УДК 347.94

Страницы в журнале: 97-100

 

В.Д. АНДРИЙЦЁ,

кандидат юридических наук, председатель Закарпатского окружного административного суда zac.sud.doc@gmail.com

 

Рассматривается доказательное право как подотрасль гражданского процессуального права, систематизируются подходы по определению структуры доказательного права, и предлагается авторское понимание общей и особенной частей доказательного права как подотрасли гражданского процессуального права.

Ключевые слова: структура, доказательное право,  гражданское процессуальное право.

 

General and Special Parts of the Law of Evidence as a Subsectors of the Civil Procedure Law

Andriycio V.

In the article the author examines the law of evidence as a subsector of the civil procedure law, classifies the approaches to determining the structure of law of evidence and offers the author’s understanding of general and special part of the law of evidence as subsectors of civil procedure law.

Keywords: structure, law of evidence, civil procedure law.

 

Особенностью подотрасли права является то, что она, будучи объединением группы правовых институтов, характеризуется наличием общих и специальных положений. Именно данное свойство приближает подотрасль права к отрасли права, которая характеризуется наличием общей и особенной частей.

Основная функция любой отрасли права состоит в обеспечении качественного регулирования определенной сферы общественных отношений. Немаловажное значение в этом играет ее структура. Как отмечают в теории права, отрасль правая имеет специфическое строение (структуру). В ней выделяются общая и особенная части. В общую часть входят институты, включающие в себе положения, которые «обслуживают» все или почти все институты особенной части. Институты общей части содержат те нормы права, действие которых, как правило, распространяется на все регулируемые этой отраслью отношения. Такое построение системы права позволяет исключить дублирование нормативно-правового материала, устранить громоздкость юридических конструкций и облегчить восприятие и изучение отрасли права[1].

Впервые о структурных элементах доказательного права начала задумываться И.В. Решетникова, которая в своем фундаментальном труде «Доказательственное право в гражданском судопроизводстве» дала развернутую систему доказательного права как комплексного правового института. К общей части доказательного права И.В. Решетникова предлагает отнести понятие доказательств, относимость, допустимость, достоверность, достаточность доказательств, предмет доказывания, обстоятельства, которые не подлежат доказыванию, обязанность доказывания, правовые презумпции (общие положения), истребование и предоставление в суд письменных и вещественных доказательств, средства доказывания, основания освобождения лиц от обязанности давать свидетельства в суде (абсолютные и относительные льготы), обеспечение доказательств, судебные поручения, стандарт, стадии доказывания. Указанные положения должны рассматриваться в общей части доказательного права, потому что они имеют отношение к доказыванию при рассмотрении любой категории гражданских дел[2].

Особенная часть доказательного права должна содержать специальные правовые нормы двух видов: нормы особенной части гражданского процессуального права и нормы материального права. Нормы могут быть разделены на два вида: 1) нормы специального характера об особенностях доказывания в разных видах судопроизводства; 2) нормы об особенностях доказывания на разных стадиях гражданского судопроизводства. По поводу отраслей материального права, содержащих нормы о доказательствах, можно сказать, что они относятся к отдельным категориям дел искового, особого производства, производства, которое вытекает из административно-правовых отношений[3]. Такие нормы должны оставаться в нормативных правовых актах материального права, где они выступают в качестве части соответствующих материально-правовых институтов. В нормах особенной части не стоит дублировать общие положения, поскольку они должны показывать только специфику доказывания[4].

Другие ученые, изучая структуру доказывания как правового института, отмечают, что его формируют нормы общего характера, определяющие принципы и содержание доказательной деятельности, элементы доказывания, субъектов доказывания, распределение обязанностей доказывания и т. д., и нормы специального характера, которые закреплены в процессуальных кодексах и актах материального характера[5].

М.А. Фокина, рассматривавшая доказательное право как объединение правовых институтов, отмечала, что оно является системноцелостным правовым образованием. Доказательное право является результатом дифференциации и интеграции правового регулирования. В результате дифференциации правового регулирования происходит его разветвление, приобретение на элементарном уровне специфических черт, что приводит к формированию в системе доказательного права таких специальных институтов, как объяснения сторон, объяснения третьих лиц, вещественных доказательств, свидетельских, письменных доказательств, технических носителей информации. Итогом интеграции правового регулирования в сфере доказывания стало образование общего института доказательств, который регламентирует то единственное, что свойственно отдельным институтам доказательного права, т. е. объединяет его общие нормы, например, нормы, которые регламентируют понятие доказательств, их относимость и допустимость, предмет доказывания, предоставление, исследование и оценку доказательств, распределение обязанностей по доказыванию[6].

Интересна и поучительна с точки зрения структуры доказательного права позиция представителей науки уголовного процесса. Именно они первыми начали говорить о существовании доказательного права как подотрасли права, но в рамках уголовного, а не гражданского процесса. Так, Г.М. Миньковский в структуре доказательного права выделяет общую и особенную части. К общей части он относит понятие доказательств и их систему, доказывание и его элементы, стадии, способы, цель и предмет доказывания, относимость, допустимость и оценку доказательств, круг прав и обязанностей субъектов доказывания. В особенной части проявляются задания, порядок и содержание следственных и судебных действий по доказыванию, отдельных сторон и этапов, особенности сбора, проверки и оценки отдельных видов доказательств по определенным категориям дел[7].

Авторы учебника под редакцией Н.В. Жогина также выделяют общую и особенную части доказательного права, которое рассматривается ими в качестве подсистемы уголовного процессуального права. К общей части доказательного права ученые относятся нормы, которые определяют понятия доказательств и их систему, доказывание и его элементы, стадии, способы, цели и предмет доказывания, а также нормы, которые регламентируют относимость и допустимость доказательств, начальные положения оценки доказательств, круг прав и обязанностей субъектов доказывания. Особенная часть доказательного права определяет задание, порядок, содержание следственных и судебных действий по доказыванию и отдельных сторон, этапов доказывания (в том числе по процессуальным стадиям), особенности сбора, проверки, оценки отдельных видов доказательств, особенности доказывания по некоторым категориям уголовных дел[8].

Таким образом, независимо от подхода к системе доказательного права представители уголовного или гражданского процесса выделяют его общую и особенную части. С данным подходом стоит согласиться, поскольку, действительно, институту судебного доказывания в гражданском процессе характерны как общие положения, так и специальные, регулирующие особые аспекты доказывания по гражданскому делу. Однако автор считает, что исследователи, выделяющие общую и особенную части доказательного права, методологически с самого начала совершают ошибку, которая не дает возможность должным образом определить структуру доказательного права как подотрасли: они соотносят нормы доказательного права не с уровнем того системного формирования, какое оно образует, а с уровнем целой отрасли права. Нельзя определять общие нормы доказательного права исходя из того, что доказательное право выступает, например, правовым институтом или подотраслью права, а специальные нормы доказательного права — исходя из их места в системе всего гражданского процессуального права, т. е. из отраслевого уровня. Связь между правовыми нормами нужно устанавливать, исходя из их принадлежности одному правовому образованию, а уже потом можно определять их место на отраслевом уровне. Вот почему вопрос о структуре доказательного права как подотрасли гражданского процессуального права нуждается в дальнейших научных разработках.

Если внимательно анализировать такой компонент гражданского процесса, как деятельность, то нельзя не отметить, что деятельность суда и участников гражданского процесса является не хаотичной, а упорядоченной, осуществляется в определенной последовательности. Д.Я. Малешин, используя деятельный подход к объяснению сути гражданского процесса, пишет, что любая деятельность является системой[9]. По нашему мнению, в границах гражданского процесса условно можно выделить две подсистемы, последовательно идущие одна за другой: подсистему процессуальных действий, которая связана с установлением обстоятельств гражданского дела (процесс доказывания), и подсистему процессуальных действий, которая связана с применением нормы права (процесс применения нормы права).

Судебное доказывание в гражданском процессе во многих научных работах рассматривают через категорию «процесс», показывая многочисленность и последовательность процессуальных действий, которые совершаются для установления обстоятельств гражданского дела, а также возможность их разделения на определенные этапы[10].

Процесс применения нормы права не следует путать с понятием правоприменительного процесса, являющегося родовым по отношению ко всем другим юридическим процессам, в которых рассматриваются конкретные юридические дела, а гражданский процесс выступает как отдельный случай правоприменительного процесса. Процесс применения нормы права непосредственно в теории гражданского процесса не выделялся, поскольку данный вопрос изучается через институт судебных решений, где характеризуется такое требование судебного решения, как требование законности. Как правильно пишет Е.В. Хахлева, законность судебного решения в узком смысле означает правильное применение к установленным фактам норм материального права и строгое соблюдение (применение) норм процессуального права[11].

Уголовному процессу характерна уголовно-правовая квалификация, под которой понимают оценку деяния (поведения, которое имеет признаки преступления) с точки зрения нормативных правовых актов уголовного законодательства. Также отмечают, что уголовно-правовая квалификация является частью процесса применения нормы уголовного закона и разделяется на три стадии: выбор нормы, установление соответствия между признаками деяния и правовой нормой, юридическое закрепление результатов квалификации[12]. Не останавливаясь детально на дискуссии относительно количества этапов процесса применения нормы права во время рассмотрения и решения гражданского дела, отметим следующие этапы, которые отвечают логике применения нормы права: выбор правовой нормы, толкование правовой нормы, сопоставление установленных обстоятельств гражданского дела с признаками структурных элементов правовой нормы, конкретизация прав и обязанностей сторон гражданского дела.

Таким образом, в рамках гражданского процесса можно выделить процессуальную деятельность, целью которой является установление обстоятельств гражданского дела, и процессуальную деятельность, целью которой является конкретизация прав и обязанностей сторон дела. Указанная деятельность характеризуется признаком системности, которая дает все основания выделять в ней определенные этапы[13].

Отметим, что процесс доказывания и процесс применения нормы права соответствуют фактической и юридической частям гражданского дела. Как правильно писал в свое время М.Г. Авдюков, гражданское процессуальное законодательство четко разграничивает фактическую и юридическую части дела[14].

Таким образом, гражданский процесс, будучи системой высокого порядка, содержит в себе две подсистемы (какие можно без сравнения с гражданским процессом также называть системой), где одна направлена на установление обстоятельств гражданского дела (фактическая сторона дела), а другая — на применение нормы права (юридическая сторона дела). Указанные подсистемы могут объединять в себе подразделения более низшего уровня: уровня правовых институтов или их объединений. Это прямо вытекает из методологии исследования системы гражданского процессуального права, которое осуществил В.М. Шерстюк, показав, что всякий уровень построения системы — это целостная и относительно автономная правовая система, образованная из подсистем низшего уровня, которая в свою очередь может рассматриваться в качестве подсистемы в системе высшего уровня[15].

Именно поэтому некоторые авторы при определении вопросов особенной части доказательного права не учитывали уровень анализируемых ими норм доказательного права: надо принимать во внимание не только уровень отрасли права, но и уровень низшей подсистемы. В нашем случае, согласно занятой позиции, речь идет об уровне подотрасли.

Выделение этапов судебного доказывания в рамках гражданского процесса имеет чрезвычайное значение для понимания общей и особенной частей доказательного права как подотрасли гражданского процессуального права. Дело в том, что гражданский процесс, как и процесс доказывания, характеризуется стадийностью, которая дает ученым возможность выделять в рамках гражданского процесса те или другие виды стадий. Собственно нормы, регламентирующие стадии гражданского процесса, относят к особенной части гражданского процессуального права, указывая, что в границах каждой стадии происходят такие процессуальные действия и формируются такие процессуальные отношения, которые в последующих стадиях не повторяются. В то же время те правовые явления, что характерны для каждой стадии гражданского процесса, в своем неизменном виде включают в общую часть гражданского процессуального права, например процессуальных сроков, судебных расходов и т. д.[16].

Аналогично определяется структура доказательного права как подотрасли гражданского процессуального права. Выделение в структуре доказательного права общих норм, которые будут формировать его общую часть, и специальных норм, которые будут образовывать его особенную часть, должно происходить исходя из того уровня, где данные нормы находятся, т. е. уровня подотрасли права. В свое время В.М. Шерстюк отмечал, что соотношение общих и специальных норм должно быть точно фиксированным, однопорядковым. Это значит, что общая норма должна рассматриваться в качестве такой только относительно специальных норм конкретного уровня, специальные же — лишь по отношению к общим нормам того же уровня системы. Причем соотношение общих и специальных норм на уровне отрасли не единственное. Существуют и другие, низшие уровни, имеющие свои общие и специальные нормы[17].

Таким образом, к общей части доказательного права как подотрасли гражданского процессуального права следует отнести такие нормы, которые будут проявлять свое действие на всех этапах судебного доказывания:

— нормы, определяющие понятие и структуру судебного доказывания в гражданском процессе;

— нормы, касающиеся принципов судебного доказывания;

— нормы, определяющие понятие, признаки и систему процессуальных средств доказывания в гражданском процессе;

— нормы, закрепляющие и регламентирующие отдельно каждое процессуальное средство доказывания (объяснение сторон, третьих лиц и их представителей, показания свидетелей, письменные доказательства, вещественные доказательства, заключение эксперта);

— нормы, определяющие и регламентирующие статус субъектов доказывания во время установления обстоятельств гражданского дела;

— нормы, закрепляющие понятие и структуру предмета доказывания и круг фактов, которые в него не входят.

К особенной части доказательного права как подотрасли гражданского процессуального права можно отнести:

— нормы, регламентирующие отдельные этапы судебного доказывания (определение предмета доказывания, собирание доказательств, исследование доказательств, оценку доказательств);

— нормы, закрепляющие обеспечение судебных доказательств;

— нормы, определяющие судебные поручения по сбору доказательств;

— нормы, регламентирующие особенность доказывания в наказном и особом производстве;

— нормы, касающиеся доказывания в судах вышестоящих инстанций;

— нормы отраслей материального права, относящиеся к отдельным материально-правовым институтам и соответствующим процессуально-правовым институтам доказательного права и определяющие специфику доказывания отдельных категорий гражданских дел.

 

Библиография

1 См.: Общая теория права и государства: учеб. / под ред. В.В. Лазарева. 3-е изд., перераб. и доп. — М., 2001. С. 113—114.

2 См.: Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. — М., 2000. С. 28—29.

3 См.: Решетникова И.В. Доказательственное право в российском гражданском судопроизводстве: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — Екатеринбург, 1997. С. 21—22.

4 См. Решетникова И.В. Доказательственное право в российском гражданском судопроизводстве. С. 29—30.

5 См.: Баулин О.В., Фильченко Д.Г. Доказательства и доказывания в гражданском судопроизводстве: учеб. пособие / под общ. ред. О.В. Баулина. — Воронеж, 2006. С. 12.

6 См.: Фокина М.А. Доказательственное право – структурное подразделение гражданского процессуального права // Правоведение. 2000. № 3. С. 193—194.

7 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе / отв. ред. Н.В. Жогин. 2-е изд., испр. и доп. — М., 1973. С. 9.

8 См. там же.

9 См.: Малешин Д.Я. Структура гражданской процессуальной деятельности // Вестник Московского университета. 2010. Сер. 11 «Право». № 4. С. 38.

10 См.: Треушников М.К. Судебные доказательства. — М., 2004. С. 30.

11 См.: Хахлева Е.В. Требования, предъявляемые к судебному решению в гражданском процессуальном законодательстве // Современная доктрина гражданского, арбитражного процесса и исполнительного производства: сб. науч. ст. — Краснодар, 2004. С.  343—344.

12 См.: Навроцький В.О. Основи кримінально-правової кваліфікації: навч. посібник. — Київ, 2006. С. 6—18.

13 См.: Медведев И.Г. Письменные доказательства в гражданском процессе России и Франции: дис. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2003. С. 55.

14 См.: Авдюков М.Г. Принцип законности в гражданском судопроизводстве. — М., 1970. С. 87.

15 См.: Шерстюк В.М. Основные проблемы системы гражданского процессуального права:  автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 1989. С. 11.

16 См.: Гражданский процесс: учеб. / отв. ред. В.В. Ярков. 5-е изд., перераб. и доп. — М., 2004. С. 13; Феннич В.П. Цивільний процес: конспект лекцій, навчальний посібник. — Ужгород, 2005. Ч. 1. С. 10; Штефан М.Й. Цивільний процес. — Київ, 1997. С. 14.

 

17 См.: Шерстюк В.М. Указ. соч. С. 21—22.