УДК 342.25

Страницы в журнале: 44-53

 

Т.Е. Зюзина,

кандидат юридических наук, доцент кафедры правоведения Донского государственного аграрного университета Россия, Ростов-на-Дону dgau_pravo@mail.ru

 

Рассматриваются вопросы правового регулирования деятельности органов местного самоуправления. Анализируются недостатки законодательного регулирования в области разграничения предметов ведения субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

Ключевые слова: субъекты Российской Федерации, органы местного самоуправления, сельские поселения, налоговые отношения, муниципальное право, местные налоги и сборы, муниципальные финансы, межбюджетные отношения.

 

Закрепление в Конституции РФ местного самоуправления как важнейшей составляющей конституционного строя и его самостоятельности относительно системы органов государственной власти позволяет считать данный институт конституционного права формой выражения власти народа и его суверенитета. При этом в науке конституционного права существуют различные подходы к определению уровня самостоятельности местного самоуправления по отношению к государственной власти, провозглашенной в ст. 12 Конституции РФ. Так, М.В. Баглай считает, что местное самоуправление по своей природе, хотя оно и не входит в систему органов государственной власти, все же является его частью [2, c. 136]. С такой позицией не согласно большинство исследователей данного вопроса. К примеру, Н.А. Игнатюк полагает, что органы местного самоуправления выступают не как уполномоченные представители государственной власти, назначенные ею, а как органы, образуемые непосредственно населением, представляющие его интересы, ответственные перед населением за свою деятельность [11, c. 24]. В свою очередь О.Е. Кутафин и В.И. Фадеев полагают, что местное самоуправление представляет собой специфический уровень власти в государстве [13].

Однако более значимая трактовка рассматриваемого вопроса дана Конституционным Судом РФ. Так, в постановлении от 30.05.1996 № 13-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 58 и пункта 2 статьи 59 Федерального закона от 28 августа 1995 года “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”» [26] Конституционный Суд РФ разъяснил, что из смысла статей 12, 130 (ч. 1) и 132 (ч. 1) Конституции РФ следует, что местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно, органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. Установление общих принципов организации местного самоуправления по ст. 72 Конституции РФ находится в совместном ведении Федерации и ее субъектов. Деятельность органов самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления должна соответствовать Конституции РФ и основанным на ней нормативным актам. В любом случае и механизм государственного управления, и местное самоуправление по сути нераздельны, ибо они — составные части единого конституционного механизма [30, c. 8].

За ближайшее десятилетие действия Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее – Закон № 131-ФЗ), принятого взамен Федерального закона с аналогичным названием от 28.08.1995 № 154-ФЗ [22], призванного скорректировать сложившуюся негативную практику нарушения конституционных прав местного самоуправления со стороны органов государственной власти субъектов Российской Федерации, произошли некоторые изменения в правом положении органов местного самоуправления. Данная проблема вызывает устойчивый интересе у многих научных и практических работников [6; 7; 14; 16]. Вместе с тем уже первоначальная редакция Закона № 131-ФЗ содержала ряд спорных положений о возможности вмешательства органов государственной власти в деятельность субъектов муниципальной власти.

В дальнейшем происходит трансформация положений Закона № 131-ФЗ в сторону выхолащивания демократической сущности местного самоуправления, формализации институтов народовластия. На практике все вопросы местного значения решают органы местного самоуправления, преимущественно местные администрации, возможности же населения реально влиять на проводимую ими политику ограничены. Нельзя не согласиться с В.И. Фадеевым в том, что подобные тенденции весьма опасны, поскольку «…отказ от нынешней конституционной модели местного самоуправления, новая перестройка местной власти нанесут непоправимый ущерб государственному строительству, приведут к дезорганизации власти, утрате ориентиров ее развития и демократизации»[31, c. 200].

В местном самоуправлении особая роль принадлежит представительным органам, состоящим из депутатов, избираемых населением на муниципальных выборах. Это обусловливает закрепление за ними исключительной компетенции, подотчетности иных органов и должностных лиц местного самоуправления, возможности удаления в отставку главы муниципального образования и т. п. На практике же роль представительных органов нередко сводится к простому утверждению проектов, подготовленных местными администрациями.

Спорной представляется норма Закона № 131-ФЗ о возможности упразднения местной администрации в населенных пунктах, являющихся административными центрами муниципальных районов. Подобная практика (объединение местных советов района и районного центра) существовала в советский период. В условиях централизованной системы управления, отсутствия четкого разделения компетенции по уровням власти это было допустимым и не противоречило ее сущности. Однако важнейшим принципом местного самоуправления является принцип самостоятельности каждого муниципального образования в осуществлении своей компетенции, которая определяется для их каждого вида раздельно. Роль представительного органа поселения — административного центра данного района — при отсутствии собственной местной администрации становится весьма условной. Тезис об экономии средств в этих условиях является надуманным, поскольку в районной администрации придется вводить новые ставки для осуществления полномочий администрации поселения с большим, чем в поселении, денежным содержанием [1, c. 5].

Спустя десятилетие органы местного самоуправления вновь оказались практически во всем подчиненными органам государственной власти субъектов Российской Федерации. Если их финансовая зависимость изначально была заложена в законодательстве, то стремление органов государственной власти непосредственно влиять и на организационную структуру местного самоуправления стало особенно усиливаться в последнее время. В качестве примера можно привести ситуацию с реформированием структуры администрации городского округа г. Воронеж, а также оценкой профессионального уровня ее работников, которая была осуществлена специально созданной для этого комиссией Правительства Воронежской области под руководством первого заместителя губернатора области [19].

Приходится констатировать, что вмешательство органов государственной власти субъектов Российской Федерации в эти вопросы свидетельствует об отсутствии в данных регионах сложившейся системы местного самоуправления. В соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами первостепенной обязанностью федеральной и региональной государственной власти является создание необходимых условий для формирования и развития местного самоуправления, с которой они явно не справились.

Причина здесь не только в традиционном российском стремлении вышестоящих инстанций руководить делами нижестоящих, но и в противоречивости самого законодательства. Так, если действительно считать местное самоуправление формой народовластия, то главным субъектом оценки качества решения вопросов местного значения, эффективности деятельности органов муниципальной власти должно выступать население соответствующего муниципального образования. Именно оно испытывает на себе все последствия управленческой деятельности муниципальных органов. Поэтому органы и должностные лица местного самоуправления должны регулярно отчитываться прежде всего перед населением, у которого, в свою очередь, должны быть реальные механизмы (и правовые, и организационные) воздействия на них. Подлинная, а не декларативная возможность населения отправить в отставку, к примеру, главу муниципального образования в случае неудовлетворительного решения вопросов ЖКХ, благоустройства, дорожного хозяйства, невыполнения планов и программ развития муниципального образования (принимаемых опять-таки при активном, деятельном участии населения), безусловно, заставит чиновника более активно работать над вопросами усовершенствования структуры администрации, в том числе и внимательнее подходить к вопросу подбора кадров. В этом случае он сам будет заинтересован в помощи и рекомендациях специалистов, в том числе и со стороны органов государственной власти. Ведь оптимальная структура администрации есть средство достижения главного — качественного решения вопросов местного значения.

Следует согласиться с мнением ученых о закреплении в качестве обязательной процедуры учета мнения населения при оценке деятельности (аттестации) некоторых должностных лиц местного самоуправления, в том числе при принятии решений о досрочном прекращении их полномочий.

Однако все последние изменения законодательства, касающиеся оценки эффективности деятельности органов местного самоуправления, их ответственности, направлены на усиление позиций в этих вопросах органов государственной власти субъектов Российской Федерации. В компетенцию органов местного самоуправления традиционно передается большое количество полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации, а также средства в виде субвенций, что делает их реально зависимыми от этих органов. Кроме того, в межбюджетных трансфертах местным бюджетам существенно возросла доля субсидий (что является свидетельством неразумности существующей финансовой системы), в силу чего органы государственной власти субъектов Российской Федерации становятся ответственными еще и за решение вопросов местного значения, так как должны контролировать расходование и этих средств. В такой ситуации напрасно призывать их к уважению самостоятельности органов местного самоуправления, невмешательству в дела муниципалитетов.

Основной целью Закона № 131-ФЗ было закрепление правовых основ местного самоуправления, создание определенного баланса власти внутри субъектов Российской Федерации, улучшение качества услуг, оказываемых населению органами публичной власти, посредством обеспечения четкого разграничения полномочий и ответственности органов государственной власти и органов местного самоуправления.  Несмотря на это, одной из основных проблем на сегодняшний день является недостаточно четкое определение вопросов местного значения и предметов ведения органов местного самоуправления. Неточности формулировок позволяют федеральным и региональным политическим факторам влиять на процесс принятия решений органами местного самоуправления, с одной стороны, и сохраняют возможность органов местного самоуправления отказаться от решения определенных задач в рамках вопроса местного значения — с другой.

При анализе законодательной базы, регулирующей вопросы распределения полномочий между органами государственной власти и органами местного самоуправления, обнаруживаются некоторые неточности.

Используемая в отдельных законах юридическая техника не всегда позволяет точно решить вопрос о распределении полномочий между органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами  местного самоуправления. Так, в п. 2 ст. 20 Федерального закона от 12.01.1996 № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» указывается, что порядок деятельности воинских кладбищ и военных мемориальных кладбищ определяется органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации или органами местного самоуправления. В п. 1 ст. 8 Федерального закона от 26.02.1997 № 31-ФЗ «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации» единым перечнем определены полномочия органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления в области мобилизационной подготовки и мобилизации. Согласно ч. 2 ст. 16 Федерального закона от 30.12.2006 № 271-ФЗ «О розничных рынках и внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации» при формировании и утверждении схемы размещения торговых мест на сельскохозяйственном рынке управляющая рынком компания должна предусмотреть и предоставить торговые места для осуществления деятельности по продаже товаров товаропроизводителями в количестве, установленном органами местного самоуправления, но не менее 50% торговых мест от их общего количества. Подобные нормы, как правило, нуждаются в системном толковании.

Возникают проблемы и в процессе делегирования полномочий. Отдельные государственные полномочия передаются муниципалитетам не всегда обоснованно и надлежащим образом. При этом Конституционный Суд РФ подчеркнул, что региональные государственные органы могут своим  законом наделять органы местного самоуправления только теми полномочиями, которые принадлежат им самим [24]. При этом в Конституции РФ предусмотрен только один случай контроля за местным самоуправлением – это контроль за реализацией органами местного самоуправления переданных им полномочий, в иных случаях за деятельностью органов местного самоуправления допускается только судебный контроль.

Зачастую законодательно не конкретизированы полномочия органов и должностных лиц местного самоуправления. Речь идет о содержании федеральных (конституционных) законов от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», от 12.02.1998 № 28-ФЗ «О гражданской обороне», от 26.02.1997 № 31-ФЗ «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации», от 02.05.1997 № 76-ФЗ «Об уничтожении химического оружия», от 30.05.2001 № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении».

В условиях современного многообразия форм собственности в имущественный правовой оборот активно включены публично-правовые образования. В настоящее время фигура органа муниципального образования как субъекта гражданских правоотношений устраивает гражданский оборот лишь постольку, поскольку за ним стоит само муниципальное образование, которое в конечном счете и несет ответственность по обязательствам своих органов, действующих в организационно-правовой форме муниципального учреждения. В современном законодательстве и судебной практике достаточно четко вырисовывается идея расширения ответственности муниципальных образований по сделкам, совершенным создаваемыми ими бюджетными учреждениями, к которым в том числе относятся и органы муниципального образования (п. 2 ст. 120 Гражданского кодекса РФ), в целях защиты другой стороны таких сделок — юридических лиц частного права и индивидуальных предпринимателей [18].

Вместе с тем наделение муниципальных органов статусом юридического лица имеет ряд негативных последствий. Как отмечает Е.С. Шугрина [33, c. 19], это меняет мотивацию их деятельности, позволяет работать на себя, а не на население, способствует созданию условий для коррупции и ограничения конкуренции.  Согласимся с мнением Д.В. Пяткова [27, c. 56] о необходимости четкой нормативной конструкции, что прослеживается при анализе судебной практики. В частности, в период реализации переходных положений Закона № 131-ФЗ особую актуальность приобрел вопрос о признаках муниципального образования: по смыслу п. 3 ст. 84 указанного закона процедура наделения территориальных единиц статусом муниципальных образований была поставлена в зависимость от решения вопроса о том, существовало ли муниципальное образование на день вступления в силу Закона № 131-ФЗ или нет. Перед субъектом Российской Федерации, а также перед судами встал вопрос о том, какие признаки являются достаточными для признания факта существования территориальной единицы в качестве муниципального образования. К сожалению, единства в судебной практике [33, c. 19] по данному вопросу достигнуто не было. В каждом случае суд вынужден был учитывать различные обстоятельства.

Общероссийская тенденция преобразования муниципальных образований уже затронула целый ряд регионов. В частности, на уровне органов государственной власти субъектов Российской Федерации создаются различного рода коллегиальные и совещательные органы, призванные упростить задачу преобразования как для муниципалитетов, так и для самих органов государственной власти.

В соответствии со ст. 13 Закона № 131-ФЗ преобразованием муниципальных образований является объединение муниципальных образований; разделение муниципальных образований; изменение статуса городского поселения в связи с наделением его статусом городского округа либо лишением его статуса городского округа.

Объединение двух или более поселений, не влекущее изменения границ иных муниципальных образований, осуществляется с согласия населения каждого из поселений, выраженного представительным органом каждого из объединяемых поселений; объединение, влекущее изменение границ поселений и отнесение территорий отдельных входящих в их состав населенных пунктов к территориям других поселений, осуществляется с согласия населения данных населенных пунктов, выраженного путем голосования либо на сходках граждан с учетом мнения представительных органов соответствующих поселений [34, c. 31]. В соответствии с ч. 3 ст. 24 Закона № 131-ФЗ в целях получения согласия населения при изменении границ муниципального образования, преобразовании муниципального образования проводится голосование по вопросам изменения границ муниципального образования, преобразования муниципального образования.

Рассматривая возможность объединения всех поселений, входящих в состав муниципального района, с городским округом, следует учитывать положение, закрепленное в п. 3.1 ст. 13 Закона № 131-ФЗ, согласно которому объединение поселения с городским округом осуществляется с согласия населения не только поселения и городского округа, но и муниципального района, выраженного их представительными органами. Если объединяются все поселения, то данная норма становится невыполнимой, так как отсутствует население муниципального района. Кроме того, Закон № 131-ФЗ не предусматривает возможности упразднения муниципального района. Из этого следует, что возможность объединения всех поселений, находящихся на территории муниципального района, в городской округ, согласно Закону № 131-ФЗ, отсутствует.

В муниципально-правовой литературе вопросу о признаках муниципального образования уделяется значительное внимание [13; 32]. Особую позицию по этому вопросу занимает Т.М. Бялкина [5, c. 162], которая рассматривает муниципальное образование в качестве сложной системной категории. Она выделяет отдельные элементы данной системы: территория муниципального образования как пространственная граница деятельности субъектов местного самоуправления; организационная система, посредством которой население муниципального образования реализует свою публично-властную управленческую деятельность; экономическая и финансовая основы местного самоуправления как необходимые условия практического воплощения в реальную действительность положений, закрепленных в правовых нормах о компетенции.

Следует подчеркнуть, что обязательное закрепление нормативной конструкции муниципального образования не влечет вывода о том, что она должна быть отражена в определении его понятия. Признаки муниципального образования, заключенные в нормативной конструкции, могут быть систематизированы на законодательном уровне в ином виде: в нормах статьи, одной главы закона, посвященных вопросам формирования муниципального образования.

Согласно Указу Президента РФ от 15.10.1999 № 1370 «Об утверждении основных положений  государственной политики в области развития местного самоуправления в Российской Федерации» одной из проблем становления местного самоуправления является обеспечение финансово-экономической самостоятельности муниципальных образований. В этой связи проанализируем некоторые пробелы правового регулирования  данного вопроса.

Следует согласиться с мнением Н.В. Джагарян [6; 7] о том, что Закон № 131-ФЗ призван был скорректировать сложившуюся негативную практику нарушения конституционных прав местного самоуправления со стороны органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Гарантии самостоятельности, финансово-экономической обеспеченности местного самоуправления в данном законе прописаны недостаточно четко.

Вполне очевидно, что финансовая самостоятельность местного самоуправления складывается из совокупности полномочий его органов, осуществляющих мероприятия по решению вопросов местного значения в финансовой сфере на территории муниципального образования [8; 9; 10]. Как справедливо отметил С.И. Мельников [15, с. 56], ввиду того что самоуправление — это управление, субъекты и объекты которого совпадают (а значит, управляют и выступают в качестве управляемых одни и те же лица), решение вопросов местного значения и реализация задач в пределах ведения муниципальных образований зависит от двух факторов: наличия достаточной финансовой основы и волеизъявления органов местного  самоуправления. Рассмотрение законодательной основы этих факторов дает представление о действительной возможности достижения населением и органами местного самоуправления главной цели — решения повседневных проблем населения этого образования.

В условиях финансового федерализма необходимо принимать во внимание то, что финансовая основа местного самоуправления неразрывно связана с институтами бюджетного и налогового администрирования государства, которые устанавливаются государством законодательно и силой государственного принуждения гарантируются. Федеральным законом от 02.09.1997 № 126-ФЗ «О финансовых основах местного самоуправления в Российской Федерации» [20] в п. 2 ст. 2 закрепляется принцип самостоятельности формирования и использования местных финансов, между тем вполне очевидно, что финансовая основа местного самоуправления в рамках действующего законодательства целиком зависит от федеральной государственной власти и государственной власти субъектов Российской Федерации.

Обращает на себя внимание концептуальная идея о том, что «региональные и местные налоги составляют неотъемлемую часть единой государственной налоговой системы и должны органично вписываться в нее. Отсюда возникает проблема согласования компетенции в налоготворчестве между местной и центральной властью» [17, с. 244].

Проблема, связанная с выявлением и окончательным закреплением конституционного определения полномочий органов местного самоуправления по установлению местных налогов и сборов, была предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, который отметил, что правовая позиция, изложенная в постановлении от 21.03.1997, разъясняет пределы компетенции субъектов Российской Федерации по установлению региональных налогов и сборов и обладает универсальным характером, в связи с чем полностью применима и к правоотношениям по установлению местных налогов и сборов органами местного самоуправления. Суд указал, что органы местного самоуправления не вправе устанавливать дополнительные местные налоги и сборы, не предусмотренные федеральным законом (ст. 21 Закона РФ от 27.12.1991 № 2118-1 «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» и ст. 15 Налогового кодекса РФ). Поскольку общие принципы налогообложения и сборов согласно ст. 75 Конституции РФ закрепляются федеральным законом, то установление исчерпывающего перечня местных налогов и сборов является одним из общих принципов налогообложения  и сборов в Российской Федерации.

Рамки компетенции представительных органов местного самоуправления в области налогообложения ограничены такими действиями, как выбор из установленного на федеральном уровне перечня местных налогов и сборов конкретного налога или сбора, разработка и конкретизация содержания строго определенных элементов избранного местного налога или сбора, а также осуществление процесса по принятию соответствующего решения (нормативного правового акта) о введении этого местного налога или сбора в действие на территории своей юрисдикции.

Несмотря на осуществляемую реформу местного самоуправления в России, большинство проблем, связанных с разграничением компетенции государства и муниципальных образований в финансовой сфере, остаются нерешенными. Часть из них решается в Законе № 131-ФЗ, но в нем содержится ряд пробелов и неясностей, которые порождают новые проблемы.

К наиболее острым вопросам, требующим скорейшего решения, относятся недостаточность прав органов местного самоуправления по формированию доходов местных бюджетов; неадекватный расходам местных бюджетов состав местных налогов; наличие не обеспеченных финансовыми ресурсами государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления; чрезмерное государственное регулирование доходов местных бюджетов; ограничение прав муниципальных образований по осуществлению расходов; целевой характер муниципальной собственности; проблема возможности использования земель запаса муниципальными образованиями; недостаточно полное разграничение полномочий и предметов ведения в сфере муниципального заказа и др.

Новый Закон № 131-ФЗ может начать действовать в полную силу, если будут внесены изменения и дополнения в Бюджетный и Налоговый кодексы РФ, хотя в нем нет прямой нормы о принципе соразмерности ресурсов местного самоуправления предоставленным ему полномочиям, этот принцип заложен в идеологии акта. Смысл поправок не может сводиться только к передаче в региональные бюджеты средств на выплату заработной платы учителям, возложению на субъекты Российской Федерации ряда других социальных обязательств и освобождению от них муниципальных образований. Они будут оправданы, если позволят хотя бы минимально обеспечить решение вопросов местного значения, перечень которых утвердил закон. При этом муниципальные образования должны хотя бы частично обладать реальными собственными финансовыми средствами, которыми они вправе распоряжаться по своему усмотрению. Ведь очевидно, что самоуправление не может быть основано только на дотациях и субвенциях.

Одной из политических предпосылок идеи обособления местного самоуправления от государственной власти субъектов Российской Федерации является стремление создать на муниципальном уровне противовес региональной власти, не допустить чрезмерной концентрации в субъектах власти, угрожающей полноте центральной власти (принцип «divide et impera»). На практике после вступления в силу Конституции РФ пока не было ни одного случая дисквалификации Конституционным Судом РФ нормы федерального закона на том основании, что она неправомерно ограничивает конституционные права местного самоуправления. И это несмотря на то, что юридически сомнительных решений в федеральном законодательстве было более чем достаточно [29, с. 151]. Более того, Конституционный Суд РФ основывается на широком толковании понятия «общие принципы организации местного самоуправления», установление которых является прерогативой законодателя [26]. Такое толкование может оправдать любое вторжение центральной государственной власти в муниципальные прерогативы не только путем изменения конституции государства, но и посредством текущего законодательства [28].

Проиллюстрировав лишь некоторые проблемы правового регулирования местного самоуправления, констатируем, что принятых на протяжении последних лет мер по повышению эффективности проводимой государством политики в отношении местного самоуправления,  в том числе связанных с совершенствованием территориальной организации местного самоуправления, оптимизацией разграничения полномочий, материальных и финансовых ресурсов между уровнями власти, недостаточно. Вопросы достижения устойчивости темпов экономического роста государства, проведения модернизации экономики, оказания адресной социальной поддержки гражданам не могут быть решены без активного участия субъектов Российской Федерации и особенно муниципальных образований. Органы местного самоуправления должны иметь больше возможностей влиять на формирование инвестиционного климата и решения социально-экономических вопросов на соответствующих территориях. Но для этого им требуются необходимые и достаточные публично-властные полномочия в соответствующих сферах общественных отношений, а также стабильная финансовая база для их реализации. Таким образом, разработка на законодательном уровне юридической конструкции муниципального образования есть объективная необходимость. Однако нормативная конструкция муниципального образования должна определяться не произвольно, а на основе его теоретической юридической конструкции. Разработка последней – задача науки муниципального права.

 Список литературы 

1. Антипьев К.А. Процесс встраивания местного самоуправления в вертикаль власти // Местное право. 2012. № 1.

2. Баглай М.В. Конституционное право РФ. М., 1999.

3. Баженова О.И. Муниципальное образование как субъект права. М., 2010.

4. Бялкина Т.М. Компетенция местного самоуправления: проблемы теории и правового регулирования: дис. ... д-ра юрид. наук. Саратов, 2007.

5. Бялкина Т.М. О поселенческом уровне местного самоуправления в Российской Федерации // Административное право и процесс. 2013. № 6.

6. Джагарян А.А., Джагарян Н.В. Конституционная ценность муниципальной демократии в России. Ростов н/Д, 2012.

7. Джагарян Н.В. Муниципальная представительная демократия в России: конституционно-правовые аспекты // Конституционное и муниципальное право. 2013. ¹ 1.

8. Затулина Т.Н. К вопросу о проблемах местного самоуправления в области налогов и сборов в Российской Федерации // Административное и муниципальное право. 2008. № 4.

9. Затулина Т.Н. Конституционные основы налоговых отношений в местном самоуправлении // Налоги. 2006. № 3.

10. Затулина Т.Н. Сравнительный анализ компетенции органов местного самоуправления в сфере налогов и сборов в Российской Федерации и зарубежных странах // Современное право. 2008. № 8.

11. Игнатюк Н.А. Система органов местного самоуправления // Журнал российского права. 1998. № 6.

12. Кокотов А.Н., Саломаткин А.С. Муниципальное право России.  М., 2005.

13. Кутафин О.Е., Фадеев В.И. Муниципальное право. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2008.

14. Макарова Т.Б. Органы исполнительной власти субъектов РФ: федеральные стандарты и региональные реалии в условиях проводимых реформ // Государственная власть и местное самоуправление. 2007. № 7.

15. Мельников С.И. Правовые проблемы местного самоуправления в условиях финансового федерализма // Законодательство и экономика. 2003. № 12 (236).

16. Муниципальная реформа и актуальные проблемы ее проведения: учеб.-практ. пособие / под ред. В.Г. Игнатова. Ростов н/Д, 2004.

17. Налоговая политика России: проблемы и перспективы / под ред. И.В. Горского. М., 2003.

18. О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации: постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.06.2006 № 21 // Вестник ВАС РФ. 2006. № 8.

19. О создании комиссии по подготовке предложений по совершенствованию структуры администрации городского округа город Воронеж и оценке профессионального уровня лиц, замещающих высшие и главные должности муниципальной службы городского округа город Воронеж: постановление Правительства Воронежской области от 13.07.2012 № 635 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

20. О финансовых основах местного самоуправления в Российской Федерации: федер. закон от 02.09.1997 № 126-ФЗ // СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 4464.

21. Об обращении взыскания на имущество учреждения: информ. письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 14.07.1999 № 45 // Вестник ВАС РФ. 1999. № 11.

22. Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: федер. закон от 28.08.1995 № 154-ФЗ // СЗ РФ. 1995. ¹ 35. Ст. 3506.

23. Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Законодательного собрания Тверской области о толковании положений статьи 12 Конституции Российской Федерации: определение Конституционного Суда РФ от 11.06.1999 №104-О // СЗ РФ. 1999. № 5.

24. По делу о проверке конституционности отдельных положений Устава (Основного Закона) Курской области в редакции закона Курской области от 22 марта 1999 года «О внесении изменений и дополнений в Устав (Основной Закон) Курской области»: постановление Конституционного Суда РФ от 30.11.2000 № 15-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. № 1.

25. По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 26 ноября 1996 года “Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления” в связи с запросом Тульского областного суда: постановление Конституционного Суда РФ от 03.11.1997 № 15-П // Доступ из системы «Гарант».

26. По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 58 и пункта 2 статьи 59 Федерального закона от 28 августа 1995 года «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: постановление Конституционного Суда РФ от 30.05.1996 № 13-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 1996. № 3.

27. Пятков Д.В. Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований в гражданских правоотношениях: на примере разграничения публичной собственности. СПб., 2003.

28. Сергеев А.А. Местное самоуправление в Российской Федерации: проблемы правового регулирования. М., 2006.

29. Сергеев А.А. Федерализм и местное самоуправление как институты российского народовластия. М., 2005.

30. Торшенко А.А. Муниципальное право. Екатеринбург, 1994.

31. Фадеев В.И. Проблемы реализации конституционной модели местного самоуправления в Российской Федерации // Актуальные проблемы публичного права в Германии и России / отв. ред. Е.И. Козлова, В.И. Фадеев. М., 2011.

32. Чиркин В.Е. Система государственного и муниципального управления. М., 2008.

33. Шугрина Е.С. Правовые позиции Конституционного суда Российской Федерации по главе 8 Конституции России «Местное самоуправление» // Муниципальная власть. 2013. № 5.

34. Щепачев В. О преобразовании муниципальных образований //Муниципальная власть. 2013. № 3.

 

 

Чтобы получить короткую ссылку на этот материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите на кнопку: