УДК 341.41/.46

Страницы в журнале: 4-10

 

 О.В. Дамаскин,

 доктор юридических наук, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин  Московского пограничного института ФСБ России,  заслуженный юрист Российской Федерации Россия, Москва

 

Устанавливается, что Нюрнбергский процесс проходил в строгих рамках юридических процедур. Анализируются уроки Нюрнбергского процесса, их значение для современности в интересах национальной и международной безопасности.

Ключевые слова: международное право, международный уголовный суд, военная агрессия, фашизм, преступления против мира и человечности.

 

Девятого мая 2015 г. исполнилось 70 лет Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Ударные силы фашистского блока были разгромлены совместными усилиями союзных народов и армий. В этом состоит историческое значение антигитлеровской коалиции. Решающая роль в разгроме фашистской Германии принадлежит Советскому Союзу и его вооруженным силам. Многочисленными фактами и цифрами уже давно доказано, что основная тяжесть войны легла на плечи советского народа [2, с. 5—12, 209—215].

Вторая мировая война, развязанная нацистскими преступниками, унесла более 50 млн человеческих жизней. В результате фашистского нашествия только наша страна потеряла минимум одну треть национального достояния и более 26 млн людей убитыми, из которых 18 млн составили мирные жители. Наши потери значительно больше, чем у Германии. Очевидно, если бы наши войска в побежденной Германии вели себя так же, как немецкие войска у нас, можно было бы уровнять и даже увеличить потери Германии. Однако наш народ и армия, верные принципу гуманизма, не могли так поступить, исходя из того, что «гитлеры приходят и уходят, а народ германский остается».

Германия стала приближаться к своему краху уже начиная с битвы 1941 года под Москвой. Гитлеровцам не удалось ворваться в Ленинград, войска и граждане города выдержали 900-дневную блокаду. В исторической Сталинградской битве фашистский блок потерял 1,5 млн солдат и офицеров — 25% своих сил, действовавших на советско-германском фронте. Героизм советских воинов проявился и в последующих операциях — Курской, Белорусской, Висло-Одерской, Ясско-Кишиневской, в действиях по освобождению стран Центральной и Юго-Восточной Европы [2, с. 68—99]. При этом наши потери в Польше составили свыше 600 тыс. человек, в Венгрии и Чехословакии — по 140 тыс., в Германии — 102 тыс. Всего же в ходе освободительной миссии Советской Армии в Европе и Азии погибло более 1 млн советских воинов.

Союзники во Второй мировой войне — СССР, Великобритания, США и Франция, — выражая волю жертв гитлеровской агрессии, всех миролюбивых людей планеты, стали учредителями Суда народов, получившего название Нюрнбергского трибунала, по месту его проведения [1, с. 492]. Более 20 государств присоединились к Лондонскому соглашению четырех союзнических государств антигитлеровской коалиции, утвердившему статус, цели, задачи и механизм деятельности международного суда [14, с. 165—172; 3, с. 763—770].

Победа союзников на полях боевых сражений завершилась победой разума, справедливости и законности в Нюрнбергском процессе. На скамье подсудимых впервые в истории оказались главные государственные преступники нацистской Германии, которые вместе с Гитлером готовили и осуществляли планы порабощения народов и государств, на основе фашистской идеологии, в целях установления мирового господства.

Суду были преданы 24 военных преступника, входивших в число политического и военного руководства нацистской Германии: Геринг, Гесс, Риббентроп, Лей, Кейтель, Кальтенбруннер, Розенберг, Франк, Фрик, Штрейхер, Функ, Шахт, Крупп, Денниц, Редер, Ширах, Заукель, Йодль, Борман, Папен, Зейс-Инкварт, Шпеер, Нейрат, Фриче. Подсудимые обвинялись в том, что в целях установления мирового господства Германии они развязали и вели агрессивные войны, организовали и осуществили тягчайшие преступления против человечества.

Международный трибунал в обвинительном заключении поставил вопрос о признании преступными ряда организаций, действовавших в нацистской Германии. К ним были отнесены: правительственный кабинет (имперские министры, руководители центральных ведомств, министры без портфеля, члены Совета министров по обороне Германии, члены Тайного совета); руководящий состав национал-социалистической партии; охранные отряды нацистской партии (СС); тайная государственная полиция (гестапо) и служба безопасности (СД); штурмовые отряды нацистской партии (СА); генеральный штаб и верховное командование германских вооруженных сил (ОКВ). В Уставе Международного трибунала было указано, что если Трибунал признает организацию преступной, то компетентные власти будут вправе привлекать отдельных лиц к суду за принадлежность к такой организации, а ее преступный характер не может быть оспорен.

Нюрнбергский процесс проходил с 20 ноября 1945 г. по 1 октября 1946 г. Главным обвинителем от СССР был назначен Р.А. Руденко. Советские обвинители представили доказательства по всем разделам обвинительного акта о преступлениях, совершенных не только против СССР, но и против Польши, Чехословакии, Греции. Основная часть материалов и доказательств, представленных советской стороной, была собрана органами прокуратуры. В речах Р.А. Руденко дана характеристика значения процесса и его правовых особенностей, представлены доказательства по делу фашистских организаций (СС, гестапо, руководящего состава нацистской партии и др.). В заключение Р.А. Руденко сказал: «Во имя подлинной любви к человечеству, которой исполнены народы, принесшие величайшие жертвы для спасения мира, свободы и культуры, во имя памяти миллионов невинных людей, загубленных бандой преступников, представших перед судом передового человечества, во имя счастья и мирного труда будущих поколений я призываю суд вынести всем без исключения подсудимым высшую меру наказания — смертную казнь. Такой приговор будет встречен с удовлетворением всем передовым человечеством». «На полях битв человечество уже вынесло свой приговор преступному германскому фашизму. В огне величайших в истории человечества битв героической Советской Армией и доблестными войсками союзников были не только разгромлены гитлеровские орды, но утверждены высокие и благородные принципы международного сотрудничества, человеческой морали, гуманные правила человеческого общежития. Обвинение выполнило свой долг перед Высоким судом, перед светлой памятью невинных жертв, перед собственной совестью. Да свершится же приговор над фашистскими палачами. Суд народов справедливый и суровый!».

Нюрнбергский трибунал не был орудием мести, произвола или расправы победителей над побежденными. Изучение материалов Нюрнбергского процесса позволяет констатировать, что этот многомесячный процесс проходил в строгих рамках юридических процедур, при гарантии права подсудимых на защиту, его освещали около 1,5 тыс. аккредитованных журналистов. Скрупулезное соблюдение судьями и обвинителями юридических норм и процессуальной культуры не могли отрицать даже приверженцы нацизма [9].

Материалы учрежденной Президиумом Верховного Совета СССР 2 ноября 1942 г. Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников, переданные Советским Союзом в распоряжение Международного военного трибунала, составили 54 784 акта [7, с. 282].

На Нюрнбергском процессе Р.А. Руденко было приведено высказывание Гитлера, обнародованное еще в 1940 году в книге «Голос разрушения» его приближенным Раушинингом. «После столетий хныкания о защите бедных и униженных наступило время, чтобы мы решили защитить сильных против низших. Это будет одна из главных задач немецкой государственной деятельности на все время — предупредить всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами дальнейшее увеличение славянской расы. Естественные инстинкты повелевают всем живым существам не только завоевывать своих врагов, но и уничтожать их» [6, с. 279—280]. В начале 1941 года Гитлер дал чудовищную стратегическую установку о необходимости сократить число славян на 30 млн человек [6, с. 102].

На суде бывший руководитель германской прессы и радиовещания Г. Фриче в своих показаниях признал, что он «организовал широкую компанию антисоветской пропаганды, пытаясь убедить общественность, что в этой войне повинна не Германия, а Советский Союз». «Никаких оснований к тому, чтобы обвинять СССР в подготовке нападения на Германию, у нас не было» [8, с. 569]. Р.А. Руденко указал: «О какой “превентивной” войне может идти речь, когда документально доказано, что Германия заранее разработала и подготовила план нападения на СССР, сформулировала грабительские цели этого нападения, наметила территории Советского Союза, которые она намерена была захватить, установила методы ограбления этих территорий и истребления их населения, заблаговременно отмобилизовала свои войска и придвинула к границам СССР 170 полностью подготовленных дивизий, которые ожидали лишь сигнала для выступления» [6, с. 262].

Подготовив и осуществив вероломное нападение на славянские и другие государства Европы, главари Третьего рейха превратили войну в систему военизированного бандитизма. Убийство военнопленных, уничтожение гражданского населения, разграбление захваченных земель и другие преступления были частью программы тотальной войны. Только в Киеве было уничтожено около 200 тыс. мирных жителей, в Ровно и Ровенской области — 102 тыс. человек [7, с. 6, 375, 376, 383]. Огромные людские потери понесла Белоруссия. Только в лагерях Майданек и Освенцим в газовых камерах были убиты более 5,5 млн мирных жителей, значительную часть которых составляли славяне [6, с. 266, 563].

Концентрированная идеология нацизма была представлена Гитлером в его книге «Моя борьба» в ноябре 1926 года. На Нюрнбергском процессе она стала одним из основных идеологических доказательств обвинения. Английский обвинитель Элвин Джонсон в своей речи на процессе сказал: «Благодаря усилиям подсудимых и их сообщников эта книга отравила сознание целого поколения и извратила мировоззрение целого народа… От книги “Моя борьба” прямая дорога ведет к печам Освенцима и газовым камерам Майданека. Идеи Гитлера о неизбежной борьбе за существование изложены в связи с доктриной о превосходстве арийцев над другими расами и о праве германцев в силу этого превосходства господствовать над другими расами, использовать их как средство для достижения собственных целей. Основное в этой книге — это проповедь организации и применения силы, проповедь превосходства арийской расы над другими расами и права завоевывать их и править ими, а также в утверждении, что все доктрины, которые проповедуют мирное разрешение международных вопросов, представляют опасную для нации слабость. Доказательства, заключенные в книге “Моя борьба”, будучи рассмотрены в свете последующего поведения Германии по отношению к другим странам, показывают, что с момента достижения власти, а фактически задолго до этого, Гитлер и его сообщники-подсудимые были заняты тем, что планировали и подготавливали агрессивную войну. События доказали это кровью и несчастьями миллионов женщин, мужчин и детей».

Политика геноцида нацистской Германии наиболее явно воплотилась в Генеральном плане «Ост» — плане руководства нацистской Германии по колонизации и германизации стран Восточной Европы. После нападения Германии на Советский Союз были разработаны основные положения и принципы колониальной политики гитлеровского руководства на оккупированных территориях СССР. В плане «Ост» ставилась задача уничтожить советское государство, лишить народы СССР государственности. Он предусматривал уничтожение, выселение, онемечивание населения государств Восточной Европы. Предполагалось переселить в Сибирь около 30 млн человек с территории Польши и западных районов СССР. Это означало выселение 80% польского населения, 65% населения Западной Украины, 75% Западной Белоруссии, значительной части населения Литвы, Латвии, Эстонии. На их место планировалось переместить 10 млн немцев. Планировалось уничтожение на оккупированных территориях 5—6 млн евреев, 30 млн русских.

Важнейшие источники о фашистских злодеяниях в славянских странах отражены в различных частях двухтомника «Нюрнбергский процесс», опубликованного в 1951—1952 годах, а затем 7-томного и 8-томного изданий материалов «Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками» и «Нюрнбергский процесс», выпущенных издательством юридической литературы в 1957—1961 годах и в 1987—1990 годах [6—9].

Историческая значимость и юридическая ценность Нюрнбергского процесса состоит в радикальном обновлении системы и принципов международного права, его уголовно-правового содержания как нового направления юридической доктрины и практики — международного уголовного права. Он первый объявил агрессию тягчайшим международным преступлением и впервые установил юридическую ответственность юридических лиц за ее совершение.

Криминализация агрессии как тягчайшего международного преступления получила прочную легитимную базу. Принципиальные положения Устава и Приговора Нюрнбергского трибунала вошли в международное право, способствовали обновлению гуманитарного законодательства, включая сферу гарантий прав и свобод личности. Эти базовые положения выдержали испытание последующего времени и событий, оказались востребованными в сфере глобальных противоречий, порождаемых не только объективным развитием цивилизации, но и субъективным корыстно-эгоистическим нарушением ее закономерностей [5; 12].

На Нюрнбергском процессе был сформулирован и закреплен ряд основополагающих принципов уголовного права и процесса. В частности, впервые был претворен в жизнь принцип, согласно которому должностное положение подсудимого (будь то глава государства или иной государственный служащий) не является основанием для освобождения от ответственности, равно как и ссылки виновных на то, что они действовали во исполнение преступного приказа. Принципы, признанные Уставом Международного военного трибунала и нашедшие выражение в его Приговоре, подтверждены в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН от 11 декабря 1946 г. [13, с. 139—140] и 27 ноября 1947 г. в качестве общепризнанных принципов международного права [4, с. 101—102]. Впоследствии на их основе была выработана Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 года1. Это означает, что положения, содержащиеся в Уставе Нюрнбергского трибунала, и сейчас сохраняют свою юридическую силу.

Представляется, что об актуальности Нюрнбергского процесса свидетельствует ряд положений.

Во-первых, время, в которое мы живем, характеризуется большим числом преступлений против мира и человечества, военных преступлений, преступлений геноцида, преступлений против международного права. Решения Нюрнбергского процесса, как и стремления большинства людей, направлены на создание реально действующего, постоянного Международного уголовного суда с целью привлечения к ответственности тех, кто совершал, совершает и будет совершать такие преступления. Это касается также вопроса срока давности уголовного преследования в международном уголовном праве, что лишит преступников уверенности в ненаказуемости их деяний.

Во-вторых, Статут Международного военного суда, который был определен Лондонским соглашением от 8 августа 1945 г., предусматривающим его правовую сторону, имеет специальное предназначение, потому что является первым актом в области международного права. В Определении Статута решены многие принципиальные вопросы, которые оказывают решающее влияние на развитие международного уголовного права. Это вопросы об исполнении заказного преступления; о положении, полномочиях и ответственности главы государства; о соучастии; об ответственности за участие в преступных группировках и др.

В-третьих, отдельные уголовные процессы, которые велись после завершения Нюрнбергского процесса на основе Закона № 10 Контрольного Совета для Германии, состоявшегося 20 декабря 1945 г. в Берлине, свидетельствуют о необходимости беспристрастного и независимого постоянного и единого Международного уголовного суда. На такой подход должен быть ориентирован Статут постоянного Международного уголовного суда, принятого 17 июля 1998 г. в Риме, как гаранта международного единства и справедливости [10]2.

Однако в современных условиях глобализации агрессивное доминирование США и их союзников в интересах эксплуатации иных стран мира создает предпосылки для дальнейшего нагнетания международной напряженности, создающей угрозу международной безопасности. Все более изощренные и разрушительные формы принимает международный терроризм, происходят региональные и межнациональные конфликты и войны в различных районах мира, сопровождающиеся преступлениями против человечности, массовым истреблением гражданского населения и другими военными преступлениями. Неоднократно лицам, виновным в геноциде, военных и других преступлениях против человечества, удавалось избежать правосудия. Такое состояние обусловливает потребность решительных и сплоченных усилий со стороны мирового сообщества по восстановлению и защите мира и международного правопорядка.

В июле 1998 года на Дипломатической конференции Полномочных представителей ООН в Риме был принят Статут Международного уголовного суда, который полномочен судить индивидов, совершивших серьезные нарушения международного гуманитарного права. Однако проблема состоит не только в наличии или отсутствии специальных институтов международного правосудия. Опыт использования механизма международного правосудия в международных трибуналах для Руанды и для бывшей Югославии, учрежденных Советом Безопасности ООН, представляется проблематичным ввиду их явной политизированности и подверженности внешним влияниям. Решение этой проблемы в значительной степени зависит от готовности и способности, воли государств соблюдать нормы и принципы международного права не на словах, а на деле.

Прошло много времени, но постановление Международного трибунала в Нюрнберге об осуждении жестокостей во время войны актуально и сейчас. Во время агрессии НАТО в Югославии войска западной коалиции бомбили и разрушали мосты, больницы, объекты энергетики, объекты гражданского назначения. Больше всего пострадало гражданское население. Нанося жестокие удары по беззащитным мирным объектам, они вынудили руководство Югославии капитулировать. Такой способ ведения войны становится системной стратегией ХХI века. В Первой мировой войне потери гражданского населения составили — 5% от общего числа потерь, во Второй мировой войне — 65%, во Вьетнамской войне — 95%, в Югославии — около 98%. В настоящее время такой подход применяется и совершенствуется Киевской властью на Юго-Востоке Украины.

Весьма опасно забвение и игнорирование уроков Нюрнбергского процесса в Украине, где распространяется буржуазно-националистическая неофашистская идеология. В нравственно-психологической атмосфере этого региона реанимируется и формируется культ таких «вождей» национализма, как Шептицкий, Коновалец, Бандера, Мельник, Шухевич и др. Вожди ОУН-УПА, действуя в западных областях, стремились превратить всю Украину в сателлита фашистской Германии. Об этом свидетельствует содержание так называемого Акта провозглашения Украинской Державы, принятого 30 июня 1941 г. во Львове на собрании националистов и представителей германских оккупационных войск. В настоящее время 30 июня отмечается как праздник освобождения города от большевизма и «москалей», фактически посвященный захвату города вермахтом.

Нынешние наследники Бандеры приводят только отрывок из документа: «Волею украинского народа Организация националистов под водительством Степана Бандеры провозглашает создание Украинской Державы». Однако в акте есть третий пункт, который гласит: «Вновь образуемая Украинская Держава будет тесно сотрудничать с национал-социалистической великой Германией, которая под водительством своего вождя Адольфа Гитлера создает новый строй в Европе и мире и помогает украинскому народу избавиться от московской оккупации. Украинская национальная революционная армия, создаваемая на украинской земле, будет и дальше сражаться с союзной германской армией против московской оккупации за суверенное соборное государство и новый строй во всем мире». Очевидно, иначе как клятву на верность фашизму такое заверение рассматривать нельзя. Многочисленные факты убедительно свидетельствуют о массовых злодеяниях ОУН-УПА под руководством немецких фашистов, их участии в массовых убийствах украинцев, русских, белорусов, поляков, евреев и др. [7, с. 6, 375, 376, 383].

Национализм и неофашизм как современные формы политико-правового игнорирования норм международного права живучи и многолики. Одно из проявлений этого — вандализм в отношении памятников и памятных мест, увековечивающих память о погибших в борьбе с фашизмом в годы Великой Отечественной войны.

Опыт Нюрнберга и последующая история убедительно показывают, что осуществление международного правосудия может и должно быть результатом искренних, деятельных усилий всех заинтересованных государств — членов ООН. Только в этом случае вердикты органов международного правосудия будут пользоваться заслуженным авторитетом у мирового сообщества. Поэтому совершенно недопустимо присвоение роли «международного судьи» каким-либо отдельным государством или военно-политическим блоком, не считаясь с мнением других государств и международных организаций. При этом современная Россия твердо заявляет о своей приверженности тем принципам, которые были провозглашены и применены на Нюрнбергском процессе. Наша страна, внесшая основной вклад в достижение победы союзников над фашистской Германией во Второй мировой войне, вправе ожидать соблюдения принципов Нюрнбергского суда от всех государств, входящих в ООН.

Выражая признательность живым и павшим воинам и труженикам тыла, одержавшим Победу в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов, нам, людям, сохраняющим верность идеалам мира, добра, совести и чести, необходимо укреплять суверенитет, оборону и безопасность нашей Родины — России.

 

Список литературы

 

1.            Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трех союзных держав — СССР, США и Великобритании 17 июля—2 августа 1945 г.:

сб. документов. М., 1980.

2.            Вторая мировая война итоги и уроки -  Военное издательство. 1985.

3.            Действующее международное право,Т. 3. М.: Московский независимый институт международного права, 1997.

4.            Международное публичное право: сб. документов. Т. 2. М.: БЕК, 1996.

5.            Нюрнберг предупреждает – от нацизма до терроризма : материалы международной конференции «Нюрнбергский процесс — история и современность» 2—3 октября 2001 г. М.: НОРМА, 2002.

6.            Нюрнбергский процесс в 2 т. М., 1951—1952. Т. 1.

7.            Нюрнбергский процесс: в 2 т. М., 1951—1952. Т. 2.

8.            Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками: сб. материалов: в 7 т. М., 1960—1961. Т. 5.

9.            Нюрнбергский процесс: сб. материалов: в 8 т. М., 1987—1990.

10.          О подписании Римского статута Международного уголовного суда: распоряжение Президента РФ от 08.09.2000 № 394-рп.

11.          О ратификации конвенции о неприменении срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества Указ Президиума Верховного Совета от 11.03.1969 № 3667-VII.

12.          Последняя точка Второй мировой: материалы международной научно-практической конференции «Проблемы современной международной законности и уроки Токийского и Хабаровского процессов» 27 ноября 2008 г. М.: Юридическая литература, 2009.

13.          Резолюции, принятые Генеральной Ассамблеей на второй части первой сессии с 23 октября—15 декабря 1946 г. Лейк Соксес, Нью-Йорк: Объединенные нации, 1947.

14.          Сборник действующих договоров и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами Вып.  XI. М., 1955.