УДК  342.743

Страницы в журнале: 68-72

 

Ян Глуховски,

профессор, доктор наук, почетный ректор Высшей банковской школы в Торуне Польша, Торунь rektorat@wsb.torun.pl

Е.В. Черникова,

доктор юридических наук, кандидат экономических наук, зав. кафедрой правового обеспечения экономики и финансов Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Россия, Москва ec8064@mail.ru

 

Авторы высказывают мысль о том, что существует непосредственная связь между эффективностью системы налогообложения и чувством патриотизма граждан в любой стране.  В  хрестоматийном понимании одной из  составляющих патриотизма является готовность к самопожертвованию и солидарность с собственным народом.  Общепринятое определение налога гласит, что он является индивидуальным пожертвованием на общие цели. Налоговый патриотизм есть добросовестное выполнение налоговых обязательств перед обществом. Налоговый патриотизм влияет на размер поступлений в казну государства и в бюджеты местных органов власти.  Использование налоговых оазисов и уход от налогов противоречат интересам общества и государства. Авторы считают, что развитие налогового патриотизма следует рассматривать как одно из направлений налоговой политики государства.

Ключевые слова: налоговый патриотизм, налоговые обязательства, уход от налогов, налоговые убежища/оазисы.

 

Введение. Осмысление современных социальных и экономических реалий позволяет предположить, что одними лишь правоприменительными механизмами воздействия нельзя добиться значительного повышения уровня эффективности налогообложения, соблюдения налогового законодательства и наполняемости доходной части бюджета. Усиление налоговой ответственности и расширение налогового контроля в реальности не дают значительного роста собираемости налогов.

Согласно нашему искреннему убеждению, уместно задуматься о возможностях вовлечения в механизмы налоговой политики социально-культурных компонентов, включающих развитие налоговой культуры, укрепление налоговой морали и налогового патриотизма.

Обязанность граждан платить налоги является конституционной:  с целью удовлетворения всеобщего блага она закреплена, в частности, в ст. 57 Конституции РФ. Желание граждан платить налоги связано с пониманием ими, что средства, полученные от их уплаты, эффективно расходуются государством, что государство заинтересовано в росте их благосостояния и гарантирует его неприкосновенность. Как возможное ответное действие в сознании гражданина укрепляются социальные ценности и нормы, связанные с налоговой моралью и  проявлением налогового патриотизма.

Слово «патриотизм» происходит от греческого patria (семья, группа, племя или народ, имеющий общих предков, отцов (потому и отечество)), в свою очередь рatria образовано от  слова pater — «отец, глава рода». Греческие термины были переняты римлянами и проникли вместе с латинским языком в другие европейские языки, прежде всего в английский [4]. Согласно словарю В.И. Даля, патриот — это «любитель отечества, ревнитель о благе его, отчизнолюб, полный любви к отчизне. Патриотизм — любовь к отчизне» [1, с. 24].

Понятие патриотизма широко распространилось в Европе в XVIII веке.  Оно весьма многогранно и рассматривается как подчинение собственных интересов благу своей страны и своих соотечественников. Патриотизм требует самоотречения вплоть до отказа от личных благ и даже смирения с неудобствами и потерями. Он является производным социальных и эмоциональных связей с народом, его культурой, традициями и предками, он опирается на чувство лояльности по отношению к обществу, уважение к другим народам и культурам.

Существует несколько разновидностей патриотизма. Наиболее распространенным является национальный патриотизм. Иногда можно говорить о региональном патриотизме. Патриотизм может также проявляться в том, что человек, потребляя блага, отдает предпочтение местной продукции, региональным достопримечательностям и пр. Патриотизмом обусловлен потребительский этноцентризм, который заключается в поддержке развития экономики своей страны.  Характерной чертой патриота является уважение к прошлому своей страны, которое достигается путем культивирования традиций и обрядов, соблюдения праздников и памятных дат, почитания национальных героев, выдающихся деятелей науки и культуры. Патриотизм выражается и в активной гражданской позиции, в вовлеченности в различные важные политические, культурные события, в заботе о культурном достоянии народа и уважении к общим благам.

Понятие налогового патриотизма появилось в XIX веке. Тогда еще было доказано, что Адам Смит не прав, утверждая, что владелец капитала является гражданином мира, не будучи привязанным ни к одной из стран. Значительную роль в жизни играют чувство патриотизма и гордости за свой народ, страну, регион, привязанность к друзьям и традициям [3]. Спустя десятилетия значение патриотизма возросло, он стал предметом интереса как ученых, так и практиков. Основной предпосылкой к возрождению идей о налоговом патриотизме и налоговой морали, проявлению научного и общественного интереса к этим явлениям стало всеобщее и все большее ослабление налоговой дисциплины, которое ведет к увеличению бюджетных дефицитов в мировом масштабе и росту объемов ухода в налоговые оазисы. В то же время во многих странах все сильнее проявляется феномен «финансовой несправедливости», при котором самые богатые оказываются менее обремененными налоговыми обязательствами, чем другие члены общества.

Названные тенденции, по нашему мнению, можно отнести к современным глобальным вызовам. В целях соблюдения национальных интересов заслуживает научного осмысления вопрос о взаимодействии налогов и патриотизма и развитии налогового патриотизма как направления налоговой политики.

Патриотизм можно рассматривать с прагматической точки зрения — как предпочтение жить в своей стране, а не за ее пределами. В этом понимании патриотизм может означать желание жить в своей стране и платить более высокие налоги не только в силу абстрактной любви к родине, но и для того, чтобы иметь возможность проживать на ее территории.

Проиллюстрируем сказанное. В январе 2016 года Министерство финансов Польши пришло к выводу, что каждая сделка должна соответствовать естественным рыночным условиям, в том числе ее цена, которая должна быть максимально приближена к рыночной цене. Нередко возникает ситуация, при которой  дочернее общество платит обществу-учредителю за его услуги значительно более высокую сумму, чем составляет их рыночная стоимость. Такие цены сделок, как правило, служат практикуемой международными корпорациями оптимизации путем снижения налогооблагаемой базы для регулирования налоговых обязательств в данной стране. В результате имеют место потери государственного бюджета, поскольку фирма данную издержку признает в качестве расхода, снижая таким образом налогооблагаемую базу и сумму оплачиваемых налогов. Такая практика идет вразрез с нормами закона о налоге на прибыль от юридических лиц, однако, несмотря на это, число подобных сделок увеличивается.

В 2016 году одним из приоритетов в работе налоговых органов Польши определен контроль над трансфертными ценами. Министерство финансов Польши обещает осуществление структурных изменений и выделение на эти цели дополнительных финансовых средств. Одновременно оно приглашает фирмы, которые до сих пор использовали трансфертные цены, внести исправления в свои налоговые декларации за период 2011—2015 годов в срок до конца первого квартала 2016 года. Фирмы могут внести изменения в ранее поданные налоговые декларации без указания причин; кроме того, если они сделают такие исправления самостоятельно, то заплатят в два раза меньший штраф за просроченный платеж. Фирмы, которых по результатам проверок обяжут внести изменения в  налоговые декларации, такой «премии» не получат.

Верховная контрольная палата Польши провела проверку ряда фирм с участием иностранного капитала. Результаты свидетельствуют, что оплаты по статье налога на прибыль занижены на сумму около 300 млн евро. Проверялись так называемые трансфертные цены, т. е. цены, по которым производятся расчеты между аффиллированными обществами, одно из которых находится в стране происхождения, а второе — за рубежом. При этом нарушения были зафиксированы в каждой третьей проверяемой фирме. Проверка показала, что в результате вывода налога на прибыль из Польши в налоговые оазисы ежегодные потери составляют около  5 млрд евро.

Правительством РФ в 2015 году одобрены Основные направления российской налоговой политики на 2016 год и на плановый период 2017 и 2018 годов (далее — Основные направления налоговой политики). Неизменным приоритетом, призванным обеспечить стабильность налоговой системы и повысить ее привлекательность для инвесторов, согласно этому документу, остается недопущение какого-либо увеличения налоговой нагрузки. При этом во исполнение Послания Президента РФ 2015 года первым направлением налоговой политики на ближайшие три года определено внесение изменений в действующее российское налоговое законодательство, предусматривающих добровольное декларирование физическими лицами имущества (счетов и вкладов в банках), включая возможности задекларировать имущество, переданное номинальному владельцу, и предоставление таким декларантам значительного объема государственных гарантий, направленных на непривлечение к уголовной, административной и налоговой ответственности в части имеющихся нарушений налогового, валютного и таможенного законодательства.

В июне 2015 года вступил в силу Федеральный закон от 08.06.2015 № 140-ФЗ «О добровольном декларировании физическими лицами активов и счетов (вкладов) в банках и о внесении изменений в отдельные законодательные акты». Соответствующие изменения в Налоговый кодекс РФ были внесены Федеральным законом от 08.06.2015 № 150-ФЗ.  Основные цели этой меры — обеспечение правовых гарантий сохранности капитала и имущества физических лиц, защита их имущественных интересов, в том числе за пределами Российской Федерации, создание стимулов для добросовестного исполнения обязанностей, установленных налоговым законодательством.

Основными направлениями налоговой политики предусмотрено также, что при ликвидации иностранных компаний, принадлежащих российским собственникам, доходы в виде прироста стоимости иностранных активов, возвращаемых в Россию, не подлежат налогообложению у российских собственников до момента их реализации. Превентивно указанные меры призваны воздействовать на процессы уклонения от налогообложения путем ухода в налоговые оазисы либо иные налоговые юрисдикции, имеющие более льготный режим налогообложения. Непонимание обществом в целом своих единых интересов и значения налогов в удовлетворении этих интересов, к нашему великому сожалению, является опасным и обидным недоразумением, подлежащим разъяснению в рамках налоговой политики, с помощью развития налоговой культуры и воспитания налоговой морали.

Предрасположенность граждан к уплате налогов очень разная и зависит от многих факторов и условий, в том числе социальных, культурных, правовых, что не позволяет современным правительствам полностью полагаться на традиционные правоприменительные механизмы в разрешении вопроса об эффективности налогообложения.

Данный тезис ярко иллюстрирует международная дискуссия на тему увеличения налогообложения лиц, зарабатывающих больше всех  и массово избегающих уплаты налогов, получившая свое разноплановое развитие в США и во Франции.

Так, в США один из богатейших людей мира, легендарный биржевой инвестор, основатель и руководитель фирмы «Berkshire Hathaway» Уоррен Баффет публично сформулировал тезис о необходимости увеличения налогов для американских миллионеров и миллиардеров. В публикации в Нью-Йорк Таймс в августе 2011 года он призвал Конгресс увеличить налогообложение тех граждан, чей доход превышает млн долларов в год [6]. Таких в стране около 250 тыс. человек. Он также предложил обязать платить еще более высокие налоги тех, чей годовой доход превышает 10 млн долларов, их число составляет уже около 9 тыс. человек.

Уоррен Баффет пришел к выводу, что таким образом возможно и необходимо снизить бремя дефицита бюджета: ведь бюджет обеспечивает финансирование как социальных нужд, так и расходов, призванных служить безопасности страны. Он утверждает, что эта нагрузка должна быть распределена справедливо в ситуации, когда неравенство доходов в США растет, а наиболее богатые прибегают к многочисленным налоговым льготам при помощи налоговых консультантов и налоговой оптимизации.  Баффет объявил, что в 2010 году заплатил в качестве налога 6 938 744 доллара, что может показаться крупной суммой, однако она составила лишь 17,4% его доходов за предыдущий год. В то же время сотрудники его фирмы заплатили в среднем налог в размере 36% от их доходов1. При этом Баффет указал на тот факт, что в 1980—1990-х годах налоговые ставки для наиболее богатых американцев были значительно выше, чем в 2011 году, и несмотря на это было создано около 40 млн рабочих мест [6]. Однако в период с 2000 по 2010 год, когда по инициативе президента США Джорджа Буша-младшего и республиканского Конгресса налоги были снижены, в стране почти перестали создаваться новые рабочие места. По мнению Баффета, это свидетельствует об ошибочности популярной в консервативных кругах теории о том, что более высокие налоги тормозят развитие экономики.

Являясь во время предвыборной кампании Барака Обамы в 2008 году одним из его неофициальных экономических советников, Баффет предположил, что супербогатые коллеги в большинстве своем не будут протестовать против изменений в части повышения ставок их налогообложения. Будучи уже президентом, Барак Обама предпринял попытку увеличить налогообложение наиболее богатых граждан, однако уступил под давлением республиканцев в Конгрессе.

Несколько иная ситуация по вопросу, связанному с налогообложением наиболее зажиточных граждан, сложилась в западных странах. Известно, что французские налоги являются одними из наиболее высоких в Европе. Последнее повышение налогов имело место в 2012 году, когда президент Франсуа Олланд, стремясь выполнить свои предвыборные обещания, одним которых является «налоговая революция», ввел налог для наиболее богатых в размере 75%. Президент обещал, что налог будет введен лишь на 2 года, однако, судя по тому, что французы окрестили этот налог  «exil fiscal» (налог изгнания), они не верят обещанию президента Франции. В этой связи, например, Бернар Арно, шеф концерна «Luis Vuitton Moet Hennessy», чье состояние журнал «Forbes» оценивал в 2012 году в 41 млрд долларов, намеревался получить бельгийское гражданство (однако в 2013 году ему в этом было отказано. — Примеч. ред). Проблема налоговых беженцев привела к очередным словесным перебранкам на страницах газет в связи с заявлением известного и богатого актера Жерара Депардье, который также решил отказаться от французского гражданства, купив имение в Бельгии.

Почему Бельгия? Это франкоязычная страна с высокой ставкой налогов (50%) и несложными условиями получения гражданства. Бельгию выбирают владельцы капитала и пенсионеры по причине отсутствия налога на приобретенную собственность, близости к Парижу и наличия атмосферы международного мегаполиса, коим является Брюссель. Чтобы избежать требования проживания в Бельгии по крайней мере в течение трех лет, претенденту на бельгийский паспорт достаточно доказать, что он имеет близкие связи с этой страной, а власти решат, будет ли принятие такого гражданина выгодным. Вышеупомянутых французских граждан обвинили в отсутствии патриотизма и стремлении к уходу от налогов.

Как свидетельствует реальность, действия правительства по повышению ставок налогообложения не влекут всеобщего общественного одобрения. По нашему глубокому убеждению, все меры повышения уровня эффективности налогообложения, и в первую очередь повышение ставок налогов, в условиях современного социально-экономического развития и процесса глобализации должны приниматься в комплексе с воспитанием налоговой культуры, укреплением налоговой морали и безусловной государственной поддержкой налогового патриотизма.

Патриотизм очень важен для налоговой политики правительств в различные временные периоды в разных странах и при различных обстоятельствах. Более того, в международном масштабе взаимосвязь патриотизма и налогов важна в силу налоговой конкуренции между государствами и мобильности налога, которая заключается в перемене места жительства [5, p. 2]. Изучением связи между патриотизмом и налогами занимается немецкий институт  Forschungsinstitut (Institute for the Study of Labor), являющийся центром международных исследований и взаимодействия науки, политики и бизнеса. В опубликованном этим институтом отчете содержится вывод: развитое чувство патриотизма связано с более высоким налоговым бременем, и это соотношение увеличивается в группе с более высокими и средними доходами. 

В ряде стран для воспитания такой нравственной ценности, как любовь к своей стране, используется система образования. Такого рода воспитание было в числе других введено в Японии и Польше. С 1990 года патриотизму учат и в Китае. В свое время в Германской Демократической Республике любовь к своей стране была первым принципом деятельности всех международных организаций. В США патриотизм начинают прививать в совсем еще молодом возрасте. Примером является Хартия бойскаутов (Boy Scauts Charter), в III главе которой содержится положение о необходимости учиться патриотизму и мужеству.

Неоднократно именно патриотизм был аргументом в поддержку уплаты налогов налогоплательщиками. Одним из примеров является инициатива Г. Моргентау (младшего), секретаря Казначейства США времен Второй мировой войны. Он обратился к Уолту Диснею с предложением создать фильм, который побудил бы граждан полностью выполнять свои обязательства по уплате подоходного налога. Вскоре в прокат вышел фильм «The New Spirit» («Новый дух»), в котором его герой Дональд Дак, будучи нерадивым налогоплательщиком, под влиянием лозунга «Наши налоги разгромят врага» осознал свой долг патриота и с гордостью заплатил все свои налоги.

Итак, можно утверждать, что существует связь между чувством патриотизма, гражданского долга и реализацией финансовых обязательств. В разных социальных слоях эти обязательства понимаются по-разному. Это связано с присущим налогоплательщикам уровнем образования, дохода, возраста, семейного положения, религиозности и морали. Чувство патриотизма является при этом универсальным качеством, которое формирует налоговую мораль на основе таких культурных ценностей, как честность, справедливость, чувство долга. Поэтому в каждой конкретной стране при выработке налоговой политики компонент налоговой культуры, основанный на чувстве патриотизма и морали, будет способствовать росту благосостояния всех членов общества. 

Заключение. Мы живем в эпоху глобализации. Владельцы международных корпораций не отождествляют себя с конкретной страной, выбирая для бизнеса те страны, которые предлагают им наиболее благоприятные налоговые условия. Как правило, для них экономический интерес преобладает над национальным. С точки зрения критерия экономической рациональности сложно их в этом упрекать. В то же время не стоит забывать, что существует налоговая конкуренция между государствами. Во всем мире деловые элиты постепенно становятся высшим классом, который по своему определению должен служить своему обществу, поддерживать культуру и науку. Следовательно, деловые элиты должны платить налоги в своей стране. Вероятно, исключение могут составлять случаи чрезмерного налогового обременения. Осмысление значения чувства патриотизма и налогового патриотизма может оказать положительное влияние на эффективность налогообложения, подъем налоговой дисциплины физических и юридических лиц.

Уверены, что если планы изменения налогообложения, налогового законодательства, налоговой политики направлены на улучшение экономического, умственного и нравственного положения человечества [2, с. 149], то они свободно гармонизируются с налоговой культурой, налоговой моралью и налоговым патриотизмом.

Список литературы

 

1. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Т. 3. М., 2000. С. 24.

2. История русской экономической мысли. Т. 2. Часть первая. М., 1959. С. 149.

3. Edwin R.A. Seligman. On the shifting and incidence of taxation // Publications of American Economic Association. 1892. Vol. VII. Nr. 293. P. 191.

4. Henry George Liddell, Robert Scott. A Greek-English Lexicon. Oxford University Press, 1996.

5. Qari S., Konrad K.A., Geys B. Patriotism, Taxation and International Mobility // Forschungsinstitut zur Zukunft der Arbeit. Berlin, 2009. P. 2.

6. Warren E. Buffett. Stop Coddling the Super-Rich. URL: http://www.nytimes.com/2011/08/15/opinion/stop-coddlingthe-super-rich.html?_r=2&src=me&ref=general