УДК 343.211(477)

Странцы в журнале: 158-161

 

В.В. ШАБЛИСТЫЙ,

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и криминологии Днепропетровского государственного университета внутренних дел vo-1_shablisty@ukr.net

 

Рассматриваются актуальные вопросы реформирования системы уголовной юстиции Украины в контексте уголовно-правового обеспечения безопасности человека. Сделан вывод о том, что внедрение правового института уголовного проступка неизбежно повлечёт изменение целого ряда основоположных элементов уголовного закона; дается авторское видение возможных путей развития этих процессов.

Ключевые слова: человек, безопасность, реформы, общественная опасность, преступление, проступок, правонарушение.

 

Human Security as a Key Factor in the Formation of State Policy of Ukraine in Delinquency Prevention

Shablisty V.

The article discuses with current issues of reforming the criminal justice system in Ukraine in the context of the criminal law of human security. It is concluded that the implementation of the legal institution of criminal misconduct will necessitate a change of a number of elements criminal law, the author’s view on the possible ways of development of these processes is given.

Keywords: human, security, reform, public danger, a crime, misdemeanor offense.

 

Совсем недавно, спустя десять лет применения Уголовного кодекса Украины, принятого в 2001 году (далее — УК Украины), специалисты всерьез задумались над необходимостью качественного его обновления. Не в последнюю очередь это вызвано кризисом всей системы уголовной юстиции, которую нужно изменить, в частности, от чисто репрессивной функции перейти к восстановительному правосудию. Обоснованными выглядят предложения о запрете применения наказания в виде лишения свободы в отношении несовершеннолетних и применения его к взрослым исключительно за тяжкие и особо тяжкие преступления.

Своеобразную дисгармонию в понимание сути материального и процессуального права внес Уголовный процессуальный кодекс Украи-ны 2012 года (далее — УПК Украины), в п. 7 ч. 1 ст. 3 которого сказано, что закон Украины об уголовной ответственности — это законодательные акты Украины, устанавливающие уголовную ответственность (УК Украины и закон Украины об уголовных проступках). Именно это свидетельствует о том, что введение правового института уголовных проступков становится неотвратимым. Вместе с тем вопрос о форме и содержании самих проступков остается открытым. Непонятными становятся критерии разграничения преступления, уголовного проступка и административного правонарушения, поскольку категория «общественная опасность» теперь может получить совсем неопределенный характер или потерять свое значение.

Пояснительная записка к одному из перспективных законопроектов (правда, отозванному 12 декабря 2012 года) давала такой ответ. Критериями отграничения уголовного проступка от смежных категорий (преступление, административный или дисциплинарный проступок) могут служить:

1) наличие судимости, однако судимым считается лицо, которое привлекалось к уголовной ответственности;

2) наличие большой общественной опасности правонарушения (с высоким уровнем опасности — преступление, значительным — уголовный проступок, невысоким, «социально вредным» — административный проступок);

3) степень причиняемого ими вреда общественным отношениям (тяжесть последствий);

4) вид объекта правонарушения (часть проступков, которые определены как административные по своей сути, не являются административными правонарушениями в связи с тем, что отношения, которые охраняются, не относятся к сфере государственного управления);

5) субъект юрисдикции — субъектами административной юрисдикции являются органы исполнительной власти, уполномоченные рассматривать дела об административных правонарушениях, а уголовные проступки рассматривают суды;

6) тяжесть и вид взысканий, предусмотренных за их совершение. Тяжесть и вид взыскания также является еще одним критерием разграничения административного проступка от уголовного; исправительные работы, конфискация, арест — это все те меры воздействия, которые применяются к уголовным проступкам[1].

Все это однозначно свидетельствует об отсутствии единого подхода к пониманию юридической природы преступления, административного правонарушения и нового правового института уголовного проступка. Более того, процесс реформирования уголовного законодательства как важной части государственной политики в сфере профилактики правонарушений может иметь непредсказуемые последствия для обеспечения безопасности человека. Это утверждение имеет право на существование в связи с тем, что большинство нормативных правовых актов направлено на улучшение положения того, кто нарушил уголовно-правовой запрет, поскольку единственной и главной целью этого проекта закона была реализация государственной политики по гуманизации уголовной ответственности, следствием которой должно было стать существенное уменьшение количества судимых лиц и лиц, лишаемых свободы[2].

Считаем, что такая постановка вопроса была определенным отклонением от прогрессивных идей Концепции реформирования уголовной юстиции Украины (далее — Концепция), первым определением понятия которой является восстановительное правосудие. Восстановительное правосудие — это форма правосудия, основной целью которого является создание условий для примирения потерпевших и правонарушителей и устранения последствий, вызванных преступлением или уголовным (подсудимым) проступком[3].

Обстоятельный анализ Плана мероприятий по выполнению Концепции реализации государственной политики в сфере профилактики правонарушений на период до 2015 года, утвержденного постановлением Кабинета Министров Украины от 08.08.2012 № 767 (далее — План), показал, что он действительно направлен на обеспечение безопасности человека в различных сферах[4].

 Это дает нам право однозначно утверждать, что безопасность человека стала ключевым фактором в формировании государственной политики Украины в сфере профилактики правонарушений.

В частности, все силовые ведомства и Национальная академия правовых наук Украины (по согласию) обязаны обеспечить проведение научно-практических конференций (семинаров) по вопросам предотвращения и противодействия наиболее опасным видам преступности, недопущения тенизации экономики (абз. 1 п. 4 ч. 1 Плана).

По нашему мнению, сам факт нормативного закрепления обязательности обсуждения актуальных проблем предупреждения преступлений является свидетельством возможного возвращения правоприменительной практики к научному обеспечению. В свою очередь можно с определенной степенью вероятности утверждать, что научная общественность будет услышана представителями законодательной и исполнительной ветвей государственной власти.

Первый шаг в этом направлении сделан — проект уже упомянутого закона о внесении изменений в УК Украины относительно введения института уголовных проступков, не в последнюю очередь из-за единодушия специалистов в сфере уголовного права по его перенасыщенности недостатками, отозван инициатором из Верховной Рады Украины. Следовательно, безопасность человека может стать ориентиром, а в перспективе — основой для формирования качественно новой уголовно-правовой политики украинского государства.

Возвращаясь к одному из ее направлений — внедрению правового института уголовного проступка, следует попытаться спрогнозировать влияние таких значительных изменений в первую очередь уголовного законодательства на уровень обеспечения безопасности человека.

 

По мнению Н.И. Панова, именно с точки зрения системного подхода сформулированы основные положения действующего уголовного законодательства Украины, хотя не во всех случаях удалось предотвратить отдельные противоречия. Это является основанием для дальнейшего анализа с точки зрения системного подхода совершенствования УК Украины. Но в этой кодификационной деятельности надо обязательно руководствоваться принципом системности, согласно которому изменения в одном из элементов системы обязательно влекут (могут повлечь) изменения других его элементов[5].

Системный подход также предусматривает обязательность учета методологических принципов в определенной деятельности. В связи с этим состояние, в котором сейчас находится система уголовной юстиции постсоветских государств, можно охарактеризовать с позиций философского учения о футурошоке. Еще в 1965 году А. Тоффлер охарактеризовал его как стресс и дезориентацию, которые возникают у людей, подверженных слишком большому количеству изменений за очень короткий промежуток времени. Идея футурошока и, как следствие, теория адаптации предусматривают, что необходим баланс не только между масштабами изменений в различных слоях общества, но и между скоростью изменений в окружающей среде и ограниченной скоростью человеческой реакции. Далее А. Тоффлер указывает на то, что для предупреждения футурошока человек должен неограниченно развивать свои способности к адаптации. Нужно найти совершенно новые способы зацепиться в действительности, потому что все старые устои — религия, национальность, общество, семья и профессия — пошатнулись под ураганным влиянием ускорения. Но перед этим человек должен до мельчайших деталей понять, как результаты ускорения отразятся на его жизни, поведении и существовании. Иными словами, он должен вникнуть в понятие быстротечности[6].

По нашему мнению, не всегда взвешенные шаги законодателя относительно изменений и дополнений в УК Украины как раз и свидетельствуют о желании не отставать от быстрых изменений в обществе.

Еще в 1896 году А.Ф. Кистяковский отмечал, что констатация лишь успехов законодательства очень однобоко освещала бы современное состояние вопроса, поскольку решение его зависит от общественного и научного развития, тогда как законодательство является лишь слабым отражением и постоянно отстающим их результатом[7]. Именно поэтому на категорию «общественная опасность» попробуем взглянуть в контексте постоянного поступательного движения уголовно-правовой науки.

В.И. Борисов по этому поводу отмечает, что на уровне теоретических разработок мнения относительно возможности восстановления института уголовного проступка в законодательстве стран бывшего СССР были высказаны еще в начале 1960-х годов. С усилением репрессивной функции советского уголовного права вопрос об установлении ответственности за уголовные проступки утратил свою актуальность[8].

Н.В. Щедрин не без оснований утверждает, что в науках уголовно-правовой специализации в последние годы наблюдается концептуальный кризис. Многие идеи, лежащие в основе современного уголовного права, сформулированные несколько веков назад в рамках классической школы, нуждаются в корректировке и дополнении[9]. По мнению Я.И. Гилинского, до второй половины XX века наказание (и прежде всего в виде лишения свободы) не выполняет свою функцию сокращения преступности. На сегодняшний день в большинстве цивилизованных стран осознается кризис наказания, кризис уголовной политики и уголовной юстиции, кризис полицейского контроля[10].

Следует признать, что указанные проблемы нашли свое отражение в Концепции, которая имеет определяющее значение для решения одной из основных проблем уголовного законодательства практически всех постсоветских стран. Речь идет о следующем.

Раздел II Концепции предусматривает со-

держание и направления реформирования уголовной юстиции Украины. Уголовно наказуемые деяния будут делиться на преступления и уголовные проступки. При этом основными критериями таких изменений, в частности, должны быть:

— степень опасности и правовые последствия уголовно наказуемого деяния для личности, общества и государства;

— практика применения уголовного и административного законодательства;

— международный опыт защиты человека, общества и государства от преступлений и проступков.

Считаем, что уголовные проступки должны быть объединены в новый Кодекс Украины об уголовных проступках. Новый кодифицированный законодательный акт, в котором будут предусмотрены уголовные проступки в виде большинства преступлений небольшой тяжести и административных правонарушений, имеющих судебную юрисдикцию, расставит все точки над i в отношении юридической природы общественной опасности. Более того, последняя в Концепции понимается как степень опасности без упоминания об общественной опасности. Общеизвестно, что опасность является противоположностью безопасности, это слова-антонимы.

При условии принятия Кодекса Украины об уголовных проступках преступления как противоправные и уголовно наказуемые деяния будут характеризоваться опасностью без привязки ее к количественным или качественным характеристикам; административные правонарушения будут связаны с причинением вре-

да. Остается открытым вопрос об уголовных проступках.

Так, В.П. Тихий обращает внимание на терминологическую несогласованность между ч. 1 и ч. 2 ст. 11 УК Украины. В ч. 1 ст. 11 законодатель под опасным деянием понимает деяние, которое причиняет существенный вред или создает опасность его причинения, а в ч. 2

ст. 11 УК Украины угроза деяния лишь создает возможность причинения существенного вреда. В связи с этим ученый предлагает в ч. 1 ст. 11 УК Украины или исключить признак опасности преступного деяния, или дополнить понятие преступления признаком причинения существенного вреда человеку, обществу, государству или человечеству. Это, по мнению В.П. Тихого, будет соответствовать природе опасности в языковом и логическом толковании этого явления. Также неточным является указание на общественную опасность деяния. Преступление может быть опасным не для общества, а для индивидуума, государства, челове-

чества1.

В § 5 проекта Уголовного уложения 1813 го-

да частное преступление определяется как нарушающее права или безопасность одного либо <Больких лиц. Оно может сопровождаться общей опасностью2.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года содержит практически идентичное понятие преступления: любое нарушение закона, которое посягает на неприкосновенность прав верховной власти и установленных ею правил или на права или безопасность общества или частных лиц3. Все последующие источники уголовного права свидетельствуют об отсутствии привязки понятия преступления к  понятию безопасности государства, общества или человека, что, по нашему мнению, является не совсем оправданным, поскольку безопасность человека (вместе с обязанностями и ответственностью) является предпосылкой реализации ими своих прав и свобод. На основании изложенного предлагаем считать под уголовными проступками такие поступки, которые причиняют существенный вред человеку, обществу, государству или человечеству, под преступлениями — такие поступки, которые посягают на их безопасность, под административными правонарушениями — такие поступки, которые причиняют им вред.

Поскольку новый правовой институт уголовного проступка только разрабатывается, то правильность нашего вывода можно увидеть на примере соотношения кражи (ч. 1 ст. 185 УК Украины) и мелкого хищения чужого имущества (ст. 51 Кодекса Украины об административных правонарушениях, далее — КУоАП). Не вдаваясь в формульное определение размера минимальной суммы ущерба, необходимого для открытия уголовного производства по ч. 1 ст. 185 УК Украины, отметим, что на 1 января 2013 года он составляет 117 грн. 60 коп., тогда как для административного правонарушения по ст. 51 КУоАП — 117 грн. 59 коп. Вся абсурдность в отличии тайного похищения имущества как преступления и как правонарушения находит свое выражение в одной копейке. Вместе с тем большинство учебников по уголовному праву указывают на то, что преступлениям присущ высокий уровень общественной опасности, а правонарушениям — низкий или просто меньший уровень. Отсюда следует, что разница между преступлением и правонарушением заключается в указанной сумме минимального ущерба. Вот почему мелкое хищение чужого имущества (ст. 51 КУоАП), которое причиняет вред, должно остаться административным правонарушением, а кража (ч. 1 ст. 185 УК Украины), которая причиняет существенный вред, стать уголовным проступком. Как следствие, опасными должны остаться только преступления.

Итак, назрела потребность в разработке новых подходов к пониманию одного из двух краеугольных камней уголовного права — преступления, однако это требует переосмысления целого комплекса проблем, поскольку его изменение неизбежно приведет к пересмотру всех других институтов уголовного закона.

Безопасность человека закономерно стала ключевым фактором в формировании государственной политики Украины в сфере профилактики правонарушений. Изучение современного состояния законодательного и законопроектного (с оглядкой на их историко-правовые аспекты), научного обеспечения безопасности человека свидетельствует о необходимости их комплексного исследования с целью хотя бы частичного приведения в соответствие с б5ыстрыми изменениями в обществе и способности каждого из нас к ним адаптироваться.

Библиография

1 См.: Про внесення змін до Кримінального кодексу України щодо введення інституту кримінальних проступків: проект Закону України. URL: http://w1.c1.rada.gov.ua/pls/zweb_n/webproc4_1?pf3511=42733 (дата обращения: 10.05.2012).

2 См. там же.

3 См.: Про рішення Ради національної безпеки і оборони України від 15 лютого 2008 року «Про хід реформування системи кримінальної юстиції та правоохоронних органів», затвердженого Указом Президента України від 8 квітня 2008 року № 311/2008. URL: http://www.president.gov.ua/documents/7703.html (дата обращения: 10.08.2012).

4 См.: Постанова Кабінету Міністрів України № 767 від 08.08.2012 «Про затвердження плану заходів з виконання Концепції реалізації державної політики у сфері профілактики правопорушень на період до 2015 року» // Урядовий кур’єр від. 05.09.2012. № 159.

5 См.: Панов М.І. Системність кримінального права і проблеми удосконалення кримінального законодавства // Кримінальний кодекс України: 10 років очікувань: тез. доп. та повід. між нар. симпозіуму. — Львів, 2011. С. 317.

6 См.: Тоффлер А. Футурошок: пер. с англ.  — СПб., 1997. С. 4—5, 18.

7 См.: Кистяковский А.Ф. Исследование о смертной казни. 2-е изд. — Спб., 1896. С. 6.

8 См.: Борисов В.І. До питання запровадження у законодавство України відповідальності за кримінальні проступки // Кримінальний кодекс України: 10 років очікувань. С. 74—75.

9 См.: Щедрин Н.В. Ключевые категории антикриминальной безопасности // Криминальные угрозы современности и стратегии антикриминальной безопасности личности, общества и государства. 2-е Каиржановские чтения. — Алматы, 2012. Ч. 1. С. 203.

10 См.: Гилинский Я.И. Исполнение наказания в системе социального контроля над преступностью // Закон. 2012. № 9. С. 119.

11 См.: Тихий В.П. Кримінально-правове забезпечення безпеки людини, суспільства, держави та людства // Кримінальний кодекс України: 10 років очікувань. С. 406.

12 См.: Проект уголовного уложения Российской империи. Часть первая. Основания уголовного права. — Спб, 1813. С. 2.

 

13 См.: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. — Спб, 1845. С. 8.