УДК 343.121.4 

Страницы в журнале: 89-94

 

М.В. Маслова,

аспирант кафедры криминалистики и правовой информатики юридического факультета Кубанского государственного университета Россия, Краснодар al.gopov@mail.ru

 

Исследуются морально-нравственные аспекты выступления защитника в суде в рамках уголовного процесса. Анализируются понятия морали и нравственности защитника в рамках уголовного процесса, дается авторская классификация морально-нравственных особенностей его выступления в суде в рамках уголовного процесса.

Ключевые слова: мораль, нравственность, этика, защитник, адвокат, клиент, закон, выступление, суд, сторона обвинения.

 

Выступление защитника в суде является венцом его участия в уголовном процессе, при этом оно должно соответствовать общепринятым нормам морали и нравственности (как в обществе в целом, так и в юридическом сообществе, для которого соблюдение норм этики, как справедливо отмечает М.В. Самородкина, должно стать общеобязательным) [26, с. 5—14]. При этом некоторые авторы отмечают, что уровень профессионализма и соблюдения норм этики в среде профессиональных юристов и государственных чиновников взаимосвязаны [6, с. 28—35].

Этический критерий в выступлении защитника имеет особое значение, если защита осуществляется профессиональным защитником — адвокатом, [8, с. 225—229], чья деятельность должна быть свободна от проявлений особенностей его характера (в отличие, например, от близких родственников обвиняемого или иных лиц, о допуске которых ходатайствовал обвиняемый в порядке ч. 2 ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса РФ), так как для адвоката деятельность по защите в уголовном процессе является частью его профессиональных обязанностей, в то время как непрофессиональный защитник может участвовать в защите прав, свобод и законных интересов обвиняемого исходя из соображений супружеского долга, родственных отношений и т. п.

Представляется, что выступление защитника в суде в рамках уголовного процесса должно быть морально и нравственно выдержанным в силу ряда причин и обстоятельств.

Во-первых, конечной целью доказывания в уголовном процессе в ходе выступления защитника является достижение (познание) объективной истины, что с точки зрения этических норм, сложившихся в обществе, воспринимается, с одной стороны, в качестве однозначно высоконравственного и высокоморального результата деятельности защитника, а с другой стороны, в качестве основы судебной достоверности при  вынесении приговора [1].

Таким образом, достижение объективной истины в уголовном процессе (как высокоморальной и нравственной цели деятельности) предполагает, что защитник при отстаивании интересов обвиняемого (подсудимого) должен прибегать к способам и методам защиты, которые являются не только законными с точки зрения действующего уголовно-процессуального законодательства, но и являются допустимыми и приемлемыми с точки зрения норм морали и нравственности, господствующих в современном обществе. Подобное ограничение возможностей защитника (например, по использованию лжи для защиты интересов своего подзащитного) представляется не только законной, но и этически обоснованной линией поведения защиты.

Однако это ограничение в линии поведения защиты не должно приводить к уклонению защитника от своих обязанностей по защите прав и законных интересов обвиняемого (подсудимого), к совершению сделок со стороной обвинения (если на то не было воли самого подзащитного), иных действий, которые можно было бы истолковать в качестве лжезащиты в деятельности профессионального защитника, которая, как справедливо отмечает Р. Мельниченко, является первым и наиболее серьезным составом профессионального нарушения адвоката [11, с. 105—110].

Во-вторых, деятельность защитника в уголовном процессе ассоциируется в обществе с торжеством справедливости [25, с. 83—88], а также, по мнению ряда дореволюционных адвокатов, с божьим промыслом как высшим ее проявлением [9, с. 58—73], так как, с одной стороны, участие защитника уравновешивает возможности стороны защиты и обвинения в рамках конкретного судебного разбирательства и позволяет суду вынести приговор с учетом доказанности позиций каждой из сторон, а с другой стороны, позволяет обвиняемому (подсудимому), не обладающему в большинстве случаев необходимыми правовыми знаниями, отстаивать свои права и законные интересы профессионально и своевременно. Кроме того, справедливость является базовой категорией в этике, содержащей в себе требование соответствия деяния и воздаяния за него [3].

Следовательно, достижение торжества справедливости посредством активного участия защитника в уголовном процессе предполагает, что подобная деятельность носит этически выдержанный характер.

В-третьих, сама деятельность защитника в уголовном процессе (как совокупность осуществленных в ходе судебного разбирательства действий или бездействия) должна соответствовать общепринятым в данном обществе критериям морали и нравственности, то есть ее содержание должно носить нравственный характер [22; 23].

Однако профессиональный защитник, достигая вполне конкретную цель по защите прав, свобод и законных интересов обвиняемого (подсудимого), носящую высокоморальный и нравственный характер, в то же время преследует и вполне личную, меркантильную цель — получение адвокатского гонорара и премий (например, за назначение судом клиенту наказания, не связанного с лишением свободы) за свою деятельность. Подобный конфликт моральной и материальной составляющей мотивации в деятельности профессионального защитника побуждает законодателя, а также профессиональные сообщества адвокатов в нашей стране и за рубежом к детальной регламентации этической составляющей деятельности профессиональных адвокатов (в том числе и путем принятия корпоративных правил поведения адвокатов, например, Кодекса профессиональной этики адвоката от 31.01.2003, далее — Кодекс) [10].

В-четвертых, если деятельность стороны защиты (и, прежде всего, профессионального защитника — адвоката) соответствует общепринятым нормам морали и нравственности, поведение корректно и выдержанно, аргументация, приводимая при представлении доказательств, логически выстроена, то это, с одной стороны, вызывает уважение к линии защиты со стороны обвинения и суда, а с другой стороны, побуждает суд не только к вынесению справедливого приговора, но и к применению к подсудимому предусматриваемого действующим уголовным и уголовно-процессуальным законодательством снисхождения, которое выражается в смягчении степени уголовного наказания при вынесении обвинительного приговора.

Таким образом, взаимодействие адвоката с другими участниками уголовного процесса, которое строится с соблюдением нравственных основ поведения [27, с. 110—113; 24, с. 65—74], с одной стороны, повышает уровень правовой культуры в нашем обществе, а с другой стороны, способствует вынесению справедливого и обоснованного приговора судом.

В-пятых, содержание выступления защитника в рамках уголовного процесса должно отличаться тождеством и взаимосвязанностью логических, юридических доводов и морально-нравственных критериев. В связи с этим ряд ученых указывает на проблему смешения правовых и моральных норм в Кодексе [12, с. 147—151]. Условно это можно свести к формуле: то логично и доказуемо, что обосновывается стороной защиты способами, приемами, методами и в формах с соблюдением норм нравственности и морали.

В-шестых, выступление защитника в рамках уголовного процесса позволяет на практике реализовать конституционное право человека и гражданина на защиту [2, с. 26—28]. Подобная помощь со стороны профессионального защитника (адвоката), особенно в условиях роста коррупционной составляющей в правоохранительных органах, представляется весьма сложным, а зачастую и опасным видом юридической помощи населению в случае, если органы власти пытаются незаконно воздействовать на сторону защиты с целью вынесения приговора, который отвечает интересам стороны обвинения. В связи с этим, как образно заметили О. Плыкина и Е. Емельянова, у адвоката всегда должно быть достаточно сил и мужества, чтобы встать на защиту клиента в любой ситуации [18, с. 13—16], что возможно лишь при условии осуществления профессиональным защитником юридически грамотной, а также этически выдержанной линии защиты на всех стадиях уголовного процесса.

То есть реализация подзащитным своего конституционного права на защиту порождает категорию «долга» со стороны адвоката [21, с. 43—46], которая выражается в обязанности адвоката использовать любые законные способы и приемы в своей деятельности во благо клиента, а также категорию «долга» со стороны государства в отношении обвиняемых (подсудимых), не имеющих финансовой возможности воспользоваться услугами адвоката, которая выражается в предоставлении квалифицированной помощи подзащитному бесплатно, за счет государства.

При этом, как отмечается в ст. 10 Кодекса, обязанности адвоката, установленные действующим законодательством, при оказании им юридической помощи бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством, или по назначению органа дознания, органа предварительного следствия или суда не отличаются от обязанностей при оказании юридической помощи за гонорар.

Понятие этического содержания выступления защитника производно от философского понятия «этика». Предметом исследования этики в общефилософском понимании выступают категории морали и нравственности [7]. Как отмечает А.В. Разин, «первоначально смыслом слова … было совместное жилище и правила, порожденные совместным общежитием, нормы, сплачивающие общество, преодоление индивидуализма и агрессивности. По мере развития общества к этому смыслу добавляется изучение совести, добра и зла, сострадания, дружбы, смысла жизни, самопожертвования и т. п.» [20, с. 16].

В прикладной этике (направлении профессиональной этики, изучающем практические моральные проблемы), например, юридической этике, основное внимание уделяется требованиям к моральным и нравственным качествам юристов, а также уровню правовой культуры правоприменительной деятельности, осуществляемой юристами.

Таким образом, этика в профессиональной деятельности юристов выступает в качестве специфической формы проявления морали в целом. Как отмечает Г.А. Васильева, «в данном случае речь идет о совокупности конкретизированных общих нравственных принципов, норм применительно к правоохранительной и правоприменительной деятельности юриста. Они и составляют основное содержание этого вида этики» [4, с. 41].

Адвокаты, в свою очередь, руководствуются как общими нравственными принципами и нормами, присущими юридической деятельности в целом, так и специальными, связанными со спецификой адвокатской деятельности.

Так, Кодекс под профессиональной этикой адвоката понимает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, основанные на нравственных критериях и традициях адвокатуры, на международных стандартах и правилах адвокатской профессии, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности. При этом адвокаты вправе в своей деятельности руководствоваться нормами и правилами Общего кодекса правил для адвокатов стран Европейского Сообщества, должны при всех обстоятельствах сохранять честь и достоинство, присущие своей профессии, а в тех случаях, когда вопросы профессиональной этики адвоката не урегулированы законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре или Кодексом, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам нравственности в обществе.

Таким образом, этическое содержание выступления адвоката в уголовном процессе включает в себя моральные и нравственные аспекты. Некоторые авторы при исследовании этического содержания выступлений защитника в уголовном процессе вводят понятие этоса, пользуясь тем, что оно многозначно и имеет неустойчивый терминологический статус. Так, С.И. Володина отмечает, что «важным аспектом выступления защитника является его умение профессионально ориентироваться в ситуации общения. Для развития правильного этического мышления адвоката необходимы широта и основательность общего гуманитарного образования, особая наблюдательность, четкое понимание задач защиты и безупречная тактичность. Знание оратором общих и специфических черт, характеризующих мораль, культурно-речевые, социально-психологические и эмоциональные особенности аудитории, наличие высокого темпа реакции обеспечивают соответствие его речи этосу, то есть социально-культурным условиям и нормам коммуникации, прежде всего, нравственным нормам» [5].

Таким образом, подчеркивается необходимость соблюдения защитником в процессе своего выступления в уголовном процессе норм морали и нравственности как обязательного условия профессиональной защиты прав, свобод и законных интересов клиента.

В связи с этим представляется необходимым провести анализ понятий морали и нравственности как элементов этического содержания выступления защитника в рамках уголовного процесса.

Так, мораль с философской точки зрения представляет собой принятые в обществе представления о хорошем и плохом, правильном и неправильном, добре и зле, а также совокупность норм поведения, вытекающих из этих представлений [13; 28]. Некоторые авторы отождествляют мораль с нравственностью [14], а также с этикой [29], считая данные понятия синонимами.

Однако представляется, что подобное отождествление понятий морали и нравственности необоснованно, потому что мораль является внешним выражением и проявлением в обществе системы правил поведения, а нравственность связана с внутренним осмыслением и соблюдением индивидуумом своих принципов, носящих всеобщий и универсальный характер. В силу этого нравственным императивам свойственно постоянство, единообразие, абсолютность и самодостаточность, в то время как моральные императивы подвижны с течением времени и в разных сообществах, поливариативны, относительны и стремятся соответствовать эталонам, закрепленным в качестве обязательных в том или ином обществе.

Таким образом, нравственность с философской точки зрения выступает в роли совокупности внутренних и духовных качеств, которыми руководствуется человек в своем поведении, пропуская через себя внешний моральный императив.

Профессиональная мораль юриста заключается в совокупности правил поведения, которыми руководствуются юристы в своей деятельности. Эти правила поведения основываются на принятых в обществе (членом которого является юрист) представлениях о важнейших этико-правовых категориях (в частности, добра, справедливости, долга, чести, прав и свобод, законных интересов, ответственности, наказания, преступления, доказательств и т. п.).

Профессиональная нравственность юриста состоит в совокупности его внутренних качеств и свойств как личности, которые побуждают юриста следовать определенному варианту поведения, основанному на внешнем моральном императиве.

Деятельность профессионального защитника, выступающего в рамках уголовного процесса в суде, обладает рядом специфических моральных и нравственных особенностей:

1. Моральные и нравственные императивы профессионального защитника, в частности адвоката, продублированы нормами действующего законодательства Российской Федерации, а также нормами и правилами, принятыми на уровне адвокатского сообщества России (например, в упомянутом выше Кодексе), являющимися обязательными к применению всеми адвокатами страны в силу Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» [17].

Так, ст. 17 вышеназванного Федерального закона в качестве оснований прекращения статуса адвоката закрепляет нарушение адвокатом норм , а также вступление в законную силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления. Таким образом, адвокат, признанный  вступившим в законную силу приговором суда преступником, априори считается недостойным по морально-нравственным критериям к выполнению своих профессиональных обязанностей по защите прав, свобод и законных интересов подзащитного.

2. Нормы и принципы профессиональной морали и нравственности адвоката носят императивный и безальтернативный характер в связи с тем, что специфика его деятельности, особенно в рамках уголовного судопроизводства, обусловлена огромной ответственностью за судьбу подзащитных (в частности, при назначении судом в приговоре мер уголовного наказания подзащитному), а также за своевременную защиту их материальных (имущественных) прав и законных интересов.

Это вызвано, по мнению Всероссийского съезда адвокатов, теми обстоятельствами, что существование и деятельность самого адвокатского сообщества невозможны без соблюдения корпоративной дисциплины и профессиональной этики, заботы адвокатов о своих чести и достоинстве, а также об авторитете адвокатуры.

В связи с этим императивный характер обязанностей адвокатов по соблюдению норм и принципов профессиональной морали и нравственности, содержащихся в нормах и правилах, принимаемых адвокатским сообществом, подкреплен государством в законодательстве об адвокатуре и адвокатской деятельности нормами об ответственности адвокатов за нарушение вышеназванных этических правил в своей профессиональной деятельности.

3. Нормы профессиональной морали и нравственности требуют от защитника при выступлении в суде оставаться максимально беспристрастным и объективным в изложении своей точки зрения, представлении доказательственной базы, при приведении аргументов в подтверждение позиции защиты и в опровержение доказательств, приводимых стороной обвинения (он должен проводить оценку юридически значимых обстоятельств с точки зрения закона, отрешившись от собственных антипатий либо симпатий).

Так, в частности, согласно ст. 9 Кодекса адвокат не вправе допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения. Профессиональный защитник лишь констатирует обстоятельства, имеющие значение для разрешения уголовного дела и вынесения справедливого и объективного приговора.

Адвокат в своем выступлении, разумеется, противостоит обвинителю в рамках состязательного процесса. В отличие от позиции стороны обвинения, позиция адвоката не может не быть односторонней, направленной на защиту интересов клиента. Но участие профессионального защитника в судебных прениях должно строиться на определенных нравственных императивах. Выступление адвоката должно быть нравственно оправдано и опираться на правовые и морально-нравственные ориентиры.

4. С точки зрения моральных и нравственных императивов защитник обязан использовать в своем выступлении только законные способы и методы защиты. Причем эти законные приемы защиты должны быть одновременно и нравственно допустимыми. Например, адвокат не вправе апеллировать к нравственно низменным чувствам и мотивам участников уголовного процесса (мести, ненависти, презрению, брезгливости и т. п.). Недопустимо с точки зрения норм морали и нравственности склонять суд к неправде, лгать суду. Как справедливо отмечает Я.С. Кисилев,  «у адвоката не только нет права на ложь, не только нет права на использование искусственных, надуманных, фальсифицированных доказательств — у него нет права и на неискренность, нет права на лицедейство» [19, с. 240].

5. Мораль и нравственность профессионального защитника связывают его определенными рамками и требованиями не только в части профессионального поведения (например, при его выступлениях в суде), но и в части повседневного поведения в быту и в семье. Особенно это относится к профессиональным защитникам — адвокатам. Так, статьи 4 и 8 Кодекса прямо указывают, что «адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии… придерживаться манеры поведения и стиля одежды, соответствующих его статусу».

Несмотря на то, что в Кодексе не детализированы обязанности адвокатов по соблюдению моральных и нравственных императивов в своем поведении в профессиональной деятельности и в быту, представляется очевидным, что  адвокатским сообществом не приветствуется и иное вызывающее поведение адвоката вне его профессиональной деятельности (например, публичное употребление спиртных напитков, наркотических и психотропных веществ и препаратов, разнузданное поведение с лицами противоположного пола и т. п.).

6. Профессиональный защитник обязан обладать высоким уровнем профессиональной (правовой) культуры, тактичности и сдержанности в связи с тем, что в силу специфики его деятельности он может стать обладателем информации, носящей глубоко личный, интимный характер, а также информации, которая подпадает под действие законодательства о государственной тайне [15] либо о коммерческой тайне [16].

Так, согласно статьям 5 и 6 Кодекса «адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия  к нему… Доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении профессиональной тайны. Соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката. Срок хранения тайны не ограничен во времени… Профессиональная тайна адвоката (адвокатская тайна) обеспечивает иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией Российской Федерации… Адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя».

 

Список литературы

 

1. Аверин А.В. Истина и судебная достоверность: постановка проблемы. 2-е изд., доп. СПб., 2007.

2. Белик В.Н. Обеспечение конституционного права на квалифицированную юридическую помощь и нормы профессиональной этики адвоката // Уголовное судопроизводство. 2007. № 1.

3. Большая Советская Энциклопедия: в 30 т. 3-е изд. М., 1970—1978.

4. Васильева Г.А. Профессиональная этика юриста: учеб.-метод. комплекс по дисциплине. Челябинск, 2005.

5. Володина С.И. Этос в судебной речи адвоката. URL: http://www.juristlib.ru/book_6293.html (дата обращения: 17.08.2015).

6. Гончаров В.В. Этика и профессионализм государственных служащих исполнительной власти // Труд и социальные отношения. 2008. № 6.

7. Гусейнов А.А. Этика // Новая философская энциклопедия. 2-е изд., испр. и доп. М., 2010.

8. Земская Н.В. Адвокатская этика, как институт права // «Черные дыры» в Российском законодательстве. 2005. № 2.

9. Зотов Д.В. Религиозно-нравственные основы судебной речи Ф.Н. Плевако // Вестник Воронежского государственного университета: Серия «Право». 2013. № 1.

10. Кодекс профессиональной этики адвоката: принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 (ред. от 22.04.2015) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

11. Мельниченко Р. Лжезащита — первый состав профессионального правонарушения адвоката // Уголовное право. 2011. № 1.

12. Мельниченко Р.Г. О проблеме смешения правовых и моральных норм в кодексе профессиональной этики адвоката // Закон. 2012. № 9.

13. Новая философская энциклопедия: в 4 т. / под ред. В.С. Степина. М., 2001.

14. Новый энциклопедический словарь. М., 2005.

15. О государственной тайне: закон РФ от 21.07.1993 № 5485-1 (ред. от 21.12.2013) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

16. О коммерческой тайне: федер. закон от 29.07.2004 № 98-ФЗ (ред. от 12.03.2014) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

17. Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: федер. закон от 31.05.2002 № 63-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

18. Плыкина О., Емельянова, Е. «У адвоката всегда должно быть достаточно сил и мужества, чтобы встать на защиту клиента в любой ситуации» // Юридический мир. 2005. № 12.

19. Проблемы судебной этики / под ред. М.С. Строговича; Академия наук СССР, Ин-т государства и права. М., 1974.

20. Разин А.В. Этика: учеб. для вузов. М., 2006.

21. Ревина И.В. Категория «долга» и проблема профессионально-нравственной деформации личности адвоката // Юрист. 2012. № 23.

22. Ревина И.В. Нравственное содержание адвокатской деятельности в уголовном судопроизводстве: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Воронеж, 2004.

23. Ревина И.В. Нравственное содержание уголовно-процессуальной деятельности адвоката. Курск, 2008.

24. Ревина И.В. Нравственные основы поведения адвоката во взаимоотношениях с подзащитным и следователем // Адвокатура. Государство. Общество. М., 2006.

25. Ревина И.В. Правовые и нравственные категории внутреннего убеждения адвоката при осуществлении защиты по уголовному делу // Современное общество и право. 2011. № 2.

26. Самородкина М.В. В результате реформы соблюдение адвокатской этики должно стать обязательным для всех юристов // Адвокат. 2011. № 8.

27. Щербакова Л.Г. Нравственные основы взаимодействия адвоката с другими участниками правоотношений // Правовая культура. 2011. № 2.

28. Энциклопедический словарь / под ред. А.А. Ивина. М., 2004.

29. Ethics / J. Deigh // R. Audi (ed.). The Cambridge Dictionary of Philosophy. Cambridge University Press, 1995.