УДК 342.4(72)

К 200-летию первой Конституции Мексики

Страницы в журнале: 154-158

 

М.В. Фёдоров,

кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Юридического института Российского университета дружбы народов (РУДН), директор научно-образовательного центра сложных социальных систем РУДН Россия, Москва fedorovrudn@mail.ru

 

Исследуется начальный этап становления мексиканского конституционализма и особенности первой Конституции Мексики, принятой в период войны за независимость. Автор проводит сравнительный анализ Конституции Мексики 1814 года и других важнейших документов времен освободительной войны в Мексике, отразивших передовые взгляды руководителей мексиканского освободительного движения Идальго и Морелоса.

Ключевые слова: мексиканский конституционализм, права человека и гражданина, Конституция Мексики 1814 года, документ «Чувства нации», война за независимость, Декларация о суверенитете.

 

В  небольшом мексиканском городке Апацинган 22 октября 1814 г. Конгресс представителей патриотических сил, боровшихся за освобождение Новой Испании (так тогда называлась Мексика) от колониальной зависимости от Испании, провозгласил первую в истории Мексики конституцию — «Конституционный указ о свободе Мексиканской Америки». Эта конституция отражала все острые внутренние противоречия мексиканского общества и своеобразие конституционного строительства.

История борьбы Мексики за независимость от испанской монархии заметно отличается от истории освободительной борьбы в других испанских колониях, и на то есть ряд причин. Во-первых, покорение индейских племен ацтеков и майя испанскими конкистадорами шло гораздо дольше и труднее, чем покорение коренного населения других регионов Латинской Америки. Во-вторых, в Новой Испании процент белого населения был очень высок (до одной трети) по сравнению с другими колониями Южной Америки. Иммиграция испанцев в Мексику не прекращалась вплоть до провозглашения независимости последней. Испанская корона рассматривала Мексику как настоящий бриллиант в ожерелье своих латиноамериканских колоний. Именно Мексика давала основное количество золота и серебра, добываемого в то время в мире. Так, в 1801 гоу было добыто золота и серебра на сумму 16,5 млн песо. В-третьих, индейцы, составляя половину жителей Новой Испании, были исключены из всех политических процессов, влачили жалкое полуголодное существование, не имели доступа к образованию и обучению какой-либо профессии. Их образ жизни, обычаи, занятия в начале XIX века продолжали оставаться такими же, как и во времена первых конкистадоров [3, с. 65]. Поэтому, когда в 1810 году началась война за независимость, индейские племена примкнули к ней с требованиями проведения земельной реформы и других радикальных преобразований.

Мексиканские креолы (то есть белые, родившиеся в колониях), лишенные права занимать высшие колониальные светские и церковные должности, стали главной движущей силой освободительной войны. Она началась, как и по всей Латинской Америке, после получения известий о вторжении в Испанию войск Наполеона и отстранения от трона испанского короля Фердинанда в 1808 году. Как отмечал профессор О.А. Жидков, «сложный классовый состав антииспанского лагеря создавал большие трудности в развитии освободительной борьбы. На первом этапе войны за независимость эти трудности и противоречия особенно ярко проявились в Новой Испании (Мексика), где освободительное движение носило ярко выраженный социальный характер. В 1810—1811 годах восставшие патриоты под руководством М. Идальго издали декреты об отмене рабства и о передаче части земли крупных землевладельцев крестьянам» [1, с. 197].

Но и креолы испугались радикальных требований индейских масс. Объединившись с белым привилегированным классом и церковной иерархией, они направили все свои усилия на окончание войны за независимость. Руководитель патриотических сил, индейский священник Мигель Идальго, был выдан испанской администрации и расстрелян 31 июля 1811 г. Первый этап войны за независимость был подавлен в 1814—1815 годах, после возвращения на престол Испании короля Фердинанда. Испанским войскам удалось разгромить повстанцев, а их вождь, ученик и соратник Идальго, священник Хосе Мария Морелос, был пленен и расстрелян 22 декабря 1815 г. Тот факт, что руководителями вооруженной борьбы за независимость Мексики были священники, придал особое своеобразие всему процессу освободительного движения. Окончательно независимость Мексики была провозглашена после восстания под предводительством генерала-креола Августина Итурбиде, который и подписал соглашение с вице-королем колонии о признании независимости Мексики от Испании [2, с. 138].

Именно в первый период освободительной борьбы в Мексике были приняты важнейшие программные документы — «Чувства нации», представленные Морелосом 14 сентября 1813 г., Декларация о суверенитете от 6 ноября 1813 г. и первая конституция Мексики — Конституция Апацингана от 22 октября 1814 г.

По настоянию Морелоса, считавшего необходимым и срочным укрепление и централизацию руководства всеми патриотическими и повстанческими силами, а также преодоление разногласий и анархии в среде повстанцев, 14 сентября 1813 г. в Чильпансинго открылся Национальный конгресс, объявивший себя «Верховным национальным конгрессом Америки». Со вступительной речью к Конгрессу обратился Морелос, провозгласивший незыблемым принцип народного суверенитета. «Суверенитет, ─— подчеркнул Морелос, — принадлежит исключительно народам и если передается монархам, то в случае их отсутствия, смерти или пленения вновь переходит к народам. Народы вольны изменять свои политические институты по собственному усмотрению. Ни один народ не имеет права порабощать другой…» [7, с. 366].

Морелос также представил Конгрессу свой программный документ «Чувства нации», в котором предложил решение важнейших социально-экономических и политико-правовых проблем, стоявших перед Мексикой. Документ предусматривал отмену рабства, расовой дискриминации, многочисленных налогов, закреплял гарантии собственности, неприкосновенности жилища, предполагал издание необходимых законов в целях укрепления равенства, открытие портов для торговых иностранных судов, запрещение пыток и жестоких наказаний. В документе были четко сформулированы основные принципы национальной независимости, народного суверенитета, разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную [7, с. 370—373].

«Чувства нации» произвели сильное впечатление на депутатов Конгресса. Исследователи также высоко оценивают этот документ. Мексиканские историки Хосе Мансисидор и Куэ Кановас Агустин отмечают, что в «Чувствах нации» социальные проблемы были поставлены так смело, как никто их раньше не ставил [8, с. 194].

Очевидно, что Морелос тщательно готовил свою программу. В дальнейшем он не раз возвращался к идеям, высказанным в Чильпансинго, разъясняя свою позицию соратникам. «Я хочу, ─— подчеркивал он в одной из бесед со своим сподвижником, — чтобы мы заявили… что все равны; чтобы не было ни привилегий, ни знатных; рабство противно разуму и человечности, и рабов не должно быть, ибо цвет кожи не меняет цвета сердца и мысли; пусть дети землепашца и рабочего воспитываются, как дети самого богатого помещика» [10, с. 239].

После того как Конгресс избрал Морелоса генералиссимусом и главой правительства, последний приступил к проведению прогрессивных, антифеодальных реформ. Пятого октября 1813 г. он издает декрет о немедленном освобождении всех рабов и отмене личных повинностей [7, с. 384—385]. Под влиянием Морелоса и его приверженцев 6 ноября 1813 г. депутаты конгресса приняли Декларацию о суверенитете и независимости Новой Испании. Одновременно Конгресс принял Манифест, в котором развивал основные положения Декларации. Манифест подчеркивал, что освобождение от колониального ига имеет решающее значение для судеб родины и призывал всех сограждан принять активное участие в борьбе за независимость [7, с. 424—430].

Конституция была принята в обстановке усиления борьбы колониальной администрации против сторонников независимости. Этому способствовало возвращение в марте 1814 года короля Фердинанда VII в Мадрид. Он отменил Кадисскую конституцию, распустил кортесы, восстановил инквизицию, расправился с либеральными кругами. Реставрировав абсолютистские порядки в метрополии, король направил все свои усилия на подавление освободительной борьбы в своих колониях. Этому способствовала и международная обстановка в Европе. Наполеон был разгромлен и сослан, в Европе победил принцип легитимизма, выразившийся в реставрации Бурбонов во Франции, Испании, Королевстве Обеих Сицилий, был создан Священный союз монархий Европы. В то же время война Англии с США отвлекала внимание европейских правителей от событий в испанских колониях.

За основу Конституции Мексики 1814 года была взята либерально-монархическая Кадисская конституция Испании 1812 года. В Конституции 1814 года закреплялись нормы о том, что в Мексике может исповедоваться лишь римско-католическая религия (гл. 1, ст. 1). Конституция строилась по принципу разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. Конгресс объявлялся высшим законодательным органом и состоял из депутатов от провинций, избираемых трехстепенным голосованием на два года. Правом голоса обладали уроженцы Америки, достигшие 18 лет. Мексиканская конституция вносила определенное своеобразие в разделение властей. Исполнительная власть в лице Правительства и Верховный суд назначались Конгрессом на три года. Гражданам гарантировалось равенство перед законом, свобода слова, печати, неприкосновенность жилища (ст. 21: «только закон определяет случаи, когда может быть обвинен или задержан какой-либо гражданин») [6, с. 17—50].

Конституция Мексики 1814 года, несомненно, являлась прогрессивным для своего времени документом и определенным шагом вперед по сравнению с Конституцией Испании

1812 года. В преамбуле Конституции прямо указывалось, что она вдохновлена французской конституцией 1793 года и большинством принципов, которые были изложены Морелосом в «Чувствах нации». В некоторых ее нормах действительно можно найти отражение политико-правовых идей Морелоса.

Однако, как указывают мексиканские исследователи, большинство радикальных социально-экономических требований, выдвинутых в «Чувствах нации», не были учтены в ее положениях. Это объясняется тем, что большинство авторов Конституции 1814 года представляли интересы умеренного крыла креольских патриотов из среды помещиков и духовенства [9, с. 62—63].

Тем не менее принятие первой мексиканской конституции имело большое значение для патриотических сил Новой Испании в их борьбе за независимость и оказало определенное влияние на формирование мексиканского конституционализма.

Конституция Мексики 1814 года подтвердила провозглашение независимости и установление республиканского строя. Статья 2 отражала подход мексиканских патриотов к понятию суверенитета: «Полномочие издавать законы и устанавливать форму правительства, которая более всего подходит интересам общества, составляет суверенитет». Статья 4 указывала, что правительство создается не для «чести или особых интересов какой-либо семьи, какого-либо человека или класса людей, а только для защиты и общей безопасности всех граждан, добровольно объединившихся в общество», а ст. 5 закрепляла, что суверенитет по своему происхождению принадлежит непосредственно народу и осуществляется национальным представительством, составленным из депутатов, избранных гражданами по форме, которую предписывает конституция.

Интересное положение было закреплено в ст. 7 Конституции, которая гласила: «Основой для национального представительства является население, составленное из уроженцев страны и иностранцев, которые считают себя гражданами». Статья 9 подчеркивала: «Никакая нация не имеет право затруднять другой свободное пользование своим суверенитетом. Титул завоевания не может узаконить акты насилия: народ, который предпримет это, должен быть принужден оружием уважать договорное право наций». Законодатели в ст. 11 устанавливали «три атрибута суверенитета: полномочие принимать законы, полномочие исполнять законы и полномочие применять их к частным делам». В дополнение к этому положению ст. 12 предусматривала принцип разделения властей, по которому власть не может осуществляться «одним лицом или одной единственной корпорацией».

Конституция рассматривала закон как выражение «общей воли», направленной на достижение «общего счастья». «Закон должен быть равным для всех», ─— объявляла ст. 19 Главы IV«О законе». «Только законы могут определять случаи, при которых какой-либо гражданин может быть обвинен, арестован или задержан», — дополняла ст. 21. Ей вторила ст. 23: «Только закон должен устанавливать самые необходимые наказания, пропорциональные правонарушению и полезные обществу».

Глава V Конституции «О равенстве, безопасности, собственности и свободе граждан» посвящена основным правам и свободам граждан. «Счастье народа и каждого гражданина, — гласила ст. 24, —─ состоит в пользовании равенством, безопасностью, собственностью и свободой». Помимо этой статьи неприкосновенность частной собственности закреплялась в статьях 34 и 35. Статья 30 устанавливала презумпцию невиновности: «Каждый гражданин считается невиновным, пока не будет объявлено о его виновности». Статьи 32 и 33 гарантировали гражданам неприкосновенность жилища. В ст. 40 провозглашались свобода слова, дискуссий и собраний.

Конституция закрепляла и обязанности граждан. Статья 41 устанавливала, что граждане несут обязанности перед Родиной. Они обязаны соблюдать законы, подчиняться конституционным властям, участвовать в общественных расходах, добровольно жертвовать своим имуществом, а при настоятельной необходимости — и самой жизнью ради Родины.

Мексиканские патриоты стремились заручиться в своей борьбе с испанскими колонизаторами поддержкой со стороны США. Однако американский президент, не желая открытого противостояния с Испанией и под давлением испанского королевского двора, не только официально отмежевался от планов помощи мексиканским повстанцам, но и опубликовал 1 сентября прокламацию, запрещавшую использовать территорию США для подготовки вооруженных экспедиций против испанских владений в Америке. Кроме того, в прокламации содержалось требование о немедленном прекращении подобного рода приготовлений [4, с. 561—562].

Напротив, патриоты Латинской Америки всячески поддерживали борьбу за независимость Мексики. Выдающийся государственный деятель, один из руководителей Войны за независимость испанских колоний в Южной Америке, Симон Боливар осуждал политику испанского правительства, которое развязало «войну на уничтожение» всех участников освободительного движения в Новой Испании [5, с. 153]. В своем знаменитом «Письме с Ямайки» от 6 сентября 1815 г. Боливар говорил о «прославленном генерале Морелосе», подчеркивая значение принятия конституции Мексики, и о других событиях, выражая уверенность в том, «что мексиканцы будут свободными, так как они защищают Родину, полные решимости отомстить за своих предков или последовать за ними в могилу» [5, с. 161, 167—168].

Конституция Мексики 1814 года действовала короткий срок. Военная обстановка не позволяла в должной мере осуществлять строительство сложной системы государственного управления, предусмотренного первой мексиканской конституцией. После поражения отрядов Морелоса колониальные порядки были восстановлены на всей территории Новой Испании. Добиться освобождения от Испании мексиканскому народу удалось лишь 28 сентября 1821 г., когда была официально провозглашена Декларация независимости Мексиканской империи, отразившая победу консервативных сил Мексики — крупных землевладельцев, высшего духовенства, военщины. Именно поэтому в Мексике сохранился монархический строй, помещичьи латифундии, всевозможные привилегии клерикалов и армии. Тем не менее провозглашение независимости и принятие первой конституции Мексики имело огромное значение как для нее самой, так и для других стран Латинской Америки, продолжавших бороться за свою независимость.

Список литературы

1. Жидков О.А. Избранные труды. М., 2006.

2. Новая краткая история Мексики / Л.А. Агилар, П.Э. Гонсальбо, Б.Г. Мартинес [и др.]. М., 2008.

3. Паркс Г. История Мексики. М., 1949.

4. A Compilation of the Messages and Papers of the Presidents. 1789—1897. Washington, 1896. Vol. I.

5. Bolivar S. Obras completes. La Havana, 1947. Vol. I.

6. Derecho constitucional para la libertad de la America Mexicana. Morelia, 1964.

7. Lemoine Villicaña E. Morelos. Su vida revolucionaria a traves de su sescritos y de otros testimonies de la epoca. Mexico, 1965.

8. Mancisidor J. Hidalgo, Morelos, Guerrero. México, 1956.

9. Orosco L. Historia de Mexico (1808—1836). Mexico, 1947.

10. Teja Zabre A. Vida de Morelos. México, 1959.