УДК 347.12

Страницы в журнале:  

 

Ю.Н. Андреев,

доктор юридических наук, профессор Центрального филиала Российской академии правосудия Россия, Воронеж  andreevvrn3@yandex. ru

 

Исследуются дискуссионные вопросы о функциональном назначении гражданского права, выявляются особенности восстановительной и компенсационной функций гражданского права, формулируется предложение объединить их в подфункцию под названием «восстановительно-компенсационная».

Ключевые слова: гражданское право, компенсация, компенсация морального вреда, компенсация нарушений разумных сроков судопроизводства и исполнения судебных актов, компенсация нарушений исключительных прав в сфере интеллектуальной деятельности, восстановление первоначального положения.

 

Согласно общетеоретической доктрине право выполняет основные (экономическую, политическую, воспитательную) и неосновные (информационную, социальную (в узком смысле), экологическую) социальные функции; основные (регулятивно-статическую, регулятивно-динамическую, охранительную) и неосновные (компенсационную, ограничительную и восстановительную) собственно юридические (специально-юридические) функции; основные и производные; основные и вспомогательные; общеправовые, межотраслевые, отраслевые, функции правовых институтов и функции норм права. Сочетая характер и цели воздействия права на общественные отношения, М.И. Байтин выделяет три общие основные собственно юридические функции права (регулятивно-статическую, регулятивно-динамическую и регулятивно-охранительную) и одну общую неосновную несобственно юридическую воспитательную функцию. К числу основных функций права наряду с регулятивной и охранительной Е.В. Медведев относит и восстановительную функцию. А.С. Палазян предлагает различать системообразующие функции, выражающие главное предназначение права независимо от его формы, исторической ситуации или культурного своеобразия (правообразующую и упорядочивающую), и остальные конкретизирующие (производные) функции. Исследователь обнаружил такие сущностные функции права, как правовосстановительная, легализующая, процессуальная, распределяющая, принуждения и др. Уместно заметить, что известный российский философ и теоретик права И.А.Ильин (1883—1954) считал основной целью (назначением) права достижение мира между людьми, устранение социальных конфликтов, служение добру, воспитание человека.

Исходя из названных направлений правового воздействия, выражающих основную и дополнительную роль права, российские ученые-цивилисты различают основные (регулятивные и охранительные) функции гражданского права, относят к охранительным функциям компенсаторно-восстановительную направленность и предупредительно-воспитательную (превентивную) задачу. Имеется версия о существовании компенсационной, предупредительной и сигнализационной функций гражданского права. В учебнике, подготовленном авторским коллективом кафедры гражданского права Московской государственной академии (университета) им. О.Е. Кутафина, в состав функций гражданского права включаются три направления целевого назначения данной отрасли права: регулятивное, кооперационно-координирующее и охранительное. Авторы учебника под общей редакцией А.Я. Рыженкова усматривают в гражданском праве правозащитную функцию, не смешивая ее при этом с охранительной функцией, настаивают на стимулирующей и карательной функциях гражданского права. А.Я. Рыженков предлагает вместо правовосстановительной использовать компенсационную функцию гражданского права, поскольку под восстановлением обычно понимают приведение имущественного или неимущественного положения субъектов гражданского права в состояние, существовавшее до правонарушения, в то время как восстановление прежнего (имущественного) положения не всегда возможно (например, при уничтожении вещи).

По нашему мнению, с учетом цели и задач исследования, особенностей сферы и приемов (методов) правового регулирования общественных отношений, конкретных историко-экономических условий, правовой ментальности, уровня правовой культуры (правосознания), традиций и обычаев возможны различные варианты (системы) функций гражданского права, достойные существования, обсуждения и соответствующей поддержки. Представляется, что наделение права (включая гражданское право) политическими, экономическими и социальными функциями напоминает классификацию функций государства, что не одно и то же. Выглядит излишним наделение правовых функций качественным признаком «социальные», ибо все функции, как и само право, имеют социальную природу и социальное назначение. Создается ошибочное впечатление о существовании несоциальных функций права. Несколько неудачно, на наш взгляд, предложение о наличии основных и неосновных функций гражданского права: все функции гражданско-правовой отрасли — основные, ибо сама функция по определению является основным направлением правового воздействия на общественные отношения. Предлагаемые исследователями в качестве неосновных собственно юридических функций гражданского права ограничительные, карательные, стимулирующие функции представляют собой излишнюю детализацию регулятивной и охранительной функций права в виде запретов, предписаний, дозволений, ограничений и стимулов. Ограничительные и стимулирующие функции являются, по существу, подфункциями гражданского права, характеризующими целевое назначение тех или иных институтов гражданского права. Термин «карательная функция» устарел, одиозен, особенно с позиций современных политических событий за рубежом, и нуждается в замене на привычный — «штрафная функция». Необходимо заметить, что штрафная (карательная) функция в отличие от уголовного права нехарактерна для гражданского права и возникает лишь в редких случаях, предусмотренных законом (см., например, нормы Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) о штрафной неустойке (пени, штрафе)).

По нашему мнению, к основным направлениям (функциям), подтверждающим социальное и юридически-отраслевое целевое назначение гражданского права, относятся:

1) регулятивная и охранительная функции;

2) коммуникативно-информационная и воспитательная функции. В свою очередь, охранительная функция включает в себя превентивно-пресекательные, компенсационно-восстановительные подфункции. С изменением идеологических, политических и социально-экономических условий возможно изменение содержания и формы самих функций, появление новых подфункций.

Восстановительная роль (подфункция) гражданского права заключается в восстановлении первоначального имущественного положения (статуса) субъекта гражданских правоотношений, его субъективных прав и юридических обязанностей (restitutio in integrum). Восстановление (в широком смысле) гражданско-правового статуса личности возможно:

1) путем производства ремонта, восстановления физического (натурального) состояния поврежденной вещи, передачи взамен поврежденной или уничтоженной вещи другой равноценной (аналогичной) вещи; 2) посредством возмещения (взыскания) в денежном исчислении убытков (реального ущерба), понесенных или предстоящих расходов, взыскания неполученных доходов (упущенной выгоды); 3) путем выплаты денежных компенсационных сумм в счет возмещения причиненного вреда.

В цивилистической науке существует несколько точек зрения о месте института компенсации в гражданском праве: часть ученых настаивает на расширительном понимании компенсации как способа и средства возмещения вреда, восстановления первоначального положения, начиная с возмещения имущественного вреда (ущерба), взыскания убытков и заканчивая компенсацией неимущественного вреда, а также на смешанной (компенсационно-восстановительной) функции гражданского права. Другая часть исследователей предлагает заменить восстановительную функцию гражданского права компенсационной. Третья группа юристов вовсе отрицает компенсационную функцию гражданского права, утверждая, что вместо нее существует правозащитная функция гражданского права.

Так, В.А. Белов констатирует, что «при различного рода нарушениях частно-правовой сферы, как имущественных, так и неимущественных, установление и доказывание размера возмещения ущербленного интереса оказывается затруднительным, а то и вовсе невозможным. В подобных ситуациях потерпевший субъект, как правило, готов довольствоваться получением (присуждением) с правонарушителя некоторого количества имущества или денег, которое, может быть, не восстановит положения, существовавшего до правонарушения… но, по крайней мере, приведет к мысли о получении им достаточного вознаграждения своих потерь». Под компенсацией ученый понимает «действия, имеющие целью уравновесить имущественную либо неимущественную потерю (утрату, умаление) посредством уплаты потерпевшему денег в такой сумме или передачи (предоставления) ему какого-либо имущества такого рода, качества и стоимости, которые позволят потерпевшему пренебречь понесенной потерей». Под возмещением В.А. Белов предлагает понимать «действия, направленные на замену утраченного (израсходованного, недостающего, потерянного) имущества и выражающиеся в передаче (предоставлении) потерпевшему имущества того же рода, качества и стоимости (натуральное возмещение) либо в уплате денежной суммы в размере, соответствующем стоимости утраченного имущества (денежное возмещение)».

В современной отечественной научной литературе сложилось доминирующее мнение о компенсации в ее узкосмысловом понимании, т.е. как о компенсации неимущественного вреда, а также имущественного вреда в случаях, предусмотренных законом. Большинство юристов утверждает, что компенсация — это «вознаграждение» за потерянное или уступленное право, за возмещение вреда, а «возмещение» вреда представляет собой возмещение убытков с целью восстановления первоначального положения. В связи с изложенным представляется несколько таинственным положение ст. 1064 ГК РФ о том, что «законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда».

По нашему мнению, восстановительно-компенсационные способы гражданско-правовой защиты настолько тесно слились между собой (как уже отмечалось, восстановление первоначального положения возможно не только путем возмещения убытков в натуральном или денежном виде, но и в виде компенсации), что вполне обоснованно говорить о существовании объединенных компенсационно-восстановительных подфункций в охранительной системе (функции) гражданского права.

Компенсация — это заглаживание причиненного неимущественного вреда, неспособного к восстановлению в натуре, замена его денежным вознаграждением (денежной суммой). Выплата компенсационной денежной суммы может в какой-то степени компенсировать (возмещать) причиненный имущественный вред и действует в гражданском праве наряду с возмещением убытков или исключительно без такового. Компенсационный способ при возмещении имущественных потерь (имущественного вреда) состоит в возмещении (взыскании) убытков, неустойки, процентов (денежных сумм) как денежного эквивалента причиненного вреда (ущерба), убытков. В широком смысле компенсацию можно понимать как способ возмещения вреда, причиненного личности или имуществу гражданина, имуществу юридического лица, при невозможности возмещения вреда в натуре (путем производства работ, действий, услуг в целях восстановления первоначального или ожидаемого имущественного положения потерпевших непосредственными причинителями вреда (деликвентами) или лицами, несущими ответственность за действия последних в силу закона (п. 1 ст. 1064 ГК РФ)). Благодаря получению компенсационной денежной суммы потерпевший может восстановить свое первоначальное имущественное положение, приобрести новую вещь взамен утраченной (уничтоженной) вещи, произвести ремонт поврежденной вещи, загладить, смягчить причиненный неимущественный (моральный) вред и т.д. Авторы известного комментария к Гражданскому кодексу РФ отмечают, что возмещение причиненных убытков происходит путем выплаты компенсации в связи с нарушением обязательственных условий. Как известно, в гражданско-правовое понятие «убытки» входят:

1) реальный ущерб (утрата, повреждение вещи, произведенные расходы или расходы, которые необходимо произвести в будущем для восстановления нарушенного права в связи с гражданским правонарушением) и 2) упущенная выгода (неполученные доходы) (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Убытки могут иметь место как при нарушении договорных, так и при возникновении внедоговорных (деликтных) обязательств имущественного характера.

В узком смысле компенсацию можно рассматривать как способ защиты личных неимущественных прав, нематериальных благ, заглаживания причиненного неимущественного вреда при невозможности возмещения неимущественного вреда в натуре. К личным неимущественным отношениям неприменимо понятие «восстановление в натуре». Невозможно, например, оживить погибшего человека (за исключением отдельных случаев, известных медицине), восстановить ампутированную конечность; такого рода вред можно только компенсировать путем выплаты определенной судом денежной компенсационной суммы в целях заглаживания, смягчения (компенсации) нанесенного вреда. Невозможно также восстановить чрезмерно затянувшийся фактический срок рассмотрения судебного дела, исполнения судебного решения. Необходимым правовым средством в таком случае становится компенсация. Не случайно Федеральный закон от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — Закон о компенсации) провозглашает, что «компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок присуждается судом, арбитражным судом в денежной форме» (ч. 1 ст. 2). Следуя данному закону, Пленум Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 23.12.2010 разъясняет, что «судам необходимо иметь в виду, что присуждаемая компенсация представляет собой денежное возмещение вреда, причиненного вследствие нарушения права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, выплачиваемое независимо от вины органа или должностного лица, причинивших этот вред» (п. 47).

Если производство компенсации различных видов имущественных потерь строится на возмездности и эквивалентности имущественных гражданских правоотношений, то осуществление компенсации неимущественного вреда объясняется невозможностью восстановления первоначального положения личных нематериальных благ. Не случайно авторы известного учебника гражданского права вполне обоснованно утверждают, что поддержание имущественного и неимущественного состояния (статуса) добросовестных субъектов в положении, существовавшем до нарушения их прав и законных интересов, реализуется путем восстановления нарушенных прав либо компенсации причиненных потерпевшим убытков.

Термин «компенсация» происходит от латинского слова «compensatio» — уравновешивать. Римскому частному праву были известны иски о восстановлении нарушенного состояния имущественных прав (actiones rei persecutoriae), когда истец требовал утраченную вещь или иную ценность, поступившую к ответчику (иск собственника об истребовании вещи) (rei vindicatio). Иски о вознаграждении имели цель доставить истцу то, что при нормальных условиях должно было поступить в его имущество или чего он при нормальных условиях не должен был лишиться. Закон Аквилия, принятый в Риме в 286 г. до н.э., предусматривал возмещение (компенсацию) оцененного ущерба, вызванного убийством чужого раба, животного. Возмещению подлежали три вида обязательственного вреда: прямой ущерб, упущенная выгода и вред, вытекающий из обиды (injuria), подразделявшийся на моральный вред (contumeliam) и членовредительство. Древнему Риму была известна и реституция, под которой понималось возвращение в первоначальное положение (restitutio in integrum) лица, просившего претора об уничтожении наступивших юридических последствий в силу судебного решения. Известный исследователь римского права Ю. Барон отмечал, что частное римское право допускало восстановление прежнего состояния (restitutio in integrum) как на основании соглашения сторон, так и в силу заявленного иска в целях восстановления справедливости по инициативе магистрата из-за нарушения прав чрезвычайного характера.

Французское законодательство и судебная практика не ограничивают защищаемые законом личные неимущественные права и блага каким-либо определенным перечнем. Любой вред, причиненный правам личности, признается подлежащим компенсации. Известные компаративисты К. Цвайгерт и Х. Кётц отмечают, что «договорное и деликтное право призвано реализовать практику справедливой компенсации ущерба, причиняемого гражданам в результате нарушения их интересов… Договорное право наделяет истца правом на компенсацию только в случае нарушения ответчиком договорных обязательств, на выполнение которых первый с полным основанием мог рассчитывать. В случае виновного и противоправного посягательства на защищаемые ценности, перечисленные в § 823 Германского гражданского уложения 1896 года, потерпевшему компенсируется весь причиненный ему вследствие этого ущерб». Согласно указанному параграфу «лицо, которое умышленно или в результате неосторожности противоправно причинит вред жизни или здоровью, посягнет на свободу, собственность или иное право другого лица, обязано возместить потерпевшему причиненный вред». Право Англии и США предусматривает присуждение компенсаторных, номинальных и карательных убытков за умышленное или неосторожное причинение морального вреда. Первый вид убытков присуждается с целью полного возмещения ущерба, причиненного истцу в результате противоправного действия ответчика. Второй вид убытков присуждается в символическом размере (1 доллар США и т.п.) в случае отсутствия существенного вреда, но при нарушении принадлежащих истцу прав. Карательные убытки применяются как дополнение к компенсаторным убыткам и выполняют не компенсаторную, а штрафную функцию. Гражданский кодекс Квебека 1994 года обязывает причинителя вреда возместить «физический, моральный или материальный» вред (ст. 1457).

В Конституции Российской Федерации 1993 года речь идет о «возмещении государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц» (ст. 53), о «компенсации причиненного ущерба» потерпевшим от преступлений и злоупотреблений властью (ст. 52). В современных словарях «компенсация» трактуется как возмещение потерь, понесенных убытков, расходов, возврат долга, вознаграждение.

В ГК РФ нет дефинитивной нормы о компенсации вреда, однако существуют несколько видов компенсационных выплат: компенсация морального вреда (ст. 151, 1099—1101), компенсация за нарушение исключительных прав в сфере интеллектуальной деятельности (ст. 1252), компенсация за нарушение разумных сроков судопроизводства и исполнения судебных актов. В ГК РФ также имеются положения о денежной компенсации, выплачиваемой одному из выделяющихся сособственников при выделе (разделе) общего имущества (ст. 252), о денежной компенсации, причитающейся выходящему из крестьянского хозяйства фермеру за его долю в общем имуществе (ст. 258), о компенсации как средстве расчетов в ходе выполнения подрядных работ (ст. 709, 729) и т.д.

Наиболее яркие примеры гражданско-правовой компенсационной защиты (компенсация морального вреда, компенсация нарушения разумных сроков судопроизводства и исполнения судебных актов, компенсация в сфере интеллектуальной деятельности) имеют как общие, так и отличительные черты, обусловленные целевым назначением, сферой и основаниями (условиями) применения, критериями определения размера компенсации, субъектным составом, соотношением с убытками, неустойкой, штрафом и т.д.

Как и компенсация морального вреда, компенсация за нарушение разумных сроков происходит в результате нарушения личных неимущественных прав (нематериальных благ) граждан, но только в строго указанной сфере — в сфере судопроизводства и исполнения судебных постановлений по делам по искам к казне — связана с несвоевременным расследованием, рассмотрением и исполнением судебных дел с участием государства, государственных органов и их должностных лиц и является результатом деликтного вреда. Основанием взыскания денежной компенсационной суммы за нарушение разумных сроков судопроизводства и исполнения судебных актов является сам факт нарушения права на судопроизводство и исполнение судебного постановления в разумный срок. Причинение вреда в случае установления такого факта презюмируется, и заявитель не обязан доказывать наличие такого вреда. Ответственность в виде выплаты компенсации за нарушение разумных сроков происходит независимо от вины государственных органов, их должностных лиц. При компенсации же морального вреда истец обязан доказать наличие вреда (физических и нравственных страданий), обосновать их размер, наличие причинно-следственной связи между действием (бездействием), наличие вины (за исключением случаев, предусмотренных законом). Если определение размера компенсации морального вреда происходит с учетом характера физических и нравственных страданий, причиненных потерпевшему, степени вины причинителя вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, то размер компенсации за нарушение разумных сроков судопроизводства и исполнения судебных актов определяется в зависимости от требований заявителя, обстоятельств дела, по которому было допущено нарушение, продолжительности нарушения и значимости его последствий для заявителя, а также с учетом практики Европейского суда по правам человека (ч. 2 ст. 2 Закона о компенсации).

Специфичен и порядок предъявления, рассмотрения и исполнения требований о взыскании компенсации за нарушение разумных сроков (см., например, ч. 5 и 6 ст. 3, ч. 4 ст. 4, ч. 1 ст. 5 Закона о компенсации). Присуждение компенсации за нарушение разумных сроков лишает заинтересованное лицо права на компенсацию морального вреда за нарушение сроков рассмотрения судебных дел и исполнения судебных актов. В свою очередь, возмещение на основании ст. 1069 и 1070 ГК РФ материального вреда, причиненного заявителю незаконными действиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления либо их должностных лиц, не лишает его права на присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок. Таким образом, представляется спорной позиция отдельных исследователей, считающих, что «компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок приравнивается к компенсации морального вреда».

Как и компенсация за нарушение разумных сроков, использование правообладателем компенсации как способа защиты своего исключительного права в сфере интеллектуальной деятельности возможно лишь в случаях, предусмотренных законом. Компенсация в сфере интеллектуальной деятельности подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения. При этом правообладатель, обратившийся за защитой права, освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков. В то же время в отличие от компенсации за нарушение разумных сроков связанная с нарушением исключительного права компенсация имеет альтернативный характер — или присуждение компенсации, или возмещение имущественного вреда в виде убытков. Вместо возмещения убытков правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права (п. 1 ст. 1250 и п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

Размер компенсации определяется по усмотрению суда в пределах, установленных законом (от 10 тыс. до 5 млн руб. или двукратный размер стоимости права использования объекта исключительного права или стоимости товара, на котором незаконно размещены товарный знак или наименование места происхождения товара), в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости (п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

Все изложенные виды компенсации, как представляется, являются специфическими способами гражданско-правовой защиты и одновременно мерами гражданско-правовой ответственности.

 

На наш взгляд, в ст. 12 ГК РФ следует предусмотреть компенсацию в различных формах (компенсация морального вреда, компенсация за нарушение разумных сроков судопроизводства, компенсация за нарушение исключительных интеллектуальных прав) как способ защиты соответствующих субъективных гражданских прав. Думается, необходимо дополнить ст. 1070 ГК РФ указанием о применении компенсации за нарушение разумных сроков расследования, рассмотрения и исполнения судебных дел.