УДК 341.9:347.776

Страницы в журнале: 121-127

 

М.В. Шугуров,

доктор философских наук, профессор Саратовской государственной юридической академии Россия, Саратов shugurovs@mail.ru

 

Рассматривается международно-правовой подход к защите интеллектуальной собственности в контексте международного конкурентного права. Особое внимание уделяется сравнению защиты прав интеллектуальной собственности в универсальном и региональном международном конкурентном праве. Формулируется вывод о необходимости повышения координации в деятельности международных организаций, которая в той или иной степени связана с пресечением недобросовестной конкуренции в сфере интеллектуальной собственности.

Ключевые слова: интеллектуальная собственность, международное сотрудничество, глобальная конкуренция, международное конкурентное право, недобросовестная конкуренция.

 

В  условиях глобализации наиболее часто встречающейся разновидностью недобросовестной конкуренции стали действия, связанные с нарушениями, в том числе трансграничными, прав интеллектуальной собственности и/или их неправомерным использованием. Это объясняется обострением конкуренции как в производственной сфере, так и на товарных рынках за обладание результатами интеллектуальной деятельности (далее — РИД) и правами на них, являющимися важными факторами конкурентных преимуществ.

Решение этих проблем стало предметом специального направления международного сотрудничества, нацеленного на выработку международно-правовых стандартов в сфере пресечения данной разновидности недобросовестной конкуренции, которая, так же как и злоупотребление доминирующим положением и антиконкурентные соглашения между хозяйствующими субъектами, приводит к ограничению конкуренции.

Недобросовестная конкуренция в сфере использования РИД и прав на них: международно-правовой подход. К числу наиболее распространенных нарушений прав интеллектуальной собственности в процессе осуществления коммерческой деятельности относятся нарушения в сфере прав на средства индивидуализации товаров, работ и услуг. В условиях совершенствования режима свободы трансграничной торговли возникает потребность в гармонизации предоставляемых национальными законодательствами средств защиты свободы конкуренции от недобросовестных действий в сфере интеллектуальной собственности. Основой гармонизации выступают международно-правовые стандарты, связанные с запретом недобросовестного использования РИД и прав на них.

Формирование данных стандартов исторически происходило до возникновения международного конкурентного права в рамках международной системы защиты прав интеллектуальной собственности, которая начала складываться в условиях интернационализации мировой экономики еще до перехода ее в стадию глобализации. Введение понятия «недобросовестная конкуренция», как известно, произошло именно на уровне международных соглашений в сфере защиты интеллектуальной собственности в Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 года (далее — Парижская конвенция), в п. 1 ст. 10-bis которой содержатся обязательства государств по обеспечению эффективной защиты от недобросовестной конкуренции. В п. 3 ст. 10-bis указаны сохраняющие свою актуальность формы проявления недобросовестной конкуренции, в том числе недобросовестная конкуренция, связанная с неправомерным использованием объектов интеллектуальной собственности, в частности, действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента.

Положения Парижской конвенции оказали воздействие на формирование национальных законодательств в сфере регулирования конкуренции и продолжают влиять на развитие международного конкурентного права, по сути, выступая его составной частью. Несмотря на то что недобросовестная конкуренция, связанная с незаконным использованием или злоупотреблением правами интеллектуальной собственности, упоминается первой, она не отличается конкретностью выражения. Однако ст. 10 Парижской конвенции достаточно четко говорит о ложном обозначении места происхождения или производства товара, а ст. 9 — о товаре, незаконно снабженным товарным знаком или фирменным наименованием. Поэтому ст. 10-ter закрепляет обязательства государств не только по обеспечению гражданам других стран законных средств для эффективного пресечения всех действий, указанных в перечисленных статьях, но и по разработке мер судебной и административной защиты прав объединений и союзов промышленников и производителей, а также частных лиц.

При этом необходимо помнить о целом ряде теоретических вопросов. Один из них — относится ли право на защиту от недобросовестной конкуренции к правам интеллектуальной собственности? В п. 2 ст. 1 Парижской конвенции содержится достаточно дискуссионное положение о том, что объектами охраны промышленной собственности являются патенты на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования и указания происхождения или наименования места происхождения, а также пресечение недобросовестной конкуренции.

При обращении к п. VIII ст. 2 Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (подписана в Стокгольме 14.07.1967), выясняется, что к перечню объектов интеллектуальной собственности в последнем пункте отнесена защита против недобросовестной конкуренции, а также другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной сфере. Невзирая на эти конструкции, можно утверждать: доминирующий доктринальный подход заключается в том, что право на защиту от недобросовестной конкуренции к интеллектуальным правам не относится. Оно есть часть субъективных гражданских прав и не входит в состав легальных монополий, к которым как раз и относятся исключительные права. Поэтому достаточно дискуссионным является вывод о том, что институт недобросовестной конкуренции на уровне национального законодательства должен быть включен в число объектов охраны интеллектуальной или промышленной собственности, что позволит достичь соответствия с положениями международных документов [4, с. 47; 5, с. 39—40].

Зачастую в доктрине можно встретить утверждение о том, что международные соглашения о защите интеллектуальной собственности не раскрывают исчерпывающим образом понятие «недобросовестная конкуренция». Представляется, что общемировое состояние национального правового регулирования конкуренции не позволяет сформулировать общее, своего рода исчерпывающее конвенционное определение недобросовестной конкуренции. Как отмечается в одном из международных аналитических документов, между законами и политикой в области конкуренции в различных странах, с одной стороны, продолжает сохраняться множество существенных различий; с другой стороны, обозначилось достаточно много общих черт в целях, содержании и процедурах применения законов и политики в области конкуренции [3]. Это еще раз доказывает ценность общего определения недобросовестной конкуренции, предложенного в п. 2 ст. 10-bis Парижской конвенции, являющегося основой усилий по гармонизации национального конкурентного и антимонопольного законодательства, а также совершенствования практики его экстерриториального действия.

Еще одним предметом для осмысления выступает тот факт, что в международных документах универсального характера, затрагивающих вопросы антимонопольного и конкурентного регулирования на международном уровне, понятие «недобросовестная конкуренция» в сфере интеллектуальной собственности практически не используется. К тому же данные документы имеют рекомендательный характер, тогда как специальные универсальные многосторонние соглашения, которые относились бы к источникам «твердого» международного права, имеющим обязательную силу и в кодифицированной форме затрагивающим основные вопросы антимонопольного и конкурентного регулирования на международном уровне, отсутствуют.

Среди ключевых документов рекомендательного характера следует выделить прежде всего Комплекс согласованных на многосторонней основе справедливых принципов и правил для контроля за ограничительной деловой практикой 1980 года (далее — Комплекс). Заложив универсальную основу многостороннего антимонопольного регулирования в международной торговле, Комплекс влияет как на международную, так и на национальную политику в сфере антимонопольного и конкурентного регулирования. В п. 4 раздела «Д» Комплекса содержится перечень действий, которые ограничивают конкуренцию и от которых должны воздерживаться предприятия, он включает достаточно любопытное положение. В качестве запрещенного действия указано ограничение импорта товаров, на законных основаниях отмеченных за границей товарным знаком, идентичным или подобным товарному знаку, который защищен применительно к идентичным или подобным товарам в импортирующей стране.

В Типовом законе Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) о конкуренции 1990 года (далее — Типовой закон) не содержится определения недобросовестной конкуренции, однако в п. «а» раздела II говорится о том, что данный рекомендательный акт должен применяться в отношении всех коммерческих соглашений, действий или сделок предприятий, касающихся товаров, услуг или интеллектуальной собственности (курсив наш. — М.Ш.). Типовой закон идет дальше Комплекса, закрепляющего, что положения Комплекса должны быть применимы ко всем странам и предприятиям, независимо от сторон, участвующих в сделках, актах или действиях.

Представляется, что многообразие вариантов пересечения конкурентного права и права интеллектуальной собственности в сфере защиты исключительных прав на национальном уровне во многом объясняет чрезвычайно незначительное количество случаев пересечения правил в сфере конкуренции и защиты интеллектуальной собственности в рекомендательных международных актах универсального характера. Вместе с тем международное конкурентное право имеет комплексный характер. Это означает, что к нему относятся не только соглашения в сфере международного торгового права, но и договоренности в сфере защиты прав интеллектуальной собственности [9]. Поэтому положения, запрещающие недобросовестное использование РИД и прав на них, которые содержатся в международных соглашениях в сфере защиты интеллектуальной собственности, следует рассматривать как составную часть международного конкурентного права.

Несмотря на то что вопросы соотношения международной системы регулирования антимонопольной деятельности и конкуренции, с одной стороны, и международной системы защиты прав интеллектуальной собственности, с другой стороны, представляют собой предмет для дискуссий [7, с. 149—150], вполне очевидно, что точкой пересечения международной системы защиты прав интеллектуальной собственности и международного конкурентного права является комплекс норм, нацеленных на противодействие недобросовестной конкуренции, связанной с неправомерным использованием объектов интеллектуальной собственности и прав на них и, собственно, с нарушением прав интеллектуальной собственности. Это как раз и нашло свое воплощение во включении в международное конкурентное право положений о необходимости защиты прав интеллектуальной собственности. Однако наиболее ярко это выражено на международном региональном уровне.

Защита прав интеллектуальной собственности в региональных соглашениях в сфере конкуренции и торговли. На региональном международном уровне вопросам недобросовестной конкуренции в сфере использования РИД уделяется гораздо большее внимание, чем на универсальном уровне. Ряд международных региональных соглашений в сфере конкурентной политики включают положения о недобросовестной конкуренции, связанной с использованием прав интеллектуальной собственности.

Особое внимание к региональному международному сотрудничеству по вопросам антимонопольной и конкурентной политики на постсоветском пространстве уделяется в рамках Содружества Независимых Государств (далее — СНГ). На протяжении вот уже 20 лет государства СНГ при опоре на региональное сотрудничество осуществляют развитие национального антимонопольного и конкурентного законодательства как неотъемлемого элемента государственного регулирования рыночной экономики. Например, в Соглашение государств—членов СНГ о согласовании антимонопольной политики 1993 года [13] включен термин недобросовестная конкуренция. В отношении данного явления, как и в отношении монополистической деятельности и соглашений между хозяйствующими субъектами, чрезмерно ограничивающих конкуренцию, стороны договорились сотрудничать в целях их выявления и пресечения (ст. 2). Однако содержание данного понятия осталось не раскрытым. В Договоре 2000 года о проведении согласованной антимонопольной политики в развитие Соглашения о согласовании антимонопольной политики 1993 года (далее — Договор 2000 года) [14] в ст. 1 дано легальное определение как конкуренции, так и недобросовестной конкуренции. Более того, в п. 3 ст. 3 этого нормативного документа недобросовестная конкуренция, в частности, определяется как «самовольное использование товарного знака, фирменного наименования или маркировки товара, а также копирование формы, упаковки, внешнего оформления товара другого хозяйствующего субъекта».

В ст. 13 Соглашения Таможенного союза о единых принципах и правилах конкуренции от 09.12.2010 (далее — Соглашение) [14] определено, что не допускаются следующие формы недобросовестной конкуренции:

1) распространение ложных, неточных или искаженных сведений, которые могут причинить убытки хозяйствующему субъекту (субъекту рынка) либо нанести ущерб его деловой репутации;

2) введение в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей;

3) некорректное сравнение хозяйствующим субъектом (субъектом рынка) производимых или реализуемых им товаров с товарами, производимыми или реализуемыми другими хозяйствующими субъектами (субъектами рынка).

Очевидно, что вопросы недобросовестной конкуренции с незаконным использованием интеллектуальной собственности оказались практически незатронутыми. В этом смысле Соглашение значительно уступает Договору 2000 года, а также детальным положениям ст. 14 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон защите конкуренции).

По всей видимости, этот недостаток будет восполнен в разрабатываемом Антимонопольном кодексе Таможенного союза, который будет введен в действие в 2015 году. Однако это уже будет регулирование вопросов пресечения данной формы недобросовестной конкуренции на уровне не международного, а наднационального права.

Одновременно необходимо отметить стремление к защите права интеллектуальной собственности в рамках антимонопольного законодательства. В результате в России и в некоторых странах СНГ сложился кумулятивный вариант защиты нарушенных прав интеллектуальной собственности в результате актов недобросовестной конкуренции — на уровне судебной и административной защиты в рамках деятельности антимонопольных органов. На этом обстоятельстве делается особый акцент в доктрине [2, с. 24]. Хотелось бы отметить, что нормы и принципы международного права в сфере предотвращения рассматриваемой формы недобросовестной конкуренции представляют собой «развивающуюся материю», оказывающую воздействие на развитие национального законодательства.

Форма недобросовестной конкуренции, выражающаяся в нарушении прав интеллектуальной собственности, нашла достаточно полное отражение в российском законодательстве, в частности в п. 4 ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции, а именно продажа, обмен или иное введение в оборот товара, связанные с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ, услуг.

Следует упомянуть и о том, что, как показывает практика, недобросовестная конкуренция связана не только с тем, что одни хозяйствующие субъекты используют нелегальным способом объекты интеллектуальной собственности, принадлежащие другим хозяйствующим субъектам, но и с тем, что некоторые хозяйствующие субъекты злоупотребляют имеющимися у них правами интеллектуальной собственности. Поэтому столь важной является ч. 2 ст. 14 Закона о защите конкуренции, которая не допускает недобросовестную конкуренцию, связанную с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ и услуг.

Если обратиться к важнейшему региональному договору — Северо-американскому соглашению о свободной торговле (НАФТА) [10], то в нем в контексте поддержания свободной конкуренции большое значение придается защите интеллектуальной собственности (Part 6: Intellectual Property). С точки зрения интересующей нас проблематики обращает на себя внимание ст. 1704 (Control of Abuse or Anticompetitive Practices or Conduction). В ней закрепляются права государств в соответствии с их национальным законодательством лицензировать практики и условия, которые могут создавать случаи злоупотребления правами интеллектуальной собственности, что приводит к негативному эффекту в отношении соответствующего рынка. Далее подчеркивается, что государства—участники могут принимать или поддерживать в соответствии с положениями данного нормативного документа соответствующие меры для предотвращения таких практик и условий.

Вместе с тем при анализе интеграционного права МЕРКОСУР можно увидеть, что активное пересечение между международным региональным конкурентным правом и региональной, равно как и универсальной системой защиты прав интеллектуальной собственности не прослеживается. В ст. 6 Протокола о защите конкуренции 1996 года перечислено большое количество запрещенных действий, которые ограничивают конкуренцию [11], однако в этом списке не указаны акты недобросовестной конкуренции в сфере интеллектуальной собственности. Это не означает отсутствия внимания данной интеграционной группировки к вопросам защиты интеллектуальной собственности, ибо в противном случае не был бы принят протокол о гармонизации норм в сфере прав интеллектуальной собственности (Protocol of the Harmonization of Intellectual Property Norms, 1995).

Международное сотрудничество в сфере противодействия недобросовестной конкуренции в сфере интеллектуальной собственности: состояние и перспективы. Основной международной организаций, занимающейся вопросами совершенствования национальной политики и законодательства в сфере конкуренции, а также развитием международного сотрудничества в данной сфере, выступает ЮНКТАД, координирующая свою деятельность с Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ), а также с Всемирной торговой организацией (далее — ВТО) и Организацией экономического сотрудничества и развития. Однако защита интеллектуальной собственности в процессе содействия развитию мировой торговли не входит в число главных пунктов повестки работы ЮНКТАД.

Важнейшим направлением сокращения случаев недобросовестной конкуренции, связанных с незаконным использованием объектов интеллектуальной деятельности, выступает дальнейшее развитие права интеллектуальной собственности и повышение уровня охраны и защиты использования РИД. На этом поприще ключевой международной организацией является Всемирная организация интеллектуальной собственности (далее — ВОИС) как специализированное учреждение ООН. Вместе с тем, поскольку деятельность ВОИС не предполагает особого акцента на защите прав интеллектуальной собственности в процессе их коммерциализации, то данный пробел заполняет ВТО. Как представляется, предназначение центрального в этом отношении Соглашения ВТО по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности 1994 года (далее — ТРИПС) состоит в совмещении вопросов развития торговли, конкуренции и охраны интеллектуальной собственности.

Несмотря на то что интерес ВТО сосредоточен на охране интеллектуальной собственности в процессе ее коммерциализации, организация не занимается напрямую разработкой мер, связанных именно с пресечением недобросовестной конкуренции, основанной на незаконном использовании объектов интеллектуальной собственности. Однако из этого не следует, что ВТО не относится заинтересованно к вопросам конкуренции в целом. Напротив, будучи экономической организацией, она исходит из постулата о том, что конкуренция и политика в сфере конкуренции являются инструментом содействия экономическому росту [1]. Эксперты ВТО специально исследуют вопрос о взаимодействии между конкуренцией и торговлей, приходят к выводу о том, что они поддерживают друг друга и служат важными инструментами четко функционирующих рынков. Организация осуществляет постоянные обзоры торговой и конкурентной политики, а положения по политике конкуренции содержатся в нескольких соглашениях ВТО (ст. VIII, IX Генерального соглашения по торговле услугами 1994 года, ст. IX ТРИПС, ст. 2.2. Соглашения по техническим барьерам в торговле 1994 года и т. д.).

Основываясь на краткой характеристике состояния международного сотрудничества в рассматриваемой сфере, можно констатировать, что одной из его проблем является институциональная «размытость». Поэтому в условиях специализированности учреждений ООН дальнейшее развитие норм и разработка эффективных мер по пресечению недобросовестной конкуренции с незаконным использованием объектов интеллектуальной собственности предполагает более интегрированное сотрудничество ЮНКТАД, ВТО, ВОИС и других международных организаций. Помимо этого можно констатировать расширение многостороннего сотрудничества государств и их интеграцию в работу других форумов, таких как Глобальный форум по конкуренции, Межправительственная группа экспертов по конкуренции и др. Универсальный уровень взаимодействия также должен необходимым образом быть согласованным с региональным сотрудничеством.

 Ввиду значительного ущерба, исходящего от данного рода недобросовестной конкуренции не только на национальном, но и на международном и региональном уровне, актуальным вопросом является формирование и развитие комплексного института ответственности за нарушения антимонопольного законодательства и законодательства об интеллектуальной собственности. При этом не следует забывать и о средствах предупреждения. К ним относится, например, надлежащее оформление правообладателями прав на объекты интеллектуальной собственности. Использование в гражданском обороте определенного обозначения в качестве товарного знака, который по каким-либо причинам оказался незарегистрированным, по сути провоцирует акт недобросовестной конкуренции со стороны лица, регистрирующего данный товарный знак на свое имя. К другим средствам относится инвентаризация интеллектуальных активов предприятия, развитие конкурентной культуры в целом. На поприще международного содействия использованию данных средств работает Отдел по малым и средним предприятиям ВОИС [15], а также ЮНКТАД.

Одной из характерных черт антимонопольной и конкурентной политики современных государств выступает не только тесная связь с национальной политикой обеспечения роста, стабильности, инвестиций и занятости, но и политикой в сфере защиты прав интеллектуальной собственности. Конкретизацией отмеченной связи выступает необходимость повышения эффективности защиты прав интеллектуальной собственности не только в рамках законодательства в сфере интеллектуальной собственности, но и в рамках антимонопольного и конкурентного законодательства. Достаточно интересным в этом плане является п. 1 Резолюции Международной лиги по конкурентному праву (LIDС) 2005 года [12], в котором признается важность института недобросовестной конкуренции в качестве инструмента дополнительной защиты прав интеллектуальной собственности. В п. 4 государствам рекомендовано принимать меры для создания подлинной специализации судов в сфере интеллектуальной собственности и недобросовестной конкуренции, включая гармонизацию процедур и санкций.

В заключение необходимо подчеркнуть, что общей тенденцией развития международно-правового регулирования предотвращения и пресечения актов недобросовестной конкуренции с использованием объектов интеллектуальной собственности и прав на них должно стать формирование стандартов баланса между нормами конкурентного права и права интеллектуальной собственности, поскольку за их комплементарностью скрывается масса проблем, которые требуют своего незамедлительного решения [6, с. 28—29]. Баланс исключительных прав и права на свободную добросовестную конкуренцию означает, что конкурентное поведение должно предполагать соблюдение прав интеллектуальной собственности. В свою очередь поведение обладателей исключительных прав не должно нарушать правила конкурентного законодательства.

 

Список литературы

 

1. Доклад Межправительственной группы экспертов по законодательству и политике в области конкуренции о работе ее двенадцатой сессии (Женева, 9—11 июля 2012 г.). П. 8 TD/B/C.I/CLP/18 3 сентября 2012 г. URL: http:// unсtad.org/ meetings/en/SessionalDocuments/ciclpd18_ru.pdf

2. Еременко В.И. Особенности российского законодательства о защите конкуренции // Государство и право. 2010. № 12.

3. Роль политики в области конкуренции в содействии экономическому развитию: надлежащая разработка и эффективность законодательства и политики в области конкуренции. TD/RBP/ CONF.7/3 (30 августа 2010 года): Записки секретариата ЮНКТАД (п. 3—4). URL: http://unctadxiii. org/en/TranslatedSession/tdrbpconf7d3_ru.pdf

4. Сорокина А. Защита прав на средства индивидуализации от актов недобросовестной конкуренции // Интеллектуальная собственность. Промыш-ленная собственность. 2012. № 1.

5. Шевченко А.И. Защита от недобросовестной конкуренции как объект интеллектуальной собственности // Российский следователь. — М., 2005. № 12.

6. Шугуров М.В. Международно-правовые аспекты предотвращения недобросовестной конкуренции // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2013. № 8.

7. Anderman A. & Errachi A. (eds.) Intellectual Property and Competition Law: New Frontiers. — Oxford, New York, 2011.

8. Korach V. The Interface Between IPR’s and Competition Policy // World Competition. Law and Economics Review. 2008.Vol. 31. Issue 1.

9. Noonan C. The Emerging Principles of International Competition Law. — Oxford, 2009. P. XXXVI—XLIII.

10. North American Free Trade Agreement. URL: http://www.nafta-sec-alena.org/en/ view.asp?conD=590&mtpID=149

11. Protocolo de Defensa de La Competencia del MERCOSUR. URL: http://www.sice.oas.org/Trade/ MRCsRS/Decisions/dec1896.asp

12. Resolution, adopted by International League of Competition Law (2005). URL: http://www.ligue.org/ documents/Resolution%20A.pdf

13. URL: http://allbusiness.ru/BPravo/ DocumShow_DocumID_55163

14. URL: http://fas.gov.ru

 

15. URL: http://www.wipo.int/sime.ru