УДК 340.12

Страницы в журнале: 5-17

 

В.В. Кожевников,

доктор юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского Россия, Омск kta6973@rambler.ru

 

Анализируются различные позиции понимания диспозитивных норм права. Утверждается, что, как правило, отечественные ученые-теоретики трактуют последние неполно и односторонне, или ориентируются на их действие только в области частного права, хотя диспозитивные нормы имеют  место и реализуются и в сфере публичного права, что обусловлено наличием в законодательстве оценочных понятий.

Ключевые слова: диспозитивные нормы права, частное право, публичное право, усмотрение, оценочные понятия, правовой режим.

 

Актуальность диспозитивных норм вообще обусловливается тем обстоятельством, что они выступают определяющим вектором дальнейшего развития современного российского права, берущего курс на автономное правовое регулирование соответствующих общественных отношений и правовую активность их участников.

Однако несмотря на данное обстоятельство, диспозитивным нормам права не уделяется, на наш взгляд, должного внимания.

Достаточно сказать, что зачастую авторы вообще не упоминают об их существовании, как бы игнорируют их.

Более того, существует и такая позиция, согласно которой в категорической форме отрицается деление норм права на императивные и диспозитивные, первые из которых строго обязательны, а вторые допускают регулирование отношений по соглашению сторон. Такое негативное отношение к диспозитивным нормам права высказал И.В. Табарин, слабо и недостаточно аргументировав это следующими доводами.

Во-первых, фраза «если иное не установлено договором» (как полагают многие ученые, характерная для диспозитивных норм. — В.К.) обозначает действие нормы права во времени (часть гипотезы), а не является особым видом нормы.

Во-вторых, подразделение норм права в зависимости от степени обязательности их выполнения противоречит основным постулатам современной теории права и понятию феномена права как такового. Поэтому, по мнению И.В. Табарина, «…все нормы в равной мере обязательны для выполнения обязанными субъектами, а не только императивные… Не может существовать изначально более обязательных или менее обязательных норм… Однако никаких разновидностей в зависимости от степени обязательности выполнения правовой нормы существовать не может» [70, c. 248—249].

Сразу заметим, что термин «диспозитивные» является производным по отношению к термину «диспозиция» (от лат. dispositio — расположение), который трактуется как «распределение, план» [72, с. 138], «распорядок» [22, с. 437].

Сторонники признания диспозитивных норм права усматривают их место среди иных норм права по различным критериям (основаниям), однако как правило отечественные ученые трактуют их не совсем точно и односторонне (выделено нами. — В.К.). Думается, что причина этого — понимание диспозитивных норм с ориентацией только на частное право. Интересно заметить, что даже те ученые, которые признают действие диспозитивных норм в публичном праве, предлагают определения, не соответствующие содержанию данного раздела системы права.

Чтобы не быть голословными, представим палитру научных взглядов на рассматриваемую проблему. Причем в рамках последней авторы вступают в дискуссии по тем или иным аспектам феномена диспозитивных норм права. По мнению В.С. Нерсесянца, диспозитивной нормой является такая норма, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное. Как писал ученый, стороны могут своим соглашением исключить применение такой нормы либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней [51, с. 399].

Более точна в трактовке диспозитивных норм Л.А. Морозова, утверждающая, что последние, «устанавливая тот или иной вариант поведения, предоставляют субъектам возможность выбора варианта поведения в пределах закона (выделено нами. — В.К.) или урегулировать отношения по своему усмотрению, но в законных пределах (выделено нами. — В.К.)» [50, с. 230]. Коллектив авторов — В.Я. Любашиц, А.Ю. Мордовцев и А.Ю. Мамычев — также обращает внимание на выделенные нами нюансы, говоря, что диспозитивные нормы, предписывая субъектам вариант поведения, в то же время предоставляют этим субъектам возможность в пределах закона урегулировать отношения по своему выбору (усмотрению), самим определить конкретное содержание прав и обязанностей [46, с. 464]. Солидарны с ними и другие авторы, полагающие, что диспозитивные нормы предоставляют субъектам в пределах законных средств или в границах закона урегулировать отношения по своему усмотрению [42; 60; 61; 63].

А.Н. Чащин утверждает: «Диспозитивные нормы — нормы права, которые допускают законное, договорное отступление от содержащихся в них правил поведения» [74, с. 294].

В.В. Лазарев, подразделяя нормы права на обязывающие, запрещающие и управомочивающие, полагает, что первые две группы норм являются, как правило, императивными, т. е. не допускающими никаких отступлений. Управомочивающие же нормы чаще всего относятся к категории диспозитивных, т. е. допускающих поведение адресата норм по соглашению с партнером [38, с. 312; 39, с. 305].

Отождествляя управомочивающие и диспозитивные нормы права, В.И. Власов и Г.Б. Власова акцентируют внимание на том, что они предоставляют сторонам регулируемого отношения возможность самим определять права и обязанности в отдельных случаях. Если же стороны не определили их, то такая норма восполняет пробелы в волеизъявлении сторон. Авторы именуют диспозитивные нормы восполнительными, утверждая при этом, что они характерны для частного права — той области права, где регулирование осуществляется самими субъектами права [17, с. 201]. Полагаем неверным полностью отождествлять управомочивающие и диспозитивные нормы. Тем не менее следует констатировать, что такая позиция есть. Например, И.А. Иванников, проявляя явную непоследовательность, с одной стороны, пишет, что диспозитивные нормы — это все управомочивающие нормы, а с другой стороны, утверждает, что они действуют лишь там, где субъекты не установили своим соглашением иных условий своего поведения, восполняют те пробелы, по которым нет договоренности между сторонами договора [26, с. 196].

Н.К. Краснослободцева, обращая внимание на то, что диспозитивные нормы являются одним из средств воплощения диспозитивности в праве, подчеркивает: они предписывают вариант поведения, но при этом предоставляют возможность в пределах законных средств урегулировать отношения по своему усмотрению. Автор убежден: диспозитивные нормы являются одним из видов управомочивающих норм, все виды управомочивающих норм — это непосредственные правовые средства, с помощью которых диспозитивность в широком смысле находит свое воплощение в праве [33, с. 9; 76, с. 176, 182].

Здесь весьма уместным является замечание А.В. Мелехина, полагающего, что диспозиция анализируемых норм формулируется по схеме «должно быть то, если иное не установлено законом или договором» [48, с. 269]. Характеризуя диспозитивные нормы, В.Л. Кулапов и А.В. Малько акцентируют внимание на том, что они допускают возможность договориться о наиболее приемлемом поведении сторон, самостоятельно определить объем взаимных прав и обязанностей и только при недостижении такого соглашения — устанавливают конкретный вариант поведения. При этом используется формула «вести себя так-то, если иное не предусмотрено законом или договором». В качестве примера приводится норма, закрепленная в ст. 681 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которой «текущий и капитальный ремонт сданного внаем жилого помещения является обязанностью нанимателя, если иное не установлено договором найма жилого помещения» [36, с. 210].

В свое время В.К. Бабаев, анализируя диспозитивные нормы права, подчеркивал: с одной стороны, они предписывают вариант поведения, однако, с другой стороны, предоставляют субъектам возможность в пределах законных средств урегулировать отношения по своему усмотрению. Иными словами, сторонам предоставляется возможность самим договориться о своих взаимных правах и обязанностях, и лишь на случай, если они не сделают этого, предписывается определенный обязательный вариант поведения [5, с. 294; 6, с. 408].

Исходя из данных положений, можно утверждать: именно в диспозитивных нормах права наиболее явственно проявляется такой признак нормы права вообще, как ее предоставительно-обязывающий характер, означающий, что в норме права всегда содержится указание на права и обязанности субъектов регулируемых отношений.

На наш взгляд, диспозитивные нормы — пример сложной нормы, органически сочетающей два самостоятельных правила поведения: одно правило касается предоставленных правомочий сторонам действовать в конкретных случаях по своему усмотрению; второе правило имеет отношение к обязательным предписаниям, которым должны следовать стороны правоотношений в случае, если они сами не определили субъективные права и юридические обязанности.

Как представляется, может быть в косвенной форме, на предоставительно-обязывающий характер диспозитивных норм обращают внимание и другие ученые. Так, Д.А. Липинский полагает, что последние есть разновидности правовых норм (имеющих обязательный характер. — В.К.), оставляющих субъектам возможность усмотрения в выборе варианта поведения, предоставляющих им возможность самим договориться о своих взаимных правах и обязанностях [45, с. 149]. Говоря о диспозитивных предписаниях, В.М. Сырых пишет: «…если участники правоотношения не оговорили какой-либо вопрос в договоре, соглашении, то этот вопрос решается в соответствии с действующим законодательством» [69, с. 273]. Имея в виду это свойство диспозитивных норм права, мы не должны не учитывать, что в них на первый план выступает момент дозволения: они устанавливают такую степень диспозитивности, в соответствии с которой лица сами (автономно) решают определенный вопрос; правило о конкретном поведении тех или иных лиц предусматривается в норме только на тот случай, если субъекты данный вопрос автономно не урегулируют [1, с. 323].

Более того, весьма трудно согласиться с авторами, пытающимися отождествить управомочивающие и диспозитивные нормы и по той причине, что они имеют отношение к различным классификациям правовых норм: если первые относятся к видам норм права, которые выделяются на основании их содержания (управомочивающие, обязывающие, запрещающие), то вторые — на основании метода правового регулирования (императивные, диспозитивные, поощрительные, рекомендательные).

Схожей с предыдущими позициями является точка зрения В.Д. Перевалова, который обращает внимание на то, что диспозитивные нормы реализуются преимущественно в гражданско-правовых отношениях; им присущ автономный характер, позволяющий сторонам (участникам) самим договариваться по вопросам объема, процесса реализации субъективных прав и обязанностей или использовать резервное правило [55, с. 165]. Подобной точки зрения по анализируемой проблеме придерживаются Р.В. Енгибарян и Ю.К. Краснов [25, с. 388].

Используя уже другой критерий классификации норм права, а именно: в зависимости от возможности участников правоотношения выбирать те или иные варианты поведения, В.Н. Протасов и Н.В. Протасова нормы права делят на императивные и диспозитивные. Последние авторами оцениваются как нормы, которые действуют лишь постольку, поскольку стороны соглашением не установили иных условий своего поведения. Ими замечается, что диспозитивные нормы иногда называются также «восполнительными», ибо они восполняют отсутствующее соглашение, функционируют лишь тогда, когда стороны не договорились между собой по данному вопросу. На практике (видимо, речь идет о правотворческой практике. — В.К.) они распознаются по таким формулировкам, как «при отсутствии иного соглашения», «если иное не установлено в договоре» и др. Также следует обратить особое внимание на утверждение авторов о том, что диспозитивные нормы встречаются главным образом в гражданском праве, в сфере гражданского оборота, где должен быть выбор варианта поведения [59, с. 307—308].

И.В. Гойман-Калинский, Г.И. Иванец и В.И. Червонюк считают: типичным примером диспозитивных норм права являются нормы гражданского права. Такие нормы преобладают в отраслях частного права, однако, и с этим необходимо согласиться, и в публичном праве, для которого более характерен разрешительный принцип (тип) правового регулирования, такие нормы есть. В частности, предоставление дискреционных полномочий (свободы усмотрения) должностному лицу (или органу) связано с использованием конструкции диспозитивной нормы. Авторами в подтверждение своих положений приводится следующий пример: согласно ч. 1 ст. 187 Уголовно-процессуального кодекса РФ допрос производится по месту производства предварительного следствия (императивная норма). Следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого (диспозитивная норма) [19, с. 155].

В другой работе В.И. Червонюк, обращаясь к анализу диспозитивных норм права, весьма аргументированно подчеркивает, что они указывают определенный вариант поведения, но при этом предусматривают самостоятельность выбора варианта поведения адресатов этих норм, позволяя им урегулировать отношения по собственному усмотрению. Это нормы, которые действуют лишь постольку, поскольку субъекты не установили своим соглашением иных условий своего поведения (ст. 897 ГК РФ) [75, с. 343—344].

В.С. Нерсесянц в зависимости от условности или безусловности позитивно-правового содержания нормы права также подразделял на диспозитивные и императивные. По мнению автора, диспозитивной согласно п. 4 ст. 491 ГК РФ является норма, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное. Стороны могут своим соглашением исключить применение такой нормы либо определить условие, отличное от предусмотренного в ней [52, с. 399].

СТАТЬЯ БОЛЬШАЯ, ЧИТАТЬ ЦЕЛИКОМ

Чтобы получить короткую ссылку на этот материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите на кнопку: