УДК 349.444

Страницы в журнале: 85-88

 

Е.А. Бутова,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Юго-Западного государственного университета Россия, Курск katyabutova@yandex.ru

А.М. Черкашина,

 зав. кафедрой гражданского права и процесса Регионального открытого социального института Россия, Курск cherkashinaalla@mail.ru

 

Раскрываются особенности приобретения жилых помещений с использованием средств материнского капитала. Особое внимание уделяется проблеме определения долей в праве общей долевой собственности на жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского капитала. Предлагаются варианты решения данной проблемы.

Ключевые слова: право общей долевой собственности, материнский капитал, доля в праве, жилое помещение, дети, родители, имущество.

 

Популярным способом возникновения общей долевой собственности на жилье в нашей стране становится приобретение жилья с использованием средств материнского капитала. В соответствии с Федеральным законом от 29.12.2006 № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» (далее — Закон о мерах государственной поддержки семей, имеющих детей) жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, оформляется в общую собственность родителей, детей (первого, второго, третьего и последующих) с определением размера долей по соглашению (ч. 4 ст. 10) [5]. Иными словами, закон обязывает приобретать жилые помещения при использовании средств материнского капитала в общую долевую собственность родителей и детей. Логический анализ и судебная практика выявляют проблемы применения Закона о мерах государственной поддержки семей, имеющих детей, ввиду сомнений в обоснованности его отдельных положений и некоторой пробельности регулирования уникального способа возникновения долевой жилищной собственности на основе материнского капитала.

Законодатель не установил императивные нормы-критерии определения размера доли несовершеннолетних детей в праве общей долевой собственности, возникшей на основе средств материнского капитала, а предоставил решение этого вопроса на усмотрение (соглашение) остальных (взрослых) сособственников. При этом Закон о мерах государственной поддержки семей, имеющих детей, не обязывает собственника жилого помещения, приобретенного с использованием средств материнского капитала, наделять несовершеннолетних детей равными долями в праве общей долевой собственности на жилое помещение (жилой дом).

Таким образом, исходя из вышеназванного положения, можно сделать вывод о том, что с рождением нового ребенка в семье, реализовавшей право на приобретение жилья посредством материнского капитала, доля других членов семьи может быть уменьшена, несмотря на их возражение1. В то же время жилищные интересы новорожденного могут быть ущемлены ввиду злоупотребления остальных участников соглашения, так как в круг таких участников Закон о мерах государственной поддержки семей, имеющих детей, включает лишь дееспособных (совершеннолетних) членов семьи, часть из которых действует в качестве законных представителей несовершеннолетних (отец, мать, опекун).

В целях усиления защиты жилищных прав несовершеннолетних отдельные ученые предлагают установить принцип равенства всех членов семьи на долю в жилом имуществе, приобретенном за счет средств материнского капитала, независимо от их усмотрения, за исключением случаев, когда дееспособные члены семьи готовы уменьшить или вовсе отказаться от своих долей в пользу несовершеннолетних [4, c. 18—20].

В юридической литературе также отмечается, что в некоторых случаях не представляется возможным наделение равной долей ребенка, родившегося уже после приобретения жилого помещения за счет средств материнского капитала, так как к этому моменту дееспособный сособственник мог уже распорядиться своей долей при отказе остальных сособственников от права преимущественной покупки. Иными словами, доля остальных членов семьи в праве собственности на жилое помещение может быть уменьшена и последующий ребенок даже при равном распределении долей получит меньший размер доли, чем тот, на который он мог претендовать, если бы не произошло отчуждение доли одного из членов семьи. Отдельные исследователи предлагают исключить возможность раздела и отчуждения долей сособственников до приобретения полной дееспособности всеми сособственниками [4, c. 18—20].

По нашему мнению, в действующем законодательстве необходимо предусмотреть порядок определения размера долей в праве общей долевой собственности на жилое имущество, приобретенное с использованием средств материнского капитала. Размер долей в таком жилом помещении должен определяться с учетом вклада каждого в приобретение такого имущества. Иными словами, необходимо учитывать стоимость помещения, размер средств, внесенных родителями, и размер самого материнского капитала как вклада самих детей в общее имущество. Представляется, что такое нововведение не противоречит основным положениям о праве общей долевой собственности, закрепленным в действующем законодательстве.

В связи с изложенным определенный интерес вызывает судебное дело по иску Щ. об определении долей в праве собственности на квартиру и признании права общей долевой собственности на квартиру, рассмотренное в апелляционном порядке судебной коллегией Воронежского областного суда. По этому делу суд прямо указал, что согласно пунктам 1 и 2 ст. 245 Гражданского кодекса РФ, если доли участников долевой собственности не могут быть установлены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными. Соглашением всех участников долевой собственности может быть закреплен порядок определения и изменения их долей в зависимости от вклада каждого из них в образование и приращение общего имущества. В соответствии с ч. 3 ст. 7 Закона о мерах государственной поддержки семей, имеющих детей, лица, получившие сертификат, могут распоряжаться средствами материнского (семейного) капитала в полном объеме либо по частям по следующим направлениям: 1) улучшение жилищных условий; 2) получение образования ребенком (детьми); 3) формирование накопительной части трудовой пенсии для женщин, перечисленных в пунктах 1 и 2 ч. 1 ст. 3 Закона о мерах государственной поддержки семей, имеющих детей. Согласно ч. 6 ст. 10 Закона о мерах государственной поддержки семей, имеющих детей, средства (часть средств) материнского капитала по желанию правообладателя могут направляться на погашение основного долга и уплату процентов по кредитам или займам на приобретение (строительство) жилого помещения, включая ипотечные кредиты, предоставленные гражданам по кредитному договору (договору займа), заключенному с организацией, в том числе кредитной организацией, независимо от срока, истекшего со дня рождения (усыновления) второго, третьего ребенка или последующих детей. В Конституции РФ констатируется, что каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (части 2 и 3 ст. 35). Согласно частям 3 и 4 ст. 60 Семейного кодекса РФ ребенок имеет право собственности на доходы, полученные им, имущество, полученное им в дар или в порядке наследования, а также на любое другое имущество, приобретенное на средства ребенка. Ребенок не имеет права собственности на имущество родителей, родители не имеют права собственности на имущество ребенка. Дети и родители, проживающие совместно, могут владеть и пользоваться имуществом друг друга по взаимному согласию. Как обоснованно установлено судом, часть стоимости квартиры была оплачена Щ. за счет личных денежных средств, имеющихся у нее от продажи 18 мая 2011 г. полученной в наследство квартиры. При этом заключая договор купли-продажи спорной квартиры, Щ. не воспользовалась своим правом в соответствии с требованиями ст. 245 ГК РФ определить свою долю в праве общей долевой собственности на спорную квартиру более 1/2 доли в зависимости от вклада каждого из участников этой собственности. Квартира по соглашению между супругами была оформлена в общую долевую собственность в равных долях по 1/2 доли каждому. Договор купли-продажи никем не оспаривался. Оснований к увеличению доли истицы в праве общей долевой собственности на спорную квартиру не было, свою волю на определение доли истица выразила при заключении договора купли-продажи. Кроме того, 13 октября 2011 г. истице был выдан государственный сертификат на материнский (семейный) капитал. Истица обратилась в районное Управление Пенсионного фонда РФ (далее — ПФР) с заявлением на распоряжение этим капиталом путем перечисления средств капитала на погашение основного долга и уплату процентов по ипотечному кредиту, и 24 января 2012 г. отдел ПФР по Воронежской области осуществил перечисление этих средств в  Центрально-Черноземный банк ОАО «Сбербанк России» в счет погашения основного долга и уплату процентов по ипотечному кредиту. Исходя из того, что спорное жилое помещение было приобретено сторонами с использованием средств материнского капитала, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что оно подлежит оформлению в общую долевую собственность всех членов семьи и доли каждого из участников общей долевой собственности составляют по 1/4, поскольку ими не было заключено соглашение об определении доли каждого члена семьи в праве общей долевой собственности на спорную квартиру [1].

Проблематичным остается вопрос о возможности приобретения самой доли в праве собственности на жилое помещение с использованием средств материнского капитала. Органы ПФР рассматривают такую возможность как противоречащую действующему законодательству и ссылаются при этом на судебную практику [2].

По нашему мнению, изложенная позиция заслуживает дополнительного аргументирования, поскольку в законе отсутствует прямой запрет на приобретение доли. Как уже отмечалось, доля в праве общей долевой собственности может быть самостоятельным объектом имущественного оборота, приобретена, отчуждена, а поэтому вполне допустимо приобретение доли в праве общей собственности на жилое помещение с помощью средств материнского капитала.

Законом о мерах государственной поддержки семей, имеющих детей, и постановлением Правительства РФ от 12.12.2007 № 862 «О Правилах направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий» [6] предусмотрено составление письменного, нотариально удостоверенного обязательства по использованию денежных средств материнского (семейного) капитала. С одной стороны, такое обязательство можно рассматривать как гарантию обеспечения жилищных прав несовершеннолетнего в будущем, с другой стороны, оно не может быть универсальной обеспечительной мерой [3, c. 43].

По нашему мнению, удостоверение такого обязательства нотариусом весьма сомнительно. Практически невозможно проследить дальнейшую судьбу такого жилого помещения, поскольку законодатель не предусмотрел способы контроля за исполнением обязательства, взятого на себя собственником жилого помещения (жилого дома), приобретенного с использованием средств материнского (семейного) капитала. К моменту наступления совершеннолетия такое помещение может быть отчуждено. Весьма затруднительно представить на практике ситуацию, когда ребенок будет выступать в суде против своих родителей, узнав о том, что они распорядились жилым помещением, в котором он также имеет определенную долю.

И.М. Леженникова вполне обоснованно предлагает предусмотреть на законодательном уровне государственную регистрацию исследуемого вида обязательства в органах, осуществляющих государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, как дополнительное обременение права собственности на жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского (семейного) капитала. Такое обременение может быть прекращено лишь путем внесения соответствующей записи в единый государственный реестр после государственной регистрации соглашения об определении долей и права общей долевой собственности на жилое помещение лиц, указанных в обязательстве [3, c. 43].

Считаем необходимым изменить п. 4 ст. 10 Закона о мерах государственной поддержки семей, имеющих детей, изложив его в следующей редакции: «Жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, оформляется в общую собственность родителей, детей (в том числе первого, второго, третьего и последующих детей). Размер долей в праве общей долевой собственности на жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, определяется исходя из стоимости помещения, размера средств, внесенных родителями, и размер самого материнского капитала как вклада самих детей в общее имущество, если соглашением между ними не предусмотрено иное».

Список литературы

 

1. Апелляционное определение Воронежского областного суда от 28.01.2014 № 33-7104 // Архив Воронежского областного суда.

2. Кассационное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 24.11.2011 по делу № 33-15138/2011. URL: http://vs.bkr.sudrf.ru

3. Леженникова И.М. Может ли обязательство по направлению средств материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий считаться гарантией жилищных прав несовершеннолетнего в будущем? // Нотариус. 2012. № 2. С. 42—43.

4. Матвеева М.В. Проблемы, возникающие при использовании материнского (семейного) капитала // Семейное и жилищное право. 2012. № 6. С. 18—20.

5. О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей: федер. закон от 29.12.2006 № 256-ФЗ (ред. от 21.07.2014) // Собрание законодательства РФ. 2007. № 1 (ч. 1). Ст. 19.

6. О Правилах направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий: постановление Правительства РФ от 12.12.2007 № 862 (ред. от 30.04.2014) // Собрание законодательства РФ. 2007. № 51. Ст. 6374.

7. О рассмотрении обращения: письмо Министерства экономического развития РФ от 28.06.2011 № Д23-2738. URL: http://base.garant.ru