УДК 343.121.5(520) (470)

Страницы в журнале: 158-163

 

А.И. Терегулова,

аспирант Института права Башкирского государственного университета Россия, Уфа missnasibullina@gmail.com

 

Рассматривается правовой статус несовершеннолетних делинквентов в Японии. Проводится сравнительно-правовой анализ норм, касающихся обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетнего делинквента, в российском и японском законодательствах.

Ключевые слова: несовершеннолетний, ювенальная юстиция, Семейный суд Японии, пробация, устойчивое развитие, модель социального обеспечения, реабилитация, патернализм.

 

По данным Федеральной службы государственной статистики РФ (см. табл. 1), в нашей стране по состоянию на 2013 год число преступлений, совершенных несовершеннолетними или при их соучастии, составляет 67,2 тыс., что, например, по сравнению с 1995 годом (209,8 тыс.) меньше приблизительно в 3 раза. Да и в целом в России складывается положительная тенденция снижения преступности среди несовершеннолетних (см.: [5]). Однако достоверность и правдивость этих статистических данных весьма условна по причине низких демографических показателей во времена перестройки, латентного характера преступности среди несовершеннолетних и пр.

Также необходимо отметить, что уголовно-процессуальное право России, несмотря на закрепленные в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации 2001 года (далее — УПК РФ) гарантии защиты прав несовершеннолетних (см. гл. 50), носит в целом обвинительный характер. Современное российское уголовное законодательство сохраняет следы средневекового подхода, поскольку, допуская определенные послабления для несовершеннолетних (например, возможность применения к ним принудительных мер воспитательного воздействия; разрешение применять к ним заключение под стражу в качестве меры пресечения «лишь в исключительных случаях» и т.п.), не рассматривает судопроизводство по делам подростков как процедуру, коренным образом отличающуюся по своему предназначению и формам от разбирательства уголовных дел взрослых обвиняемых (см.: [2]). Это в свою очередь часто приводит к негативным последствиям: молодые осужденные, «озлобившись» на государство и «пообщавшись» со взрослыми сотоварищами, не прекращают свою преступную деятельность и нередко становятся рецидивистами во взрослой жизни.

Противоположная ситуация сложилась в Японии, которая считается лидером по борьбе с преступностью в мире. Несмотря на то, что идея о создании современной ювенальной системы была заимствована у США [14],  согласно мнению многих ученых, именно в Стране восходящего солнца ювенальная система показала свою эффективность на практике, поскольку здесь уровень преступности среди несовершеннолетних является очень низким по сравнению с другими развитыми странами.

Японское законодательство ориентировано прежде всего на реабилитацию несовершеннолетнего, преступившего закон: его не изолируют от общества как «неугодного системе», а дают шанс вернуться в социум после исправления. Ювенальная юстиция Японии характеризуется как модель социального обеспечения, основанная на философии патернализма (parens patriae), кроме того, считается, что ей свойственна представительная модель (participatory model), поскольку общество и государство активно взаимодействуют в борьбе за будущее молодых людей (см.: [8]).

В Японии в настоящее время действует Закон «О несовершеннолетних» 1948 года (Juvenal law), заменивший Ювенальный закон  1922 года. Основной целью данного закона является обеспечение устойчивого развития несовершеннолетних делинквентов с помощью защиты и воспитания (sound development). Существенные поправки в данный закон вносились в 2000, 2007 и 2008 годах. Необходимость внесения изменений была вызвана многочисленными публикациями в средствах массовой информации об увеличении фактов проявления жестокости со стороны молодых преступников. К примеру, в 1997 году широко освещалась новость о 14-летнем мальчике, совершившем два убийства с особой жестокостью в городе Кобе (см.: [10]). Законодательные изменения в целом имели курс на ужесточение политики в отношении несовершеннолетних, совершивших противоправное деяние, однако это не повлияло на реабилитационную направленность ювенальной юстиции.

В РФ такой комплексный закон о несовершеннолетних, как в Японии, отсутствует: нормы, касающиеся несовершеннолетних, вступивших в конфликт с законом, расположены в различных правовых актах (УПК РФ, Федеральном законе от 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», Законе от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» (далее — Закон № 2124-1) и пр.). В связи с этим в рамках отечественного законодательства необходимо разработать единый закон о несовершеннолетних, который будет способствовать обеспечению прав и законных интересов несовершеннолетних, совершивших противоправное деяние.

В соответствии со ст. 3 Закона «О несовершеннолетних» Японии, несовершеннолетние — это лица, не достигшие 20 лет (см.: [7]). Лица до 14 лет по общему правилу не несут уголовной ответственности, и в соответствии с Законом «О благополучии детей» (Child Welfare Law) в случае совершения противоправного деяния передаются под юрисдикцию детских центров. Согласно российскому законодательству (ч. 1. ст. 87 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года), несовершеннолетними признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось 14, но не исполнилось 18 лет. Законодательство РФ по данному вопросу полностью соответствует международным стандартам. Несмотря на это, считаем возможным более углубленно рассмотреть вопрос о законодательном введении в России такой категории лиц, как «условно несовершеннолетние» в возрасте от 18 до 20 лет.

В Стране восходящего солнца предварительное расследование в отношении несовершеннолетнего обвиняемого осуществляется полицией (в случае малозначительных преступлений) и прокурором (в случае обычных преступлений) и основывается на Уголовно-процессуальном кодексе Японии (далее — УПК Японии). В России уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель.

Допрос — одно из наиболее распространенных следственных действий, осуществляемых во время предварительного расследования. В Японии допрос несовершеннолетнего не ограничен временными рамками и может длиться иногда более 10 часов (см.: [9]). Российское законодательство отнеслось намного гуманнее к этому вопросу: согласно ст. 425 УПК РФ допрос несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого не может продолжаться без перерыва более 2 часов, а в общей сложности — более 4 часов в день.

Участие адвоката на стадии предварительного расследования является необязательным согласно УПК Японии (по статистике адвокатов приглашают только в 10% случаях) (см.: [11]). Возможным объяснением данного факта является приоритет семейных ценностей в Японии, особое отношение к детям в японских семьях и вследствие этого традиционный взгляд на представление интересов ребенка родителем или иным законным представителем (см.: [16]). В соответствии со ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый является несовершеннолетним. Это соответствует международным стандартам по вопросам обеспечения права несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого на защиту. Однако вопрос о необходимости участия простого адвоката является все же спорным: на практике участие государственного адвоката является, скорее, формальностью, чем настоящей защитой для молодого преступника. Данную проблему можно решить поощрением государством узкопрофильной специализации адвоката только по делам несовершеннолетнего, как это имеет место быть в Японии.

адвоката только по делам несовершеннолетнего

В Японии задержание или избрание меры пресечения в отношении несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого может быть осуществлено только в исключительных случаях. Если все-таки задержание произошло, то несовершеннолетний содержится отдельно от взрослых. В соответствии с УПК РФ задержание несовершеннолетнего подозреваемого, а также применение к несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу производятся в общем порядке. Однако при решении вопроса об избрании меры пресечения к несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому в каждом случае должна обсуждаться возможность передачи его под присмотр. Думается, что применительно к России можно использовать положительный опыт Японии по содержанию несовершеннолетних и молодых взрослых (вплоть до 26 лет) отдельно от взрослых в специальных учреждениях.

В соответствии с законодательством Японии полиция или прокурор после проведенного расследования должны передать любое уголовное дело в отношении несовершеннолетнего в Семейный суд (Family court), который играет значительную роль в системе ювенальной юстиции Страны восходящего солнца. Юрисдикция Семейного суда распространяется на три категории несовершеннолетних: несовершеннолетних делинквентов в возрасте от 14 до 19 лет; детей-правонарушителей до 14 лет (в исключительных случаях только по ходатайству губернатора префектуры или начальника Центра детского воспитания); молодых людей, не достигших 20 лет, склонных к совершению противоправных деяний (см.: [15]). Важно отметить, что все сотрудники Семейного суда являются специалистами по работе с несовершеннолетними. После передачи дела в Семейный суд сотрудником службы пробации (Probation Officer) в отношении несовершеннолетнего проводится социальное расследование, где изучаются условия его жизни и воспитания, уровень психического развития и иные особенности его личности, ведется работа с законными представителями. Также на данном этапе с ним работают психологи: проводят экспертизы, тестируют. Все данные, собранные в отношении несовершеннолетнего, передают судье, который решает, необходимо ли проводить судебное разбирательство или возможно прекратить уголовное дело. Практически 80% всех дел, переданных в Семейный суд, прекращаются до назначения судебного заседания (на основании социального расследования офицера пробации) или после проведения судебного разбирательства (см.: [11]). Семейный суд также может принять следующие решения: применить защитный надзор (Probation), направить несовершеннолетнего в воспитательное или попечительское учреждение (Classification Homes), направить в исправительные центры для несовершеннолетних (Juvenile Training Schools) или возвратить дело несовершеннолетнего, достигшего 14-летнего возраста, прокурору при необходимости рассмотрения дела во «взрослом» суде (см.: [12]). В РФ в общей массе дела в отношении несовершеннолетних рассматриваются судами общей юрисдикции, однако в некоторых регионах начинают работать экспериментальные ювенальные суды, в других — на помощников судей возложена обязанность собирать информацию о несовершеннолетнем и выполнять роль социального работника. Практика показывает эффективность работы таких ювенальных судов.

Если Семейный суд Японии приходит к выводу, что необходимо проводить судебное разбирательство, то, согласно Закону «О несовершеннолетних», заседание должно проводиться в спокойной, комфортной для несовершеннолетнего обстановке. Участие прокурора в таких заседаниях является ограниченным: только по серьезным преступлениям (до поправок в закон от 2000 года участие прокурора было недопустимым). При этом в случае участия в судебном разбирательстве прокурора участие защитника обязательно (см.: [6]). Потерпевший может участвовать в судебном заседании, однако он не имеет права задавать вопросы несовершеннолетнему или выражать свое мнение.

Следует отметить, что до 2008 года потерпевшие в Японии не могли присутствовать в судебном заседании (см.: [13]). Судебное заседание, согласно российской правовой действительности, проводится в обычной обстановке без каких-либо исключительных условий для несовершеннолетних. Участие прокурора в судебном заседании является обязательным. Согласно ст. 37 УПК РФ в ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность. Потерпевший может не только участвовать в судебном разбирательстве, но также и поддерживать обвинение, выступать в судебных прениях. Думается, что с точки зрения обеспечения прав несовершеннолетних желательно ограничить участие прокурора и потерпевшего в уголовном судопроизводстве до минимума.

Согласно Закону «О несовершеннолетних» в Японии судебное заседание является закрытым, принцип состязательности сторон не применяется (см.: [4]). Этим обеспечиваются защита прав несовершеннолетнего, предоставление возможности для него начать жизнь с чистого листа. В российском законодательстве таких норм, защищающих конфиденциальность несовершеннолетнего, на данный момент сравнительно мало. Согласно ст. 241 УПК РФ, «разбирательство уголовных дел во всех судах открытое, за исключением случаев, когда рассматриваются уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста шестнадцати лет» [3].

Считаем необходимым внести поправки в данную статью, а именно: распространить действие указанной нормы на лиц, не достигших 20 лет. В соответствии с ч. 2. ст. 41 Закона № 2124-1 редакция не вправе разглашать в распространяемых сообщениях и материалах сведения, прямо или косвенно указывающие на личность несовершеннолетнего, совершившего преступление либо подозреваемого в его совершении, а равно совершившего административное правонарушение или антиобщественное действие, без согласия самого несовершеннолетнего и его законного представителя (см.: [1]). За нарушение данной статьи лица, допустившие разглашение информации о личности несовершеннолетнего, совершившего преступление, несут всего лишь дисциплинарную или административную ответственность. По причине данного пробела в российском законодательстве информация о несовершеннолетнем преступнике нередко становится достоянием общественности, что приводит к «клеймению» его на всю жизнь.

Итак, проанализировав опыт Японии в построении ювенальной системы и сравнив его с правовыми реалиями России, мы приходим к выводу, что, несмотря на значительные различия в подходе к построению правовой системы (в Японии общество и полиция тесно сотрудничают, а в России данные социальные структуры имеют подчас противоположные интересы), возможна рецепция положительного опыта Японии.

 

Список литературы

 

1. Закон от 27.12.1991 № 2124-1 (ред. от 02.07.2013) «О средствах массовой информации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2013). Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

2. Пашин С.А. Пекинские правила и некоторые положения российского уголовного законодательства: сопоставление моделей кураторской и карательной юстиции // Вопросы ювенальной юстиции. 2011. № 4. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 21.07.2014). Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

4. Уэда К. Преступность и криминология в современной Японии. — М.: Книга по Требованию, 2012.

5. Федеральная служба государственной статистики. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/ population/pravo/10-03.htm (дата обращения 18.07.2014).

6. Creating «Problem Kids»: Juvenile Crime in Japan and Revision to Juvenile Act. Trevor Ryan. URL: http://sydney.edu.au/law/anjel/documents/ZJapanR/ZJapanR19_11_Ryan.pdf (дата обращения 22.07.2014).

7. Hardung J. The Proposed Revision to Japan’s Juvenile Law: if Punishment is their Answer they are asking the Wrong Question // Pacific Rim Law & Policy Journal Association. 2000. URL: https://digital.lib.washington.edu/dspace-law/bitstream/handle/1773.1/805/9PacRimLPolyJ139.pdf?sequence=1 (дата обращения 01.07.2014).

8. Hartjen Clayton A. Youth, Crime and Justice: A Global Inquiry. — New Brunswick, N.J.: Rutgers University Press, 2008.

9. Interrogation of Criminal Suspects in Japan — the Introduction of Electronic Recording Report of the International Bar Association. December 2003. URL: http://www.ibanet.org/Document/Default.aspx?DocumentUid=340486E4-A77A-4205-A73C-F422C3714CBB (дата обращения 22.07.2014).

10. Kobe child murders. URL: http://en.wikipedia.org/wiki/Kobe_child_murders (дата обращения 22.07.2014).

11. Kuzuno H. Juvenile Diversion and the Get-Tough Movement in Japan. URL: http://www.ritsumei.ac.jp/acd/cg/law/lex/rlr22/KUZUNO.pdf (дата обращения 22.07.2014).

12. Muncie J., Goldson B. Comparative Youth Justice Critical Issues. — London: Sage Publications, 2006.

13. Nobuhito Y. Recent Changes in Youth Justice in Japan // Hiroshima Hogaku. Vol. 33. № 4(2010). URL: http://ir.lib.hiroshima-u.ac.jp/metadb/up/ kiyo/AN0021395X/HLJ_33-4_90.pdf (дата обращения 19.07.2014).

14. Toru Ogino. Prevention of Juvenile Сrime in the United States and Japan. URL: http://www.wcfia. harvard.edu/us-japan/research/pdf/05-11.Ogino.pdf (дата обращения 01.07.2014).

15. Winterdyk John A. Juvenile Justice Systems: International Perspectives. — Toronto: Canadian scholars’ press, 2002.

16. Zalkind P., Simon Rita J. Global Perspectives on Social Issues: Juvenile Justice Systems. — Lexington Books, 2004. 

 

 

Чтобы получить короткую ссылку на этот материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите на кнопку: