УДК   341.45

Страницы в журнале: 116-120

 

Л.А. Лазутин,

доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой международного и европейского права Уральского государственного юридического университета Россия, Екатеринбург mp@usla.ru

 

Раскрывается место правовой помощи в международном уголовном праве в качестве межотраслевого комплекса норм, представляющего самостоятельный международно-правовой институт, являющийся неотъемлемым компонентом международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью и выполняющий субсидиарную функцию в целях реализации международно-правовых обязательств по международным договорам.

Ключевые слова: правовая помощь по уголовным делам, международное сотрудничество, международные преступления, преступления международного характера.

 

Практически во всех учебных и монографических изданиях, которые посвящены  сотрудничеству государств в борьбе с преступностью, так или иначе затрагиваются вопросы взаимной правовой помощи. Однако четкого определения места этого компонента в системе международного уголовного права нет, как нет и согласия относительно признания правовой помощи по уголовным делам как международно-правового института или подотрасли международного уголовного права (уголовно-процессуального права) или в качестве межотраслевого комплекса норм, представляющего самостоятельное образование.

Если обратить внимание на имеющиеся публикации, то легко убедиться в непоследовательности определения места правовой помощи в отраслях международного права.

Так, в 3-м издании учебника «Международное право» под редакцией Г.В. Игнатенко и О.И. Тиунова во втором разделе «Отрасли международного права» среди основных отраслей представлена «Правовая помощь и иные формы правового сотрудничества» [2, c. 420], где в качестве самостоятельного параграфа рассматривается правовая помощь по уголовным делам. К сожалению, в нем нет характеристики правового статуса видов правовой помощи. В главе «Международное уголовное право» названного учебника вообще отсутствует упоминание о правовой помощи по уголовным делам.

Вместе с тем в 4-м издании этого учебника правовая помощь по уголовным делам рассматривается в качестве самостоятельного параграфа в главе «Международное уголовное право» [3, c. 555]. Следует заметить, что название параграфа «Выдача и смежные виды правовой помощи по уголовным делам» нельзя признать удачным в виду неопределенности термина «смежные виды правовой помощи». В книге также не определено место правовой помощи в международном уголовном праве.

В учебнике «Международное право» под редакцией В.И. Кузнецова и Б.Р. Тузмухамедова представлена новая отрасль «международное правоохранительное право» [4, c. 782], в которой выделены вопросы выдачи и передачи лиц в интересах правосудия. Кроме того, вопросы выдачи преступников рассматриваются в главе «Население и международное право» [4, c. 313], которая относится к общей части, а не к особенной, и не соприкасается с сотрудничеством государств в борьбе с преступностью. Тем не менее следует обратить внимание на данное определение: «Институт выдачи преступников — это комплексный юридический феномен, соединяющий в себе нормы материального и процессуального права» [4, c. 313] . К сожалению, раскрытие понятия и статуса этого феномена не дано.

Остается только предполагать, что имел в виду автор. Если договорную практику, которая достаточно обширна и представляет собой сформировавшуюся систему определенных стандартов, которым государства следуют в рамках международного сотрудничества, то это безусловно так. Положение о выдаче лиц действительно содержится практически во всех договорах о борьбе с преступностью. Но выдача лиц для привлечения к уголовной ответственности или для приведения приговора в исполнение, как и передача осужденных для отбывания наказания в государствах, гражданами которых они являются, хотя и считаются элементами правовой помощи, но далеко не единственными, регламентированными международными договорами. Это относится и к общему объему правовой помощи (составлению и пересылке документов, проведению осмотров, обысков, изъятию, передаче вещественных доказательств, проведению экспертизы, допросу сторон и др.), и к осуществлению уголовного преследования. К сожалению, об этих элементах правовой помощи в учебнике речи не идет.

И.И. Лукашук и А.В. Наумов в своем учебнике рассматривают правовую помощь по уголовным делам в разделе «Реализация международного уголовного права» [1, c. 202]. Оценивая место правовой помощи в международном уголовном праве, они отмечают, что она является составной частью международного сотрудничества в борьбе с преступностью. Следует согласиться с классификацией правовой помощи с учетом ее разнообразия по двум основаниям: по предметному содержанию помощи и по уровню международных соглашений о помощи [1, c. 202]. Именно такой подход дает возможность понять, какое место отводится правовой помощи в международном уголовном праве.

И.И. Лукашук и А.В. Наумов утверждают: «Правовая помощь по предметному содержанию, с известной долей условности, сведена к  следующим ее видам:

а) помощь относительно выдачи правонарушителей;

б) помощь в осуществлении судебных поручений в целях получения свидетельских показаний или передачи вещественных доказательств, материалов или иных документов, касающихся расследования и судебного рассмотрения уголовных дел» [1, c. 202].

Возникает вопрос: а почему другие виды правовой помощи не рассматриваются по предметному содержанию?

Бесспорно, правовая помощь относительно выдачи лиц, обвиняемых в совершении преступлений, является основным видом правовой помощи по уголовным делам. Она обладает большой спецификой, достаточно регламентированной на различных уровнях международными нормами о выдаче правонарушителей. Но выдача раскрывается и как самостоятельный институт в международном уголовном праве.

Помощь в осуществлении судебных поручений также регламентируется международными договорами и имеет в своей основе:

а) многосторонние международные договоры о такой помощи;

б) многосторонние конвенции, заключаемые между государствами для борьбы с определенными преступлениями;

в) межправительственные и межведомственные договоры о соответствующем сотрудничестве [1, c. 202]. Это в чистом виде вопросы взаимной правовой помощи.

Что касается осуществления уголовного преследования, то оно не только определено традиционными договорами о правовой помощи и правовых отношениях по уголовным делам, но и нашло свое отражение в многосторонних конвенциях, направленных на борьбу с отдельными видами преступлений. Но, на наш взгляд, осуществление уголовного преследования также следует рассматривать как самостоятельный институт.

Передача осужденных лиц осуществляется на основе ряда актов: Конвенции о передаче лиц, осужденных к лишению свободы для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются 1978 года; Конвенции Содружества Независимых Государств о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания 1998 года; Европейской конвенции о передаче осужденных лиц 1983 года. Передача осужденных лиц также регламентирована двусторонними договорами (с Финляндией, Латвией, Грузией, Испанией, Кипром, Мексикой и др.), а также рядом конвенций о борьбе с отдельными видами преступлений, нормы которых кодифицируют институт передачи осужденных как институт в международном уголовном праве.

Учитывая разнообразие источников, нормы которых составляют международное уголовное право, можно определить роль, отводимую правовой помощи в данной отрасли.

Универсальные конвенции о пресечении преступлений против мира и безопасности человечества содержат не только материальные нормы, но и процессуальные, регламентирующие сотрудничество и взаимную правовую помощь, хотя материальные нормы доминируют над процессуальными.

При этом важно отметить, что данные процессуальные нормы по отношению к основному предмету правового регулирования носят вспомогательный (субсидиарный) характер. Это относится к таким источникам, как Конвенция о предупреждении преступления геноцид и наказании за него 1948 года, Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 года, Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 года, а также Статут Международного уголовного суда 1998 года (далее — Статут).

Что касается конвенций о борьбе с преступлениями международного характера, то в них наряду с материальными установками предусмотрены и процессуальные нормы, связанные с осуществлением уголовного преследования, обменом информацией, выдачей лиц, подозреваемых в совершении или совершивших преступления, по запросу компетентных органов или по приговору суда. Но и в данном случае нормы, регламентирующие правовую помощь, также по отношению к основному предмету правового регулирования следует рассматривать как составляющие вспомогательный институт, направленный на реализацию международного договора (конвенции) в целом.

Нормы этих конвенций представляют собой отдельную группу, устанавливающую взаимные правомочия и обязательства государств и некоторых международных организаций в сфере их сотрудничества в борьбе с преступностью. Имеются в виду правомочия и обязательства по предотвращению и пресечению международных преступлений и преступлений международного характера, обеспечение действия принципа необратимости наказания и оказание правовой помощи. Так, Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности 2000 года (далее — Конвенция) и дополнительные протоколы к ней предусматривают следующие виды правовой помощи:

а) сотрудничество по вопросам конфискации доходов от преступной деятельности (статьи 12—13);

б) осуществление уголовного преследования (ст. 11);

в) выдачу преступников (ст. 16);

г) оказание правовой помощи, а также иного вида помощи, не противоречащего внутреннему законодательству запрашиваемого государства-участника (ст. 18);

д) передачу осужденных лиц (ст. 17);

е) совместные расследования (ст. 19);

ж) передачу уголовного производства (ст. 21);

з) сотрудничество между правоохранительными органами (статьи 26—27);

и) подготовку кадров и техническую помощь (ст. 29).

Кроме того, Конвенция ориентирует на создание системы предупреждения злоупотреблений со стороны организованных преступных групп процедурами торгов, проводимых публичными органами, субсидиями и лицензиями, выдаваемыми этими органами для осуществления коммерческой деятельности, а также для предупреждения злоупотреблений юридических лиц. В свете последнего предлагается создать публичный реестр юридических и физических лиц, участвующих в учреждении юридических лиц, управлении ими и их финансировании.

Перечисленные положения Конвенции представляют юридический инструментарий международного сотрудничества и правовой помощи и выступают в виде рецепций названных норм в национальное законодательство государств. Более того, наличие данных норм и их содержание убедительно подтверждают одну из ведущих ролей правовой помощи в международном уголовном праве.

С принятием Статута как одного из источников международного уголовного права более очевидным стал вопрос относительно роли международного сотрудничества и правовой помощи в данной отрасли права.

Необходимость правового оформления международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью обусловлена характером международных преступлений, которые представляют опасность не только для отдельных государств, но и для всего мирового сообщества. В соответствии со ст. 5 Статута Международный уголовный суд (далее — МУС) обладает юрисдикцией в отношении ряда преступлений: геноцида, преступлений против человечности, военных преступлений, преступлений агрессии.

Значимой сферой деятельности МУС является оказание правовой помощи по уголовным делам, в частности разработка и принятие норм, определяющих обязательства государств относительно выдачи лиц, совершивших преступления, для привлечения их к уголовной ответственности или для приведения в исполнение приговора.

Сам же институт выдачи как центральное направление сотрудничества государств в области борьбы с международной преступностью определяет себя в качестве системного элемента правовой помощи по уголовным делам.

В соответствии с требованиями Статута МУС наделен правом обращаться к государствам-участникам с просьбами о сотрудничестве. Сотрудничество государств с МУС рассматривается в широком смысле слова, включая и элементы взаимной правовой помощи, и является правовой основой международного уголовного права (выделено нами. — Л.Л.).

В качестве доказательства обратимся к предусмотренным Статутом формам сотрудничества по оказанию правовой помощи. Так, согласно ст. 89 Статута МУС вправе препроводить просьбу об аресте и передаче лица вместе с подкрепляющими эту просьбу материалами любому государству, на территории которого может находиться это лицо, и обращаться к этому государству с просьбой о сотрудничестве в производстве ареста и передаче такого лица. Когда разыскиваемое лицо, подлежащее передаче, обращается с протестом в национальный суд на основе принципа ne bis in idem, запрашиваемое государство оперативно консультируется с МУС для определения того, существует ли постановление о приемлемости. Если дело признано приемлемым, запрашиваемое государство приступает к исполнению просьбы.

Государства-участники в соответствии с требованиями ст. 93 Статута и согласно процедурам, предусмотренным их национальным законодательством, выполняют просьбы МУС об оказании правовой помощи в связи с осуществлением расследований или уголовного преследования путем идентификации и установления места нахождения лиц или предметов, получения доказательств, включая показания под присягой, сбора доказательств, включая мнения экспертов или заключения экспертизы, необходимые МУС, допроса любого лица, находящегося под следствием или подвергающегося судебному преследованию. Сюда не относятся судебные документы, содействие добровольной явке лиц в качестве свидетелей и экспертов в МУС, проведение осмотров мест и объектов, включая ингумацию и осмотр захоронений, производство обысков и наложение ареста; представление протоколов и документов, включая официальные протоколы и документы, осуществление защиты потерпевших и свидетелей, сохранение доказательств, выявление, отслеживание, замораживание или арест вырученных средств, имущества и доходов без ущерба для прав bonafide (действующих добровольно) третьих сторон и предоставление любых других видов помощи, не запрещенных законодательством запрашиваемого государства, с целью содействия осуществлению расследования и уголовного преследования за преступления, попадающие под юрисдикцию МУС. Особое место в содержании правовой помощи занимают предусмотренные Статутом полномочия МУС относительно его запросов государствам о передаче ответственности привлекаемых лиц в распоряжение МУС.

 

Таким образом, только частично перечисленный объем правовой помощи, предусмотренный Статутом, свидетельствует о том, что нормы, регламентирующие правовую помощь в международном уголовном праве, представляют собой комплексный межсистемный институт, способствующий полной и эффективной реализации источников международного уголовного права. Нормы международного уголовного права тесным образом взаимодействуют с внутригосударственными уголовно-правовыми установками. Проявлением такого взаимодействия служат те положения российского уголовного законодательства, установление и содержание которых обусловлены международными договорами, содержащими наряду с основными нормами квалифицирующие составы преступлений и нормы, регламентирующие правовую помощь.

Особо значимой является глава 34 Уголовного кодекса РФ «Преступления против мира и безопасности человечества», где определены составы таких преступлений, как планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны, разработка, производство, накопление, приобретение или сбыт химического, биологического, токсического, а также другого вида оружия массового поражения, запрещенного международным договором Российской Федерации, применение в вооруженном конфликте средств и методов, запрещенных международным договором Российской Федерации, применение оружия массового поражения, геноцид, нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой, и др. Порядок применения статей 352—360 УК РФ возможен только в совокупности с нормами международных договоров, которые, кроме квалификации названных преступных деяний, предусматривают международно-правовые механизмы реализации, включая правовую помощь и организационные мероприятия, направленные на эф-фективное противодействие международной преступности.

На наш взгляд, заслуживают особого внимания отдельные статьи УК РФ: статьи 117 (п. «д» ч. 2 — истязание с применением пытки), 127 (торговля людьми), 205 (финансирование акта терроризма либо террористической организации), 206 (захват заложников), 211 (угон судна воздушного или водного транспорта), 227 (пиратство) — они должны применяться в совокупности с нормами международных договоров Российской Федерации. И хотя в российской доктрине уголовного права прямого применения положений международного договора не предусмотрено, в части вопросов сотрудничества и взаимной правовой помощи нормы договоров должны применяться непосредственно. Нормы, регламентирующие правовую помощь, создают действенный механизм реализации международных обязательств.

В УК РФ можно особо отметить статьи 11—13, содержащие формулировки, прямо связанные с международными договорами Российской Федерации, нормами международного права. В этих статьях речь идет о действии УК РФ в отношении лиц, совершивших преступление на территории Российской Федерации (ст. 11), а также в отношении выдачи лиц, совершивших преступление (ст. 13). Особо значимой в контексте нашего исследования является ст. 13 «Выдача лиц, совершивших преступление».

Подводя итог данному исследованию, следует отметить, что правовая помощь в международном уголовном праве представляет собой комплекс норм как неотъемлемый компонент международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью, выполняющий субсидиарную функцию в целях реализации международно-правовых обязательств по международным договорам.

Список литературы

1. Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право: учеб. М.: Спарк, 1999. С. 202.

2. Международное право: учеб. для вузов / отв. ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2003. С. 420.

3. Международное право: учеб. для вузов / отв. ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунов. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2006. С. 555.

4. Международное право: учеб. / отв. ред. В.И. Кузнецов, Б.Р. Тузмухамедов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2007. С. 313, 782.