УДК 347.91/.95

Страницы в журнале: 99-103 

 

Т.Т. Алиев,

доктор юридических наук, профессор кафедры административного и финансового права Российской правовой академии Минюста РФ Россия, Москва tta70@mail.ru

 

С позиции гражданского процессуального законодательства и гражданского судопроизводства рассматривается актуальный вопрос о правовой природе вновь открывшихся и новых обстоятельств по гражданским делам.

Ключевые слова: гражданское судопроизводство, правовая природа, вновь открывшиеся обстоятельства, новые обстоятельства, суд общей юрисдикции, судебное решение.

 

Новшеством гражданского процесса является расширение круга обстоятельств — оснований для пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся и новым обстоятельствам и их соответствующая дифференциация на две группы. Критерием деления перечисленных обстоятельств на группы стал момент их возникновения: до вступления судебного постановления в законную силу — вновь открывшиеся обстоятельства; после вступления судебного постановления в законную силу — новые обстоятельства. В отличие от новых обстоятельств перечень вновь открывшихся обстоятельств не является исчерпывающим из-за неопределенности одного из них — существенных для дела обстоятельств, которые не были и не могли быть известны заявителю. Однако в любом случае они представляют собой факты объективной действительности, которые должны были входить в предмет доказывания, но не вошли по независящим от суда и сторон причинам.

Вместе с тем новые обстоятельства не являются открывшимися, то есть не были до этого полностью скрыты. Они являются новыми для суда лишь потому, что тот не сумел их вовремя обнаружить, хотя практическая возможность для этого — при условии большей активности сторон либо большей проницательности и квалификации суда — имелась.

Прежде чем определить сущность и признаки предусмотренных ст. 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации 2002 года (далее — ГПК РФ) вновь открывшихся обстоятельств как специфических оснований пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, необходимо сформулировать понятие вновь открывшихся обстоятельств.

Впервые на законодательном уровне определение вновь открывшихся обстоятельств дано в ч. 3 ст. 392 ГПК РФ. Под такими обстоятельствами понимают существовавшие на момент принятия судебного постановления существенные для дела обстоятельства. Между тем, на наш взгляд, в этом определении недостаточно полно указываются родовые признаки вновь открывшихся обстоятельств, лишь перечисляются традиционные группы этих обстоятельств.

В юридической литературе это понятие толковалось по-разному.

Однако несмотря на это, все авторы сходятся на том, что вновь открывшиеся обстоятельства — это юридические факты объективной действительности, а не выводы или доводы лиц, участвующих в деле, и это не вызывает сомнений. Все вновь открывшиеся обстоятельства суть объективные, независимо от сознания существующие явления, действия, события, процессы материального мира, которые не были известны заявителю или суду при рассмотрении дела и вынесении решения.

Поэтому объективными юридическими фактами следует считать и действия людей, поскольку они также существуют независимо от сознания, хотя представляют собой результат сознательной человеческой деятельности. Вновь открывшимися обстоятельствами при наличии имманентно присущих им признаков могут быть как юридические факты материально-правового характера, так и любые другие факты. Вместе с тем исходя из смысла ст. 392 ГПК РФ все факты, могущие быть вновь открывшимися обстоятельствами по их отношению к первоначальному акту, можно поделить на две группы:

а) обстоятельства, подлежащие установлению по делу при первоначальном постановлении судебного акта (факты, охватываемые понятием предмета доказывания по делу);

б) юридические факты, не подлежащие установлению по делу в порядке гражданского судопроизводства (факты преступной фальсификации доказательств или перевода и преступные деяния судей или лиц, принимавших участие в деле, совершенные в связи с делом). 

Первая группа юридических фактов охватывается пп. 1, вторая — пп. 2 и 3 п. 3 ст. 392 ГПК РФ.

Однако в литературе не совсем однозначно понимается и тот круг юридических фактов, которые входят в предмет доказывания по делу и бесспорно всеми признаются как юридические факты, могущие иметь значение вновь открывшихся обстоятельств.

К юридическим фактам, входящим в предмет доказывания по делу, К.С. Юдельсон относил факты, обосновывающие иск или возражение против него, а именно непосредственно факты правообразующие, факты активной и пассивной легитимации, факты повода к иску [9, с. 155].

С.В. Курылев дает другую классификацию фактов, образующих предмет доказывания по делу. Он делит их на факты положительные и отрицательные, факты — явления и факты — состояния; факты, служащие основанием возникновения юридических последствий, и факты, служащие основанием для дифференциации этих последствий [4, с. 17—18].

Л.П. Смышляев расширяет предмет доказывания, включая в него кроме перечисленных юридических фактов еще и предпосылки для возникновения материального правоотношения — правоспособность и дееспособность [6, с. 14—16].

Такая точка зрения представляется более обоснованной. Во всяком случае, применительно к рассматриваемому институту обнаруженные после вступления решения в законную силу факты отсутствия правоспособности или дееспособности сторон при рассмотрении дела могут быть вновь открывшимися обстоятельствами.

Д.М. Чечот, исходя из требований ст. 49 ГПК РСФСР 1964 года (аналогична по содержанию ст. 55 ГПК РФ), считал, что к предмету доказывания относятся не только юридические факты материально-правового характера, но и факты, имеющие процессуальное значение. Он определял предмет доказывания как совокупность всех юридических фактов, установление которых обеспечивает правильное, законное и обоснованное разрешение дела [1, с. 168—170].

Очевидно, такое широкое понимание предмета доказывания является, по нашему мнению, правильным. Но если это так, то тогда и вновь открывшиеся обстоятельства, входящие в предмет доказывания, могут быть юридическими фактами не только материально-правового характера, но и имеющими существенное значение для дела и подлежащими установлению, поскольку они могут вызвать возникновение, изменение или прекращение процессуальных отношений.

Установление фактов, входящих в предмет доказывания, полагает Ю.К. Осипов, сопряжено с необходимостью исследования многих других обстоятельств, способствующих правильной оценке процессуальных юридических фактов, доказательственных и некоторых других. Перечисленные обстоятельства, хотя и являются объектами исследования, тем не менее не охватываются понятием предмета доказывания. В него включаются лишь те обстоятельства, от которых непосредственно зависит выполнение задач гражданского судопроизводства.

Думается, что вновь открывшимися обстоятельствами могут быть и другие факты, имеющие процессуальное значение и также входящие в предмет доказывания. Н.Б. Зейдер назвал их «процессуальными поступками» [2, с. 64—65]. Это, как он говорил, факты, обусловливающие процессуальные действия, которые, хотя и не имеют решающего значения для возникновения процессуального правоотношения и дальнейшего его существования, но направлены на достижение общей цели процесса — рассмотрения и разрешения гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов лиц, участвующих в деле. Результатом этих действий являются определения суда, не вступающие в законную силу отдельно от решения или иного судебного акта, завершающего стадию процесса.

Предмет доказывания определяется судом и лицами, участвующими в деле, на основании подлежащей применению нормы материального права и в течение процесса может в силу тех или иных причин подвергаться изменениям. Так, на него может повлиять отказ заявителя от части заявленных требований или, наоборот, от предъявления дополнительных.

Вновь открывшимися обстоятельствами могут быть и юридические факты, подлежащие установлению судом и входящие в предмет доказывания, при вынесении частных определений. Особенность этих фактов состоит в том, что они, с одной стороны, влекут за собой возникновение новых процессуальных правоотношений между судом и каким-либо предприятием, учреждением, организацией, лицом, а с другой — являются последствиями дисциплинарного, административного, общественного или иного правового характера для конкретных лиц. Поэтому вынесение частного определения без учета существенных для него обстоятельств может нарушить и права лиц, не принимавших участия в деле, но могущих быть подвергнутыми дисциплинарному, административному, общественному взысканию или наказанию.

Юридические факты, не включаемые в предмет доказывания, но входящие в состав основания иска (заявления, жалобы) или возражения против него, — так называемые презюмируемые и преюдициальные факты — также могут быть вновь открывшимися обстоятельствами. Однако такими обстоятельствами не могут быть входящие в состав основания иска или возражения против него факты общеизвестные, так как одним из признаков вновь открывшихся обстоятельств является неизвестность их суду и заявителю.

Но, как было отмечено, все вышеперечисленные юридические факты, как входящие в предмет доказывания по делу, так и не входящие в него, но подлежащие установлению по делу, могут иметь значение вновь открывшихся обстоятельств. При этом важно подчеркнуть, что такими фактами могут быть и материально-правовые, и процессуально-правовые по своей юридической природе факты. Все они подлежат установлению по делу, одинаково существенны для судебных постановлений, поэтому, будучи обнаруженными после вступления в законную силу последних, являются основаниями для их пересмотра. Исключение из предмета доказывания процессуально-правовых фактов, ограничение круга фактов, могущих быть вновь открывшимися обстоятельствами, ведет к необоснованному сужению пределов действия института рассмотрения гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам.

Понятие «вновь открывшиеся обстоятельства» по своему содержанию шире вместе взятых фактов, входящих в предмет доказывания по делу, и иных фактов, подлежащих установлению по делу и имеющих значение для правильного его разрешения. Вновь открывшимися обстоятельствами могут быть и другие факты, в том числе не подлежавшие установлению по делу в порядке гражданского судопроизводства. К ним согласно ст. 392 ГПК РФ относятся установленные вступившим в законную силу приговором суда факты преступной фальсификации доказательств или перевода, факты преступных деяний лиц, участвующих в деле, или судей, совершенные при рассмотрении гражданского дела.

 Эта часть фактов имеет существенное значение для дела и может вызывать как материально-правовые, так и процессуальные последствия, а также влиять на законность и обоснованность судебных актов.

 С другой стороны, приведенный перечень фактов, могущих быть вновь открывшимися обстоятельствами, и данная им общая характеристика позволяют сделать вывод о праве различных судебных органов пересматривать соответствующие акты правосудия в порядке ст. 392 ГПК РФ по определенным основаниям.

Бесспорно, основаниями рассмотрения гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам судами первой инстанции могут быть: юридические факты, входящие в состав основания иска (заявления, жалобы), или возражения против него, иные юридические факты материально-правового или процессуального характера, входящие в предмет доказывания по делу, а также юридические факты, не подлежащие установлению по делу, но имеющие существенное значение для него. Иначе говоря, основанием пересмотра гражданских дел судами первой инстанции может быть любая группа вновь открывшихся обстоятельств, предусмотренная ст. 392 ГПК РФ.

По-другому решается вопрос о праве пересмотра вышестоящими судами вынесенных ими актов правосудия. Основаниями пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам актов правосудия вышестоящих судов, как правило, не могут служить юридические факты материально-правового характера, входящие в состав основания иска или возражения против него. В порядке исключения по вновь открывшимся обстоятельствам, являющимся фактами, входящими в состав основания иска или возражения против него, могут быть пересмотрены постановления и определения вышестоящих судов, которыми изменено решение суда первой инстанции или постановлено новое решение.

Определенный интерес представляет вопрос о соотношении понятий вновь открывшихся обстоятельств (фактов) и новых доказательств. В юридической литературе, за некоторым исключением, существует мнение о том, что основаниями для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам могут быть неизвестные при рассмотрении дела обстоятельства (факты), но не новые доказательства уже исследованных судом фактов [8, с. 413—416].

В литературе высказана точка зрения о том, что рассмотрение дела по вновь открывшимся обстоятельствам «может иметь место на основании представления новых доказательств» [7, с. 37]. Такая формулировка, по нашему мнению, ошибочна. Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов не может иметь место на основании представления новых доказательств, подтверждающих или опровергающих факты, которые были или должны были быть предметом рассмотрения суда, разрешающего дело.

Основанием к пересмотру решения по вновь открывшимся обстоятельствам служит открытие новых обстоятельств, юридических фактов, о существовании которых не могли знать ни стороны, ни суд, однако наличие таких обстоятельств также необходимо доказать. Нельзя допускать отмены вступившего в законную силу решения на основании лишь голословного утверждения об открытии новых обстоятельств. Необходимо убедиться в том, что указанные обстоятельства действительно существуют, иначе судебное решение потеряет стабильность и авторитет акта российского правосудия.

Представляется интересным решение вопроса об основаниях возобновления производства в ГПК Польской Республики, в котором основания разделены на две группы: 1) основания для пересмотра судебных постановлений в связи с «недействительностью» производства (п. 1, 2 ст. 401, ст. 401.1) и 2) «реституционные» основания (§ 1 п. 1, 2, § 2, 3 ст. 403).

Кроме этого из § 2 ст. 403 ГПК Польской Республики мы видим, что, помимо вновь открывшихся обстоятельств, основанием для возобновления производства указаны вновь установленные средства доказывания (доказательства).

В ГПК РФ в отличие от ГПК Польской Республики основания для пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам имеют четкое разграничение от оснований пересмотра в порядке надзора, тогда как в ГПК Польской Республики «недействительность» производства служит основанием для рассмотрения

дел в порядке возобновления производства (ст. 401, 401.1 ГПК Польской Республики) и в порядке чрезвычайной ревизии (§ 1 ст. 417 ГПК Польской Республики).

Согласно п. 1—2 ст. 401, ст. 401.1 ГПК Польской Республики «недействительность» производства означает, что оно считается недействительным вследствие нарушения норм процессуального права, указанных в данных статьях.

Новые доказательства не только могут, но и должны представляться, но они должны подтверждать факт наличия новых обстоятельств, дающих основание для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам. Это положение, пишет Л.С. Морозова, находит подтверждение и в судебной практике.

Так, в одном из определений городского суда об отказе в пересмотре решения по вновь открывшимся обстоятельствам судебная коллегия по гражданским делам мотивировала отказ в пересмотре решения тем, что «в настоящее время истица никаких других доказательств не представила, потому у нее нет оснований ставить вопрос о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам» [5, с. 34—36].

ГПК РСФСР 1923 года не содержал указаний на необходимость представления суду доказательств в подтверждение обстоятельств, являющихся основанием к пересмотру решения, что, безусловно, следует признать существенным пробелом. Эта проблема не нашла своего разрешения не только в ГПК РСФСР 1964 года, но и в ГПК РФ.

Доказательства наличия вновь открывшихся обстоятельств необходимо представлять суду во всех случаях пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам и независимо от того, по чьей инициативе возбужден вопрос о пересмотре, ибо суд, разрешающий заявленное ходатайство о пересмотре решения, должен быть убежден в наличии оснований к его пересмотру после вступления в законную силу.

При этом противной стороне должно быть предоставлено право оспаривать наличие оснований к пересмотру решения и представлять доказательства, опровергающие факт наличия новых обстоятельств. Такое положение будет соответствовать принципам состязательности, диспозитивности и равноправия сторон в гражданском процессе и послужит гарантией предотвращения неосновательной отмены вступивших в законную силу судебных решений.

Как правило, вновь открывшиеся обстоятельства могут быть подтверждены любыми видами доказательств.

Однако следует помнить, что в гражданском процессе к доказательствам предъявляются особые требования. Имеется в виду допустимость доказательств, которая означает возможность доказать данный факт определенным видом доказательств.

Известно, что нормы гражданского права предусматривают возможность совершения отдельных юридических действий только в определенной форме.

Таковы, например, завещание, договор купли-продажи, договор займа, договор дарения на сумму, превышающую десять МРОТ. Например, договор займа свыше десяти МРОТ должен быть заключен в письменной форме, при несоблюдении этого требования закон не допускает ссылки на свидетельские показания (ст. 161—162 Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 года).

Отсюда вытекает положение, что некоторые юридические факты могут доказываться не любым видом доказательств, а только определенным [5, с. 34—36].

Следует разграничивать факты (обстоятельства) и доказательства. Обстоятельства как факты, подлежащие доказыванию, противопоставляются доказательствам как средствам установления фактов. При этом доказательства рассматриваются как первичные сведения, очевидные или бесспорно достоверные, наличие которых не нужно доказывать, а обстоятельства — как факты, подлежащие установлению при помощи таких сведений.

В юридической литературе высказывается мнение, что «судебным доказательством является факт, полученный из предусмотренных законом источников и предусмотренным законом способом, находящийся с искомым в судебном процессе фактом в определенной связи, благодаря которой он может служить средством установления объективной исконности искомого факта» [4, с. 17—18].

При сравнении понятий «новые доказательства» и «вновь открывшиеся обстоятельства» необходимо отметить следующее. Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ).

Новые доказательства по делу, обнаруженные после вступления в законную силу соответствующего судебного акта, представляют собой новые сведения (информацию) об уже исследованных судом фактах, дополнительные знания о них, об их связи с другими фактами или об отдельных свойствах и признаках этих фактов.

Вновь открывшиеся обстоятельства, напротив,  — не сведения о фактах, а сами факты, имеющие значение для правильного разрешения дела, для постановления законных и обоснованных судебных актов, обнаруженные после вступления в законную силу соответствующего акта правосудия.

В этом существенное различие данных понятий.

Список литературы

1. Гражданский процесс / под ред. Д.М. Чечота, Н.А. Чечиной. — М., 1968. С. 168—170.

2. Зейдер Н.Б. Гражданские процессуальные правоотношения. — Саратов, 1965. С. 64—65.

3. Курылев С.В. Объяснения сторон как доказательство в советском гражданском процессе: дис. … канд. юрид. наук. — М., 1953. С. 9.

4. Курылев С.В. Установление истины в советском правосудии: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. — М., 1967. С. 17 — 18.

5. Морозова Л.С. Пересмотр решений по вновь открывшимся обстоятельствам. — М., 1999. С. 35 — 66.

6. Смышляев Л.П. Предмет доказывания и распределение обязанностей по доказыванию в советском гражданском процессе. — М., 1961. С. 14—16.

7. Тадевосян В.С. Пересмотр судебных решений и приговоров по вновь открывшимся обстоятельствам // Социалистическая законность. 1951. № 7. С. 37.

8. Шакарян М.С. Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений и постановлений, вступивших в законную силу // Гражданский процесс. — М., 1996. С. 413—416.

 

9. Юдельсон К.С. Проблема доказывания в советском гражданском процессе. — М., 1951. С. 155.