Управление Федеральной службы судебных приставов по Волгоградской области

 

С.Ю. ГУСАКОВ,

начальник отдела организации исполнительного производства Управления ФССП России по Волгоградской области

 

Ранее мы уже рассматривали наиболее интересные и важные с точки зрения практического использования позиции Верховного Суда РФ по вопросам применения законодательства об исполнительном производстве[2]. В настоящем обзоре приводятся позиции Верховного Суда РФ, выраженные в судебных актах, принятых в период с 10.06.2017 по 28.02.2018.

 

1. Арест, наложенный судебным приставом-исполнителем на денежные средства должника на счете в банке в срок для добровольного исполнения, не является основанием для освобождения от взыскания с должника исполнительского сбора.

В рамках исполнительного производства о взыскании денежных средств судебным приставом-исполнителем во время течения срока для добровольного исполнения исполнительного документа наложен арест на денежные средства, находящиеся на расчетном счете должника-организации.

Поскольку в срок для добровольного исполнения требования исполнительного документа исполнены не были, судебный пристав-исполнитель вынес постановление о взыскании с должника-организации исполнительского сбора.

Должник-организация обратилась в суд с требованием о признании незаконным постановления о взыскании исполнительского сбора, поскольку наложенный в срок для добровольного исполнения на счет арест препятствовал исполнению решения суда в добровольном порядке.

Судами первой и апелляционной инстанции должнику отказано в удовлетворении заявленных требований.

Оставляя в силе судебные акты судов нижестоящих инстанций, Верховный Суд РФ в определении от 25.08.2017 № 307-КГ17-10971 по делу № А56-54716/2016[3] указал, что арест на денежные средства наложен был в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, а не в качестве меры принудительного исполнения. При этом доказательств наличия чрезвычайных непредотвратимых обстоятельств невозможности исполнения требований исполнительного документа должник не представил. Утверждения заявителя о незаконности взыскания с общества исполнительского сбора и невозможности исполнения требований исполнительного документа были отклонены, поскольку не свидетельствуют о добросовестном поведении должника, связанном с исполнением исполнительного документа, исходя из смысла положений ч. 2 ст. 112 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее —Закон об исполнительном производстве).

Аналогичная позиция по указанному вопросу содержится также в определениях Верховного Суда РФ от 26.10.2017 № 305-КГ17-15618 по делу № А40-242875/2016, от 13.10.2017 № 305-КГ17-10887 по делу № А40-95974/2016.

2. Продолжение исполнительного производства, в рамках которого взыскателю причинены убытки незаконными действиями судебного пристава - исполнителя, не является препятствием для их возмещения.

В рамках исполнительного производства судебным приставом-исполнителем установлен запрет на отчуждение принадлежащей должнику на праве собственности квартиры.

В последующем постановлением судебного пристава-исполнителя установленный запрет был отменен, квартира была отчуждена должником.

Взыскатель обратился в суд с заявлением о взыскании с Российской Федерации ущерба, причиненного незаконными действиями по отмене запрета на отчуждение с квартиры должника.

Отказывая в удовлетворении требований взыскателя, суды первой и апелляционной инстанции указали, что исполнительное производство не окончено, возможность исполнения исполнительного документа не утрачена.

Отменяя судебные акты судов нижестоящих инстанций, Верховный Суд РФ в определении от 03.10.2017 № 49-КГ17-23 указал на то, что суд не учел, что само по себе продолжение исполнительного производства не является препятствием для возмещения убытков, причиненных взыскателю действием судебного пристава-исполнителя; суду надлежало установить, имеется ли иное имущество, обращение взыскания на которое позволило бы в разумный срок удовлетворить требования взыскателя. При этом обязанность по доказыванию наличия такого имущества возлагается на ответчика (судебного пристава-исполнителя).

3. Для ограничения возможности распоряжения жилым помещением должника судебный пристав-исполнитель может установить запрет на регистрацию в таком жилом помещении по месту жительства и месту пребывания.

Установив принадлежность должнику жилого помещения, судебный пристав-исполнитель вынес постановление о запрете совершения регистрационных действий по регистрации по месту жительства и по месту пребывания в отношении данного жилого помещения.

Должником приняты меры по оспариванию постановления, в том числе и на том основании, что указанное постановление препятствует реализации его права на свободное передвижение путем регистрации по месту жительства в названном жилом помещении.

Признав постановление судебного пристава-исполнителя законным, суды нижестоящих инстанций, а также Верховный Суд РФ в определении от 26.10.2017 № 307-КГ17-15541 по делу № А21-7320/2016[4] указали, что спорное жилое помещение не является единственным местом жительства должника, судебный пристав-исполнитель не осуществлял арест указанного жилого помещения (опись имущества, составление актов) и действия, направленные на обращение взыскания на это помещение. Запрет осуществления регистрационных действий в отношении этого помещения ограничивает только возможность распоряжения помещением; должник не лишен права им пользоваться.

4. Отсутствие у должника возможности по самостоятельной принудительной реализации залогового имущества, на которое обращено взыскание, не освобождает последнего от ответственности в виде исполнительского сбора.

Судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о взыскании с должника-организации исполнительского сбора в связи с неисполнением в срок, предусмотренный для добровольного исполнения, исполнительного документа, содержащего требование об обращении взыскания на заложенное имущество (без указания суммы, подлежащей взысканию).

Постановление было оспорено  должником, который заявил, что он, являясь залогодателем, на имущество которого обращено взыскание по основному обязательству, лишен возможности по самостоятельному и добровольному исполнению решения суда, поскольку вытекающие из него меры по реализации имущества с публичных торгов являются компетенцией судебного пристава-исполнителя; должник полномочиями по обращению взыскания на собственное имущество лишен.

При рассмотрении дела судами были определены действия, несовершение которых вменено должнику в вину и явилось основанием для привлечения его к публично-правовой ответственности в виде взыскания исполнительского сбора.

Суды нижестоящих инстанций в удовлетворении требований отказали, однако указали, что размер исполнительского сбора должен быть рассчитан не от стоимости залогового имущества, а по правилам начисления исполнительского сбора для исполнительных документов неимущественного характера. Размер исполнительского сбора снижен с 854 280 тыс. руб. до 50 тыс. руб.

Определением Верховного Суда РФ от 24.10.2017 № 308-КГ17-15128 по делу № А32-37451/2016[5] указанные судебные акты оставлены без изменения.

5. Денежные средства, поступившие на депозитный счет подразделения ФССП России, подлежат распределению в порядке очередности, предусмотренной Законом об исполнительном производстве, независимо от способа их перечисления на депозитный счет.

В рамках сводного исполнительного производства должником-организацией на депозитный счет подразделения судебных приставов перечислены денежные средства с указанием сведений о том, в рамках какого исполнительного производства произведена оплата.

Денежные средства распределены судебным приставом-исполнителем в порядке очередности, установленной законодательством об исполнительном производстве.

Должник-организация обратился с иском в суд, указав, что положения статей 110, 111 Закона об исполнительном производстве с учетом судебной практики Высшего Арбитражного Суда РФ применятся не должны; распределение по усмотрению судебного пристава-исполнителя денежных средств, поступивших на депозитный счет, допускается только в том случае, если в ходе исполнительного производства применялись принудительные меры по их взысканию. Если же денежные средства самостоятельно уплачены должником в срок, установленный для добровольного исполнения исполнительного документа,  они должны зачитываться в соответствии с целевым назначением, определенным взыскателем.

Судами нижестоящих инстанций в удовлетворении заявленных требований отказано.

Оставляя в силе судебные акты судов нижестоящих инстанций, Верховный Суд РФ в определении от 11.10.2017 № 304-КГ17-14482 по делу № А70-12449/2016[6]  указал, что нормы статей 110, 111 Закона об исполнительном производстве направлены на защиту интересов всех взыскателей, независимо от объема требований, установленных в исполнительных документах, и не содержат порядка распределения денежных средств в зависимости от способа их поступления на депозит подразделения судебных приставов.

В связи с этим указание должником в платежных документах по перечислению денежных средств на депозит подразделения судебных приставов направить их определенным взыскателям по конкретным исполнительным документам не является для судебного пристава обязательным, и он обоснованно распределил поступившие от должника на депозитный счет подразделения денежные средства по всем исполнительным документам в соответствии с требованиями статей 110 и 111 Закона об исполнительном производстве.

6. Исполнительный лист, выданный на основании определения об утверждении мирового соглашения, подлежит исполнению в принудительном порядке судебным приставом-исполнителем.

Судебным приставом-исполнителем на основании исполнительного листа об утверждении мирового соглашения, в соответствии с которым по кредитному договору установлена задолженность, определен график погашения задолженности, а в случае неисполнения должником обязательств по погашению задолженности в соответствии с графиком определена возможность принудительного исполнения на основании исполнительного листа о досрочном взыскании всей суммы задолженности по мировому соглашению и принудительное обращение взыскания на заложенное имущество, возбуждено исполнительное производство.

Должник обратился в суд с заявлением о признании незаконным постановления о возбуждении исполнительного производства.

Суд первой инстанции в удовлетворении требований отказал.

Суд апелляционной инстанции признал постановление о возбуждении исполнительного производства незаконным, указав, что выданный на основании определения суда об утверждении мирового соглашения исполнительный документ, согласно которому было возбуждено исполнительное производство, не соответствует требованиям закона и по своему смыслу и содержанию не подлежит принудительному исполнению Федеральной службой судебных приставов и ее территориальными органами.

Отменяя судебный акт апелляционной инстанции, Верховный Суд РФ в определении от 29.11.2017 № 69-КГ17-25[7] указал на то, что утвержденное судом мировое соглашение, не исполненное добровольно, подлежит принудительному исполнению на основании исполнительного листа, выдаваемого судом по ходатайству стороны данного соглашения; обстоятельства, связанные с исполнением мирового соглашения, подлежат выяснению в ходе исполнительного производства. 

7. Судом признан незаконным отказ в перечислении денежных средств на счет представителя взыскателя по причине отсутствия печати на доверенности, выданной от имени юридического лица, и отсутствия нотариального удостоверения доверенности.

Судебным приставом-исполнителем отказано в перечислении денежных средств на счет представителя взыскателя, действующего на основании доверенности, оформленной представляемой организацией в простой письменной форме, без печати представляемой организации и нотариального удостоверения доверенности.

Признавая неправомерным бездействие судебного пристава-исполнителя по перечислению денежных средств на счет представителя взыскателя, суды указали, что отказ в перечислении денежных средств на счет представителя взыскателя по причине отсутствия печати на доверенности и отсутствия ее нотариального удостоверения является незаконным.

Суды указали, что полномочия представителей сторон исполнительного производства оформляются в порядке ст. 54 Закона об исполнительном производстве. Согласно ч. 1 ст. 53 Закона об исполнительном производстве полномочия руководителей организаций и органов, действующих от их имени, подтверждаются представленными ими судебному приставу-исполнителю документами, удостоверяющими их служебное положение, а также учредительными и иными документами. В соответствии с ч. 2 ст. 54 Закона об исполнительном производстве доверенность, выдаваемая от имени организации другому лицу, должна быть подписана руководителем или иным уполномоченным на то лицом и скреплена печатью организации (при наличии печати). Суды подчеркнули, что требование о нотариальном заверении доверенности противоречит положениям п. 4 ст. 185.1 Гражданского кодекса РФ.

Определением Верховного Суда РФ от 29.11.2017 № 306-КГ17-17503 по делу № А57-16564/2016[8] позиция нижестоящих судов признана обоснованной; заявителю отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ.

 

8. При обращении взыскания на пенсию должника необходимо учитывать величину установленного в регионе прожиточного минимума.

Судебным приставом-исполнителем обращено взыскание на пенсионные выплаты должника в размере 50% от получаемых сумм.

Должник обратился в суд с требованием об оспаривании указанного постановления судебного пристава-исполнителя, мотивировав свои требования тем, что после произведенных удержаний размер оставшегося дохода становится ниже установленной в соответствующем субъекте Российской Федерации величины прожиточного минимума.

Суд первой инстанции заявленные требования удовлетворил.

Судом апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено, должнику в удовлетворении требований отказано.

Отменяя апелляционное определение и оставляя в силе решение суда первой инстанции, Верховный Суд РФ в определении от 26.12.2017 № 81-КГ17-20[9] указал, что судебному приставу-исполнителю при определении размера удержания из пенсии должника-гражданина, которая является для него единственным доходом, следует учитывать размер этой пенсии в сопоставлении с величиной установленного в регионе прожиточного минимума, чтобы обеспечить самому должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условия, необходимые для их нормального существования и реализации социально-экономических прав.

9. Требование об определении размера задолженности по алиментам подлежит  рассмотрению не по правилам административного судопроизводства, а в порядке искового производства.

Должник по алиментным обязательствам не согласился с определенным судебным приставом-исполнителем размером задолженности и обратился в суд с иском об определении размера задолженности по алиментам.

Судами первой и апелляционной инстанции в принятии искового заявления отказано; заявителю разъяснено, что заявление рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства не подлежит, поскольку должно рассматриваться и разрешаться в порядке административного судопроизводства.

 

Отменяя судебные акты судов нижестоящих инстанций, Верховный Суд РФ в определении от 12.12.2017 № 18-КГ17-187[10] указал, что, как видно из материала, должником при оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об определении задолженности по алиментам заявлено требование об определении размера задолженности по алиментам, в связи с чем заявленные им требования подлежали рассмотрению в порядке искового производства по правилам Гражданского процессуального кодекса РФ.

10. Запрет на совершение регистрационных действий не является мерой принудительного исполнения, носит обеспечительный характер и направлен на сохранность имущества должника до исполнения им требований исполнительного документа.

На основании исполнительного документа о взыскании с организации страховых взносов в размере 9,52 руб. судебным приставом-исполнителем возбуждено исполнительное производство и установлен запрет на отчуждение принадлежащих должнику 320 транспортных средств.

Должником-организацией приняты меры по оспариванию указанных действий судебного пристава-исполнителя.

Судами нижестоящих в удовлетворении заявленных требований отказано.

Оставляя в силе судебные акты судов нижестоящих инстанций, Верховный Суд РФ в определении от 25.12.2017 № 305-КГ17-17002 по делу № А40-167329/2016[11] отметил, что судебный пристав-исполнитель  действовал в пределах своих полномочий и в соответствии с требованиями Закона об исполнительном производстве.

Перечень исполнительных действий, приведенный в ст. 64 Закона об исполнительном производстве, не является исчерпывающим, судебный пристав вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов. К числу таких действий относится запрет на совершение регистрационных действий в отношении транспортных средств. Примененный судебным приставом запрет на совершение регистрационных действий не является мерой принудительного исполнения, не может рассматриваться в качестве обращения взыскания на имущество должника, которое в силу ч. 1 ст. 69 Закона об исполнительном производстве включает изъятие имущества и (или) его принудительную реализацию либо передачу взыскателю. Запрет на совершение регистрационных действий носит обеспечительный характер и направлен на сохранность имущества должника до исполнения им требований исполнительного документа.

11. В целях понуждения должника к исполнению исполнительного документа судебным приставом-исполнителем может быть вынесено постановление о запрете на совершение регистрационных действий, связанных с внесением изменений в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ).

В рамках исполнительного производства о взыскании с юридического лица денежных средств судебным приставом-исполнителем вынесено постановление, которым объявлен запрет на совершение регистрационных действий, внесение изменений в ЕГРЮЛ, связанных с изменением руководителя, уменьшением доли в уставном капитале, изменением уставного капитала, изменением места регистрации, реорганизации; должностным лицам налогового органа поручено не проводить регистрационные действия в отношении должника-организации.

Должником-организацией приняты меры по оспариванию указанного постановления.

Отказывая должнику в удовлетворении требований, суды нижестоящих инстанций указали, что такое ограничение прямо допускается Законом об исполнительном производстве; цель введения ограничений в отношении должника-организации — понуждение его выполнить требование исполнительного документа.

Определением Верховного Суда РФ от 12.12.2017 № 305-КГ17-14222 по делу № А40-224281/2016[12] судебные акты судов нижестоящих инстанций оставлены без изменения.

12. Исполнительный лист о разделе совместно нажитого супругами имущества подлежит принудительному исполнению судебным приставом-исполнителем.

Судебным приставом-исполнителем отказано в возбуждении исполнительного производства на основании исполнительного листа о разделе совместно нажитого супругами имущества.

Суды первой и апелляционной инстанции постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства признали законным, исходя из отсутствия оснований для принудительного исполнения исполнительного документа, поскольку судом не принималось решение о возложении обязанности по передаче взыскателю денежных средств и иного имущества либо о совершении в ее пользу определенных действий или воздержания от их совершения; вопрос устранения препятствий в передаче имущества судом не рассматривался.

Кассационным определением Верховного Суда РФ от 26.01.2018 № 85-КГ17-38[13] указанные судебные акты отменены, постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства признано незаконным.

Верховный Суд РФ указал, что решение суда о разделе совместно нажитого имущества является решением о присуждении и содержит указание на выделение в собственность лица, участвующего в деле, определенного имущества, т. е. фактически возлагает на одного из бывших супругов обязанность передать в собственность другому супругу упомянутое в судебном акте имущество.

Следовательно, формальное отсутствие в резолютивной части судебного акта и в исполнительном листе указания на возложение на должника определенной обязанности не изменяет характера спорных правоотношений, а выданный исполнительный лист подлежит принудительному исполнению службой судебных приставов.

Библиография

1 Использованы нормативные правовые акты по состоянию на 12.03.2018.

2 Гусаков С.Ю. Обзор позиций Верховного Суда РФ по вопросам исполнительного производства, выраженных в 2017 году // Практика исполнительного производства. 2017. № 2. С. 6—11.

3 URL: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-25082017-n-307-kg17-10971-po-delu-n-a56-547162016/

4 URL: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-26102017-n-307-kg17-15541-po-delu-n-a21-73202016/

5 URL: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-24102017-n-308-kg17-15128-po-delu-n-a32-374512016/

6 URL: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-11102017-n-304-kg17-14482-po-delu-n-a70-124492016/

7 URL: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-29112017-n-69-kg17-25/

8 URL: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-29112017-n-306-kg17-17503-po-delu-n-a57-165642016/

9 URL: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-26122017-n-81-kg17-20/

10 URL: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-12122017-n-18-kg17-187/

11 URL: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-25122017-n-305-kg17-17002-po-delu-n-a40-1673292016/

12 URL: http://legalacts.ru/sud/opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-12122017-n-305-kg17-14222-po-delu-n-a40-2242812016/

13 URL: http://legalacts.ru/sud/kassatsionnoe-opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-26012018-n-85-kg17-38/