УДК 340.12

Страницы в журнале: 5-9 

 

Е.В. Пономаренко,

кандидат юридических наук, доцент кафедры теории государства и права и международного права  Института государства и права Тюменского государственного университета Россия, Тюмень ponomarenko_e1967@mail.ru

 

Человеческий контекст служит основанием для изучения сущности современного российского права, позволяет изменить представления теории права о месте человека в правовой системе, обосновать необходимость общечеловеческой сущности права для нравственных, гуманизационных преобразований российской правовой системы. Он актуализировал личность, послужил основой для изменения интереса человека в праве от потребности к формированию его в виде духовно-нравственных благ и ценностей и воплощению такого интереса человека в естественно-правовых началах российской правовой системы.

Ключевые слова: правовое освоение, современная правовая система, правовой интерес, правовой интеллект.

 

Теорией права накоплен внушительный объем правового знания, требующий понимания и осмысления сущности современного российского права. Для этого необходимо определиться с содержанием, классификацией и систематизацией знания о сущности права, путями и способами его получения, основополагающей линией осуществления исследований от права потребностей к праву интеллекта. В настоящее время имеются все предпосылки для существенного расширения массива знания о сущности права [6, с. 5].

Дальнейшее развитие аспектов сущности права в контексте от права потребностей к праву интеллекта является одним из значимых и одновременно сложных вопросов.

Традиционно в теории права под сущностью права понимают, во-первых, то, что право выражает волю и интересы большинства индивидов, а во-вторых, то, что право является регулятором общественных отношений. Однако наука, в том числе и теория права, не стоит на месте. В условиях постперестроечного периода характер экономических, политических и социальных процессов, направленных на изменение и развитие российского общества, серьезно повлиял на представления о приоритетах и ценностях в праве, сущности права. Наиболее значимыми направлениями исследований оказались наполнение существующих юридических категорий новым содержанием, структурирование теории права, гуманизация права и правовой системы. Все эти изменения основаны на категории «правовое освоение», которая имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение. В современный период развития отечественной теории права правовые явления все больше рассматриваются сквозь призму интеллектуально-волевых преобразований. И это справедливо. Постепенно преодолевается подход к сущности права только как к продукту государственной власти. Каждый «шаг» на пути гуманизации правовой системы (а это и есть ее правовое освоение в аспекте естественно-правовых начал) способен приблизить человечество к совершенно новому ценностному юридическому мировоззрению, способствующему духовно-нравственному возрождению человека и общества, осознанию осмысленно-ценностной сущности права.

Современная гуманитарная наука при рассмотрении проблем правовой антропологии отходит от конструирования безличных субъектов, таких как общество, абсолют, нация, народность, и все чаще обращается к уникальной человеческой индивидуальности. Современная философия вынужденно пересматривает традиционные представления не только о человеке, но и об окружающем его мире [1, с. 18; 3, с. 25].

Человеческий контекст служит основанием для изучения сущности современного российского права, позволяет изменить представления теории права о месте человека в правовой системе, обосновать необходимость общечеловеческой сущности права для нравственных, гуманизационных преобразований правовой системы из постсоветской в такую правовую систему, центром которой является человек, его права и свободы.

На протяжении многих десятков лет сущность права оставалась неизменной и регламентировалась в рамках нормативного подхода как отражение интересов и воли большинства индивидов и регулирование общественных отношений.

Для изменения сущности права необходимы преобразования его аспектов. Интересы и волю большинства индивидов в современном российском праве следует рассматривать как правовой интеллект человека-индивида, сформированный при помощи правового интереса и преобразующий волю и действие. Формированию правового интеллекта способствует правовой интерес человека. Без правового интереса невозможно существование человека в праве, невозможны отношения человека и общества. Правовой интерес — это импульс, субстанция, растянутая во времени. Его следует рассматривать как начало, основание, человеческую способность к формированию и воспроизводству интеллекта. Правовой интерес человека формируется в процессе познания права под воздействием различных фактов и фрагментов социальной действительности. Правовой интерес человека является его собственным, своим. То есть в процессе познания человек осваивает и преобразует свой собственный интерес осознанно.

Процесс формирования правового интереса затрагивает как сферу частного права, так и сферу публичного права. Правовой интерес формируется одновременно как частноправовой и публично-правовой. Формирование этих правовых интересов необходимо рассматривать самостоятельно друг от друга. Частноправовой интерес необходим для обозначения, обоснования и обеспечения человека как центра права, правовой системы. Соответственно, публично-правовой интерес необходим для формирования отношений человека и общества в праве. Частноправовой интерес человека формируется в соответствии с его представлениями о духовно-нравственных благах и ценностях как пользе [5, с. 146]. То есть человек должен видеть и воспринимать саму пользу от духовно-нравственных благ и ценностей для себя и общества, знать, для чего они предназначены, и использовать их по назначению.

Частноправовой интерес человека — это импульс, растянутая во времени субстанция, мыслительные образы человека о том, как интеллектуально использовать по назначению духовно-нравственные блага и ценности для себя и общества, интеллектуально определять назначение этих благ и ценностей.

Правовой интеллект возникает под воздействием правового интереса как импульса. Дав импульс к формированию правового интеллекта, правовой интерес остается и существует в этом интеллекте. Правовой интеллект человека бывает различным. Критерием определения уровня правового интеллекта следует считать интеллектуальную необходимость и интеллектуальную ценность человека, интеллектуальную потребность человека в праве и правовых явлениях. Человек обязан испытывать интеллектуальную потребность в праве для себя и общества, интеллектуально понимать, осмысливать право и использовать право.

Однако сам по себе правовой интеллект человека — его мыслительные образы, представления, чувства — никаких юридических последствий не вызывает и результатом юридических действий не является. Правовой интеллект человека способен и должен активизировать, воссоздавать и воспроизводить правовую волю и правовое действие.

Правовой интеллект воплощает и воспроизводит правовую волю и правовое действие в правомочиях на собственные фактические действия, на юридические действия, на самозащиту и правопритязания. Именно правовой интеллект человека с помощью правовой воли и правового действия препятствует совершению запрещенных правом действий и позволяет производить конкретные положительные действия интеллектуально-волевого характера.

По нашему мнению, воля и действие должны всегда рассматриваться именно в этом сочетании, то есть за волей действие или следует, или не следует. Ведущая роль в определении автономного сочетания воли и действия принадлежит интеллекту. Таким образом, правовой интеллект активизирует правовую волю и правовое действие. Он воплощает и воспроизводит только правовую волю или только правовое действие.

Формирование и воспроизводство правового интереса помимо правового интеллекта, вне логики и здравого смысла способно активизировать только псевдоволю и псевдодействие — правовые инстинкты.

Осознание интереса, формирование импульсов приводит к возникновению и воспроизводству интеллекта, активизация интеллекта активизирует волю и действие, и именно в этом и заключается интеллектуально-волевой процесс по воплощению интереса человека в праве, правовой системе, в источниках права и правового регулирования отношений человека и общества. Формирование интереса как интеллектуально-правового — это интеллектуально-волевой процесс преобразования, становления человека как деятеля в центре правовой системы. Он выражается в интеллектуальных правомочиях (интеллектуальной возможности, интеллектуального желания, интеллектуального действия) и в интеллектуально-волевом долге, интеллектуально-волевом необходимом действии, формировании автономного интеллектуально-правового равенства.

По нашему мнению, интеллектуально-волевой аспект сущности права заключается в преобразовании правового интереса в собственный интерес человека, «свой интерес», а точнее, индивидуальный частноправовой интерес человека — конкретного лица, при условии что сам человек — это интеллектуально-волевой деятель в центре права и правовой системы.

Таким образом, в качестве ведущего аспекта сущности современного российского права авторы обосновывают правовой интеллект человека.

Для второго аспекта сущности права в контексте гуманизации правовой системы авторы предлагают изменить подход к праву как регулятору общественных отношений. В качестве исходного пункта теоретического анализа следует рассмотреть простейшее правовое отношение — «непосредственное членство в общенародном коллективе» [2, с. 132]. Материалистическая диалектика представлена в качестве способа познания сущности права. Проблема данного подхода заключена в устранении противоречий теории практике путем прогнозирования будущих отношений — «чтобы стать полноправным членом общенародного коллектива, не надо владеть никаким товаром. Доступ к средствам производства ничем не опосредован, поскольку они находятся в общей собственности. При таких условиях зародышевое правоотношение — непосредственное членство в общенародном коллективе» [2, с. 133].

Проявление данного отношения в общности рассматривается своеобразно. Если оно, отношение, является теоретической моделью, то и существует не в сфере человеческой деятельности, а в сфере идеологии, частью которой выступает правовая система. В этом смысле конструкция первичного правоотношения является произвольной, навязанной извне и воссоздающей обезличенное существование человека. Обезличенность выступает ценностью существования человека, что обусловливает основу межчеловеческих отношений — произвол.

Понимание первичного отношения как непосредственного членства в общенародном коллективе было заимствовано из характеристики родоплеменной общности, данной К. Марксом. У автора она охарактеризована следующим: образом «…принадлежность индивида к какому-либо племени означает иметь в нем основу для своего субъективно-объективного существования… Основное условие собственности, покоящейся на племенном строе, — быть членом племени» [4, с. 487]. Реализация данного понимания отношения в праве приводит к пониманию существования человека как обезличенного, отчужденного. Само право, защищающее «непосредственное членство в общенародном коллективе», на практике оборачивается бесправием всего частного и индивидуального, так как общественные отношения являются отношениями по поводу производства, распределения и потребления материальных благ, а любые материальные блага являются потребностями.

В контексте гуманизации правовой системы необходимо переходить от потребностей к духовно-нравственным, общечеловеческим ценностям.

С одной стороны, речь идет об «очеловечивании» права, о создании такой правовой системы, где бы в центре внимания всегда был человек, его права и свободы. Реальные шаги в этом направлении сделаны в Декларации прав и свобод человека и гражданина 1991 года, Конституции РФ, Гражданском кодексе РФ, Федеральном законе от 31.05.2002 № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» и других нормативных правовых актах. Изменяются и методы правового регулирования общественных отношений: происходит переход от императивных к диспозитивным методам, начинает преобладать общедозволительный тип регулирования отношений между людьми.

С другой стороны, наблюдается определенное ограничение публично-правового регулирования общественных отношений, которое в прежние времена было доведено до абсурда. В настоящее время происходит выравнивание отношений между государством и отдельным человеком с точки зрения соотношения объема прав и обязанностей между ними, гарантий их реализации.

Таким образом, рассмотрев проблему сущности права, мы предлагаем, в качестве первого аспекта сущности права, преобразование права потребностей в право интеллекта. Вторым аспектом сущности права считаем гуманизацию межчеловеческих взаимодействий, определение человека в центре правовой системы.

В целом сущность современного российского права нами предлагается рассматривать как интеллектуальные взаимодействия человека и общества, направленные на воплощение в правовой системе человека, его духовно-нравственных благ и общечеловеческих ценностей.

 

 

Список литературы

 

1. Батенин С.С. Человек в истории. Л., 1976.

2. Денисов А.Ю., Спиридонов Л.И. Абстрактное и конкретное в правоведении. Л., 1987.

3. Караченцева Т.С. Человек как субъект освоения мира // Социально-философские проблемы освоения новых территорий: сб. науч. тр. Тюмень, 1988.

4. Маркс К. Экономические рукописи 1857—1861 гг. М., 1980.

5. Перевалов В.Д. Теория государства и права: учебник. М., 2005.

 

6. Российское государство и право на рубеже тысячелетия (Всероссийская научная конференция) // Государство и право. 2000. № 7.