УДК 347.44

Страницы в журнале: 41-47

 

Ю.Н. Андреев, 

 доктор юридических наук, профессор Центрального филиала Российского государственного университета правосудия, судья Воронежского областного суда Россия, Воронеж andreevvrn3@yandex.ru

 

Анализируются специфические черты договорных обязательственных гражданско-правовых отношений. Выявляется роль договора в возникновении договорного обязательственного правоотношения и соотношение договора с самим обязательственным правоотношением.

Ключевые слова: договор, соглашение, обязательственное правоотношение, кредитор, должник, сделка, сторона, цивилист.

 

Как известно, в цивилистической науке выделяются такие основные виды обязательственных правоотношений, как договорные, деликтные и кондикционные (обязательства вследствие неосновательного обогащения). В Гражданском кодексе РФ [8] прямо указано, что обязательства возникают из договоров и других сделок вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения, а также из иных оснований, указанных в ГК РФ (п. 2 ст. 307)[1].

В теории гражданского права нет единого мнения о сущности гражданско-правового договора, его соотношении с иными сделками и самим обязательственным правоотношением.

Так, Д.И. Мейер (1819—1856) признавал договор источником обязательства в том смысле, что право на чужое действие вытекает непосредственно из взаимного соглашения известных лиц, а не из определения закона. По мнению ученого, договор — это соглашение воли двух или нескольких лиц, которое порождает право на чужое действие, связанное с юридическим (имущественным) интересом. Одна сторона дает обещание совершить указанное в договоре действие, а другая сторона принимает это обещание [23, c. 155—157, 170].

Известный юрист-цивилист К.П. Победоносцев (1827—1907) писал: «Чтобы установить юридическое отношение, необходимо связать чужую волю, получить возможность управлять чужими действиями, верно рассчитывать на него, иметь на него требование. Эта цель достигается посредством договора, сделки, в силу которой один человек получает власть над действием другого человека и право требовать этого действия, а другой, по собственному согласию, связывает свою волю и ставит часть своей деятельности в обязательственное отношение к первому» [26, c. 312, 558, 581—582].

Д.Д. Гримм (1864—1941) характеризовал обязательственный договор как основанное на взаимном соглашении двух или нескольких лиц заявление, имеющее целью установить между этими лицами непосредственно или с участием третьих лиц конкретные обязательственные отношения [12, с. 326].

В.И. Синайский (1876—1949) отмечал: основную роль в системе оснований возникновения обязательств играет договор как юридический акт свободной и сознательной воли сторон, направленный на возникновение обязательства. Ученый подчеркивал, что российское законодательство смешивает договоры и обязательства, в то время как эти понятия необходимо различать: договор является одним из оснований возникновения обязательств (наряду с правонарушениями и иными основаниями), но не самим обязательством [30, c. 308—309, 330—331].

Исходя из правовых последствий возникновения, М.М. Винавер (1862—1926) относил договоры и деликты к единой системе юридических оснований возникновения обязательств. Ученый утверждал, что, будучи соглашением, договор отличается от иных (деликтных) обязательств, не связанных с соглашением: обязательственный договор частично примыкает к договорам, а частично — к обязательствам. Талантливый цивилист критиковал Проект Гражданского уложения Российской империи, который предлагал выделять лишь договорные обязательства с распространением их действия на другие (деликтные) виды обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законом. Проект не предусматривал общие положения об обязательствах, а излагал их с позиции договорных обязательств [4, c. 175—176].

Г.Ф. Шершеневич (1863—1912) называл договором «соглашение воли двух или более лиц, направленное к установлению, изменению или прекращению юридического отношения». Ученый отмечал, что «в громадном большинстве случаев договор направлен к установлению обязательственного отношения, так что договор и обязательство чаще всего находятся в связи как причина и следствие… Обязательства могут иметь в своем основании не договор, а другой юридический факт, правонарушение, неосновательное обогащение… Наше законодательство… смешивает договор с обязательством» [31, с. 69].

Комментируя положения ГК РСФСР 1922 года (ст. 26), И.Б. Новицкий и Л.А. Лунц отмечали, что кодекс указывает на договор как на разновидность двусторонних сделок. Поскольку сделка есть вид юридических фактов, то и договор также является одним из видов юридических фактов. Всякая сделка содержит в себе выражение воли, направленной на установление, изменение или прекращение какого-либо правоотношения. Договор — это соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей, правоотношения (обязательства) [25, с. 94—97].

Многие советские и современные цивилисты рассматривают договоры как сделку, правоотношение и юридический документ, придавая при этом особое значение договору как юридическому факту.

Так, проф. О.С. Иоффе писал: «Помимо того, что договор равнозначен соглашению, совершаемому в целях установления, изменения или прекращения гражданского правоотношения, иногда под договором понимается самое гражданское правоотношение, возникающее из такого соглашения, а в некоторых случаях термином “договор” обозначают документ, фиксирующий факт установления обязательства по воле участников» [16, с. 385—386]. Известный цивилист считал, что попытки определить содержание договора с помощью условий и вытекающих из него прав и обязанностей ошибочны и объясняются смешением договора как юридического факта с самим договорным обязательством: «Права и обязанности образуют содержание обязательства, но не породившего его договора, а совокупность условий составляет содержание соглашения, но не обязательства, которое из него возникло. Подобно тому, как несоединимы в одном понятии юридический факт и его правовые последствия, исключено образование единого понятия договорного соглашения и договорного обязательства» [15, с. 26—27]. Договор как акт волевого характера предопределяет конкретное содержание правомочий и обязанностей участников создаваемых им правоотношений [15, с. 28].

Известный теоретик права проф. М.Н. Марченко подчеркивает, что современные цивилисты термином «договор» определяют юридический факт, само договорное обязательство и, наконец, документ, в котором закреплен факт установления обязательственного правоотношения, обращая при этом особое внимание на договор как юридический факт. Под содержанием договора понимаются материальные, формальные (формально-юридические) и иные условия, благодаря которым достигается соглашение сторон по поводу того или иного предмета договора на основе таких принципов, как законность, конституционность, свобода договора, справедливость, оптимальный баланс частных и публичных интересов, соответствие условий договора требованиям нравственности. Несмотря на многозначность индивидуального договора (как юридического факта, обязательственного правоотношения, документа), индивидуальные договоры рассматриваются прежде всего как юридические факты. Договорные юридические факты представляют собой специфическую юридическую и фактическую программу будущей деятельности участников договора [22, c. 273—276, 278, 280, 298—299].

Проф. В.П. Мозолин отмечает, что в советской юридической литературе термин «договор» использовался в четырех значениях: как соглашение, как документ, как обязательственное правоотношение и как интегрированное (комплексное) понятие. Будучи встречным совпадением воли сторон, соглашение определяет модель поведения кредитора и должника в возникающем договорном правоотношении. Эта модель имеет для сторон обязательный характер, поскольку обеспечивается соответствующими юридическими санкциями. Под договором следует понимать лишь ту группу соглашений, которая направлена на установление обязательственных правоотношений. Соглашение сторон на изменение или прекращение существующих договорных отношений необходимо именовать соглашением, а не договором [24, с. 167—170]. Договорное обязательство возникает по воле равноправных сторон на основании соглашения между ними, имеет имущественный характер, обслуживает экономические интересы, является разновидностью относительных гражданско-правовых отношений. Как интегрированное (комплексное) понятие договор включает в себя не только соглашение о возникновении договорного обязательства, но и форму этого обязательства, а также само договорное обязательство (до момента его прекращения) [24, с. 171—174].

В учебнике гражданского права под редакцией проф. В.П. Мозолина констатируется, что договор занимает ведущее место среди остальных оснований возникновения обязательств и является лучшей правовой формой, позволяющей сторонам точно фиксировать при заключении договора свои имущественные интересы и требовать в дальнейшем их осуществления. Договор является не только юридическим фактом, влекущим возникновение обязательства, но и эффективным правовым средством регулирования отношений между сторонами [10, с. 620].

Проф. Е.А. Суханов также обращает внимание на многозначность понятия «договор» в гражданском праве России. Во-первых, договор определяется как совпадающее волеизъявление (соглашение) его участников (сторон), направленное на установление либо изменение или прекращение определенных прав и обязанностей. С этой точки зрения он является сделкой — юридическим фактом, главным основанием возникновения обязательственных правоотношений. Исходя из этого, всякая двух- или многосторонняя сделка считается договором (п. 1 ст. 154 ГК РФ), а сами договоры регулируются соответствующими правилами о сделках (п. 2 ст. 420 ГК РФ). Во-вторых, понятие договора применяется к правоотношениям, возникшим в результате заключения договора (сделки), поскольку именно в них существуют и реализуются субъективные права и обязанности сторон договора. В-третьих, договор часто рассматривается и как форма соглашения (сделки) — документ, фиксирующий права и обязанности сторон. Основной юридический (гражданско-правовой) эффект договора заключается в появлении связанности его контрагентов соответствующим обязательственным правоотношением. Права и обязанности контрагентов по договору суть их права и обязанности как сторон обязательства и составляют содержание последнего, тогда как сделка лишь определяет эти права и обязанности. Исполнение сторонами договорных условий есть не что иное, как исполнение обязательства [29, с. 34—39].

В коллективном научном труде проф. Н.Д. Егоров подчеркивает: в юридической науке «под договором понимают и юридический факт, лежащий в основе обязательства, и само договорное обязательство, и документ, в котором закреплен факт установления обязательственного правоотношения» [9, с. 584]. Ученый замечает, что иногда в содержание договора включают права и обязанности сторон. Между тем права и обязанности сторон составляют содержание обязательственного правоотношения, основанного на договоре, а не самого договора как юридического факта, породившего это обязательственное правоотношение [9, с. 591].

По утверждению М.И. Брагинского и В.В. Витрянского, еще с римских времен договор рассматривается как: 1) основание возникновения правоотношения, 2) само правоотношение, возникшее из этого основания, и 3) форма, которую принимает соответствующее правоотношение. Представленное многозначное понятие договора практически реализовано в ГК РФ и в гражданских кодексах других стран. Договорные условия (существенные, обычные, случайные) представляют собой содержание договора-сделки и одновременно способ фиксации взаимных прав и обязанностей. Содержание договора-правоотношения составляют взаимные права и обязанности контрагентов [3, с. 14, 295].

Проф. М.И. Брагинский подчеркивает: «Заключая договор, стороны должны руководствоваться главой о сделках (имея в виду необходимость соответствия договора условиям действительности сделок); главами, посвященными общим положениям об обязательствах (они определяют, как должны исполняться договоры, как может обеспечиваться исполнение и какая ответственность наступает на случай их нарушения); нормами, посвященными условиям договоров, а также порядку их заключения (часть этих норм относится к договорам-сделкам, а остальные — к договорам-правоотношениям). В главах, содержащих регулирование отдельных видов договоров, идет речь главным образом о договоре-правоотношении, хотя отдельные нормы относятся к соответствующему договору как к сделке. Все эти нормы носят специальный характер» [3, с. 17].

Проф. В.В. Витрянский обращает внимание на то, что за понятием «договор» стоит многоаспектная гражданско-правовая категория, имеющая три значения: договор как отдельный вид сделок, порождающих обязательственно-правовое отношение («договор-сделка»); договор как само обязательственное правоотношение («договор-правоотношение») и, наконец, договор как форма существования соответствующего правоотношения («договор-документ»). В системе юридических фактов категория «договор» относится к категории «сделка» как вид к роду [5, с. 8]. Ученый подчеркивает, что положения ГК РФ о применении к договорам правил о двух- и многосторонних сделках вызвали широкие дискуссии в юридической литературе [5, с. 9].

Б.М. Гонгало и П.В. Крашенинников также утверждают, что существуют договор-сделка, договор-правоотношение и договор-документ [6, с. 232].

А.Д. Корецкий пишет о существовании многоаспектного понятия договора: 1) как юридического факта; 2) как юридического отношения; 3) как юридического факта и юридического отношения одновременно; 4) как акта индивидуального поднормативного регулирования, применения правовых норм, реализации норм права. Ученый пришел к выводу о признании договора юридическим фактом и одновременно юридическим отношением. По его убеждению, содержание договора образуют права и обязанности его сторон, составляющие конкретное общественное отношение. В договоре содержится не само отношение, а его юридическая модель [19, с. 108—109, 114, 117].

Ю.В. Романец также отмечает многогранность договора: как основание возникновения правоотношения; как само правоотношение, возникающее из этого основания; как форма возникшего правоотношения [28, с. 20].

Понимание договора как юридического факта (сделки), правоотношения и документа поддерживают также Н.И. Клейн [18, с. 671], А.Ю. Кабалкин [17, с. 19], А.М. Мартемьянова [11, с. 341], К.И. Забоев [14, с. 23] и другие ученые.

По нашему мнению, гражданско-правовой договор, будучи соглашением двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (п. 1 ст. 420 ГК РФ), является правовым источником (основанием) возникновения, изменения или прекращения договорного обязательственного правоотношения, юридическим фактом, а не самим правоотношением. Юридический факт (гражданско-правовая сделка, договор) — это конкретное жизненное обстоятельство, с которым юридическая норма связывает возникновение, изменение или прекращение правовых последствий (правоотношений). Юридический факт является связующим звеном между нормой позитивного права и конкретным правоотношением. Договорное обязательственное правоотношение (обязательство) есть обусловленная договором и взаимовыгодным имущественным интересом относительная правовая связь между кредитором и должником, в силу которой должник обязан совершить в пользу кредитора определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную деятельность, уплатить деньги и т. п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности в полном соответствии с условиями договора и содержанием обязательства под угрозой применения мер гражданско-правовой защиты и ответственности.

Гражданско-правовой договор не идентичен правоотношению, а лишь предопределяет своим содержанием (условиями) субъектный и объектный состав возникающего договорного правоотношения, субъективные права и юридические обязанности участников будущего обязательственно-договорного правоотношения, устанавливает в предоставленных законом пределах правовые гарантии исполнения договора (обязательства). Условия договора не создают, а лишь программируют содержание будущих субъективных прав и юридических обязанностей. Превращение договорных условий (идеальной модели поведения сторон, заложенной договором) в реальную действительность, осуществление субъективных прав и исполнение юридических обязанностей участников обязательственного правоотношения происходит благодаря активным и (или) пассивным действиям обязанных лиц. Эти действия могут иметь непродолжительный (одномоментный) либо длительный характер, связанный с появлением дополнительных обязанностей. Неоправданное смешение договора (основания возникновения договорного обязательственного правоотношения) с самим правоотношением вызвано едва различимой границей между договорными условиями и возникающими на их основе обязательствами, субъективными правами и юридическими обязанностями. В силу философского понимания причины и следствия, договор как причина, основание возникновения обязательства не может быть идентичен следствию (возникшему обязательственному правоотношению). Большинство современных цивилистов фактически усматривают не идентичность, а тесную взаимосвязь договора как основания возникновения обязательственного правоотношения с порожденным правоотношением.

Проф. О.А. Красавчиков выступал активным противником многопонятийного представления о договоре: он утверждал, что «в нашем гражданском законодательстве, а равно в науке права при употреблении термина “договор” смешиваются два разных понятия: договор как юридический факт и договор как форма существования правоотношения. Это смешение перешло и в нашу судебную практику». Ученый подчеркивал, что договор является основанием возникновения правоотношения. Условия договора — это элементы соглашения, образующие содержание договора, а система прав и обязанностей сторон — содержание конкретного гражданского правоотношения [20, с. 172—175; 21, с. 172—173].

Проф. В.А. Белов верно утверждает: договор — это юридический факт, действие (соглашение), направленное на достижение определенных юридических последствий, в частности на возникновение, изменение или прекращение гражданских правоотношений (например, статьи 153, 154 и 420 ГК РФ). Термин «договор» целесообразно употреблять для обозначения: 1) юридического факта-действия — основания возникновения прав и обязанностей; 2) объективного юридического эффекта такого действия — системы правил поведения участников действия, источника индивидуально-правового регулирования отношений между ними и 3) внешней формы выражения этих правил (обычно — документа). Для обозначения юридического результата в виде системы субъективных прав и юридических обязанностей, предопределенных содержанием нормативного и индивидуального (договорного) регулирования, вполне достаточно терминов «гражданские правоотношения», «обязательственные правоотношения» или «обязательства» [2, с. 33].

М.Н. Марченко отмечает, что подход отдельных отечественных цивилистов к пониманию гражданско-правового договора как правоотношения не нашел широкой поддержки среди авторов, занимающихся данной проблематикой. Трактовка гражданско-правового договора как правоотношения «безосновательно отбросила многое ценное в понимании договора, что было накоплено цивилистической теорией, и вывела на первый план черты и признаки, наименее значимые и даже вообще непригодные для объяснения договора». Договор всегда выступает как основание (юридический факт) для возникновения, изменения или прекращения правоотношения, является юридической формой возникающих или уже существующих между сторонами на основе данного договора фактических отношений, конкретизирует содержание гражданско-правовых норм, выступает своеобразной моделью возникающих (на основе договора) правовых отношений [22, с. 300—301].

По утверждению В.В. Груздева, условия договора-сделки определяют меру возможного и должного поведения сторон (их права и обязанности) в договорном правоотношении. Договор-сделка, договор-текст и договор-правоотношение выступают тесно связанными между собой, но все же самостоятельными явлениями объективной действительности. Все эти явления по-своему достигают функциональные цели: договор-сделка — посредством порождения договорного правоотношения; договор-текст — с помощью придания двух- или многосторонней сделке формы, позволяющей воспринимать заключенную в ней волю; договор-правоотношение — благодаря исполнению сторонами своих обязанностей. Группировка договора-сделки и договора-правоотношения в единый (комплексный) договор — это объединение причины и следствия, которое не может быть признано допустимым с логической точки зрения [13, с. 123].

И.В. Бекленищева, по существу, также верно отмечает: «договор-сделка» и «договорное правоотношение» нередко отождествляются из-за смешения реально заключенного договора с мыслительной конструкцией договора, которая предполагает, что права и обязанности возникают из договора, но существуют не в договоре, а в обязательстве, возникшем из договора [1, с. 65—67].

Особую позицию по обсуждаемому вопросу занимает проф. Б.И. Пугинский. Ученый-цивилист пришел к выводу, что в отечественной договорной теории отсутствуют четкие методологические основания исследования сущности и формы договоров. Узконормативная  (позитивисткая) концепция права, игнорирующая дозволительный метод правового регулирования, пытается объяснить договор с помощью непригодных для договорного права категорий: юридический факт, сделка, правоотношение и т. п. Российское правоведение вошло в третье тысячелетие с размытым и смешанным пониманием договора, без четкого осознания его правовой и социальной роли, реальных возможностей в решении стоящих задач [27, с. 24]. Ученый обращает внимание на то, что сделка есть действие, направленное на установление, изменение или прекращение прав либо обязанностей лиц. В отличие от сделки договор предусматривает субъективные права и юридические обязанности, существующие в виде договорного обязательства контрагентов. Сделка выражает единичный акт, реализуемый в виде юридически направленного действия, а договор представляет собой более сложное правовое образование. В пределах одного договора совершается множество разнообразных действий, вызывающих возникновение, изменение или прекращение мини-обязательств [27, с. 26].

В настоящее время согласно ст. 307.1 ГК РФ к обязательствам, возникшим из договора (договорным обязательствам), общие положения об обязательствах применяются, если иное не предусмотрено правилами об отдельных видах договоров, содержащимися в кодексе и иных законах, а при отсутствии таких специальных правил — общими положениями о договоре (подраздел 2 раздела III ГК РФ). Поскольку иное не установлено ГК РФ, иными законами или не вытекает из существа соответствующих отношений, общие положения об обязательствах применяются к требованиям: 1) возникшим из корпоративных отношений (глава 4 ГК РФ); 2) связанным с применением последствий недействительности сделки (§ 2 главы 9 ГК РФ).

 

Список литературы

 

1. Бекленищева И.В. Гражданско-правовой договор: классическая традиция и современные тенденции. М.: Статут, 2000. С. 65—67.

2. Белов В.А. К вопросу о соотношении понятий обязательства и договора // Вестник гражданского права. 2007. № 4. С. 33.

3. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. 2-е изд. М.: Статут, 2005. С. 14, 17, 295.

4. Винавер М.М. Из области цивилистики. Недавнее (воспоминания и характеристики) / сост. и авт. вступ. ст. А.Л. Маковский. М.: Статут (Библиотечка журнала «Вестник гражданского права»). С. 175—176.

5. Витрянский В.В. Договор в Гражданском кодексе России и в практике его применения // Вестник гражданского права. 2007. № 2. С. 8, 9.

6. Гонгало Б.М., Крашенинников П.В. Общеизвестное о договоре // Развитие основных идей Гражданского кодекса России в современном законодательстве и судебной практике: сб. ст., посв.70-летию С.А. Хохлова / отв. ред. С.С. Алексеев. М.: Статут, 2011. С. 232.

7. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Научно-практический комментарий / отв. ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин. М., 1996. С. 617.

8. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): федер. закон от от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

9. Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 1. 6-е изд., перераб. и доп. / отв. ред. А.П. Сергеев и Ю.К. Толстой. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. С. 584, 591.

10. Гражданское право: учеб. В 3 т. Т. 1 / отв. ред. В.П. Мозолин. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2012. С. 620.

11. Гражданское право: учеб. для вузов. Часть первая / под общ. ред. Г.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало и В.А. Плетнева. М., 1998. С. 341.

12. Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права / под ред. и с предисл. В.А. Томсинова. М.: Зерцало (Серия «Русское юридическое наследие»), 2003. С. 326.

13. Груздев В.В. Возникновение договорного обязательства по российскому гражданскому праву: моногр. М.: ВолтерсКлувер, 2010. С. 123.

14. Забоев К.И. Правовые и философские аспекты гражданско-правового договора. СПб., 2003. С. 23.

15. Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 26—28.

16. Иоффе О.С. Советское гражданское право. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1958. С. 385—386.

17. Кабалкин А. Понятие и условия договора // Российская юстиция. 1996. № 6. С. 19.

18. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный). М., 1996. С. 671.

19. Корецкий А.Д. Теория договорного регулирования гражданско-правовых отношений: дис. … д-ра юрид. наук. Ростов н/Д., 2007. С. 108—109, 114, 117.

20. Красавчиков О.А. Гражданско-правовой договор: понятие, содержание, функции // Антология уральской цивилистики: 1925—1989. М., 2001. С. 172—175.

21. Красавчиков О.А. Категории науки гражданского права. Избранные труды: в 2 т. Т. 2. М.: Статут, 2005. С. 172—173.

22. Марченко М.Н. Источники права: учеб. пособие. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005. С. 273—276, 278, 280, 298—301.

23. Мейер Д.И. Русское гражданское право: в 2 ч. Ч. 2. М.: Статут (Серия «Классика Российской цивилистики»), 1997. С. 155—157, 170.

24. Мозолин В.П., Фарнсворт Е.А. Договорное право в США и СССР. История и общие концепции / отв. ред. В.П. Мозолин. М.: Наука, 1988. С. 167—170, 171—174.

25. Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 94—97.

26. Победоносцев К.П. Курс гражданского права: в 3 т. Т. 3 / под ред. и с предисл. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2003. С. 312, 558, 581, 582.

27. Пугинский Б.И. Теория и практика договорного регулирования. М.: Зерцало, 2008. С. 24, 26.

28. Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М.: Юристъ, 2004. С. 20.

29. Российское гражданское право: учеб.: в 2 т. Т. 2: Обязательственное право / отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2011. С. 34—39.

30. Синайский В.И. Русское гражданское право. М.: Статут (Серия «Классика российской цивилистики»), 2002. С. 308—309, 330—331.

31. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2005. С. 69.

Библиография

1 Уместно заметить, что ГК РСФСР 1922 года (ст. 106) и ГК  РСФСР 1964 года (ст. 158) также включали договор в перечень оснований возникновения обязательств. Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 года называли договор одним из оснований возникновения обязательств (ст. 57).