УДК 347.453

Страницы в журнале:  149-155

 

Д.П. Стригунова,

кандидат юридических наук, доцент, заместитель зав. кафедрой предпринимательского и трудового права Государственного университета управления Россия, Москва dina_str@list.ru

 

Рассматриваются некоторые вопросы правового регулирования международного коммерческого договора финансового лизинга с позиции международного частного права. Автором раскрываются положения отечественных и международных правовых актов о финансовой аренде (лизинге).

Ключевые слова: международный коммерческий договор, международный финансовый лизинг, договор лизинга, лизингодатель, лизингополучатель.

 

В современных условиях развития мировой экономики широкое распространение получил институт финансового лизинга, который связан с привлечением хозяйствующими субъектами различных стран дополнительных источников финансирования в производственную и иные сферы [1, с. 330]. Понятие «лизинг» происходит от английского to lease   сдавать в аренду или внаем. При этом в английском юридическом языке словом leasing обозначается не только традиционная сдача имущества в аренду, но и собственно лизинг как специфическая разновидность аренды [6, с. 239], т.е. финансовый лизинг.

История возникновения финансового лизинга трактуется учеными неоднозначно и по некоторым данным своими корнями уходит в древние времена. Однако в современном понимании лизинг возник в начале ХIХ века в Англии [4, c. 101]. К середине XX века лизинг получает распространение в США и многих странах Западной Европы как институт, оформляющий инвестиционные отношения по приобретению одними организациями (как правило, финансовыми) по просьбе других организаций (промышленных фирм) транспортных средств, оборудования с целью последующей передачи их этим фирмам во временное владение и пользование [7, c. 18—19].  В Российской Федерации активное развитие лизинговых отношений приходится на 1990-е годы, когда были приняты Гражданский кодекс Российской Федерации 1994 года (далее — ГК РФ), а также Федеральный закон от 29 октября 1998 года № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее — Закон № 164-ФЗ).

В отечественной литературе высказываются неоднозначные мнения относительно понятия лизинга [8, с. 483]. Так, И.В. Сахарова полагает, что лизинг (лизинговые отношения) — это отношения по приобретению имущества и передаче его во временное владение и пользование, опосредуемые договором лизинга и договором купли-продажи [7, c.71]. В.А. Канашевский отмечает, что термин «лизинг» используется в двух значениях: для обозначения всего комплекса отношений между тремя участниками лизинговой сделки — лизингодателем, лизингополучателем и поставщиком, а также для обозначения договора между лизингодателем и лизингополучателем о передаче оборудования во временное пользование [5, с. 215].

Согласно ст. 2 Закона № 164-ФЗ под лизингом понимается совокупность экономических и правовых отношений, возникающих в связи с реализацией договора лизинга, в том числе приобретением предмета лизинга. Несмотря на то что используемый законодателем термин «реализация договора лизинга» выглядит не совсем удачным, понятие «лизинг» видится системообразующим для договоров собственно лизинга и договора поставки, по которому приобретается объект лизинга.

Учитывая неоднозначные подходы ученых при определении понятия лизинга, понятие договора лизинга в отечественной правовой науке также является дискуссионным. Освещение различных позиций авторов по данному вопросу было проведено, в частности, Ю.В. Юсевой [8, c. 493]. В целом мнения ученых можно свести к рассмотрению договора лизинга как трехсторонней сделки, заключаемой между лизингодателем, лизингополучателем и поставщиком, и двухсторонней сделки, заключаемой между лизингодателем и лизингополучателем. Последняя позиция выглядит наиболее правильной. Представляется, что договор лизинга и договор поставки представляют собой два самостоятельных, но в данном случае взаимосвязанных гражданско-правовых договора, из совокупности которых образуются правоотношения по лизингу между лизингодателем, лизингополучателем и поставщиком (лизинговые правоотношения). Указанные правоотношения, образуемые из двух сделок, носят, на наш взгляд, трехсторонний характер. В настоящей работе основное внимание сосредоточено на договоре лизинга.

В соответствии со ст. 665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование. В ст. 2 Закона № 164-ФЗ содержится в целом аналогичное определение с тем уточнением, что сторонами данного договора называются арендодатель (лизингодатель) и арендатор (лизингополучатель).

По российскому законодательству предметом договора лизинга могут быть любые непотребляемые вещи, в том числе предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другое движимое и недвижимое имущество. Не могут быть предметом договора лизинга земельные участки и другие природные объекты. Договор лизинга является возмездным, консенсуальным, взаимным (синаллагматическим). В Российской Федерации, как подчеркивает В.В. Витрянский, договор лизинга рассматривается в качестве отдельного вида договорных арендных обязательств [2, c. 582]. Сказанное надлежит учитывать участникам международных коммерческих договоров лизинга в случаях, когда применимым является российское право.

Отечественный законодатель выделяет две формы лизинга: внутренний и международный. По Закону № 164-ФЗ при осуществлении внутреннего лизинга лизингодатель и лизинополучатель являются резидентами Российской Федерации. При осуществлении международного лизинга лизингодатель или лизингополучатель является нерезидентом Российской Федерации. Таким образом, при определении международного лизинга российский законодатель использует критерий резидентности сторон договора лизинга.

Стремительное развитие международного сотрудничества, в том числе отношений по финансовому лизингу, но в то же время не всегда одинаковое понимание лизинга в различных государствах побудило государства урегулировать отношения по международному финансовому лизингу на международном уровне. В результате такого сотрудничества в рамках УНИДРУА в 1988 году была принята Конвенция по международному финансовому лизингу (далее — Оттавская конвенция). В настоящее время в ней участвует небольшое количество  государств, в частности Франция, Италия, Польша, а также Российская Федерация.

Оттавская конвенция регулирует сделки финансового лизинга, в которых одна сторона (арендодатель) заключает по спецификации другой стороны (арендатора) договор (договор поставки) с третьей стороной (поставщиком), в соответствии с которым арендодатель приобретает оборудование, средства производства или иное оборудование на условиях, одобренных арендатором, и заключает договор (договор лизинга) с арендатором, предоставляя ему право использовать оборудование взамен на выплату периодических платежей. Таким образом, как отмечает В.А. Канашевский, сделка финансового лизинга состоит из двух различных, но взаимосвязанных договоров: договора поставки лизингового оборудования и собственно договора лизинга [5, с. 216]. Несмотря на терминологию, используемую в Оттавской конвенции, все же полагаем, что финансовый лизинг представляет собой не одну, а совокупность двух сделок: договора поставки и договора собственно лизинга.

Оттавская конвенция подлежит применению, когда коммерческие предприятия арендодателя и арендатора находятся в разных государствах, т.е. разделены территориально. При этом эти государства, а также государство, в котором поставщик имеет свое коммерческое предприятие, являются участниками Оттавской конвенции. Договор поставки и договор лизинга регулируются правом одного из государств — участников Оттавской конвенции. Как видно, для понимания договора лизинга в качестве международного в Оттавской конвенции используется критерий местонахождения коммерческих предприятий сторон в разных государствах. Однако одного этого критерия для применения Оттавской конвенции оказывается недостаточно. Необходимо также выполнение одного из двух условий: а) государства арендатора, арендодателя и поставщика являются участниками Оттавской конвенции, при этом государство поставщика не обязательно должно быть третьим по отношению к арендатору и арендодателю; б) договор поставки и договор лизинга регулируются правом страны — участника Оттавской конвенции в силу подлежащего применению права. Последнее условие может оказаться трудновыполнимым, поскольку, как отмечалось выше, количество стран, участвующих в Оттавской конвенции, на сегодняшний день невелико.

Таким образом, с учетом норм Оттавской конвенции к международным коммерческим договорам лизинга следует относить такие договоры лизинга, участники которых (лизингодатель (арендодатель) и лизингополучатель (арендатор)) имеют коммерческие предприятия на территории различных государств, т.е. разделены территориально. Однако правоотношения по лизингу будут являться международными, т.е. содержать иностранный элемент и в том случае, когда они возникают из договоров лизинга, в которых лизингодатель и лизингополучатель имеют коммерческие предприятия на территории одного и того же государства (например, Российской Федерации), а поставщик — на территории другого государства. Строго говоря, в последнем случае сам договор лизинга лишен иностранного элемента, поскольку его участники — коммерсанты одного государства, однако связанный с ним договор поставки имеет иностранный элемент, что наделят в целом правоотношения по лизингу международным характером. Именно к договору поставки может оказаться применимым иностранное право, что необходимо учитывать российским участникам договоров лизинга при формулировании своих условий договоров, связанных с исполнением договоров лизинга, в том числе порядка поставки предмета лизинга с территории страны поставщика.

Согласно ч. 2 ст. 1 Оттавской конвенции, вступая в правоотношения по международному финансовому лизингу, арендатор определяет оборудование и выбирает поставщика, не полагаясь в первую очередь на опыт и суждение арендодателя. Оборудование приобретается арендодателем в связи с договором лизинга, который, и поставщик осведомлен об этом, заключен или должен быть заключен между арендодателем и арендодателем. Периодические платежи, подлежащие выплате по договору лизинга, рассчитываются, в частности, с учетом амортизации всей или существенной части стоимости оборудования.

В Оттавской конвенции значительное внимание уделяется правилам ее применения. Так, она применяется не к любым договорам международного лизинга, а тем из них, предметом которых является оборудование либо средства производства, включая транспортные средства. Оттавская конвенция применяется к сделкам финансового лизинга на любое оборудование, за исключением того, которое должно быть использовано, в основном для личных, семейных или домашних целей арендатора, что обусловливает чисто коммерческий характер договоров международного финансового лизинга, подпадающих под ее регулирование. Оттавская конвенция применяется независимо от того, есть ли у арендатора право купить оборудование, или он приобретает его впоследствии, или продолжит пользоваться им на условиях лизинга в последующий период, а также независимо от того, уплачиваются или нет номинальная цена или периодические платежи. В силу положения ст. 4 Оттавской конвенции она перестанет применяться только в связи с тем, что оборудование стало принадлежностью земельного участка или было присоединено к земельному участку. При этом вопрос о том, стало  или нет оборудование принадлежностью земельного участка или было присоединено к земельному участку, и возникающие в связи с этим обоюдные правовые последствия для арендодателя и обладателя вещных прав на данный земельный участок регулируются законом государства местонахождения этого земельного участка. Согласно ст. 5 Оттавской конвенции исключение ее применения допускается в случае, если каждая из сторон договора поставки и каждая из сторон договора лизинга дает на это согласие. Согласно ч. 2 указанной статьи за исключением отдельных положений Оттавской конвенции стороны могут в своих взаимных отношениях отступать от тех или иных ее положений или вносить изменения в возможные их последствия.

Учитывая трехсторонний характер правоотношений по международному финансовому лизингу, в Оттавской конвенции достаточно подробно прописаны права и обязанности всех его участников [3, с. 184]. Со стороны лизингодателя — обязанность заключить по спецификации лизингополучателя договор поставки с третьей стороной — поставщиком, заключить договор лизинга с лизингополучателем, обеспечить спокойное владение лизингополучателя; со стороны лизингополучателя — принять оборудование и вносить необходимые платежи лизингодателю; со стороны поставщика — надлежащим образом исполнить обязательство по поставке оборудования, являющегося предметом лизинга, в пользу третьего лица — лизингополучателя.

Не останавливаясь подробно на вопросах правового регулирования договора поставки, связанного с договором лизинга, отметим, что в тех случаях, когда данный договор носит международный характер, возникает вопрос о возможности применения к нему норм Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года (далее — Венская конвенция). Указанный вопрос неоднозначно разрешается в отечественной литературе [5, с. 224]. По мнению В.А. Канашевского, применять к договору поставки положения Венской конвенции нельзя. Свою точку зрения он обосновывает тем, что по договору лизинга арендатор приобретает определенные права в отношении продавца, хотя он не является стороной договора купли-продажи. Между тем Венская конвенция никаких запретов на ее применение к договорам поставки в пользу третьего лица не содержит.

Права и обязанности сторон договора международного финансового лизинга получили отражение в гл. II Оттавской конвенции, которая уделяет особое внимание защите вещных прав лизингодателя на имущество, находящееся у лизингополучателя, а также содержит ряд коллизионных норм в отношении отдельных видов оборудования, в том числе транспортных средств.

Арендатор обязан проявлять надлежащую заботу в отношении оборудования, использовать его разумным образом и поддерживать в состоянии, в котором оно было ему передано с учетом нормального износа и тех изменений в оборудовании, которые согласованы сторонами. По истечении срока действия договора лизинга арендатор обязан  вернуть арендодателю оборудование в надлежащем состоянии, если только он не воспользовался правом покупки его или продолжения его лизинга на последующий период.

Арендодатель обязан обеспечить поставку объекта лизинга, заключив с поставщиком соответствующий договор поставки оборудования. При этом обязанности поставщика по договору поставки распространяются и в отношении арендатора, как если бы последний являлся стороной такого договора, а оборудование поставлялось непосредственно ему.

Однако арендатор не имеет права прекратить действие договора поставки или аннулировать договор поставки без согласия арендодателя. Кроме того, права арендатора, вытекающие из договора поставки, не должны нарушаться путем внесения изменения в любое условие договора поставки, предварительно одобренного арендатором, если только он не дал свое согласие на такое изменение.

Арендатор обязан осуществлять периодические платежи арендодателю за пользование имуществом. При этом арендатор вправе приостановить периодические платежи, подлежащие уплате по договору лизинга, до тех пор, пока арендодатель не исправит своего ненадлежащего исполнения, предложив оборудование, соответствующее договору поставки, или пока арендатор не утратил право на отказ от оборудования. При осуществлении арендатором права расторгнуть договор лизинга он вправе получить обратно любые периодические платежи и другие суммы, выплаченные им авансом, за вычетом разумной стоимости тех выгод, которые арендатор извлек из оборудования.

Права арендодателя и арендатора корреспондируют обязанностям указанных лиц. Помимо них, арендодатель имеет право на передачу всех принадлежащих ему прав на оборудование либо прав, которыми  он наделен по договору лизинга, части этих прав или иным образом распорядиться всеми принадлежащими ему правами на оборудование либо правами, которыми он наделен по договору лизинга, частью этих прав. Такая передача не освобождает арендодателя от выполнения каких-либо из его обязательств по договору лизинга и не изменяет характер договора лизинга или его правовой режим, установленный Оттавской конвенцией. Арендатор вправе передать право пользования оборудованием или любые другие свои права по договору лизинга только с согласия арендодателя на такую передачу и при соблюдении прав третьих лиц.

В соответствии с нормами Оттавской конвенции ответственность сторон определяется следующим образом. Прежде всего, Оттавская конвенция содержит нормы об ответственности поставщика оборудования. Как сказано в ч. 1 ст. 10, обязанности поставщика по договору поставки распространяются и в отношении арендатора, как если бы последний являлся стороной такого договора, а оборудование поставлялось непосредственно ему. Оборудование должно быть поставлено в определенный срок. Если оно не поставлено или поставлено с просрочкой либо не соответствует условиям договора поставки, то арендатор имеет в отношении арендодателя право отказаться от оборудования или расторгнуть договор лизинга, а арендодатель имеет право исправить свое надлежащее исполнение, предложив оборудование, соответствующее договору поставки, как если бы арендатор дал согласие купить оборудование у арендодателя на тех же условиях, что содержатся в договоре поставки. Как видно, вопросы, связанные с исполнением договора поставки, получают отражение в договоре лизинга, что в очередной раз подчеркивает взаимосвязь указанных договоров и в некотором смысле объясняет позицию разработчиков Оттавской конвенции в понимании лизинга как единой сделки, включающей договор поставки и договор лизинга.

При нарушении обязательств, связанных с поставкой оборудования арендодателем (а фактически — поставщиком), арендатор вправе приостановить периодические платежи, подлежащие уплате по договору лизинга, до тех пор, пока арендодатель не исправит своего ненадлежащего исполнения, предложив оборудование, соответствующее договору поставки, или пока арендатор не утратил право на отказ от оборудования. При осуществлении арендатором права расторгнуть договор лизинга он вправе получить обратно любые периодические платежи и другие суммы, выплаченные авансом, за вычетом разумной стоимости тех выгод, которые арендатор извлек из оборудования.

В случае нарушения договора арендатором арендодатель вправе потребовать причитающиеся ему невыплаченные периодические платежи с начислением процентов, а также понесенных убытков. Если нарушение договора арендатором является существенным, то с учетом ч. 5 ст. 13 Оттавской конвенции арендодатель вправе также потребовать досрочной выплаты сумм будущих периодических платежей, если это предусмотрено договором лизинга, или может расторгнуть договор лизинга и после такого расторжения восстановить владение оборудованием и потребовать возмещения убытков в таких суммах, которые поставили бы арендодателя в положение, в котором он находился бы при выполнении арендатором договора лизинга в соответствии с его условиями.

В литературе отмечается важная роль Оттавской конвенции в регулировании отношений по международному финансовому лизингу, однако, несмотря на это, с помощью указанного правового акта удалось урегулировать не все вопросы рассматриваемых отношений. Как сказано в ч. 2 ст. 6 Оттавской конвенции, вопросы, относящиеся к предмету ее регулирования, которые прямо в ней не разрешены, подлежат регулированию в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при отсутствии таких принципов — в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права. Таким образом, вначале надлежит руководствоваться общими принципами, на которых основана Оттавская конвенция, и лишь затем — применимыми нормами международного частного права. Полагаем, что при определении общих принципов, на которых она основана, не последнюю роль могут сыграть Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010 года. Этот документ, хотя и был принят позднее Оттавской конвенции, содержит многие основополагающие принципы международного коммерческого оборота. Что же касается норм международного частного права, то, помимо прочего, с их помощью придется решать два круга вопросов. Первые непосредственно связаны с обязательственным статутом договора лизинга, а также договора поставки предмета лизинга. Вторые выходят за пределы обязательственного статута договора поставки и договора международного финансового лизинга, связаны с правосубъектностью участников сделок, формой договора, исковой давностью и др.

Стороны договора международного лизинга, коммерческие предприятия которых находятся на территории различных государств, в силу ст. 1210 ГК РФ вправе избрать применимое к их договору право, которое будет регулировать их отношения по данному договору, не урегулированные Оттавской конвенцией, либо все отношения по договору, в случае отказа от ее применения. Однако стороны договора лизинга, предмет которого находится за границей, т.е. лизингодатель и лизингополучатель, имеющие коммерческие предприятия на территории одного государства, например Российской Федерации, такой возможности не имеют.

При отсутствии выбора сторонами применимого к их договору лизинга права, вопросы, связанные с обязательственным статутом международного коммерческого договора финансовой аренды, не разрешенные Оттавской конвенцией, а также в случаях, когда стороны отказались от применения ее норм в силу ст. 5 указанного документа, подлежат разрешению в соответствии с коллизионной привязкой ст. 1211 ГК РФ по праву страны арендодателя, учитывая то, что договор лизинга отнесен отечественным законодателем к разновидности договоров арендного типа.

 

Список литературы

 

1. Богуславский М.М. Международное частное право: учеб. 6-е изд., перераб. и доп. — М., 2011.

2. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. — М., 2005.

3. Вилкова Н.Г. Договорное право в международном обороте. — М., 2002.

4. Гражданское и торговое право зарубежных государств: учеб.: в 2 т. / отв. ред. Е.А. Васильев, А.С. Комаров. 4-е изд., перераб. и доп. — М., 2005. Т. 2. 

5. Канашевский В.А. Внешнеэкономические сделки: правовое регулирование: моногр. — М., 2005.

6. Международное коммерческое право: учеб. для магистров / под ред. В.Ф. Попондопуло. 3-е изд., перераб. и доп. — М., 2013.

7. Сахарова И.В. Правоотношения, возникающие из договоров лизинга и купли-продажи объекта лизинга: дис. канд. юрид. наук.  — Ростов-н/Д, 2010.

 

8. Юсева Ю.В. Понятие финансовой аренды и ее регулирование // Актуальные проблемы гражданского права: сб. ст. / под ред. В.В. Витрянского. Вып. 5. — М., 2002.