашего русского (российского) багажа народной мудрости. Например, указывая на имеющиеся недостатки в государстве, люди говорят: «Рыба гниет с головы», тем самым подчеркивая, что прежде всего виноваты руководители государства. Есть и такое выражение: «Ты меня сначала накорми, а потом запрягай». В данном случае имеется в виду, что нужно сначала позаботься о народе, а потом ставить перед ним какие-то задачи. Вместе с тем следует отметить, что не всегда правители следовали этим идеям: многим нравилась единоличная власть. Например, в Римской империи единоличное распоряжение императора признавалось законом: «Что угодно императору, то имеет силу закона», а сам император «законом не связан» [6, с. 21].

Конституционное и законодательное закрепление нравственных ценностей в современном российском государстве. Возникает ряд вопросов: как указанные выше нравственные идеи Конфуция и других мыслителей находят отражение в современном человеческом обществе, в том числе во взаимоотношениях российского государства (в лице соответствующих органов и должностных лиц) и его граждан? в какой мере данные идеи и принципы закреплены в действующем законодательстве?

На эти вопросы нельзя ответить однозначно. В последние двадцать лет в России происходили глубокие политические, социально-экономические и правовые изменения, вызванные переходом страны к рыночным отношениям. Несмотря на лукавство властей относительно характеристики нашего государства, ясно, что Россия в начале 1990-х годов перешла к капиталистическим отношениям. Ученые-историки считают, что начиная с 1992 года в стране произошла реставрация капитализма [3, с. 46—50]. Народ хотел получить капитализм с «человеческим лицом», а на практике: «хотели как лучше, а получилось как всегда» (этот афоризм, как известно, принадлежит известному политику В.С. Черномырдину), т. е. так, как зачастую что-то делается в России, — с массой проблем и недостатков. За последние два десятилетия в значительной степени обесценились прежние нравственные ценности, и эта ситуация, сложившаяся в обществе, несомненно, отразилась в российском законодательстве, несмотря на то, что в нашем основном законе — Конституции Российской Федерации 1993 года (далее — Конституция РФ) имеются многие положения, гарантирующие права граждан в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права.

В частности, в Конституции РФ содержится несколько статей, которые закрепляют, можно сказать, уважительное, доброжелательное и заботливое отношение государства к человеку:

— статья 2: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства»;

— часть 1 ст. 7: «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека»;

— части 1 и 2 ст. 40: «Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища. Органы государственной власти и органы местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для осуществления права на жилище»;

— часть 2 ст. 55: «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».

Из приведенных положений (принципов) Конституции РФ мы видим, что государство должно уважать своих граждан и заботиться о них, в частности, обеспечивать реализацию их права на жилище. Другими словами, государство в целом по стране и в отношении каждого гражданина (человека) должно решать жилищную проблему — одну из важнейших социально-экономических задач.

Следует отметить, что и международные акты закрепляют идеи гуманизма, т. е. человеколюбия. Например, Всеобщая декларация прав человека, утвержденная Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 году, закрепляет, что «каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, ...включая жилище, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи». То есть понятие «достойный жизненный уровень» включает в себя и обязательное наличие у человека жилища (жилого помещения). Так, Федеральная служба государственной статистики (Росстат) в своих ежегодных сборниках (в разд. 7 «Уровень жизни населения») в состав указанного раздела также включает статистические данные (сведения) о жилищных условиях населения.

По вопросу реализации права граждан на жилище важной является правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации (далее — КС РФ), который в своем определении от 05.03.2009 № 376-О-П «По жалобе гражданина Алексеева Романа Владимировича на нарушение его конституционных прав пунктом 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации» (далее — Определение № 376-О) установил следующее: «Конституция Российской Федерации провозглашает Российскую Федерацию социальным правовым государством, в котором гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина и политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (статья 1, часть 1; статья 7, часть 1; статья 18; статья 19, части 1 и 2). Как неоднократно указывал в своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации, провозглашенные в Конституции Российской Федерации цели социальной политики Российской Федерации предопределяют обязанность государства заботиться о благополучии своих граждан, их социальной защищенности и обеспечении нормальных условий существования (Постановление от 16 декабря 1997 года № 20-П, Определение от 15 февраля 2005 года № 17-О). В свою очередь, человек, если он в силу объективных причин не способен самостоятельно достичь достойного уровня жизни, вправе рассчитывать на получение поддержки со стороны государства и общества. Эти конституционные начала взаимоотношений личности, общества и государства в социальной сфере распространяются и на отношения, связанные с осуществлением пра-ва на жилище, которое получило в том числе международно-правовое признание в качестве одного из необходимых условий гарантирования права на достойный жизненный уровень (статья 25 Всеобщей декларации прав человека, статья 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах).

Закрепляя в соответствии с этим право каждого на жилище и предполагая, прежде всего, ответственное отношение самих граждан к его осуществлению, Конституция Российской Фе-дерации одновременно возлагает на органы государственной власти и органы местного самоуправления обязанность по созданию условий для осуществления права на жилище, при этом она предусматривает, что малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами (статья 40).

Из данных конституционных предписаний, реализуемых во взаимосвязи с конституционными принципами справедливости и уважения достоинства личности (преамбула; статья 2; статья 21, часть 1, Конституции Российской Федерации) и с учетом юридически значимых для Российской Федерации норм международного права, вытекает обязанность государства в лице органов государственной и муниципальной власти оказывать содействие в обеспечении нормальных жилищных условий гражданам, лишившимся единственного жилища в результате наступления таких, в частности, находящихся вне сферы их контроля обстоятельств, как пожар, и не имеющим возможности преодолеть сложившуюся трудную жизненную ситуацию самостоятельно. Реализуя эту конституционную обязанность, федеральный законодатель предусмотрел для случаев признания жилого помещения в установленном порядке непригодным для проживания и не подлежащим ремонту и реконструкции возможность предоставления гражданам жилых помещений по договорам социального найма во внеочередном порядке (пункт 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации) — при условии соблюдения общих требований жилищного законодательства применительно к предоставлению жилых помещений по договорам социального найма и подтверждения объективной нуждаемости в жилом помещении (часть 2 статьи 49, часть 1 статьи 52 Жилищного кодекса Российской Федерации). Такое законодательное регулирование согласуется со статьей 40 (часть 3) Конституции Российской Федерации, которая обязывает государство обеспечить дополнительные гарантии жилищных прав путем предоставления жилища бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами не любым, а только малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище…»

Из Определения № 376-О можно сделать вывод, что в Российской Федерации допускаются случаи нарушения жилищных прав граждан, и одной из основных причин этих нарушений является несовершенство действующего жилищного законодательства [10, с. 81—98].

Как видим, и Конституция РФ, и международные правовые акты, и высший судебный орган подтверждают право человека (гражданина) на жилище. Но как реально решается данная проблема у нас в стране? Иначе говоря, возникает вопрос, как принципы Конституции РФ нашли закрепление и развитие в жилищном законодательстве? Прежде всего, имеется в виду базовый акт жилищного законодательства — Жилищный кодекс Российской Федерации 2004 года (далее — ЖК РФ).

ЖК РФ был принят в составе пакета 27 федеральных законов по формированию рынка доступного жилья. Анализ ситуации, сложившейся со дня вступления в силу ЖК РФ, позволяет сделать вывод, что меры, принимаемые государством в этом направлении, явно недостаточны — для подавляющего большинства российских граждан жилье остается недоступным, поскольку их доходы несопоставимы с ценами на жилые помещения. Таким образом, провозглашенная в 2004 году идея о доступном жилье пока не срабатывает. В понятие «доступное жилье» вкладывается сейчас иной смысл, чем ранее. Нужно создать определенные рыночные институты, которые обеспечивали бы финансовую доступность жилья для большей части населения. Речь идет о гражданах, которым государство по закону не обязано предоставлять жилые помещения бесплатно (по договору социального найма). Государство путем развития законодательной базы и создания других условий должно обеспечить этим гражданам доступ на рынок жилья, чтобы они за счет собственных или заемных средств в обозримом будущем смогли купить или построить жилье, пользоваться жилым помещением по договору найма (коммерческого найма) и использовать другие способы решения своего жилищного вопроса.

В обоснование сказанного приведем некоторые официальные статистические данные. Так, в конце 2011 года прожиточный минимум для всего населения составлял 6209 руб., для трудоспособных граждан — 6710 руб. [9]. При этом необходимо иметь в виду, что в ряде субъектов Российской Федерации, например в Москве, величина прожиточного минимума значительно выше. Указанные цифры свидетельствуют о том, что официальный прожиточный минимум является явно заниженным по сравнению с фактическими потребностями граждан. В потребительской корзине, от величины которой непосредственно зависит прожиточный минимум, приведены следующие данные: например, на год трудоспособному гражданину полагается по 1 кг конфет и печенья, а свежих и соленых огурцов и помидоров — 5 кг (постановление Правительства Российской Федерации о 28.01.2013 № 54 и от 29.01.2013 № 56).

Что касается обеспечения граждан жильем по договорам социального найма (т. е. бесплатно), в период с 2000 по 2009 годы ежегодно получали жилые помещения лишь 4—5% очередников (в 2010 г. — 9%) [9]. В связи с недостаточным финансированием строительства жилья за счет бюджетных средств (эти средства составляют 9—12% от всего финансирования строительства жилья) нуждающиеся в жилых помещениях граждане ожидают получение жилья более 20 лет. Например, в 2010 году в Российской Федерации состояло на учете нуждающихся в жилых помещениях 2 млн 818 тыс. семей (включая одиноких граждан), из них 244 тыс. получили жилые помещения (в 2009 г. — 147 тыс.) [9].

Даже эти цифры свидетельствуют о том, что со стороны государства уделяется недостаточное внимание решению жилищной проблемы. В то же время нужно отметить, что для проведения эффективной политики в данной области имеется соответствующая правовая база. Из ч. 4 ст. 15 Конституции РФ следует, что общепризнанные нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Это означает, что принципы международного права должны находить отражение в нашем национальном законодательстве. В ЖК РФ имеются определенные положения, касающиеся права граждан на жилище. Речь идет прежде всего о законодательных гарантиях обеспечения граждан жильем, пользования занимаемыми жилыми помещениями и недопустимости произвольного лишения жилища. В частности, в ЖК РФ содержится ст. 2 об обеспечении условий для осуществления права граждан на жилище; в ст. 3 говорится о неприкосновенности жилища и недопустимости его произвольного лишения. К сожалению, в ЖК РФ нет так называемого понятийного аппарата, т. е. не определены основные понятия, используемые в области жилищных отношений, в частности, нет конкретности относительно того, что означает «право на жилище» и каким образом оно должно быть реализовано. В ст. 2 ЖК РФ говорится о том, что «органы государственной власти и органы местного самоуправления в пределах своих полномочий обеспечивают условия для осуществления гражданами права на жилище…» При этом используются формулировки общего характера: «содействуют развитию рынка недвижимости», «стимулируют жилищное строительство» и т. п. В целом название статьи и ее содержание похожи на известный афоризм: «спасение утопающих — дело рук самих утопающих».

В научной среде в последние годы обсуждается концепция социализации государства [1, с. 30]. Данная концепция предполагает обеспечение высоких социальных гарантий, т. е. создание благоприятных условий жизни для граждан, в частности, государство должно реально обеспечить им право на жилище. И эта «социализация», на наш взгляд, должна отражаться в российском законодательстве, которое должно предусматривать нормы, улучшающие положение граждан по сравнению с прежним законодательством (а не наоборот). Примечательным является мнение известного ученого, Председателя КС РФ В.Д. Зорькина, который считает, что демократические правовые государства не могут не быть также и социальными [2, с. 46—51].

Современная политика государства (в части решения жилищной проблемы) нашла отражение в Бюджетном послании Президента Российской Федерации Федеральному собранию 2009 года «О бюджетной политике в 2010—2012 годах»: «Прежде всего, требуется обеспечить полноценную реализацию приоритетных национальных проектов, сконцентрировав усилия на распространении наилучшего опыта, полученного в предшествующие годы. Целесообразно продолжить последовательный переход к реализации проектов в рамках долгосрочных государственных программ.

Особого внимания требует сфера жилищного строительства. Возможность улучшения жилищных условий не должна быть привилегией лишь немногочисленной группы лиц с очень высокими доходами. Необходимо добиться повышения доступности жилья для граждан до уровня, ранее определенного в рамках соответствующего национального проекта, прежде всего на основе реализации программ ипотечного кредитования, в том числе с использованием механизмов субсидирования первоначальных взносов и процентных ставок.

Использование государственных средств, выделяемых на решение этой задачи по различным направлениям, включая развитие рынка ипотечного жилищного кредитования, обеспечение жильем военнослужащих, ветеранов Великой Отечественной войны и ряда других категорий граждан, а также деятельность фондов реформирования жилищно-коммунального хозяйства и содействия развитию жилищного строительства должны быть скоординированы.

При этом государственный спрос в этом секторе не должен становиться причиной роста цен на жилье» [7].

Но есть ли у нас объективные предпосылки для решения поставленных задач? На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Негативные тенденции в решении жилищной проблемы в стране сохраняются. Представляется, что для оптимизма нет особых оснований. Об этом свидетельствуют, в частности, статистические данные последних лет: недостаточные объемы жилищного строительства (последние четыре года в среднем по 60 млн кв. м общей площади, а необходимо строить в 2—2,5 раза больше — примерно по 1 кв. м на человека; при этом доля государственных и муниципальных средств составляла в конце 2010 года всего 12,9%); средняя заработная плата в месяц по стране составляла 18,8 тыс. руб., а стоимость 1 кв. м жилья — 47,7 тыс. руб., в том числе в Центральном федеральном округе 62,2 тыс. руб. на первичном рынке и, соответственно, 52,8 тыс. руб. и 83,2 тыс. руб. на вторичном рынке жилья; ежегодно жилые помещения получают только 4—5% (в 2010 году — 9%) граждан (семей), состоявших на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях. В 2011 году было введено в эксплуатацию 62,3 млн кв. м общей площади жилья, а средняя обеспеченность жильем на одного человека — 22,8 кв. м, улучшили жилищные условия 244 тыс. очередников. Подавляющей части населения в решении жилищного вопроса необходимо реальное содействие со стороны государства, в том числе путем значительного увеличения доли жилищного строительства за счет бюджетных средств [9, с. 120, 128, 220, 506].

Касаясь действующего ЖК РФ, нужно сказать, что многие его нормы существенно ухудшили положение граждан по сравнению с прежним законодательством — Жилищным кодексом РСФСР 1983 года (далее — ЖК РСФСР 1983 года). Например, не предусмотрено обеспечение нуждающихся в жилье граждан (по договору социального найма) по месту их работы — в государственных и муниципальных организациях; запрещен раздел занимаемых по договору социального найма жилых помещений (даже при наличии изолированных комнат) при прекращении между гражданами семейных отношений; существенно сужены возможности обмена жилыми помещениями (теперь обменяться жилым помещением можно только с другим нанимателем, ранее было возможно совершить обмен также с собственником жилого помещения или членом жилищного кооператива). При этом чиновники зачастую забывают, что Конституцией РФ (ч. 2 ст. 55) запрещено отменять или ограничивать права граждан в новых законах.

Особенно непонятным является отношение законодателей к детям. В Гражданском кодексе Российской Федерации 1994 года (далее — ГК РФ) и Семейном кодексе Российской Федерации 1995 года (далее — СК РФ), в частности в ст. 54 СК РФ, о детях (ребенке) говорится как о несовершеннолетних лицах, не достигших возраста восемнадцати лет.

Приведем лишь несколько примеров. Они касаются не только ЖК РФ, но и ГК РФ.

Так, п. 2 ст. 292 ГК РФ, в котором защищались интересы членов семьи прежнего собственника (по общему правилу они сохраняли право пользования жилым помещением при переходе права собственности к другому лицу), в этой части уже не действует. На основании ч. 4 ст. 31 ЖК РФ теперь по общему правилу бывшие члены семьи собственника жилого помещения подлежат выселению из занимаемого ими жилого помещения. Другими словами, этот вопрос передан на усмотрение собственника жилого помещения и может касаться детей. Разъяснения Верховного Суда Российской Федерации по этому вопросу были диаметрально противоположными, а в ЖК РФ изменения, касающиеся защиты жилищных прав несовершеннолетних, так и не внесены.

Кроме того, в п. 4 ст. 292 ГК РФ в 2004 году были сняты ограничения на сделки с жилыми помещениями, в которых проживают несовершеннолетние (ранее во всех случаях требовалось обязательное согласие на отчуждение жилого помещения органа опеки и попечительства). Данное требование было установлено в связи с тем, в результате действий недобросовестных родителей тысячи детей оставались, как говорится, «без крыши над головой». Теперь такое согласие на сделку требуется лишь в случаях, когда несовершеннолетние находятся под опекой (попечительством) либо остались без родительского попечения (и только в том случае, если об этом известно указанным органам).

По этому вопросу свою правовую позицию высказал КС РФ: п. 4 ст. 292 ГК РФ признан не соответствующим ст. 38 (ч. 2), 40 (ч. 1), 46 (ч. 1) и 55 (ч. 2 и 3) Конституции РФ в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование — по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, — не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка — вопреки установленным законом обязанностям родителей — нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего [8].

Изменения в ГК РФ не внесены в соответствии с указанным постановлением КС РФ до настоящего времени. Более того, прежняя редакция п. 4 ст. 292 теперь воспроизводится в проекте федерального закона, касающегося внесения изменений и дополнений в ГК РФ (эти изменения, как известно, вносятся в связи с принятием Концепции развития гражданского законодательства (разработана в связи с принятием Указа Президента Российской Федерации от 18.07.2008 № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации»; далее — Концепция)).

Статьей 57 ЖК РФ было предусмотрено внеочередное предоставление жилых помещений по договорам социального найма детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, по окончании их пребывания в учреждениях социального обслуживания и в иных случаях.

Таких граждан, ожидающих получения жилья, в Российской Федерации насчитывается несколько сотен тысяч; местные органы не спешат обеспечивать их жильем или выделяют жилье, не соответствующее установленным законодательством требованиям. Федеральным законом от 29.02.2012 № 15-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (далее — Закон № 15-ФЗ) п. 2 ч. 1 ст. 57 ЖК РФ, предусматривающий внеочередное обеспечение жильем по договору социального найма детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, исключен. Начиная с 1 января 2013 г. их жилищный вопрос решается путем предоставления специализированного жилого помещения (по срочному договору) с последующим закреплением по договору социального найма. Если говорить о льготах, то они утрачиваются, и вопрос об обеспечении жильем указанных категорий граждан отнесен к полномочиям субъектов Российской Федерации (п. 2 ст. 26.3 Федерального закона от 06.10.1999 № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»).

При этом Законом № 15-ФЗ установлено, что действие положений ст. 8 Федерального закона от 21.12.1996 № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» распространяется на правоотношения, возникшие до дня вступления в силу Закона  № 15-ФЗ (с 1 января 2013 г.). Если дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не реализовали принадлежащее им право на обеспечение жилыми помещениями до дня вступления в силу Закона № 15-ФЗ, они теряют право на данную гарантию. Здесь можно говорить о явном ухудшении положения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в части обеспечения их жильем.

Рассмотрим, как по ЖК РФ учитывается разнополость членов семьи при предоставлении жилых помещений по договорам социального найма. Частью 1 ст. 58 ЖК РФ «Учет законных интересов граждан при предоставлении жилых помещений по договорам социального найма», установлено, что «при предоставлении жилых помещений по договорам социального найма заселение одной комнаты лицами разного пола, за исключением супругов, допускается только с их согласия».

Такая формулировка в условиях дефицита жилья и лукавства чиновников на практике действует только в интересах последних, а не граждан, которые вынуждены соглашаться на вселение в одну комнату или однокомнатную квартиру (например, можно вселить в одну комнату мать с сыном). Здесь могут быть ущемлены права не только несовершеннолетних, но и их родителей и других лиц при выделении им жилой площади. Подобные формулировки вообще не должны быть в законодательстве (ранее их не было, в частности в ЖК РСФСР 1983 года). В данном случае можно говорить о некорректности формулировки и даже о «правовом лицемерии», закрепленном в правовом акте, когда формально льгота в законе провозглашается, а реально она не всегда будет предоставляться. В ст. 41 ЖК РСФСР 1983 года сходная норма имела обязательный характер и не допускала вселение в одну комнату лиц разного пола: «при предоставлении жилых помещений не допускается заселение одной комнаты лицами разного пола старше девяти лет, кроме супругов».

Также ЖК РСФСР 1983 года предусматривалось выделение очередникам, как правило, отдельных квартир (ст. 28). Теперь существуют лишь косвенные нормы по вопросу обеспечения граждан отдельными квартирами: в ч. 5 и 6 ст. 57 ЖК РФ говорится об обеспечении граждан жилым помещением по норме предоставления и о возможности предоставления освободившихся комнат только в коммунальных квартирах.

На наш взгляд, требуют изменения нормы жилищного законодательства, когда при наличии конституционного права на жилище закон допускает выселение граждан из занимаемых жилых помещений (как говорят, «на улицу») за незначительные правонарушения (ст. 29 и 91 ЖК РФ, ст. 293 ГК РФ). Речь идет, например, о систематическом нарушении прав и законных интересов соседей, бесхозяйственном обращении с жилым помещением. При этом из жилого помещения на основании решения суда могут быть выселены все проживающие, в том числе несовершеннолетние. Прежде всего здесь следует обратить внимание на несоразмерность совершенного правонарушения и наказания за эти действия (бездействие). В указанных случаях было бы целесообразно предусмотреть переселение таких граждан в менее комфортное жилье, а не выселять их на улицу. То есть распространить на них порядок, установленный ст. 90 ЖК РФ для лиц, которые в течение более 6 месяцев без уважительных причин не вносят плату за жилое помещение и коммунальные услуги.

Приведенные примеры свидетельствуют: действующее жилищное законодательство необходимо совершенствовать с учетом того, что наше государство является социальным, и жилищные права граждан должны расширяться и реально обеспечиваться со стороны государства.

Список литературы

1. Алебастрова И.А. Социальные права: конституционные обещания, пожелания или привидения? // Государство и право. 2010. № 4.

2. Зорькин В.Д. Социальное государство России: проблемы реализации // Сравнительное конституционное обозрение. 2008. № 1.

3. История государства и права России / под ред. Ю.П. Титова. 2-е изд. пересмот. — М., 2011.

4. Конфуций / сост. В.В. Юрчук. 5-е изд. — Мн., 2006.

5. Малявин В.В. Конфуций. — М., 2007.

6. Новицкий И.Б. Римское право: учеб. — М., 2009.

7. Парламентская газета. 2009. № 28.

8. По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой В.В. Чадаевой: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 08.07.2010 № 13-П.

9. Россия в цифрах: кр. стат. сб. / Росстат. — М., 2012.

 

10. Титов А.А. Жилищное право Российской Федерации: учеб. 4-е изд. перераб. и доп. — М., 2012.

Чтобы получить короткую ссылку на этот материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите на кнопку: