УДК 343.9

Страницы в журнале: 107-113 

 

О.М. Боднарчук,

прокурор отдела подготовки сводной государственной отчетности управления правовой статистики прокуратуры Красноярского края, юрист 1-го класса Россия, Красноярск orestbodnarchuk@mail.ru

 

Рассматриваются общесоциальные и специально-криминологические причины искусственной латентной преступности, связанной с нарушением правил охраны труда и безопасности при ведении работ. Отмечается взаимосвязь социально-экономических проблем и дефектов правосознания с уровнем регистрируемой преступности в рассматриваемой сфере.

Ключевые слова: латентная преступность, личностные патологии,  правила охраны труда, правовая культура, правоохранительные органы, уголовная статистика.

 

Системное рассмотрение латентной преступности в сфере охраны труда и безопасности при ведении работ, безусловно, предполагает обращение внимания на вопросы детерминации данного явления. Невозможно выявить сущностные свойства исследуемого явления и затем приблизиться к разрешению вопроса о мерах профилактического характера без глубокого анализа его детерминант.

Предварительно необходимо отметить, что выявление причин естественной латентной преступности в сфере нарушений правил охраны труда и безопасности при ведении работ должно быть обращено на преступления:

1) совершенные с неосторожной формой вины, предполагающей, что потерпевшее лицо находится в неведении относительно уголовно-правового запрета либо иных юридически значимых обстоятельств своего поведения; 2) при совершении которых потерпевшие либо очевидцы не сообщают о фактах либо о предположениях относительно фактов противоправного поведения соответствующих лиц в силу незаинтересованности в выявлении (установлении) и предании огласке обстоятельств произошедшего; 3) при которых отсутствует отчетливо выраженная потерпевшая сторона (например, в случае покушения на преступление).

В причинном комплексе рассматриваемого вида латентной преступности взаимодействуют многочисленные и разноплановые обстоятельства, основные из которых на общесоциальном уровне вызваны в последние годы негативными процессами, сопровождающими социальные и экономические преобразования в России.

Можно выделить следующие основные противоречия, лежащие в основе детерминационного комплекса преступных проявлений в сфере охраны труда и безопасности при ведении работ:

1) между производственной средой как относительно обособленной системой и человеком как ее частью;

2) между возможностями общества и науки в сфере познания и использования закономерностей развития охраны труда и безопасности при ведении работ и стабильно возрастающими потребностями людей в промышленных результатах;

3) между производительными силами и производственными отношениями, включающими как состояние человеческих ресурсов, так и способы их использования;

4) между государством, обществом и индивидуумом как самостоятельными субъектами трудовых отношений.

Отчасти указанные противоречия должны разрешаться в основных направлениях российской государственной политики в области охраны труда, закрепленных в ст. 210 Трудового кодекса Российской Федерации 2001 года (далее — ТК РФ), указывающей на приоритетный характер задачи по сохранению жизни и здоровья работников. Однако специалистами отмечается, «что самые грубые и опасные нарушения трудового законодательства происходят именно по вопросам охраны труда» [9, с. 68]. Это демонстрирует широкое толкование понятия «охрана труда», включающего не только вопросы безопасности, но и проблемы обеспечения здоровья работников в целом. Соответствующие положения приведены и в составе целей, принципов и основных направлений демографической политики РФ на период до 2025 года. Так, согласно Концепции демографической политики РФ на период до 2025 года, утвержденной Указом Президента РФ от 09.10.2007 № 1351 важнейшим шагом должно стать «...сокращение уровня смертности и травматизма от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний за счет перехода в сфере охраны труда к системе управления профессиональными рисками (включая информирование работников о соответствующих рисках, создание системы выявления, оценки и контроля таких рисков), а также за счет экономической мотивации для улучшения работодателем условий труда» [15].

Наиболее гипертрофированный характер рассматриваемые противоречия приобретают в производственной сфере. Функционирование предприятий постоянно требует увеличения затрат, связанных с обеспечением безопасности (трудовой, экологической и т.п.). Однако данные затраты, а, соответственно, и повышение качества охраны труда, для многих собственников крайне обременительны и неинтересны.

Не последнее место среди таких затрат занимает аттестация рабочих мест, которая, согласно ст. 209 ТК РФ, является оценкой условий на рабочих местах в целях выявления вредных и (или) опасных производственных факторов и осуществления мероприятий по приведению условий труда в соответствие с государственными нормативными требованиями охраны труда. Следовательно, аттестация рабочих мест — это «институт охраны труда, направленный на защиту прав наемных работников, главная цель которого заключается в объективной оценке условий труда на рабочих местах работодателя и установлении наличия вредных и (или) опасных производственных факторов, воздействующих на работников, выполняющих на соответствующих рабочих местах трудовые функции» [6, с. 81]. Однако даже в условиях действия Порядка проведения аттестации рабочих мест по условиям труда, утвержденного приказом Минздравсоцразвития России от 26.04.2011 № 342н, предполагающего более четкую процедуру проведения аттестации рабочих мест и устанавливающего достаточно жесткие условия для аттестующих организаций, оставались проблемы, связанные, например, с аттестацией нестационарных рабочих мест с территориально меняющимися рабочими зонами (часть рабочего места, оснащенная необходимыми средствами производства, в которой один или несколько работников выполняют сходную по характеру работу или операцию). Имеются проблемы и в сфере малого и среднего бизнеса. Так, по данным исследовательского центра портала superjob.ru, опросившего 1000 представителей российских предприятий и организаций, 52% компаний с численностью сотрудников от 50 до 100 человек не считают обязательной аттестацию рабочих мест. В соответствии со всеми требованиями раз в пять лет аттестацию рабочих мест проводит лишь около четверти отечественных предприятий (24%). Причем представители почти каждой десятой компании (9%) признались, что она носит условный характер, поэтому отсутствуют какие-либо гарантии качества оказываемых аттестующей организацией услуг. Зачастую на  аттестацию рабочих мест затрачиваются значительные средства, но в дальнейшем при проверке государственные инспекторы труда констатируют, что аттестация проведена некачественно и работники трудятся в худших условиях, чем указано в заключении, что приводит к повторной аттестации [6, с. 84].

Не последнюю роль обозначенные проблемы сыграли в принятии Федерального закона от 28.12.2013 № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» [16], который закрепляет проведение специальной оценки условий труда, а также обязанность работодателя по обеспечению безопасности работников в процессе их трудовой деятельности и прав работников на рабочие места, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда.

Заметное влияние на сложившуюся ситуацию в сфере охраны труда оказали и причины экономического характера. Думается, что центральным явлением здесь выступает наличие так называемой «теневой экономики», которая неизбежно связана с нарушениями в данной сфере. Далеко не каждый российский работодатель заинтересован в создании действенной и эффективной корпоративной системы охраны труда. Одна из причин заключается в необходимости высоких производственных затрат, которые не всегда можно окупить.

Работодатели обязаны выделять на мероприятия, направленные на улучшение условий и охраны труда, не менее 0,2% от суммы затрат на производство продукции (работ, услуг)1. Вместе с тем многие исследователи полагают, что фактическое состояние вопросов в данной сфере требует гораздо больших затрат, поэтому позволить себе полноценные мероприятия по охране труда могут в основном крупные предприятия, тогда как субъекты малого и среднего бизнеса не только не торопятся создавать условия труда для своих сотрудников в соответствии с законодательством об охране труда, но даже не всегда имеют представления о том, какими они должны быть [8, с. 30].

При этом необходимо заметить, что хотя коэффициент частоты несчастных случаев на производстве (в расчете на 1000 работающих) в организациях малого бизнеса в 2010 году снизился по сравнению с 2006 годом в 1,7 раза (с 3,6 до 2,1 при среднем по России — 2,2), однако коэффициент частоты несчастных случаев на производстве со смертельным исходом в 2010 году в 2,2 раза выше, чем в среднем по России [10].

Нежелание малого бизнеса и работодателей обеспечивать соответствующие условия труда характерно для многих стран мира. В частности, данные европейского статистического агентства Eurostat (Statistical Analysis of Socio-economic Costs of Accidents at Work in the European Union) показывают, что производственный травматизм на малых предприятиях фактически в два раза выше, чем в крупных фирмах [1].

По данным Федеральной службы по труду и занятости РФ (далее — Роструд), основной причиной несчастных случаев на производстве является как раз ненадлежащая организация производства и неудовлетворительная организация мероприятий по охране труда, которые должны обеспечиваться руководителем и иными ответственными лицами работодателя. Причины несчастных случаев также демонстрируют взаимосвязь недостатков в сфере охраны труда с соответствующими последствиями. Так, по данным Роструда, среди причин несчастных случав с тяжелыми последствиями в нашей стране за 2012 год (всего 8553 несчастных случаев) нарушение требований безопасности при эксплуатации транспортных средств привело к 315 несчастным случаям, неудовлетворительная организация производства работ — 2612, неудовлетворительное содержание и недостатки в организации рабочих мест — 374, неприменение работником средств индивидуальной защиты — 300, нарушение работником трудового распорядка  и  дисциплины труда — 738 [12].

Следует согласиться с теми авторами, которые полагают, что недостатки в обучении по охране труда являются одной из значительных причин, обусловливающих несчастные случаи на производстве [5, с. 89—90]. По данным Роструда, в общей структуре причин несчастных случаев на производстве с тяжелыми последствиями, произошедших в РФ в 2010—2012 годах, более 70% занимают типичные причины организационного характера, в числе которых, наряду с нарушениями требований безопасности, неудовлетворительной организацией производства работ, были отмечены недостатки в обучении работников безопасности труда, нарушения трудовой дисциплины (как правило, около 30 % ежегодно). В 2010 году из 184 тыс. проверок по вопросам соблюдения законодательства о труде свыше 89 тыс. проверок были по вопросам охраны труда работников, из 992 тыс. выявленных нарушений трудовых прав работников в этой сфере 665 тыс. были связаны с охраной труда, нарушениями требований к порядку обучения, инструктирования, стажировки на рабочих местах и проверки знаний требований охраны труда.

Анализ правовых основ охраны труда показывает, что рост латентной преступности в сфере нарушений правил охраны труда и безопасности при ведении работ вызван несовершенством законодательства об ответственности за соответствующие виды правонарушений, включая преступления, а также имеющееся «отставание нормотворчества в области охраны труда» [13, с. 22] (в частности, наличие большого количества отсылочных норм, оценочных понятий и категорий, рассогласованность между отдельными актами и нормами, не всегда достаточно четкие формулировки правовых норм). На наш взгляд, в законодательстве в полной мере не реализуется система трудовых ограничений и режимов использования труда, отсутствует концепция оценки рисков, не используются возможности императивного уголовно-правового регулирования охраны труда и обеспечения безопасности при ведении работ.

Правовое регулирование общественных отношений, возникающих и существующих в сфере охраны труда и безопасности при ведении работ, ориентировано, как правило, на ликвидацию уже проявившихся негативных последствий производственной и иной хозяйственной деятельности, а не на их предупреждение, что не оправдано ни с социальной, ни с экономической, ни с криминологической точек зрения.

Как представляется, естественной латентной преступности в сфере охраны труда и безопасности при ведении работ способствует достаточно либеральное уголовное и административное законодательство. Кроме того, существенным моментом выступает отсутствие законодательно учтенной административной преюдиции в рассматриваемой сфере общественных отношений. В частности, изучение отказных материалов  (постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела) показало, что достаточно часто при установленном отсутствии признаков соответствующего преступления обнаруживается нарушение правил охраны труда или безопасности при ведении работ (в некоторых случаях выявляется несколько нарушений). Более того, данные нарушения имеют продолжаемый характер, но формально не связаны с конкретным «несчастным случаем». Также очевидно, что детерминация преступного поведения в трудовой сфере зачастую обусловливается релевантным действием множества «мелких» фактов нарушения специальных правил и требований. Можно привести следующий пример. При проведении предварительной (доследственной) проверки смерти А. 23 сентября 2011 года на руднике «Октябрьский» ОАО «ГМК “Норильский никель”» были обнаружены нарушения п. 9.5.18 Правил устройства и безопасной эксплуатации грузоподъемных кранов со стороны старшего мастера Ч. (см. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 09.02.2012 [по факту причинения травмы А.], вынесенное Следственным отделом по г. Норильску Главного следственного управления Следственного комитета РФ по Красноярскому краю). Однако последовал фактически не аргументированный отказ в возбуждении уголовного дела.

Анализ результатов опроса граждан показывает следующее распределение причин (наиболее существенных факторов) рассматриваемой преступности (с учетом указания респондентами одновременно нескольких причин и округленных процентов):

— боязнь «связываться» с работодателем и быть уволенным даже в случае сообщения в контролирующие или правоохранительные органы каких-либо сведений о случившемся (92%);

— нежелание огласки недостатков в обеспечении мер безопасности на конкретном предприятии (72%);

— отсутствие у потерпевшего свободного времени для подачи заявления и разбирательства случившегося (39%);

— неверие в неизбежность наступления наказания (37%);

— родственные и иные покровительствующие связи с представителями работодателя (22%);

— сложность в понимании самого факта случившегося и его отнесение к так называемому человеческому фактору либо природным явлениям (19%);

— малозначительность причиненного вреда здоровью (17%);

— наличие каких-либо нарушений со стороны самого потерпевшего и желание скрыть эти факты (15%).

Как представляется, общей причиной такого поведения потерпевших и очевидцев является дефект правосознания и элементарной правовой грамотности, в частности низкая правовая активность граждан по защите своих прав, слабая гражданская позиция о важности восстановления социальной справедливости, непонимание общественной опасности соответствующих деяний, что, в том числе, связано с недоверием населения к правоохранительным органам. Данная проблема достаточно традиционна. Так, Х.Д. Аликперов и Р.И. Расулов указывали на проблему кризиса доверия определенной части населения к правоохранительным органам еще более четверти века назад [2, с. 28]. В настоящее время ситуация также остается напряженной. Например, результаты социологического исследования, проведенного специалистами «Левада-Центр. Аналитический центр Юрия Левады» 20—24 сентября 2013 года, показали снижение доверия к органам прокуратуры со стороны населения: не вполне заслуживали доверия органы прокуратуры в 2004 и 2007 годах среди 28% опрошенных, в 2009 году — среди 37%, а в 2013 году — уже среди 41% [7]. Данные результаты коррелируют со справедливым мнением криминологов, указывающих, что «факторы естественной латентности преступлений в современных условиях, прежде всего, определяются совокупностью социально-экономических, психологических, нравственно-этических и иных особенностей переживаемого времени. Важнейшие их составляющие — нежелание многих граждан обременять себя “хождениями по мукам” правоохранительных и судебных инстанций» [3, с. 9].

Апелляция к антимотивации населения относительно обращения в правоохранительные и контролирующие органы отражает тезис о том, что «надо изучать не причины латентной преступности и латентных преступлений отдельных видов, а изучать причины их латентности, скрытости, что отнюдь не одно и то же» [4, с. 270]. По сути, сокрытие потерпевшими и очевидцами фактов преступных деяний в сфере нарушений правил охраны труда и безопасности при ведении работ приводит к воспроизводству данного вида преступности — наблюдается так называемый феномен воспроизводства преступности.

Общие причины данного явления лежат в коренных разломах общественного сознания, происшедших в последние два десятилетия, — нравственные установки, принципы, ценности, советские идеалы (коллективизм, взаимопомощь, приоритет государственных и общественных интересов над личными, самоограничение, патриотизм) вытесняются современными российскими ценностями (личным благополучием, самодостаточностью, индивидуализмом, отчуждением), что привело к деформации моральных устоев общества и, соответственно, правосознания.

Отмечая важную роль этих сфер жизни общества в причинном комплексе рассматриваемого вида преступности, необходимо учитывать не только их противоречивые и социально деструктивные стороны, вызывающие криминогенные последствия, но также всю гамму других производных от них признаков, характеристик и последствий негативных сторон социальной действительности, влияющих прямо либо косвенно на преступность. В связи с чем важно обратить внимание на деструктивные личностные патологии, имеющие относительно высокую степень распространения среди лиц, непосредственно вовлеченных в нарушение правил в сфере охраны труда и безопасности при ведении работ. К таким патологиям в первую очередь следует относить алкоголизм как медико-социальное явление, значительно ухудшающее способность личности к адекватному восприятию конкретной жизненной ситуации, ответственному поведению, вызывающее падение уровня самооценки. У лиц, больных алкоголизмом (как диагностированных, так и фактически страдающих алкоголизмом), расслабляется и расстраивается привычка к труду, очень рано нарушается естественная нормальная потребность трудиться и вообще заниматься полезной социальной деятельностью. Так, результаты изучения 305 отказных материалов по фактам производственных травм и (или) нарушения правил безопасности при ведении работ на предприятиях в городах Норильске и Дудинка показали, что в 39 случаях (12,8%) потерпевшие страдали алкогольной зависимостью. В отдельных случаях это заболевание становилось существенным препятствием для выяснения всех обстоятельств случившегося и, соответственно, юридической оценки. Примером может служить отказной материал в отношении П., который допустил нарушения соответствующих правил в Досуго-оздоровительном центре «Круиз» ООО «ПКФ “НЭРТИС”», что явилось причиной его травмы, при следующих обстоятельствах: «27 августа 2009 года П. пришел на работу в нормальном состоянии, но было видно, что накануне он употреблял спиртные напитки…». Со слов очевидца, «на рабочее место [слесари] П. и Б. принесли какой-то самодельный точильный станок, и 27 августа 2009 года в конце рабочей смены П. на этом самодельном станке стал затачивать принесенные из дома ножи для своей жены, которая работает у него где-то поваром… Диск разломался, и один из кусков попал ему в голову. Никто П. эту работу не поручал, делал он это по своей инициативе. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № 555 от 21.03.2011 у П. при поступлении в стационар 27 августа 2009 года имелись телесные повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы, представленной переломом костей свода черепа, ушибом головного мозга средней степени тяжести с образованием очагов геморрагического ушиба лобных долей, ушибленная рана лба. Повреждения сформировались от воздействия в лобную часть головы твердого тупого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью, в том числе, возможно, от удара фрагментом наждачного круга при изложенных в постановлении обстоятельствах. Открытая черепно-мозговая травма… по признаку опасности для жизни причинила  тяжкий вред здоровью». На момент подготовки отказного материала П. не работал, «злоупотребляет спиртными напитками. Очевидец происшествия Б. в настоящее время находится в Реабилитационном центре, лечится от алкоголизма» (см. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 14.04.2011 [по факту причинения травмы П.], вынесенное Следственным отделом по г. Норильску Главного следственного управления Следственного комитета РФ по Красноярскому краю). В другом случае потерпевший находился в состоянии алкогольного опьянения во время дежурной смены на УС ЗСК СМУ «Энергопромстрой». Так, «Г. с И. пришли на рабочее место. И. поднялся на рабочий настил, а Г. взял металлический ригель и вместе с ригелем в руках начал подниматься по первой приставной лестнице. Поднявшись по лестнице до первого настила, Г. встал на предпоследнюю ступеньку лестницы и начал переходить с лестницы на настил лесов, при этом левая нога соскользнула со ступеньки лестницы, Г. потерял равновесие и упал с высоты 2,5 метра на бетонное перекрытие… Так как у И. и Г. были явные признаки алкогольного опьянения, для освидетельствования их физического состояния и степени опьянения был вызван передвижной наркологический пост. Врачом-наркологом передвижного наркологического поста было зафиксировано в протоколе медицинского освидетельствования физическое состояние Г. с установлением факта алкогольного опьянения… Опрошенный по данному факту Г. пояснил, что 17 марта 2010 года он находился на рабочем месте на территории рудника “Скалистый”, где производил кирпичную кладку  стены согласно выданному ему заданию. Также вмести с ним производил работы каменщик И. Примерно в 13 часов 15 минут он поднимался по лестнице на строительные леса, чтобы подать И. ригель. Когда он поднялся на высоту около 2 метров, его левая нога соскользнула с перекладины лестницы, и он, потеряв равновесие, упал на пол. На пол он упал правой стороной туловища, на правую руку. После этого он самостоятельно встал и с помощью И. дошел до бытового помещения. На место происшествия приехали сотрудники скорой медицинской помощи, которые оказали ему первую медицинскую помощь. От госпитализации он отказался. Спустя некоторое время, так как рука, на которую он упал, распухла, самостоятельно обратился в травмпункт г. Норильска, откуда был госпитализирован в МБУЗ “ГБ № 1”. Кроме этого, Г. пояснил, что 16 марта 2010 года, находясь по месту жительства, он употребил спиртные напитки, а 17 марта 2010 года, перед тем как пойти на работу, на автовокзале г. Норильска, он употребил алкогольный коктейль» (см. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 14 апреля 2011 года [по факту причинения травмы Г.], вынесенное Следственным отделом по г. Норильску Главного следственного управления Следственного комитета РФ по Красноярскому краю). Вместе с тем в данном отказном материал не выясняется, по каким причинам потерпевший Г. был допущен на рабочее место рудника «Скалистый» в состоянии алкогольного опьянения и является ли это нарушением не только правил внутреннего трудового распорядка, но и мер безопасности.

Таким образом, в настоящее время из совокупности наиболее определяющих причин рассматриваемого вида латентной преступности следует выделить следующие:

1) несовершенство правовых регуляторов общественных отношений, возникающих и существующих в сфере охраны труда и безопасности при ведении работ;

2) неоправданно гуманные санкции за преступления, предусмотренные ст. 143, 216, 217, 238 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года, провоцирующие повторность и систематичность соответствующих правонарушений (включая отсутствие законодательно учтенной административной преюдиции), представления о безнаказанности у фактически совершающих их лиц;

3) низкий уровень правосознания у населения, а также правовой культуры в целом.

 

Список литературы

 

1. Statistical Analysis of Socio-economic Costs of Accidents at Work in the European Union. Web-сайт европейского статистического агентства Eurostat. 2004. URL: http://epp.eurostat.cec.eu.int/portal/page?_pageid=1073,46587259&_dad=portal&_schema =PORTAL&p_product_code=KS-CC-04-006 (дата обращения 29.05.2014).

2. Аликперов Х.Д., Расулов Р.И. Понятие и причины латентной преступности. — Баку: Научно-методический совет при прокуратуре Азербайджанской ССР, 1989.

3. Амутинов А.А. Проблемы естественно-латентной преступности: по материалам Республики Дагестан: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Махачкала, 2004.

4. Босхолов С.Б., Заморин А.К. Причины латентности преступности: поиск новых подходов // Латентная преступность: познание, политика, стратегия: сб. мат-лов междунар. семинара. — М.: ВНИИ МВД России, 1993.

5. Вешкурцева З.В., Корольков А.Е., Тарасова А.Е. и др. Эксперты комментируют // Административное право. 2011. № 4. С. 71—112.

6. Гудов А.Б. Правовое регулирование аттестации рабочих мест по условиям труда // Цивилист. 2012. № 2. С. 81—85.

7. Доверие институтам власти // Левада-Центр. Аналитический центр Юрия Левады. URL: http://www.levada.ru/07-10-2013/doverie-institutam-vlasti (дата обращения 02.06.2014).

8. Каратаева Л. Право работника на безопасный труд: законодательство и реальность // Административное право. 2013. № 1. С. 27—33.

9. Михайлов А.В. Государственный контроль и надзор в области охраны труда: реальность и перспектива // Трудовое право. 2011. № 2. С. 65—71.

10. Îõðàíà òðóäà íà ïðåäïðèÿòèÿõ ìàëîãî áèçíåñà íóæäàåòñÿ â ñóùåñòâåííîì óëó÷øåíèè // ÍÄÏ «Àëüÿíñ Ìåäèà». 2011. 28 èþëÿ. URL: http:// www.allmedia.ru/ newsitem.asp?id=902902 (дата обращения 02.06.2014).

11. Приказ Минздравсоцразвития России от 26.04.2011 № 342н (ред. от 12.12.2012) «Об утверждении Порядка проведения аттестации рабочих мест по условиям труда» (Зарегистрировано в Минюсте России 09.06.2011 № 20963). Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

12. Статистические сведения причины несчастных случаев // Федеральная служба по труду и занятости. URL: http://www.rostrud.ru/activities/28/ 22314/22315 (дата обращения 02.06.2014).

13. Суслов С.В. Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с нарушениями правил безопасности или гигиены труда: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Волгоград, 2005.

14. Типовой перечень ежегодно реализуемых работодателем мероприятий по улучшению условий и охраны труда и снижению уровней профессиональных рисков // Российская газета. 2012. № 67.

15. Указ Президента РФ от 09.10.2007 № 1351 «Об утверждении Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года» // СЗ РФ. 2007. № 42. Ст. 5009.

16. Федеральный закон от 28.12.2013 № 426-ФЗ (ред. от 23.06.2014) «О специальной оценке условий труда». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».