УДК 347.1

Страницы в журнале: 73-78

 

Е.В. Карманова,

кандидат юридических наук Россия, Пермь karmanovaev@yandex.ru

 

Рассматриваются проблемы определения компенсационной функции гражданско-правовой ответственности и ее отграничения от восстановительной функции. В качестве одного из проявлений компенсационной функции гражданско-правовой ответственности рассматривается институт компенсации морального вреда. Анализируется понятие морального вреда, выделяются критерии определения степени (глубины) страданий при причинении морального вреда, исследуются проблемы определения размера компенсации морального вреда, приводится судебная практика, предлагаются пути решения обозначенных проблем. В заключение дается определение компенсации морального вреда и раскрывается содержание компенсационной функции гражданско-правовой ответственности.

Ключевые слова: гражданско-правовая ответственность, функции, компенсация, компенсационная функция, восстановительная функция, моральный вред, страдания, размер компенсации.

 

Настоящая работа является попыткой осмыслить компенсационную функцию гражданско-правовой ответственности и ее выражение в компенсации морального вреда. Функции гражданско-правовой ответственности как основные направления воздействия на общественные отношения многообразны. К ним относятся: компенсационная, штрафная, воспитательная, пресекательная, обеспечительная функции. В компенсационной функции в большей степени проявляется специфика гражданско-правовой ответственности.

В цивилистике не решен вопрос о самостоятельности компенсационной функции гражданско-правовой ответственности. Компенсационная и восстановительная функции гражданско-правовой ответственности нередко рассматриваются как смежные или тождественные (см., напр.: [10, 21, 22] и др.). Поэтому вопрос о том, в чем выражается компенсационная функция гражданско-правовой ответственности, можно считать неисследованным.

Компенсационная функция: понятие, проблема существования, специфика. Обратимся к понятию функции гражданско-правовой ответственности. Функции юридической ответственности — это «основные направления воздействия юридической ответственности на общественные отношения, поведение субъектов, мораль, правосознание, культуру, в которых раскрывается ее сущность, социальное назначение и через которые достигаются цели юридической ответственности» [13, с. 75]. Функциям гражданско-правовой ответственности  присущ особый объект — гражданско-правовые отношения; цель воздействия — обеспечение осуществления и защиты гражданских прав, а также наказание правонарушителя.

Термин «компенсация» в переводе с латинского (compensare) означает возмещать, уравновешивать [26, с. 28]. В словаре русского языка С.И. Ожегова компенсация трактуется через возмещение [15, с. 86].

В.А. Белов определяет термин «компенсация» как действия, имеющие целью уравновесить имущественную либо неимущественную потерю посредством уплаты потерпевшему денег в такой сумме или передачи (предоставления) ему какого-либо имущества такого рода, качества и стоимости, которые позволят пренебречь понесенной потерей [2, с. 637].

Д.Н. Кархалев считает компенсационную функцию специфической, присущей мерам именно гражданско-правовой ответственности [10, с. 20]. Этой же позиции придерживается Е.А. Суханов: «основной, главной функцией является… компенсаторно-восстановительная функция. Она отражает соразмерность применяемых мер ответственности и вызванных правонарушителем убытков, а также направленность взыскания на компенсацию имущественных потерь потерпевшего от правонарушителя» [21, с. 432].

Компенсационные нормы по роли и масштабу действия в сфере гражданско-правового регулирования следует рассматривать в качестве не вспомогательных, а имеющих самостоятельное значение [18, с. 11]. Однако для современной гражданско-правовой науки актуальна проблема смешивания и отождествления компенсационной и восстановительной функций гражданско-правовой ответственности.

А.Я. Рыженков под содержанием компенсационной функции гражданского права понимает полное восстановление или компенсацию нарушенного положения потерпевшей стороны [22, с. 50]. Д.Н. Кархалев указывает, что компенсационная функция гражданско-правовой ответственности выражается в восстановлении тех имущественных потерь, которые лицо понесло в результате совершения правонарушения. Целью компенсационной функции является восстановление положения, существовавшего до совершения правонарушения [10, с. 20].

Однако, по нашему мнению, компенсационную функцию гражданско-правовой ответственности необходимо отличать от восстановительной функции. Данные функции права следует разграничивать по юридическим и фактическим основаниям, характеру юридических действий субъектов, средствам и способам их осуществления, задачам и целям, общесоциальным и юридическим результатам [23, с. 9]. Нельзя ставить знак равенства между компенсационными и восстановительными нормами права. Термин «компенсация» толкуется как возмещение, тогда как «восстановить» означает «привести в прежнее нормальное состояние, возродить» [18, с. 12].

Можно согласиться с Н.К. Басмановой, которая отмечает, что различие между возмещением и компенсацией прослеживается, прежде всего, по двум признакам: 1) предмету и 2) назначению. Если предметом возмещения являются убытки, т.е. имущественный вред, выраженный, как правило, в деньгах, то предмет компенсации составляет неимущественный вред (обычно не поддающийся точной денежной оценке) либо имущественный вред (в установленных законом случаях) [1, с. 12].

Таким образом, компенсационная и восстановительная функции не являются тождественными и взаимозаменяемыми. Первая направлена на компенсацию того, что восстановить невозможно в силу нематериальности (например, честь) или исключительности (например, авторские права) нарушенного блага. Последняя же восстанавливает то, что можно возродить в натуре, или в отношении чего можно точно определить денежную стоимость (например, вещи).

Компенсационная функция гражданско-правовой ответственности проявляется через компенсацию при нарушении личных неимущественных прав, в первую очередь через компенсацию морального вреда.

Компенсация морального вреда как выражение компенсационной функции гражданско-правовой ответственности. Институт компенсации морального вреда продолжает оставаться объектом многочисленных научных исследований, что обусловлено целым рядом причин. Во-первых, институт компенсации морального вреда в России существует сравнительно недолго; во-вторых, несмотря на достаточно большой объем рассматриваемых судами дел о компенсации морального вреда, до сих пор нет единообразия судебных решений по таким делам; в-третьих, недостаточно удачное понятие «моральный вред» в Гражданском кодексе Российской Федерации 1994 года (далее — ГК РФ), сложность объективной оценки наличия, а также глубины и степени психических страданий, преобладающих в результате нарушения нематериальных прав; в-четвертых, несмотря на изменения, внесенные Федеральным законом от 02.07.2013 № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [24] в ст. 151 ГК РФ, критерии определения размера компенсации морального вреда продолжают оставаться размытыми.

Природа морального вреда определяется по-разному. Моральный вред может заключаться в испытываемом страхе, унижении, беспомощности, стыде, разочаровании, в переживании иного дискомфортного состояния [14, с. 48]. В Англии и США аналогом термина «моральный вред», используемого в российском законодательстве, является, в частности, термин «психологический вред» (psychological damage), определяемый как «физические и психические страдания» (physical and mental sufferings), причем под психическими страданиями в англо-американской судебной практике понимаются негативные эмоциональные реакции (emotional reactions) [29, с. 2].

В научной литературе предлагается выделить критерии  оценки состояния лица, свидетельствующие о нравственных или физических страданиях, которые могут быть установлены и применены судом:

— поведенческие — замкнутость, нежелание вступать в контакт, утрата интереса к событиям, являющимся до этого момента для данного лица актуальными, и т.п.;

— психические — уныние, одиночество, желание изолироваться;

— физические — понижение общего тонуса организма, ухудшение аппетита, потеря веса, появление сопутствующих функциональных расстройств, нарушение сна  [20, с. 9].

Понятие морального вреда, существующее в гражданском законодательстве, постоянно подвергается критике среди ученых-юристов. Термин «моральный вред» нельзя считать удачным, поскольку понятие «мораль» означает совокупность ценностных представлений об идеале, добре и зле, справедливости и несправедливости. То есть моральным вредом в буквальном смысле должен считаться вред, наносимый  системе оценок человека. С этих же позиций неверным представляется и термин «нравственные страдания». Более адекватным является понятие «психические страдания», что также соответствовало бы представлениям о страданиях как физических, так и психических, т.е. о психической и физической сторонах человеческой личности [9, с. 22].

По нашему мнению, термин «моральный вред» вполне отвечает своему содержанию. Действительно, мораль в узком смысле означает определенную систему ценностей и понятий о добре и зле, справедливости и несправедливости, однако, если рассмотреть понятие морали в широком смысле, то в него включается и нравственность — внутренние (душевные и духовные, психические) качества человека. Правонарушитель, причиняя моральный вред, как раз затрагивает внутренний (душевный, духовный, психический) мир человека.

Существует мнение, что самостоятельное применение термина «физические страдания» в составе понятия «моральный вред» не имеет практического значения, поскольку они происходят, как и нравственные, исключительно в эмоциональной сфере потерпевшего, его психике. Термин «физические и нравственные страдания» может быть заменен в гражданском законодательстве на «переживания», под которыми следует понимать любые отрицательные эмоции, дискомфортные состояния потерпевшего, вызванные посягательством на принадлежащие ему нематериальные и материальные блага [25, с. 14].

Однако такая позиция представляется не совсем обоснованной. Законодатель предусматривает два случая возникновения морального вреда. Во-первых, когда гражданину причинены физические страдания. При этом очевидно, что физическая боль доставляет и душевные страдания человеку. В таком случае моральный вред презюмируется. Во-вторых, когда гражданину причинены нравственные страдания. Здесь нам представляется уместным использовать вместо понятия «нравственные страдания» понятие «психические страдания», поскольку на основе заключения эксперта степень психических страданий намного легче оценить при определении размера компенсации морального вреда.

Компенсация морального вреда является общим способом защиты гражданских прав. Однако «установление специального применения этого способа делает соответствующую норму ГК РФ о компенсации морального вреда специальной, а следовательно, не подлежащей распространительному толкованию»[39, с. 20].

Во внедоговорных обязательствах компенсационная функция  получила «“классическое” воплощение, проявляется в “чистом”, без осложнений виде» [22, с. 67].

Компенсация морального вреда осуществляется в рамках обязательств вследствие причинения вреда, значит, для постановки вопроса о возможности компенсации морального вреда, как правило, необходимо наличие четырех условий: непосредственно морального вреда, противоправности поведения причинителя вреда, причинно-следственной связи между поведением причинителя вреда и наступившим вредом, вины причинителя вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред (абз. 2 ст. 151 ГК РФ), а также степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (ст. 1101 ГК РФ).

При определении наличия морального вреда необходимо учитывать ряд критериев:

1) длительность (устойчивость, обратимость), степень выраженности, глубину (интенсивность) страданий; 2) ситуацию причинения страданий; 3) наличие причинно-следственной связи между действиями причинителя и страданиями пострадавшего; 4) индивидуально-психологические особенности пострадавшего [27, с. 311].

Степень страданий можно определить через их глубину. «Глубина страданий» проявляется, когда мы говорим о боли — «слабая», «терпимая», «сильная», «нестерпимая», что и определяет, насколько глубоко при этом человек страдает [11, с. 67].

Суды при вынесении решения о компенсации морального вреда вынуждены ориентироваться на решения, вынесенные ранее по аналогичным делам другими судами. «Отсутствие систематизации судебной практики по исчислению морального вреда ставит судью в положение утопающего, цепляющегося за соломинку судебного прецедента» [12, с. 125]. Хотя «суд не должен делать вывод по другой категории дел о степени вреда, нанесенного здоровью человека, без заключения медицинской экспертизы. Однако суды считают, что они вправе делать вывод о степени морального вреда без привлечения каких бы то ни было специалистов вообще» [7, с. 38].

По мнению О.В. Богданова, «логично предположить, что должна быть некая средняя величина, с которой надо сравнивать страдания лица, которому причинен вред. Степень страданий зависит, как правило, от того блага, на которое посягает правонарушитель. И в зависимости от индивидуальных особенностей она может быть меньше или больше» [3, с. 55].

Не теряет своей актуальности методика определения размера компенсации морального вреда А.М. Эрделевского [28, с. 133—140]. Он предлагает использовать принцип эквивалентности (равенства) размера компенсации размеру причиненного морального вреда. Иными словами, за больший моральный вред — больший размер компенсации и наоборот. В основу этой методики положено соотношение размеров санкций различных статей Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года как наиболее объективно отражающих соотносительную значимость охраняемых этими статьями благ. В качестве базисного уровня размера компенсации морального вреда автор предлагает установить определенный размер компенсации применительно к страданиям, испытываемым потерпевшим при причинении тяжкого вреда здоровью, совершенного с особой жестокостью, издевательствами или мучениями.

Судебные решения при самом грубом обобщении дают следующую градацию денежных эквивалентов нравственных страданий в зависимости от установленных причин:

— действия, не связанные с причинением физического вреда здоровью (например, незаконное увольнение), — до 50000 рублей;

— физический вред здоровью — от 5000 до 200000 рублей;

— смерть близкого родственника — до 1 млн руб. [8, с. 15].

Однако, имея широкие полномочия, суды могут принимать решения как об увеличении, так и об уменьшении размера компенсации морального вреда. Например, Верховный Суд РФ определил, что судебные постановления, вынесенные по  делу, которыми взыскана компенсация морального вреда в явно заниженном размере, нельзя признать законными, обоснованными и справедливыми, поскольку они не соответствуют целям законодательства, предусматривающего возмещение вреда в подобных случаях [16].

Верховный Суд РФ отправил дело на новое рассмотрение, поскольку  при разрешении спора не были приняты во внимание имеющие значение для правильного разрешения дела обстоятельства, свидетельствующие о том, что родители пострадавшей и ее сын в результате действий ответчика  по причинению их дочери и матери необратимого вреда здоровью (причиненного в период беременности и родоразрешения), несовместимого с нормальной жизнедеятельностью, претерпели и претерпевают нравственные страдания [17].

По другому делу, принимая решение о взыскании с А. в пользу К. компенсации морального вреда, причиненного в результате наезда мотоцикла под управлением ответчика на несовершеннолетнего сына истицы, в размере 100 тыс. руб., суд неправильно применил нормы материального права. Определенный судом размер компенсации морального вреда не соответствует требованиям закона, явно несоразмерен характеру и объему нравственных страданий, которые претерпела К. [6].

Поскольку размер компенсации зависит от многих факторов, вытекающих из существа самого деликтного обязательства, законодатель оставляет решение этой проблемы на усмотрение суда. Так, по мнению П.В. Крашенинникова, «в том, что касается морального ущерба, трудно установить какие-то критерии. Истцы должны доказывать, почему именно такая сумма, ответчики — почему другая. Ну, а суд должен вынести свое решение» [19, с. 569].

Однако можно согласиться с мнением, высказанным А.И. Карномазовым, что с учетом юридической природы компенсации морального вреда размер компенсации должен носить определенный и предсказуемый характер для сходных случаев. Фактически легализованное в настоящее время свободное судейское усмотрение при определении размера компенсации морального вреда ведет к отсутствию единообразия в правоприменительной практике и, следовательно, нарушает принцип правового равенства [9, с. 22].

Компенсация морального вреда возможна при нарушении личных нематериальных благ человека: 1) чести, достоинства и деловой репутации (распространение порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина сведений, не соответствующих действительности); 2) неприкосновенности частной жизни лица (раскрытие охраняемой законом тайны, неправомерное использование изображения гражданина, сбор и распространение информации о частной жизни лица и др.); 3) права на жизнь и здоровье (причинение тяжкого вреда здоровью, причинение смерти близкому родственнику и др.); 4) иных нематериальных прав и свобод (нарушение трудовых прав работника, незаконное привлечение к уголовной или административной ответственности и др.).

Компенсация морального вреда может осуществляться и при нарушении имущественных прав (передача покупателю некачественного товара, оказание некачественной туристической услуги и пр.).

Таким образом, компенсация морального вреда — денежная компенсация причиненных пострадавшему нравственных (психических) или физических страданий, которые не подлежат восстановлению в силу своей нематериальности и уникальности, что обусловливает и невозможность точного измерения (оценки) размера компенсации морального вреда.

Компенсация морального вреда отражает компенсационную функцию гражданско-правовой ответственности. Данная функция представляет собой направление воздействия на нарушенные гражданско-правовые отношения, которые в силу своей нематериальной природы, уникальности, исключительности не могут быть восстановлены в натуре и в отношении которых не может быть определена их стоимость.

 

 

Список литературы

 

1.  Басманова Н.К. Сущность и особенности возникновения правоотношений возмещения и компенсации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Иркутск, 2008.

2. Белов В.А. Гражданское право: общая часть: учебник.— М., 2002.

3. Богданов О.В. Критерии определения размера компенсации морального вреда // Юрист. 2008. № 4.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

6. Дело № 33-942 от 27.02.2007 // Обзор кассационной и надзорной практики по гражданским делам за 6 месяцев 2007 года (подготовлен Пермским краевым судом 24.07.2007) [документ опубликован не был]. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

7. Земскова С.И. Судебная экспертиза по делам о диффамации // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. № 12.

8. Иванов И. Цена страданий // ЭЖ-Юрист. 2010. № 36.

9. Карномазов А.И. Гражданско-правовое регулирование определения размера компенсации морального вреда: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Самара, 2010.

10. Кархалев Д.Н. Гражданско-правовые меры защиты и меры ответственности: учеб. пособие. — Уфа, 2004.

11. Кудрявцева А.В., Олефиренко С.П. Доказывание морального вреда в уголовном судопроизводстве: монография. — М.: Юрлитинформ, 2011.

12. Лебеденко С.А. К вопросу об исчислении размеров компенсации морального вреда в уголовном праве // Вопросы теории и практики российской правовой науки: сб. ст. VII Международной научно-практической конференции. — Пенза, 2011.

13. Липинский Д.А. Проблемы  юридической ответственности. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2003.

14. Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. — М.: МЗ Пресс, 2001.

15. Ожегов С.И. Словарь русского языка.— М., 1986.

16. Определение Верховного Суда РФ от 12.10.2012 № 51-КГ12-1 [документ опубликован не был]. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

17. Определение Верховного Суда РФ от 25.05.2012 № 55-КГ12-1 [документ опубликован не был]. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

18. Орешкин С.И. Компенсационные нормы российского гражданского права: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Волгоград, 2006.

19. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / под ред. П.В. Крашенинникова. — М.: Статут, 2011.

20. Романов В.С. Моральный вред как институт гражданского права: автореф. дис. … канд. юрид. наук.— М., 2006.

21. Российское гражданское право: учебник: в 2 т. / отв. ред. Е.А. Суханов. 2 изд., стереотип. — М.: Статут, 2011. Т. 1.

22. Рыженков А.Я. Компенсационная функция советского гражданского права. — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1983.

23. Торопов А.А. Восстановительная функция права: вопросы теории и практики: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Ярославль, 1998.

24. Федеральный закон от 02.07.2013 № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2013. № 27. Ст. 3434.

25. Хавжокова З.Б. Защита чести, достоинства и деловой репутации: теория и практика гражданско-правового регулирования: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М. 2009.

26. Швецова А.А. Компенсационные нормы российского права: дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 1999.

27. Шипшин С.С., Калинина А.Н., Бердников Д.В. Методические рекомендации по производству судебно-психологической экспертизы по делам о компенсации морального вреда // Теория и практика судебной экспертизы. 2010. № 4 (20).

28. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. — М.: Инфра, 1997.

29. Эрделевский А.М. Моральный вред и компенсация за страдания. — М.: БЕК, 1997.

 

30. Ярошенко К.Б. Обязательства вследствие при-чинения вреда (глава 59) (Комментарий ГК РФ) // Хозяйство и право. 1996. № 12.