УДК 340.11

Страницы в журнале: 17-21

 

Д.Е. Петров,

кандидат юридических наук, доцент кафедры теории государства и права Саратовской государственной юридической академии Россия, Саратов dpetrov.saratov@mail.ru

 

Категория метода правового регулирования должна применяться для характеристики регулирующего воздействия различных правовых образований на общественные отношения. Проанализированы имеющиеся в юридической науке точки зрения по вопросу соотношения категорий «метод правового регулирования», «способ правового регулирования», «правовой режим», «механизм правового регулирования»; обосновано критическое восприятие суждений, отождествляющих данные категории; рассмотрены векторы их соотношения.

Ключевые слова: система права, отрасль права, метод правового регулирования, способ правового регулирования, правовой режим, механизм правового регулирования.

 

Разработка вопроса о методе правового регулирования как одном из системообразующих критериев отраслевого строения права непосредственно связана с повышением эффективности правового регулирования и, соответственно, с возрастанием роли права в осуществлении политики, задач и функций государства.

Наряду с материальным критерием — предметом правового регулирования — метод правового регулирования выступает специально-юридическим критерием отраслевого строения права и представляет собой обусловленную прежде всего регулируемыми определенного рода общественными отношениями совокупность специфически-юридических черт отрасли права, в которых концентрированно выражаются соответствующие ее содержанию и социальному назначению способы, приемы и средства регулирования, а также юридические процедуры их реализации.

Категория метода правового регулирования должна применяться для характеристики регулирующего воздействия на общественные отношения различных правовых образований. В зависимости от вида последних следует различать:

1) общий (общеправовой) метод регулирования, характеризующий регулирующее воздействие права в целом;

2) отраслевой (общеотраслевой) метод, раскрывающий специфику регулирования отдельной отраслью права соответствующего рода общественных отношений;

3) метод регулирования определенного вида или комплекса отношений правовым институтом;

4) метод регулирования, присущий отдельной юридической норме.

Такой подход вносит определенность в споры о методе правового регулирования, не позволяет ограничиться ни рассмотрением его безотносительно к конкретным правовым образованиям, ни применением данной категории исключительно к одному из них: либо к праву в целом [21, с. 52, 97], либо к его отраслям, либо к правовым институтам [23, с. 117], либо к отдельным юридическим нормам [11, с. 79, 82].

Сообразно характеру соответствующих норм в литературе принято выделять такие основные методы правового регулирования, как императивный (метод властного приказа), диспозитивный (метод правовой автономии), поощрительный, рекомендательный.

Данная классификация методов, с одной стороны, правильна и представляет определенную ценность, с другой стороны, недостаточна и отражает несколько упрощенный подход к ней. Ибо очевидно, что с учетом новых данных учения о юридической норме дальнейшая разработка вопроса об отраслевых методах правового регулирования должна связываться с использованием классификации норм права и по другим основаниям, в том числе по характеру их целевой направленности, по которому можно выделить, например, компетенционные, коллизионные, восстановительные, компенсационные и иные нормы [8, с. 211—238].

Метод правового регулирования так или иначе соотносится со способом правового регулирования. Причем на уровне норм права сопоставляемые категории наиболее близки. И все же способами правового регулирования принято считать три регулятивных оператора — дозволение, обязывание и запрет.

Вряд ли оправдано определять способ правового регулирования как систему правовых предписаний и вкладывать в него комплекс юридических средств и приемов, а также процедур их использования [16, с. 62, 95]. Во-первых, это противоречит сути дозволений, обязываний и запретов как наиболее простых и понятных, повсеместно используемых и исчерпывающих регулятивных операторов, зародившихся на этапе формирования зачатков права в первобытном обществе [2, с. 24]. Во-вторых, приводит к отождествлению способа с методом регулирования, где как раз чаще всего и указывается на множество средств и приемов. Вследствие чего многое из того, что в литературе написано о способе правового регулирования, вполне применимо для характеристики отраслевого метода регулирования [16, с. 87—89].

Какие бы попытки к расширению категории способа не предпринимались, все в конечном итоге сводится к «инструментам выражения государственной воли общества в конкретных условиях», «конкретным правовым велениям», «властным распоряжениям» относительно предоставления права, выполнения обязанности или запрета социально-вредного поведения, выраженным соответственно в дозволении, обязывании и запрете [16, с. 71]. Более широкая характеристика отражает основанный на соответствующих способах метод правового регулирования, включающий кроме них соответствующие приемы и средства.

Поэтому правильнее так определять способ правового регулирования: это установление в нормах права юридически значимой информации, содержащей позицию государства касательно существующих или будущих общественных отношений (недопустимость, необходимость, желательность либо нейтральная позиция — запрет, позитивное обязывание и дозволение соответственно), обладающей свойством оказывать при помощи общего психологического и специального юридического механизма воздействие на поведение людей [12, с. 10]. Заслуживает внимания и вектор соотношения, при котором «способы правового регулирования — первичные, исходные клеточки правовой материи, а методы — это в определенном смысле производные от них инструменты» [12, с. 15].

Для характеристики общего метода правового регулирования требуется указывать на составляющие его дозволения, обязывания и запреты, чтобы показать, в чем же заключается регулирование правом общественных отношений и как оно осуществляется. Дифференциация правового регулирования в отраслях права, отражение специфики отраслей не могут быть охарактеризованы императивным, диспозитивным, поощрительным или рекомендательным правовым регулированием. Попытки назвать метод правового регулирования той или иной отрасли права, что называется, «одним словом» по преобладанию или комбинации способов правового регулирования обречены на критику.

Значение теоретической модели системы права — показать, как дифференцируется правовое регулирование в зависимости от сфер общественных отношений. В своей концепции В.Д. Сорокин выводит три типа правового регулирования: гражданско-правовой (дозволения), административно-правовой (обязывания) и уголовно-правовой (запреты).

Тип правового регулирования имеет научное значение в плане объяснения широты использования соответствующих способов, как исходное начало регулирования [2, с. 188—189]. Однако это применимо для характеристики методов регулирования правовых норм или институтов, но никак не отраслей. То же касается императивного, диспозитивного, поощрительного и рекомендательного методов регулирования, присущих нормам права. Определенная четкость этих приемов может сохраняться и на уровне правовых институтов, тогда как на уровне отраслей права указанные методы чаще всего сочетаются сообразно всей совокупности правовых институтов, составляющих отрасль, и сами по себе не могут проецироваться на отраслевое строение права.

Некоторые исследователи стараются вслед за С.С. Алексеевым произвести терминологическую замену метода на режим, вкладывая в понятие режима большую часть того, что юридической наукой на протяжении нескольких десятилетий обосновывалось в развитие категории метода правового регулирования [15, с. 66].

Под юридическим режимом предлагалось понимать «особую, целостную систему регулятивного воздействия, которая характеризуется специфическими приемами регулирования… а также действием единых принципов, общих положений, распространяющихся на данную совокупность норм». Особенности регулятивных свойств и приемов регулирования «воплощаются в своеобразных, специфичных только для данной отрасли методе и механизме правового регулирования» [1, с. 245—246; 4, с. 18; 5, с. 250, 252]. Следовательно, юридический режим, с точки зрения С.С. Алексеева, составляют метод и механизм правового регулирования, принципы и общие положения отрасли права.

Специальными исследованиями отраслевого метода правового регулирования установлено, что это не просто специфический способ воздействия определенной совокупности юридических норм на общественные отношения. Достигнутое единство в понимании этого вопроса сводится к тому, что метод регулирования выражает все основные юридические особенности отрасли права [3, с. 54; 10, с. 48; 24, с. 64—65].

Категория «правовой режим» активно используется в отраслевых научных исследованиях. Этот положительный опыт, сформировавшийся за многие десятилетия, теория государства и права не может игнорировать. Она должна обобщать данные отраслевых юридических наук. Чаще всего правовой режим в отраслевых науках характеризует особенности осуществления прав и обязанностей. Эти особенности детерминируются рядом обстоятельств, среди которых можно выделить определенные: 1) деятельность (лицензируемая, внешнеторговая, инвестиционная, валютные операции, доверительное управление имуществом) [19]; 2) территорию (Арктика, те или иные земли, водные объекты, территории судов, воздушное пространство, таможенные, приграничные территории, пребывание иностранных граждан на территории государства) [7]; 3) ситуацию (чрезвычайный, исключительный, особый режимы) [18]; 4) объекты (земельные участки, недвижимость, банковский счет, минеральные ресурсы, документы, информация, объекты культурного наследия, товарные знаки) [14].

Попытки обобщить на уровне общей теории права наработки отраслевых наук одновременно с тем, что написано о правовом режиме взамен метода правового регулирования, наталкиваются на серьезные трудности.

Так, в крупной монографии по рассматриваемому вопросу авторы, не разграничивая понятия метода правового регулирования и правового режима, приписывают последнему многие характеристики, взятые из более ранних описаний метода правового регулирования [20, с. 9, 13], включая его в качестве составной части в правовой режим [20, с. 6]. Следует заметить, что и здесь в качестве метода правового регулирования приводятся относительно простые методы (императивный, диспозитивный, поощрительный, рекомендательный), присущие в наиболее четком виде относительно небольшим правовым образованиям — юридическим нормам и институтам.

Правовой режим определяется как особый порядок правового регулирования, выражающийся в сочетании юридических средств [2,     с. 185]. Возникают вопросы: кто устанавливает этот порядок, для кого? Кто будет регулировать в соответствии с этим порядком и что? Исходя из смысла словосочетания, этого порядка должен придерживаться сам регулирующий субъект, но тогда не ясно, кто установил для него этот порядок?

Не проводится четкого разграничения правового режима и механизма правового регулирования. С одной стороны, указывается, что их нельзя отождествлять. С другой стороны, далее устанавливается, что правовой режим — специфический механизм правового регулирования. Вместе с тем, кроме элементов механизма правового регулирования, в понятие правового режима включаются субъекты, правовые статусы, объекты, взаимосвязи, система гарантий [20, с. 11].

Следует отметить, что категория правового режима [9; 13; 17; 22] была в научном обороте задолго до того, как С.С. Алексеев попытался использовать ее при характеристике системы права вместо метода правового регулирования для отражения всех юридических особенностей отрасли права, поскольку деление методов регулирования на императивный, диспозитивный и т. п. не отражало и не могло отразить указанной юридической специфики [6, с. 175]. Сам он впоследствии отмечал: «Все же исходную роль для юридической специфики отраслей играют прежде всего общеправовые методы правового регулирования (не случайно отраслевые правовые режимы ранее понимались и ныне подчас понимаются именно как “методы”)» [2, с. 192].

Расширив в дальнейшем понятие правового режима до «укрупненного блока в общем арсенале правового инструментария», вычленяя первичные (общие), вторичные и особые отраслевые режимы, автор выделяет среди первичных две группы — общедозволительный и разрешительный в зависимости от типов правового регулирования, так как в основе первичных юридических режимов лежит тот или иной способ правового регулирования. Таким образом, уже в работе С.С. Алексеева 1989 года категория «правовой режим» по своей широте, по сути, отождествляется с правовым регулированием с указанием на его черты и «особую направленность» в каждом конкретном случае [2, с. 184—190].

Правовой режим должен рассматриваться применительно к сфере осуществления права, которую охватывает категория «механизм правового регулирования», поэтому разграничение юридических особенностей самой отрасли права (метод регулирования) и особенностей механизма ее регулирования, где на определенном этапе возникает определенный специфический правовой режим, требуют специального рассмотрения.

Понятия метода и механизма правового регулирования различаются как по объему и содержанию, так и по назначению в общей системе категориального аппарата юриспруденции.

Механизм регулирования каждой конкретной отрасли права по-своему специфичен, но это своеобразие заложено в методе правового регулирования, от которого напрямую зависят особенности элементов механизма.

Поскольку в понятие права и, следовательно, его отраслей не включается такое комплексное явление, как механизм правового регулирования, то становится ясно, что категория «режим» относится не к самой отрасли права, а к той части механизма ее регулирования, в которой нормы права переходят в стадию реализации, сферу правоотношений. Соответственно, особый правовой режим характеризует специфику реализации, практического осуществления норм отрасли. Особый правовой режим в той или иной сфере является практическим результатом действия отраслевого метода правового регулирования.

Следует заметить, что главные качества, характеризующие, по мнению С.С. Алексеева, юридический режим — «степень жесткости юридического регулирования, наличие известных ограничений или льгот, допустимый уровень активности субъектов, пределы их правовой самостоятельности» [5, с. 375], — раскрывают метод регулирования отрасли права.

В связи с изложенным, представляется не вполне оправданной подмена одной категории, которая действительно определяет юридическую специфику отрасли права и к тому же выдержала испытание временем, другой, характеризующей, по нашему мнению, сферу различных форм реализации отраслевых юридических норм. Именно здесь — в реальных отношениях между субъектами — складывается особый правовой режим как результат действия отрасли права.

 

Список литературы

 

1. Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. М.: Юрид. лит. 1981. Т. 1.

2. Алексеев С.С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. М.: Юрид. лит., 1989.

3. Алексеев С.С. Общие теоретические проблемы системы советского права. М.: Госюриздат, 1961.

4. Алексеев С.С. Отрасли советского права: проблемы, исходные положения // Советское государство и право. 1979. № 9. С. 15—23.

5. Алексеев С.С. Право: азбука — теория — философия: Опыт комплексного исследования. М.: Статут, 1999.

6. Алексеев С.С. Структура советского права. М.: Юрид. лит., 1975.

7. Багаутдинова С.Р. Правовой режим земель курортов: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014.

8. Байтин М.И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков). Саратов: Изд-во СГАП, 2001.

9. Баскин Ю.Я. Правовой режим договорных рек: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1950.

10. Витченко А.М. Метод правового регулирования социалистических общественных отношений / под ред. М.И. Байтина. Саратов: Изд-во СГУ, 1974.

11. Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. М.: Юрид. лит, 1972.

12. Игнатенкова К.Е. Дозволение как способ правового регулирования: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2006.

13. Кнапп В. Собственность в странах народной демократии. Правовой режим собственности в Чехословацкой Республике / под ред. и с предисл. С.Н. Братуся. М.: Иностр. лит., 1954.

14. Кравцова С.Ю. Правовой режим уставного капитала банка. М.: Дело, 1999.

15. Кулапов В.Л., Потапенко Е.Г. Теоретические основы правовой интеграции: моногр. М.: Юрлитинформ, 2011.

16. Кулапов В.Л., Хохлова И.С. Способ правового регулирования. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «СГАП», 2010.

17. Леснюк Е.Ф. Международно-правовой режим Дуная: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1949.

18. Мелехин А.В. Особые правовые режимы Российской Федерации: моногр. М.: Академия управления МВД России, 2008.

19. Попондопуло В.Ф. Правовой режим предпринимательства. СПб.: Изд-во С.-Петербург. ун-та, 1994.

20. Правовые режимы: общетеоретический и отраслевой аспекты: моногр. / под ред. А.В. Малько и И.С. Барзиловой. М.: Юрлитинформ, 2012.

21. Сорокин В.Д. Метод правового регулирования. Теоретические проблемы. М.: Юрид. лит., 1976.

22. Черномордик Е.Я. Военная оккупация. (Правовой режим оккупированных неприятельских территорий): дис. … канд. юрид. наук. М., 1945.

23. Шейндлин Б.В. Сущность советского права. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1959.

24. Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск: СЮИ, 1972.