УДК 347.763 

Страницы в журнале: 81-85

 

Д.П. СТРИГУНОВА,

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры предпринимательского и трудового права, Государственного университета управления dina_str@list.ru

 

Рассматривается правовое регулирование договора транспортной экспедиции. Автор раскрывает определение договора транспортной экспедиции, его предмет, права и обязанности сторон, а также их ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора.

Ключевые слова: договор транспортной экспедиции, экспедитор, клиент, услуги, связанные с перевозкой груза.

 

Contract of the Freight Forwarding

Strigunova D.

The aim of the article is to describe the contract of freight forwarding according to the Russian law. In the article the definition of the contraсt of forwarding, its subject, rights and duties of parties of the contract, liability of the parties for the nonperformance or improper performance are revised.

Keywords: сontraсt of freight forwarding, freight forwarder, client, services connected with the transport of freight.

 

Договор транспортной экспедиции имеет огромное значение для регулирования отношений, складывающихся на рынке транспортных услуг, поскольку он освобождает заинтересованных лиц от «транспортных забот» и возлагает бремя их осуществления на экспедитора, который на профессиональном уровне организует и осуществляет транспортные операции[1].

Договор транспортной экспедиции является самостоятельным видом договорных обязательств, предусмотренным гл. 41 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Правовое регулирование договора транспортной экспедиции помимо норм ГК РФ осуществляется нормами Федерального закона от 30 июня 2003 года № 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» (далее — Закон № 87-ФЗ), Правилами транспортно-экспедиционной деятельности, утвержденными постановлением Правительства РФ от 8 сентября 2006 года № 554, и другими нормативными правовыми актами.

В соответствии с легальным определением данного договора, содержащимся в ч. 1 ст. 801 ГК РФ, одна сторона (экспедитор) обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны (клиентарузоотправителя или грузополучателя) выполнять или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза.

Существенным условием договора транспортной экспедиции является его предмет, в качестве которого выступают услуги, связанные с перевозкой груза, либо организация выполнения таких услуг. Организация выполнения услуг, связанных с перевозкой груза, имеет место в тех случаях, когда экспедитор в силу предоставленной ему ст. 805 ГК РФ возможности привлекает к исполнению своего обязательства третьих лиц.

В литературе указывается на известную неопределенность предмета договора транспортной экспедиции[2]. Действительно, ч. 1 ст. 801 ГК РФ содержит два открытых перечня услуг, которые могут являться предметом договора транспортной экспедиции. Услуги из одного перечня не имеют названия, но в литературе часто именуются основными[3]. Другие названы в ч. 1 ст. 801 ГК РФ как дополнительные. К так называемым основным услугам отнесены организация перевозки груза транспортом и по маршруту, избранными экспедитором или клиентом, заключение от имени клиента или от своего имени договора (договоров) перевозки груза, обеспечение отправки и получения груза, а также другие услуги, связанные с перевозкой. К дополнительным услугам в ГК РФ относятся осуществление таких необходимых для доставки груза операций, как получение требующихся для экспорта или импорта документов, выполнение таможенных и иных формальностей, проверка количества и состояния груза, его погрузка и выгрузка, уплата пошлин, сборов и других расходов, возлагаемых на клиента, хранение груза, его получение в пункте назначения, а также выполнение иных операций и услуг, предусмотренных договором.

Рассматривая вопрос о делении услуг транспортной экспедиции на основные и дополнительные, Ф.М. Полянский полагает, что «юридическое значение деления услуг экспедитора на “основные” и “дополнительные” состоит в том, что именно первые имеют для договора экспедиции конституирующее значение, т. е. формируют его как самостоятельный договорный тип»[4]. По мнению В.В. Кулешова, «деление транспортно-экспедиционных услуг на основные и дополнительные не имеет юридического значения, т. к. законодательство не предусматривает специфики правового регулирования того или иного вида услуг»[5]. Придерживаясь аналогичной позиции, А.В. Соловых предлагает скорректировать редакцию ст. 801 ГК РФ, устранив упомянутое деление, при этом применив для определения предмета договора транспортной экспедиции юридико-технический способ, используемый в ст. 779  ГК РФ, — указать примерный перечень транспортно-экспедиционных услуг и исключительный перечень услуг, которые могут охватываться данным видом договора[6].

А.Г. Калпин разделил все услуги, связанные с перевозкой груза и оказываемые по договору транспортной экспедиции, на операции, составляющие: а) подготовку к перевозке; б) доставку груза к месту отправки; в) погрузку; г) оформление документов на отправку; д) сопровождение груза в пути; е) выгрузку груза и проверку его веса и состояния; ж) доставку на склад получателя; з) передачу груза получателю и оформление документов на такую передачу. При этом он обоснованно считает, что договор экспедиции может охватывать как все эти стадии, так и лишь некоторые из них, а равно отдельные операции. С учетом этого договор транспортной экспедиции может предусматривать полное транспортно-экспедиционное обслуживание, предполагающее совершение всего комплекса перечисленных операций, то есть доставку груза «от склада до склада», либо частичное транспортно-экспедиционное обслуживание, означающее оказание услуг, относящихся только к одной из названных стадий или даже к отдельному ее элементу конкретной стадии[7]. Схожее деление договора транспортной экспедиции на две разновидности предлагают в своих работах, в частности, И.Е. Данилкина, В.В. Кулешов[8].

Интересным с правовой точки зрения является вопрос о возможности включения в предмет договора транспортной экспедиции услуг непосредственно по самой перевозке груза. Часть 1 ст. 801 ГК РФ предусматривает в качестве предмета договора транспортной экспедиции заключение экспедитором от своего имени или от имени клиента договора (договоров) перевозки. С другой стороны, в качестве лица, оказывающего транспортно-экспедиционные услуги, может выступать и сам перевозчик (ч. 2 ст. 801 ГК РФ).

По мнению В.В. Кулешова, предмет договора транспортной экспедиции может включать в себя в качестве одного из элементов услуги по перевозке груза. Как пишет указанный автор, по отношению к договору перевозки груза договор транспортной экспедиции может быть двоякого рода. В тех случаях, когда экспедитор принимает на себя обязанность осуществить перевозку груза, этот договор шире договора перевозки груза по объему оказываемых услуг. Таким образом, по его мнению, договор транспортной экспедиции «поглощает» услугу по перевозке. Он охватывает как само перемещение, так и оказание других услуг, хотя и связанных с перевозкой груза, но не выражающихся в непосредственном перемещении груза (по сортировке груза, снабжению груза ярлыками, погрузке груза, выгрузке груза, оформлению документов и др.). Иная, по мнению В.В. Кулешова, ситуация складывается, когда экспедитор не принимает на себя обязанность по перевозке груза. В этом случае услуги, оказываемые по этим договорам, будут различными. По договору транспортной экспедиции будут оказываться услуги, связанные с перевозкой груза, а по договору перевозки груза будут оказываться услуги непосредственно по самой перевозке груза[9]. Схожего мнения по данному вопросу придерживается И.Е. Данилкина, полагающая, что договор транспортной экспедиции может включать услугу по перевозке[10].

Представляется, что договор транспортной экспедиции в своем чистом виде не может включать услугу по перевозке. Аналогичного в целом мнения придерживается Ф.М. Полянский, который считает, что предмет договора транспортной экспедиции не может включать саму услугу по перевозке груза. «Если же экспедитор наряду с экспедиционными услугами принимает на себя обязанность по доставке груза в пункт назначения, то налицо смешанный договор. В этом случае к отношениям сторон будут соответственно применяться нормы гл. 40 и 41 ГК»[11]. По нашему мнению, в тех случаях, когда экспедитор принимает на себя обязательство по перевозке груза (следовательно, он является перевозчиком, выполняющим также транспортно-экспедиционные услуги), имеют место два самостоятельных договорных обязательства: по перевозке груза и по оказанию транспортно-экспедиционных услуг. Договор транспортной экспедиции не может «поглощать» договор перевозки груза.

Договор транспортной экспедиции имеет определенные сходства с договорами поручения, комиссии, агентирования. Он подлежит заключению в письменной форме, и, кроме того, клиент должен выдать экспедитору доверенность, если она необходима для выполнения его обязанностей (ст. 802 ГК РФ). Все это сближает рассматриваемый договор с указанными выше «представительскими» договорами. Более того, предметом рассматриваемого договора выступает некий набор или отдельные юридические и фактические услуги, однако, в отличие от предмета упомянутых договоров, эти услуги всегда связаны с перевозкой груза, что, безусловно, позволяет отграничить его от указанных выше договоров.

Договор транспортной экспедиции является двусторонним, взаимным, возмездным. Двусторонний характер рассматриваемого договора проявляется в том, что его участниками выступают клиент (грузоотправитель, грузополучатель) и экспедитор. В литературе часто ставится вопрос о расширении круга клиентов и отнесения к клиенту не только грузоотправителя, грузополучателя, но также и других лиц, заинтересованных в получении транспортно-экспедиционных услуг. В частности, одним из таких лиц называется владелец груза[12].

Договор перевозки груза является возмездным, так как за оказанные услуги экспедитор получает вознаграждение. А учитывая то, что деятельность экспедитора направлена на систематическое получение прибыли от предоставления транспортно-экспедиционных услуг, на стороне экспедитора, очевидно, вправе выступать лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, либо юридическое лицо — коммерческая организация. Выполнять функции экспедитора может также и перевозчик (ч. 2 ст. 801 ГК РФ).

В литературе также ставится вопрос о возможности отнесения договора транспортной экспедиции к реальным или консенсуальным договорам. Так, например, Н.А. Андреева полагает, что договор транспортной экспедиции «находится вне классификации договоров на консенсуальные и реальные»[13]. Кроме того, в литературе встречается суждение о том, что рассматриваемый договор «является реальным в том случае, если экспедитор оказывает услуги с вверенным ему грузом. Если же услуги не связаны непосредственно с грузом (разработка маршрута перевозки, получение требуемых для экспорта или импорта документов, выполнение таможенных и иных формальностей и т. п.) или если экспедитор организует выполнение экспедиционных услуг, то такой договор является консенсуальным»[14]. Между тем преобладающей  позицией в юридической литературе, поддерживаемой автором настоящей работы, является позиция, в соответствии с которой договор транспортной экспедиции является консенсуальным[15]. Наиболее подробно вопрос о консенсуальном характере договора транспортной экспедиции рассмотрен В.В. Витрянским. В частности, как пишет указанный автор, «консенсуальный характер договора транспортной экспедиции выражается в том, что по указанному договору экспедитор обязуется за вознаграждение и за счет другой стороны выполнить или организовать выполнение определенных договором экспедиции услуг, связанных с перевозкой груза. Следовательно, обязательства возникают в силу самого факта подписания соответствующего соглашения между экспедитором и клиентом, законодательство никак не связывает момент возникновения указанного правоотношения с необходимостью передачи груза экспедитору, что могло бы служить признаком реального договора»[16].

В литературе признается, что договор транспортной экспедиции не является публичным[17]. Иногда в литературе отмечается, что договор транспортной экспедиции может быть заключен в пользу третьего лица. Как по этому поводу пишет В.В. Кулешов, «договор транспортной экспедиции является договором в пользу третьего лица лишь в тех случаях, когда договор транспортной экспедиции допускает совершение экспедитором действий от собственного имени, а также когда из договора не следует совпадение в одном лице получателя и клиента»[18].

Договор транспортной экспедиции, помимо прочего, является взаимным. Это означает, что у обеих сторон рассматриваемого договора имеются корреспондирующие права и обязанности. ГК РФ только в самом общем виде упоминает о правах и обязанностях экспедитора и клиента (например, право сторон расторгнуть договор в одностороннем порядке, обязанность выдать экспедитору доверенность, если таковая требуется, и т. п.). Основные положения о правах и обязанностях сторон договора транспортной экспедиции прописаны в Законе № 87-ФЗ.

Так, клиент вправе выбирать маршрут следования груза и вид транспорта, требовать у экспедитора, если это предусмотрено договором транспортной экспедиции, предоставления информации о процессе перевозки груза, давать указания экспедитору в соответствии с договором транспортной экспедиции (ч. 6 ст. 3 Закона № 87-ФЗ). Клиент также вправе отказаться от исполнения договора транспортной экспедиции, предупредив экспедитора об этом в разумный срок. При этом, заявив об отказе, клиент возмещает экспедитору убытки, вызванные расторжением договора (ст. 806 ГК РФ).

Экспедитор вправе получить необходимые документы и информацию о грузе (ч. 1 ст. 804 ГК РФ), не приступать к исполнению обязанностей по договору транспортной экспедиции в случае непредставления необходимой для исполнения обязательства информации (ч. 3 ст. 804 ГК РФ, ч. 4 ст. 3 Закона № 87-ФЗ), отступать от указаний клиента, если это необходимо в интересах клиента и экспедитор по не зависящим от него обстоятельствам не смог предварительно запросить клиента в порядке, определенном договором, о его согласии на такое отступление или получить в течение суток ответ на свой запрос (ч. 1 ст. 3 Закона № 87-ФЗ). Если договором транспортной экспедиции не предусмотрено иное, экспедитор вправе выбирать или изменять вид транспорта, маршрут перевозки груза, последовательность перевозки груза различными видами транспорта, исходя из интересов клиента, при этом незамедлительно уведомляя клиента о своих действиях (ч. 2 ст. 3 Закона № 87-ФЗ), привлекать третьих лиц для исполнения своего обязательства, если из договора транспортной экспедиции не следует, что экспедитор обязан исполнить обязанности лично (ст. 805 ГК РФ), отказаться в одностороннем порядке от исполнения договора транспортной экспедиции, предупредив клиента в разумный срок и возместив ему убытки, вызванные расторжением договора (ст. 806 ГК РФ).

Помимо названных, экспедитор имеет и другие права, установленные законом и договором. В частности, одним из таких прав является право экспедитора, если это предусмотрено договором транспортной экспедиции, удерживать находящийся в его распоряжении груз до уплаты вознаграждения и возмещения понесенных им в интересах клиента расходов или до предоставления клиентом надлежащего обеспечения исполнения своих обязательств в части уплаты вознаграждения и возмещения понесенных им расходов. В этом случае клиент также оплачивает расходы, связанные с удержанием имущества. За возникшую порчу груза вследствие его удержания экспедитором в случаях, предусмотренных частью 3 ст. 3 Закона № 87-ФЗ, ответственность несет клиент. Анализируя приведенную норму ч. 3 ст. 3 Закона № 87-ФЗ, Ф.М. Полянский обращает внимание на то, что право на удержание груза возникает у экспедитора, только если это предусмотрено договором. По его мнению, это противоречит ч. 1 ст. 359 ГК РФ, по смыслу которого право кредитора на удержание вещи должника возникает исключительно в силу неисполнения последним денежного обязательства и не требует специального упоминания в договоре. Данное противоречие, как считает Ф.М. Полянский, должно разрешаться в пользу ГК РФ[19]. Указанное мнение заслуживает внимания.

Что касается обязанностей экспедитора, то в соответствии с ГК РФ и ст. 4 Закона № 87-ФЗ они могут быть сведены к следующим: оказание услуг в соответствии с договором транспортной экспедиции, сообщение клиенту об обнаруженных недостатках полученной информации, а в случае неполноты информации — запрос у клиента необходимых дополнительных данных, уведомление клиента о допущенных отступлениях при исполнении договора транспортной экспедиции, предоставление информации клиенту в соответствии с нормами Закона РФ от 7 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей», если в качестве клиента выступает потребитель, а также выдача клиенту экспедиторского документа, предоставление оригиналов договоров, заключенных экспедитором в соответствии с договором транспортной экспедиции от имени клиента, незаключение от имени клиента договора страхования груза, если это прямо не предусмотрено договором транспортной экспедиции.

Основными обязанностями клиента в соответствии с ГК РФ и Законом № 87-ФЗ являются прежде всего предоставление экспедитору документов и другой информации о свойствах груза, об условиях его перевозки, а также иной информации, необходимой для исполнения экспедитором обязанности, предусмотренной договором транспортной экспедиции (ч. 1 ст. 804 ГК РФ), уплата причитающегося экспедитору вознаграждения, а также возмещение понесенных им расходов в интересах клиента (ч. 2 ст. 5 Закона № 87-ФЗ).

Ответственность сторон по договору транспортной экспедиции определяется в соответствии с этим договором, ГК РФ, а также Законом № 87-ФЗ и другими законами. Как следует из ст. 803 ГК РФ, за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по договору транспортной экспедиции экспедитор несет ответственность по основаниям и в размере, которые определяются в соответствии с правилами гл. 25 ГК РФ. «По общему правилу гл. 25 ГК экспедитор как предприниматель обязан возместить клиенту убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства безотносительно к наличию своей вины. Экспедитор освобождается от ответственности в случае наличия обстоятельств непреодолимой силы»[20].

Однако закон предусматривает и ограниченный размер ответственности экспедитора перед клиентом (в том числе это касается ответственности по договорам транспортной экспедиции в международном сообщении, которая в настоящей работе намеренно не рассматривается). Согласно ст. 803 ГК РФ и ч. 2 ст. 6 Закона № 87-ФЗ в случае, если экспедитор докажет, что нарушение обязательства вызвано ненадлежащим исполнением договора перевозки, ответственность экспедитора перед клиентом определяется по тем же правилам, по которым перед экспедитором отвечает соответствующий перевозчик. Как известно, ответственность перевозчика в большинстве случаев является ограниченной.

За утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза экспедитор несет ответственность в виде возмещения ущерба и только в случае, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза произошли вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело. При этом размер ответственности экспедитора за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза ограничен пределами, установленными ст. 7 Закона № 87-ФЗ.

За нарушение срока исполнения обязательств по договору транспортной экспедиции экспедитор возмещает убытки, если иное не предусмотрено договором между ними и если экспедитор не докажет, что нарушение срока произошло вследствие обстоятельств непреодолимой силы или по вине клиента. При этом если клиентом является потребитель, экспедитор уплачивает клиенту за каждые сутки или час (если срок указан в часах) просрочки неустойку в размере 3%, но не более 80% суммы причитающегося экспедитору вознаграждения, а также возмещает убытки, причиненные клиенту нарушением срока исполнения обязательства, если не докажет, что нарушение срока произошло вследствие обстоятельств непреодолимой силы или по вине клиента (ст. 9 Закона № 87-ФЗ).

Статья 10 Закона № 87-ФЗ содержит правила об ответственности клиента перед экспедитором. Клиент несет ответственность за убытки, причиненные экспедитору в связи с неисполнением обязанности по предоставлению информации, указанной в Законе № 87-ФЗ. При этом ответственность клиента перед экспедитором подчиняется общим правилам об ответственности за нарушение обязательств. В то же время Закон № 87-ФЗ предусматривает и специальные правила. В  частности, согласно ч. 1 ст. 10 Закона № 87-ФЗ если будет доказана необоснованность отказа клиента от оплаты расходов, понесенных экспедитором в связи с исполнением обязательств по договору транспортной экспедиции, клиент должен уплатить экспедитору помимо указанных расходов штраф в размере 10% от суммы этих расходов. Кроме того, клиент несет ответственность за несвоевременную уплату вознаграждения экспедитору и возмещение понесенных им в интересах клиента расходов в виде уплаты неустойки в размере 0,1% от вознаграждения экспедитору и понесенных им в интересах клиента расходов за каждый день просрочки, но не более чем в размере причитающегося экспедитору вознаграждения и понесенных им в интересах клиента расходов.

Статья 11 Закона № 87-ФЗ предусматривает возможность для сторон договора транспортной экспедиции установить более высокий размер ответственности экспедитора по сравнению с установленным законом или международным договором размером ответственности и признает ничтожными соглашения об устранении имущественной ответственности экспедитора или об уменьшении ее размеров, установленных Законом № 87-ФЗ.

За исключением предъявления иска к экспедитору потребителем, до предъявления клиентом иска по договору транспортной экспедиции требуется предъявление им претензии к экспедитору. Данное положение содержит ст. 12 Закона № 87-ФЗ. Этой же статьей предусматривается, что претензия должна быть подана клиентом в течение 6 месяцев со дня возникновения права на предъявление претензии, а также указывается момент начала исчисления сроков для предъявления претензий. Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договоров транспортной экспедиции, составляет 1 год.

 

Библиография

1 См.: Морозов С.Ю. Транспортное право: учеб. пособие. — М., 2010. С. 339.

2 См.: Гражданское право: учеб.: в 3 т. / под ред. А.П. Сергеева. — М., 2012. Т. 2. С. 566.

3 См., например, Гражданское право: учеб.: в 3 т. / отв. ред. Ю.К. Толстой, Н.Ю. Рассказова. 5-е изд., перераб. и доп. — М., 2012. Т. 2. С. 557; Гражданское право / под ред. А.П. Сергеева. С. 564—565.

4 Гражданское право / отв. ред. Ю.К. Толстой, Н.Ю. Рассказова. С. 558.

5 Кулешов В.В. Договор транспортной экспедиции: проблемы правового регулирования: дис. … канд. юрид. наук. — М., 2009. С. 59.

6 См.: Соловых А.В. Договор транспортной экспедиции: дис. … канд. юрид. наук. — М., 2009. С. 8.

7 См.: Калпин А.Г. Глава 11. Договор перевозки // Гражданское право. Часть вторая: учеб. / отв. ред. В.П. Мозолин. — М., 2004. С. 439—440.

8 См.: Данилкина И.Е. Тенденции развития транспортно-экспедиционных отношений: дис. … канд. юрид. наук. — М., 2009. С. 8; Кулешов В.В. Указ. соч. С. 59.

9 См.: Кулешов В.В. Указ. соч. С. 6, 90.

10 См.: Данилкина И.Е. Указ. соч. С. 9.

11 Гражданское право / отв. ред. Ю.К. Толстой, Н.Ю. Рассказова. С. 557.

12 См.: Гречуха В.Н. Транспортное право России: учеб. для магистров. — М., 2012. С. 562.

13 Андреева Н.А. Правовое регулирование договора транспортной экспедиции: дис. … канд. юрид. наук. — М., 2008. С. 8, 60.

14 См.: Гречуха В.Н. Указ. соч. С. 559.

15 См. например, Гражданское право / под ред. А.П. Сергеева. С. 566; Егиазаров В.А. Транспортное право: учеб. 6-е изд., доп. и перераб. — М., 2008. С. 117; Морозов С.Ю. Указ. соч. С. 341; Соловых А.В. Указ. соч. С. 40.

16 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга четвертая: Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта. — М., 2004. С. 646—647.

17 См.: Морозов С.Ю. Указ. соч. С. 342; Соловых А.В. Указ. соч. С. 48.

18 Кулешов В.В. Указ. соч. С. 26.

19 Гражданское право /отв. ред. Ю.К. Толстой, Н.Ю. Рассказова. С. 562.

 

20 См.: Кулешов В.В. Указ. соч. С. 111.