УДК 343.163 ББК 67.72

Страницы в журнале: 116-120

 

А.Д. Пестов,

аспирант кафедры уголовного процесса Кубанского государственного университета Россия, Краснодар a001av@yandex.ru

 

Анализируются различные точки зрения по вопросу о формах досудебного производства и необходимости их реформирования. Обосновывается, что сокращенная форма дознания призвана обеспечить оптимальные условия расследования преступлений и передачи дел в суд. Отмечается актуальность многих вопросов сокращенного дознания — от его процессуальной регламентации до эффективного прокурорского надзора. Подчеркивается особая роль прокурора в повышении эффективности процессуальной деятельности при сокращенной форме дознания, с учетом соблюдения режима разумных сроков и сохранения уровня гарантий прав личности, полномочия которого в этой сфере требуют своего совершенствования.

Ключевые слова: сокращенная форма дознания, дознаватель, прокурор, обеспечение прав личности.

 

В  науке уголовного процесса активно обсуждается проблема упрощения процедуры уголовного судопроизводства для обеспечения скорейшего предварительного расследования и судебного разбирательства уголовных дел. Неоправданное усложнение правил досудебного и судебного производства и как следствие этого увеличение сроков расследования и рассмотрения уголовных дел по существу обусловило объективную необходимость совершенствования процедуры уголовного преследования за счет разработки оптимальных условий расследования преступлений и передачи дел в суд в разумный срок при неукоснительном соблюдении конституционных прав и свобод граждан, независимо от их процессуального положения. В связи с этим актуальным является исследование сокращенной формы дознания и полномочий прокурора при его производстве.

Решению законодателя о закреплении в тексте Уголовно-процессуального кодекса РФ сокращенной формы дознания предшествовала длительная дискуссия с обоснованием необходимости восстановления отдельных элементов или в целом существовавшей ранее (по Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР 1960 года) протокольной формы досудебной подготовки материалов.

В частности, Ю.П. Якубина пишет: «Наиболее оптимальной формой досудебного производства для современного российского уголовного процесса должна выступить обновленная и усовершенствованная протокольная форма оформления материалов о совершенных преступлениях. Предложенная концептуальная модель сокращенного досудебного производства в виде модифицированной протокольной формы не только позволит ускорить и упростить уголовный процесс (первое направление дифференциации процессуальной формы), но и выступит существенной гарантией реализации и защиты прав сторон уголовного судопроизводства (второе направление)» [11, с. 7].

В качестве исторической справки отметим: суть протокольной формы досудебной подготовки материалов состояла в том, что такая подготовка осуществлялась без возбуждения уголовного дела, без производства следственных действий (кроме осмотра места происшествия). Постановления о признании гражданским истцом, гражданским ответчиком и потерпевшим не выносились. С материалами законченного производства знакомился только правонарушитель. Итоги досудебного производства оформлялись протоколом, который являлся основанием для рассмотрения материалов в суде. Досудебная подготовка материалов была ограничена десятидневным сроком, который продлению не подлежал.

В период наивысшей активности ученых и законодателя при разработке проектов УПК РФ высказывались разные точки зрения по вопросам о формах досудебного производства и необходимости их реформирования.

Например, Н.А. Власова отмечает: «Сущетвование двух одинаковых, дублирующих друг друга форм расследования — следствия и дознания — требует определения сущности и назначения каждой из них, а также критериев, по которым необходимо проводить их разграничение. Дознание в полной форме вызывает справедливые нарекания. Возникновение этого института связано с кадровыми и организационными проблемами в следственных аппаратах и не имеет под собой достаточных правовых оснований. Несмотря на многочисленные предложения упразднить дознание как особую форму расследования, законодатель постоянно расширяет перечень дел, по которым предварительное следствие не обязательно. В несколько модернизированном виде эта форма расследования сохранена и в проекте УПК. Не отвечает потребностям практики и требует существенных изменений и так называемая “классическая” форма дознания, основным назначением которой должно стать раскрытие преступлений» [3, с. 11].

В то же время наряду со справедливой критикой Н.А. Власова утверждает: «Институт досудебной подготовки материалов в протокольной форме в отечественном законодательстве основывается на выдержавшей испытание практикой идее, согласно которой по преступлениям небольшой тяжести обычное производство из-за своей громоздкости и сложности является неоправданным, влекущим излишние затраты, и потому для этих случаев целесообразна упрощенная процедура. Тем не менее после 35 лет успешного применения возобладала точка зрения противников протокольного производства — оно исключено из проекта УПК…, такое решение непродуманно и поспешно. Оно, к тому же, противоречит требованиям международно-правовых норм, ориентирующих на быстрый, эффективный, упрощенный уголовный процесс» [3, с. 11].

Подобные высказывания имели место еще до принятия УПК РФ, но, как известно, законодатель посчитал возможным отказаться от протокольной формы досудебного производства. Однако актуальность проблемы упрощения и ускорения процедуры уголовного судопроизводства привела к необходимости разработки мер по ее решению, в том числе принятия Федерального закона от 04.03.2013 № 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» [7], закрепившего в УПК РФ новый вид дознания — в сокращенной форме, предназначенный для скорейшего расследования преступлений и передачи дела в суд при сохранении гарантий прав и законных интересов потерпевших, обвиняемых и других участников. Вопросам сокращенного дознания посвящен приказ Генеральной прокуратуры РФ от 03.07.2013 № 262 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при производстве дознания в сокращенной форме» (далее — Приказ № 262) [4].

В доктрине высказывались различные точки зрения — от обоснования необходимости ликвидировать дознание как форму предварительного расследования (В.А. Азаров, Н.А. Власова, Ю.В. Деришев, В.М. Лукин, В.М. Савицкий, Н.А. Якубович) до предложений по дальнейшему его совершенствованию (С.И. Гирько, А.В. Ковтун, Е.В. Ларкина, О.А. Малышева, О.В. Мичурина, В.А. Семенцов).

При очевидной востребованности института сокращенного производства по преступлениям небольшой и средней тяжести следует, однако, учитывать, что уголовное судопроизводство, как никакая иная правовая сфера, нуждается в действенных средствах обеспечения прав лиц, участвующих в производстве по уголовным делам. Характеризующие уголовное судопроизводство признаки (властный характер полномочий государственных органов и должностных лиц, его осуществляющих; применение процессуальных мер принуждения, ограничивающих конституционные права и свободы граждан; обвинительная деятельность органов уголовного преследования и др.) обусловливают настоятельную необходимость повышения эффективности мер по защите прав и законных интересов лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство на всех его этапах, включая производство дознания в сокращенной форме.

По мнению В.А. Семенцова, «имеются отдельные противоречия и недостатки закона о дознании в сокращенной форме, не гарантирующие в полной мере, как это продекларировано в ч. 1 ст. 226.3 УПК РФ, обеспечение тех же прав, что и при производстве дознания в общем порядке» [9, с. 254], что требует дальнейшей нормативной проработки процедуры дознания в сокращенной форме.

Особая роль в повышении эффективности процессуальной деятельности при сокращенной форме дознания с учетом соблюдения режима разумных сроков и сохранения уровня гарантий прав личности принадлежит прокурору, который призван осуществлять надзор за деятельностью органов досудебного производства. Именно надзорная деятельность прокурора имеет целью выявление нарушений закона при осуществлении уголовного преследования, реагирование на выявленные нарушения, принятие предусмотренных законом мер, направленных на устранение этих нарушений и восстановление нарушенных прав граждан.

Закрепление в законе нового вида дознания — в сокращенной форме — делает актуальными многие вопросы — от его процессуальной регламентации при отсутствии наработанной практики применения до эффективного прокурорского надзора, свидетельствующие о необходимости проведения исследования полномочий прокурора в этой сфере уголовного судопроизводства.

Предпринятые законодателем в 2007—2012 годах шаги [5; 7; 8] определили зависимость реализации надзорных полномочий прокурора от формы предварительного расследования. В соответствии с положениями ст. 37 УПК РФ все надзорные полномочия прокурора теперь можно (в определенной мере условно) разграничить на две группы. Классификационным критерием будет служить форма расследования (предварительное следствие и дознание), в зависимости от которой можно выделить:

— общие надзорные полномочия, т. е. относящиеся как к предварительному следствию, так и к дознанию;

— специальные, распространяющиеся в пределах одной формы предварительного расследования.

При производстве дознания прокурор реализует следующие специальные (в предлагаемой классификации) надзорные полномочия:

1) дает дознавателю письменные указания о направлении расследования, производстве процессуальных действий (п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ);

2) дает согласие дознавателю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения (п. 5 ч. 2 ст. 37 УПК РФ);

3) отменяет незаконные и необоснованные постановления дознавателя (п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК РФ);

4) разрешает отводы и самоотводы дознавателю (п. 9 ч. 2 ст. 37 УПК РФ);

5) отстраняет дознавателя от дальнейшего расследования уголовного дела, если им допущено нарушение требований уголовно-процессуального закона (п. 10 ч. 2 ст. 37 УПК РФ);

6) изымает любое уголовное дело у органа дознания и передает его следователю с обязательным указанием оснований такой передачи (п. 11 ч. 2 ст. 37 УПК РФ);

7) утверждает постановление дознавателя о прекращении производства по уголовному делу (п. 13 ч. 2 ст. 37 УПК РФ);

8) утверждает обвинительный акт или обвинительное постановление по уголовному делу (п. 14 ч. 2 ст. 37 УПК РФ).

В связи с наличием указанных полномочий прокурора процессуальное положение дознавателя учеными оценивается неоднозначно. Есть мнение, что «процессуальная самостоятельность дознавателя как субъекта обязанности доказывания при производстве предварительного расследования ограничена… тем, что ему уполномоченными субъектами могут даваться обязательные для исполнения указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения. Дознавателю давать указания о производстве вышеуказанных действий уполномочены прокурор и начальник подразделения дознания (п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, п. 2 ч. 3 ст. 40.1 УПК РФ). При этом УПК РФ не дает четкого ответа на вопрос, что делать дознавателю в случаях, если эти указания диаметрально противоположны» [1, с. 211].

Солидарен с предыдущим высказыванием и другой автор: «Усеченная процессуальная независимость дознавателя опирается на сугубо исторические предпосылки особых процессуальных отношений органов дознания и прокурора» [10, с. 7].

Не вдаваясь в подробный анализ проблем взаимоотношений дознавателя и прокурора, отметим лишь одно обстоятельство — для дознавателя закон не предусматривает такой основы правового положения, как процессуальная самостоятельность.

Помимо ст. 37 УПК РФ предписания о надзорных полномочиях и порядке их реализации уже непосредственно при сокращенной форме дознания содержит глава 32.1 УПК РФ.

Во-первых, дознаватель обязан направить прокурору уведомление об удовлетворении ходатайства подозреваемого и о производстве дознания в сокращенной форме в течение 24 часов с момента вынесения постановления об этом (ч. 5 ст. 226.4 УПК РФ). В случае признания постановления о производстве дознания в сокращенной форме незаконным прокурор на основании п. 6 ч. 2 ст. 37 УПК РФ отменяет его, о чем выносит соответствующее постановление, в котором должно быть отражено решение о дальнейшем производстве дознания в общем порядке, при наличии обстоятельств, препятствующих производству сокращенного дознания, в том числе в случае несоблюдения дознавателем сроков заявления и разрешения ходатайства подозреваемого.

Если дознаватель отказывает в удовлетворении ходатайства подозреваемого, то согласно п. 1.2 Приказа № 262 прокурор организует проверку законности и обоснованности этого решения, а при выявлении фактов нарушения закона принимает меры прокурорского реагирования, в том числе инициирует «вопрос о привлечении соответствующего должностного лица органа дознания к установленной законом ответственности». Должны быть также приняты «меры к отмене незаконного постановления дознавателя о производстве дознания в сокращенной форме, в случае если оно принято на основании ходатайства подозреваемого, не подписанного его защитником, обязательное участие которого предусмотрено п. 8 ч. 1 ст. 51 УПК РФ» (п. 1.2 Приказа № 262).

Во-вторых, постановление дознавателя по итогам разрешения ходатайства подозреваемого о производстве дознания в сокращенной форме может быть обжаловано прокурору заинтересованными участниками уголовного судопроизводства. Жалоба рассматривается прокурором в общем порядке, предусмотренном ст. 124 УПК РФ, а по результатам выносится постановление о полном или частичном ее удовлетворении либо об отказе в удовлетворении.

В п. 5 Приказа № 262 отмечается, что прокуроры должны «в кратчайшие сроки рассматривать жалобы на постановления дознавателя об отказе в удовлетворении ходатайства о производстве дознания в сокращенной форме, а также о прекращении дознания в сокращенной форме и продолжении производства по уголовному делу в общем порядке…, уведомляя о принятом решении заинтересованных лиц».

В-третьих, в предмет надзора входит соблюдение установленных законом сроков дознания в сокращенной форме, включая его продление до 20 суток (ч. 2 ст. 226.6 УПК РФ). В этом случае постановление о продлении срока дознания должно быть представлено прокурору не позднее чем за 24 часа до истечения 15 суток со дня вынесения постановления о производстве дознания в сокращенной форме. Решение прокурора о продлении срока дознания принимается после составления дознавателем обвинительного постановления и ознакомления с ним и материалами уголовного дела обвиняемого, его защитника, потерпевшего и (или) его представителя, и при необходимости производства следственных и иных процессуальных действий, пересоставления обвинительного постановления с учетом новых доказательств, ознакомления с дополнительными материалами.

Если прокурор отказывает в продлении срока дознания в сокращенной форме, этот факт отражается в виде резолюции на постановлении дознавателя о продлении срока дознания в сокращенной форме и обязывает его вынести постановление о производстве дознания в общем порядке.

В-четвертых, в ст. 226.8 УПК РФ закреплены полномочия прокурора по поступившему к нему уголовному делу с обвинительным постановлением. В течение 3 суток прокурор обязан принять одно из следующих решений:

1) об утверждении обвинительного постановления и о направлении уголовного дела в суд;

2) о возвращении уголовного дела для пересоставления обвинительного постановления в случаях, предусмотренных ст. 226.7 УПК РФ;

3) о направлении уголовного дела дознавателю для производства дознания в общем порядке;

4) о прекращении поступившего от дознавателя уголовного дела по основаниям, предусмотренным статьями 24, 25, 27, 28 и 28.1 УПК РФ.

При рассмотрении уголовного дела по окончании его производства прокурор должен оценить множество параметров. Например, Н.А. Артамонов правильно отмечает, что принимая решение по поступившему делу, «прокурор должен проверить, могут ли быть использованы в качестве доказательств материалы предварительной проверки, устанавливающие обстоятельства, которые путем производства следственных действий не проверялись. При наличии сомнений в соответствии таких материалов требованиям, предъявляемым к доказательствам, дело может быть возвращено для производства дознания в общем порядке и выполнения необходимых следственных действий» [2, с. 38].

Подлежат оценке прокурором доказательства, представленные в обвинительном постановлении, для чего необходимо проверить законность и обоснованность тех процессуальных действий, при производстве которых доказательства были получены, с учетом ограниченности срока дознания в сокращенной форме и наличия особенностей доказывания. В случае направления уголовного дела в суд закон требует, чтобы обвинение, с которым согласился подсудимый, было обоснованным и подтверждалось доказательствами, собранными по уголовному делу (ч. 7 ст. 316 УПК РФ).

Поэтому утверждение прокурором обвинительного постановления и направление в суд уголовного дела, по которому дознание производилось в сокращенной форме, требуют взвешенного подхода в оценке доказанности обвинения.

Подводя итог рассмотрению вопроса о сокращенной форме дознания и полномочиях прокурора при его производстве, можно сделать следующие выводы:

1) прокурору принадлежит особая роль в повышении эффективности процессуальной деятельности при сокращенной форме дознания, с учетом соблюдения режима разумных сроков и сохранения уровня гарантий прав личности;

2) при взаимоотношении дознавателя с прокурором следует учитывать, что для дознавателя закон не предусматривает такой основы правового положения, как процессуальная самостоятельность;

3) помимо ст. 37 УПК РФ надзорные полномочия прокурора при сокращенной форме дознания закреплены в главе 32.1 УПК РФ, законодательная регламентация и практика применения которых требует совершенствования.

 

Список литературы

 

1. Авилов А.В. Процессуальное положение и компетенция дознавателя как субъекта обязанности доказывания // Общество и право. 2010. № 3.

2. Артамонов А.Н. Надзор за производством дознания в сокращенной форме // Законность. 2013. № 7.

3. Власова Н.А. Проблемы совершенствования форм досудебного производства в уголовном процессе: дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2001.

4. Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при производстве дознания в сокращенной форме: приказ Генеральной прокуратуры РФ от 03.07.2013 № 262 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

5. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности органов предварительного следствия: федер. закон от 28.12.2010 № 404-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2011. № 1. Ст. 16.

6. О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 04.03.2013 № 23-ФЗ // Российская газета. 2013. 6 марта.

7. О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации»: федер. закон от 05.06.2007 № 87-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2007. № 24. Ст. 2830.

8. О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 05.06.2012 № 53-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2012. № 24. Ст. 3070.

9. Семенцов В.А. О гарантиях прав личности при производстве дознания в сокращенной форме // Актуальные проблемы обеспечения прав участников уголовного процесса: сб. материалов Всерос. науч.-практ. конф. Ростов н/Д.: РЮИ МВД России, 2013.

10. Эркенов М.Б. Процессуальный статус дознавателя: дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2007.

11. Якубина Ю.П. Актуальные вопросы совершенствования форм предварительного расследования: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Хабаровск, 2010.