УДК 343.97

Страницы в журнале:  119-123

 

Е.О. Иванова,

соискатель кафедры уголовного права Военного университета Министерства обороны Российской Федерации Россия, Москва katyshka1008@yandex.ru

 

Не все преступления выявляются и расследуются, а следовательно, не все преступники несут заслуженное наказание. Такая ситуация обусловлена, прежде всего, тем, что определенная часть совершенных преступлений остается скрытой от правоохранительных органов. Эта часть реально существующей, но находящейся за пределами уголовно-статистического учета преступности называется латентной. В статье анализируется понятие латентной преступности, выделяются ее разновидности и обсуждаются критерии их выделения.

Ключевые слова: латентная преступность, латентность, нераскрытые преступления, незаявленная преступность, неучтенная преступность, невыявленная преступность, укрытая преступность, уголовная ответственность.

 

Латентная преступность как научная категория не имеет однозначного определения в криминологии [4, c. 6—7; 8, c. 97]. Так, В.В. Панкратов под латентными преступлениями понимал совокупность преступлений, не выявленных органами милиции, прокуратуры и суда и не нашедших отражения в учете уголовно-наказуемых деяний [11, с. 7].

А.С. Шляпочников и Г.И. Забрянский писали, что «латентными следует считать преступления, скрытые от одного из органов, которым по закону предоставлено право расследовать или рассматривать дела о совершенных преступлениях» [12, с. 99]. А.А. Конев пришел к выводу о том, что под латентной преступностью «понимается совокупность преступлений с неистекшим сроком давности, реально имевших место и повлекших возникновение уголовно-правовых отношений, но по каким-либо причинам, не ставших известными компетентным правоохранительным органам» [7, с. 139].

Р.М. Акутаев под латентной преступностью понимает «совокупность преступлений, не повлекших уголовно-правовых мер реагирования и воздействия со стороны органов, осуществляющих преследование и привлечение виновных лиц к ответственности» [2, с. 18]. В.В. Лунеев определяет латентную преступность как «реальную, но скрытую или незарегистрированную часть фактически совершенных преступлений» [10, с. 96].

Как видим, все эти определения латентной преступности в своей основе имеют различные критерии. Латентность преступности — комплексное юридическое понятие, поскольку оно отражает одновременно несколько характеристик, относящихся к различным областям юридической науки: уголовному и уголовно-процессуальному праву, криминалистике и криминологии [3, c. 14; 9, c. 164].

Уголовно-правовые признаки латентной преступности показывают наличие в ней совокупности общественно опасных деяний, относящихся по Уголовному кодексу РФ [13] к числу преступлений. С этой точки зрения латентность преступности обладает временным измерением и способностью к преобразованию. Каждое преступление считается латентным с момента его совершения и до момента выявления и уголовно-правовой регистрации либо до момента истечения срока давности привлечения лица к уголовной ответственности. Всякое латентное преступление может преобразоваться — перейти в группу выявленных и зарегистрированных преступлений. При этом остается спорным вопрос о моменте уголовно-правовой регистрации, поскольку сама регистрация преступления является лишь первым шагом к реализации принципа неотвратимости уголовной ответственности. «Цифра латентной преступности… представляет собой показатель безнаказанности» [6, с. 20—21]. Не всякое зарегистрированное преступление заканчивается успешным расследованием и наказанием виновного. То есть принцип неотвратимости наказания за совершенное преступление реализуется не всегда. Поэтому момент регистрации преступления не гарантирует эффект профилактического воздействия, связанный с неотвратимостью уголовной ответственности.

Уголовно-процессуальные признаки латентности отражают те обстоятельства конкретного преступления, которые могут быть зафиксированы в процессуальных документах: повод и основание для привлечения к уголовной ответственности и возбуждения уголовного дела. Это позволяет на законных основаниях расследовать преступление, выявить лицо, виновное в его совершении, и отдать его под суд, который реализует предусмотренную законом неотвратимость уголовной ответственности.

Эта сторона латентности преступлений также связана с некоторыми не решенными юридической наукой вопросами:

1) когда преступление следует считать раскрытым, если оно, например, совершено группой лиц, а установлено лишь одно лицо (принцип неотвратимости ответственности реализуется частично);

2) как регистрировать преступление, если в процессе расследования была допущена ошибка в его квалификации и виновный понес ответственность за другое, а не то, которое совершил, преступление;

3) можно ли считать преступление латентным, если оно осталось нераскрытым, хотя официально зарегистрировано, и т. д.

С позиции криминалистики латентная преступность — это совокупность не раскрытых соответствующими государственными органами преступлений [2, с. 12]. По делу, например, произведены такие действия, как осмотр места происшествия, опрос свидетелей, фиксация следов преступления, изъятие и документальная фиксация вещественных доказательств и т. д. Однако уголовное дело не было возбуждено и расследование не производилось, например, в связи с изменением уголовного законодательства (ч. 2 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ [14]), в связи с изменением обстановки (ст. 26 УПК РФ) и др. Эта сторона латентности преступлений также нуждается в более глубоком ее понимании: преступление зарегистрировано, имело потенциальную возможность быть раскрытым, и мог быть реализован принцип неотвратимости наказания, но в силу объективных причин в отношении конкретного лица этот принцип не реализуется. Такая латентная преступность является официально образуемой латентной преступностью, поскольку она основана на требованиях закона (см., например, ч. 3 ст. 24 УПК РФ, которая предусматривает прекращение уголовного преследования при наличии на то оснований).

Криминологическая сторона латентной преступности отражает ее способность выражаться в количественных и качественных показателях, позволяющих выявлять ее взаимосвязь с различными объективными и субъективными факторами, устанавливать закономерности изменения и развития, способствующие выработке мер по ее сокращению. Выявление этих показателей дает возможность разрабатывать научные криминологические прогнозы изменения преступности в будущем и на их основе формировать уголовную политику страны [6, с. 20—21]. Криминологический аспект латентной преступности включает в себя цель ее выявления, изучения и реализации в практической деятельности правоохранительных органов. Главной целью криминологического исследования латентной преступности является выработка мер по ее сокращению и предупреждению.

Криминологическая сторона латентной преступности также имеет ряд проблем, нуждающихся в  дальнейшей разработке и реализации в практической деятельности. К их числу относятся:

1) выработка наиболее эффективных методов ее изучения, особенно таких, которые позволяют получать надежные и достоверные показатели ее измерения;

2) выработка критериев определения понятия латентности преступлений, что позволит лучше понимать ее структурные элементы и закономерности их развития;

3) обоснование новых подходов к выявлению латентной преступности, что может «оказаться отправной точкой развития правоохранительной системы совершенствования государственной организации контроля преступности» [6, с. 14].

В этом ракурсе следует уяснить истинное значение принципа неотвратимости ответственности за совершенное преступление в условиях нарастания латентной преступности, а также возможности создания механизма ее упреждения на законодательном уровне.

С учетом изложенного можно сделать следующие выводы:

1) выработка дефиниции латентной преступности должна отражать в себе все ее сущностные особенности;

2) принцип неотвратимости уголовной ответственности за совершенное преступление не может быть должным образом реализован при профилактическом воздействии в условиях латентности преступлений;

3) классификацию латентной преступности необходимо производить только на основании однородных признаков и единой терминологии;

4) анализ приведенных выше определений латентной преступности различных авторов показывает, что в настоящее время в юридической литературе отсутствует единый подход к определению ее структурных элементов, что обусловливает многообразие предлагаемых вариантов дефиниции данного социально-правового явления.

В криминологической науке пока еще нет и единой системы классификации латентной преступности на виды. Одни ученые по механизму образования латентную преступность делят на естественно-латентную и искусственно-латентную [1, с. 57—60], а другие по этому же основанию — на незаявленную, неучтенную и неустановленную [8, с. 97]. И дело здесь не в различии применяемой терминологии, а в учете авторами разных оснований деления латентной преступности на виды. Так, в основе отнесения преступления к естественно-латентной группе лежит сам факт совершения преступления, а в случае, когда ее квалифицируют как незаявленную преступность, — отсутствие сообщения о преступлении. Статья 140 УПК РФ дает исчерпывающий перечень лиц, от которых может поступить сообщение о совершенном преступлении. Это более узкое понимание латентной преступности, так как о некоторых преступлениях может не знать даже лицо, его совершившее (неосторожные ситуативные преступления [1, с. 57—60], совершение преступления в силу юридической безграмотности лица, когда оно не понимает общественно опасного характера своего деяния). Кроме того, имеется определенное количество латентных преступлений, о которых никто, кроме самого преступника, сообщить не может в силу того, что информацией об этом владеет только он. Такие преступления могут легализоваться, если преступник явится с повинной, что случается нечасто.

Также следует отметить, что при естественно-латентном определении рассматриваемого массива преступности оценка совершенного уголовно-наказуемого деяния дается на уровне наличия события преступления, тогда как незаявленные преступления могут состоять из преступлений различной правовой обоснованности. Например, заявление свидетеля — это всегда сообщение о событии преступления, а постановление прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании (п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК РФ), как правило, оформляется только при наличии всех признаков конкретного состава преступления. Казалось бы, это расширяет сферу охвата преступлений, которые относятся к числу латентных. Но это не так. Учет латентности преступления по признаку наличия в нем события преступления является более точным, так как он опирается на объективный критерий — факт совершения преступления. Во втором случае, при квалификации латентной преступности как незаявленной, используется субъективный критерий, который основан на реагировании определенного круга лиц на совершаемые общественно опасные деяния. Эта реакция всегда будет носить неустойчивый характер в силу присутствия эмоциональных, нравственных и других моментов, которые значительно затрудняют квалификацию сделанного сообщения в качестве преступления. В первом случае латентная преступность рассматривается как самостоятельный массив скрытых преступлений, а во втором — как невыявленная из-за пассивности определенного круга лиц. И многие из этих лиц, умышленно скрывая факт совершенного преступления либо не заявляя о нем, тем самым совершают новые преступления (по ст. 316 УК РФ за укрывательство преступлений) либо являются соучастниками преступлений в форме пособника при наличии заранее обещанного укрывательства (ч. 5 ст. 33 УК РФ). При таких обстоятельствах приходится констатировать, что рассматриваемый способ определения латентной преступности является неэффективным.

Еще больше расхождений отмечается при сравнении искусственно-латентной преступности с ее аналогом, квалифицируемым как неучтенная и неустановленная латентная преступность. Искусственно-латентная преступность в юридической литературе понимается как неучтенная правоохранительными органами преступность в двух ее разновидностях:

1) когда преступления стали достоянием этих органов, но те не приняли необходимых мер к законной реализации этой информации;

2) когда «речь идет о латентности субъекта, совершившего уголовно-противоправное деяние, то есть когда не выявлен преступник» [2, с. 13—14].

При этом неучтенная латентная преступность с позиции обоих научных подходов понимается одинаково: правоохранительные органы были осведомлены о преступлениях, имели поводы и основания к регистрации преступлений и возбуждению уголовных дел, но они их не зарегистрировали и не расследовали.

Что же касается неустановленных преступлений, то в рамках эти подходов они определяются по-разному. В первом случае речь идет о латентности субъекта, совершившего преступление, во втором под неустановленными преступлениями понимаются такие преступления, факт совершения которых был зарегистрирован и расследован, но в «силу халатности оперативных и следственных работников, из слабой профессиональной подготовки, ошибочной уголовно-правовой квалификации и иных причин в фактически содеянном не было установлено события или состава преступления» [8, с. 97]. Различия в этих подходах состоят в том, что в первом случае латентность оценивается по двум критериям — наличию установленного и зарегистрированного преступления и неизвестности лица, его совершившего, а во втором по одному — ошибочной квалификации общественно опасного уголовно-наказуемого деяния в качестве правомерного поступка, то есть происходит его искусственный перевод в группу латентных преступлений.

Но в первом случае, при отнесении к числу латентных тех преступлений, которые были зарегистрированы и расследованы, но не выявлены лица, их совершившие, допускается путаница оснований определения этого понятия. Возникает вопрос: что следует понимать под латентными преступлениями? Невыявленные преступления или невыявленные субъекты, их совершившие? Если и первое, и второе, то не совсем корректно относить к латентным преступлениям те, которые учтены уголовной статистикой, но в которых не выявлены лица, их совершившие. В таком случае надо этот вид латентных преступлений рассматривать либо как частично латентные преступления, либо как учтенные в уголовной статистике преступления (то есть как заявленные преступления), субъекты которых не установлены.

Представляется, что и второй научный подход к пониманию неустановленных преступлений недостаточно корректно определяет состав этой латентной группы преступлений, поскольку ее обуславливают все виды причин, в связи с которыми в фактически содеянном общественно опасном деянии не устанавливается события или состава преступления. Такие причины могут быть объективными (недостатки правового регулирования затрудняют квалификацию преступления) и субъективными (должностное лицо правоохранительных органов за взятку отказывает в возбуждении уголовного дела). По сути, речь идет об укрытых преступлениях. На наш взгляд, эту группу латентных преступлений так и следует называть.

Кроме того, деление латентной преступности на незаявленную, неучтенную и неустановленную [8, с. 97; 11, с. 132—133] заведомо создает трудности в ее выявлении и изучении. Например, вряд ли можно рассчитывать на то, что правоохранительный орган представит сведения о неучтенных им преступлениях, то есть о своем бездействии в тех случаях, когда имелись повод и основания к возбуждению уголовного дела, но дело не возбуждалось. Каждое такое неучтенное преступление необходимо будет устанавливать чуть ли не следственным путем. При этом приходится констатировать, что такие неучтенные преступления будут представлены как незаявленные преступления, которые придется устанавливать все теми же косвенными методами. Мы же полагаем, что изучение латентной преступности должно опираться на помощь со стороны правоохранительных органов, а также на некий пласт достоверной информации, которой эти органы обязаны располагать, а также сами ее использовать для совершенствования форм и методов своей профессиональной деятельности.

С учетом вышеизложенного представляется, что латентную преступность необходимо делить на виды по такому основанию, как степень и характер ее легализации в объективной действительности. Тогда в ней можно будет выделить:

1) невыявленную преступность,

2) частично выявленную преступность,

3) укрытую преступность.

Такой подход позволяет классифицировать латентную преступность по двум основным критериям: 1) наличию уголовно-правового наказуемого деяния; 2) учету лица, его совершившего.

Основываясь на таком подходе, можно дать следующие дефиниции видов латентной преступности и их сущностные характеристики.

Невыявленная преступность — вся совокупность преступлений, которая не учтена и не расследована правоохранительными органами; субъекты этих преступлений не установлены, и принцип неотвратимости наказания не реализован.

Частично выявленная преступность — это группа преступлений, которая зарегистрирована правоохранительными органами, но их субъекты не установлены, и принцип неотвратимости ответственности не реализован.

Укрытая преступность — группа зарегистрированных либо даже расследованных преступлений, по которым, однако, уголовные дела либо не возбуждались ввиду отсутствия события или состава преступления (преступление было совершено, однако производство по нему прекращено незаконно), либо же прекращены по тем же основаниям в ходе предварительного расследования. Субъекты этой группы латентных преступлений, как правило, установлены, но принцип неотвратимости уголовной ответственности в отношении них не реализован.

Таким образом, латентная преступность при использовании предложенной выше классификации принимает удобную для учета, регистрации и расследования форму. Процесс ее изучения также становится более эффективным и рациональным, так как может сочетать социологические и статистические методы, обладающие высокой степенью достоверности. Информацию о частично выявленной преступности можно будет почерпнуть из ведущегося правоохранительными органами уголовно-правового учета, а данные об укрытой преступности можно почерпнуть из статистических сводок органов прокуратуры.

Предложенная классификация латентной преступности также позволяет решать на законодательном уровне проблему если не обязательного выявления каждого совершенного преступления, то хотя бы стимулирования этого процесса, ибо только на этой основе может быть реализован принцип неотвратимости уголовной ответственности за совершенное преступление.

Помимо указанных выше предложений, на основании изложенного можно сформировать ряд общих выводов следующего содержания:

1. Латентная преступность — это совокупность невыявленных, выявленных частично или укрытых преступлений, когда их субъекты не понесли уголовной ответственности в связи с неизвестностью совершенных ими преступлений либо неизвестностью самих преступников по установленным преступлениям, а также из-за неправомерных (умышленных или неосторожных) действий работников правоохранительных органов.

2. Поскольку латентная преступность препятствует реализации профилактического воздействия на преступников принципа неотвратимости уголовной ответственности, необходимо на законодательном уровне закрепить принцип государственного обеспечения обязательного обнаружения, регистрации и расследования преступлений путем привлечения к этой деятельности не только специализированных правоохранительных органов, но и всего общества в целом.

 

Список литературы

 

1. Акутаев Р.М. К вопросу о методах измерения латентной преступности // Государство и право. 1998. № 7.

2. Акутаев Р.М. Проблемы латентной преступности: учеб. пособие. Махачкала, 1999.

3. Антонченко В.В. Латентность преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия в воинских формированиях (на примере войск Дальневосточного военного округа) // Военно-юридический журнал. 2009. № 4.

4. Бышевский Ю.В., Конев А.А. Латентная преступность и правосознание: учеб. пособие. Омск, 1968.

5. Ельскене Т.Ю. Понятие латентной преступности // Российский следователь. 2005. № 9.

6. Иншаков С.М. Латентная преступность как показатель эффективности уголовной политики // Российский следователь. 2008. № 14.

7. Конев А.А. Криминологическая характеристика и предупреждение преступности // Проблемы борьбы с преступностью: сб. науч. тр. Омск, 1997.

8. Криминология: учеб. / под. ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. М., 2009.

9. Курс советской криминологии. Предмет. Методология. Преступность и ее причины. М., 1985.

10. Лунеев В.В. Криминология: учеб. для академического бакалавриата. М., 2014.

11. Панкратов В.В. Косвенные методы изучения преступности // Вопросы борьбы с преступностью: сб. науч. тр. М., 1967.

12. Шляпочников А.С., Забрянский Г.И. Выявление латентной преступности // Советское государство и право. 1971. № 5.

13. Уголовный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 30.03.2015)// Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. № 25. Ст. 2954.

 

14. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 30.03.2015) // Собрание законодательства РФ. 24.12.2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921.

Чтобы получить короткую ссылку на этот материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите на кнопку: