УДК 347.44

Страницы в журнале: 41-46

 

О.В. Сушкова,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Всероссийского государственного университета юстиции Россия, Москва ovsushkova@mail.ru

 

Раскрываются надлежащие способы и условия исполнения обязательств. Рассматривается такой институт гражданского права, как эстоппель, который направлен на предотвращение досрочного прекращения обязательств и их неисполнения. Анализируются вопросы надлежащего исполнения обязательств, рассматривается постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах».

Ключевые слова: гражданское право, обязательственное право, признаки обязательства, исполнение обязательств, эстоппель.

 

Первого июня 2015 г. вступил в силу Федеральный закон от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации». В результате в положениях об обязательствах произошли серьезные изменения. Причем во многих из них заключены определенные риски для сторон обязательств (договоров). При этом часть изменений представляет собой конкретизацию общего принципа добросовестности в отношениях сторон.

Реформа обязательственного права затронула понятийный аппарат и ввела ряд новых статей, которые касаются самых разных вопросов (новеллы приведены в порядке их расположения в Гражданском кодексе РФ). Все эти изменения можно условно разделить на две группы.

 

Новеллы, которые просто кодифицировали подходы, уже выработанные в судебной практике.

Так, в ходе реформы многие правовые позиции Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ в сфере обязательств превратились из прецедентов в нормы закона:

1) право кредитора требовать от суда присуждения в его пользу денежной суммы на случай, если судебный акт об исполнении обязательства в натуре не будет исполнен (астрэнт) (п. 1 ст. 308.3 ГК РФ), — на это право уже указывал Пленум ВАС РФ в п. 3 постановления от 04.04.2014 № 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта» [4];

2) возможность определить срок периодом, который исчисляется с момента исполнения обязанностей другой стороны или наступления иных обстоятельств, предусмотренных законом или договором (п. 1 ст. 314 ГК РФ), — Президиум ВАС РФ указывал на возможность таких условий в п. 6 информационного письма от 25.02.2014 № 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными» (далее — Письмо Президиума ВАС РФ) [2];

3) отсутствие у стороны, подтвердившей действие договора, права требовать признания его незаключенным (п. 3 ст. 432 ГК РФ), — законодатель ввел новый эстоппель из практики ВАС РФ (постановление от 08.02.2011 № 13970/10 и п. 7 Письма Президиума ВАС РФ);

4) заключенность договора с момента его регистрации для третьих лиц (п. 3 ст. 433 ГК РФ) — на это указывал ВАС РФ в п. 14 постановления Пленума от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» [1] и п. 3 Письма Президиума ВАС РФ.

Примеров можно привести еще много (п. 5 ст. 393, п. 6 ст. 395, п. 4 ст. 450, п. 4 ст. 450.1, пункты 2 и 4 ст. 453 ГК РФ). При этом стоит особо упомянуть постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее — Постановление Пленума ВАС РФ № 16) [3]. Пять его положений нашли отражение в ГК РФ.

Нормы, которые направлены на преодоление негативной судебной практики.

К таким положениям можно отнести, например, п. 1 ст. 308.3 ГК РФ, в котором законодатель закрепил право кредитора требовать исполнения по суду обязательства в натуре. До 1 июня 2015 г. некоторые суды указывали на то, что иски об исполнении обязательства в натуре возможны только в отношении индивидуально определенных вещей (ст. 398 ГК РФ). Примером такой нормы служит и п. 3 ст. 310 ГК РФ, в котором законодатель указал на возможность обусловить право на односторонний отказ от исполнения обязательства или на одностороннее изменение его условий выплатой определенной денежной суммы. На практике плату за односторонний отказ предприниматели предусматривают уже довольно давно. Однако суды часто признавали такое условие недействительным либо квалифицировали его как другой институт: отступное или неустойку. В случае квалификации в качестве неустойки к такой плате часто применялась ст. 333 ГК РФ.

Исполнение обязательства выражается в совершении или воздержании от совершения действий, которые составляют его предмет. Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законов, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Надлежащее исполнение включает соблюдение комплекса требований, которые определяют, кто и кому должен произвести исполнение, каким предметом, когда, где и каким способом исполнение должно быть произведено. В связи с этим выделяются следующие признаки надлежащего исполнения: исполнение должно быть произведено надлежащему лицу, надлежащим лицом, надлежащим предметом.

Эти требования означают, что вещь, работа, услуга, которую в силу обязательства должник обязан передать, выполнить или оказать кредитору, по своим количественным и качественным характеристикам удовлетворяет требованиям, предъявляемым законом и договором; замена недвижимости как предмета в обязательстве недопустима.

Исполнение должно быть произведено в надлежащем месте, которым по обязательствам передать земельный участок, здание, сооружение или другое имущество признается место нахождения имущества.

Исполнение в надлежащий срок. Если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой момент в пределах такого периода. В случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, а также в случаях, когда срок исполнения обязательства определен моментом востребования, обязательство должно быть исполнено в течение 7 дней со дня предъявления кредитором требования о его исполнении, если обязанность исполнения в другой срок не предусмотрена законом, иными правовыми актами, условиями обязательства или не вытекает из обычаев либо существа обязательства (ст. 314 ГК РФ).

То есть если обязательство не предусматривает срок исполнения и не содержит условия, позволяющие определить этот срок, то «обязательство должно быть исполнено в течение 7 дней со дня предъявления кредитором требования о его исполнении». Исключения из этого правила те же: «Если обязанность исполнения в другой срок не предусмотрена законом, иными правовыми актами, условиями обязательства или не вытекает из обычаев либо существа обязательства».

При этом возникают следующие риски. Риск кредитора — исполнение не будет получено в срок, на который он рассчитывал.

До тех пор, пока кредитор не предъявит должнику требование об исполнении, у того не возникнет соответствующая обязанность, не будет просрочки и, соответственно, не удастся предъявить ему каких-либо претензий (потребовать возмещения убытков, начислить неустойку, проценты, расторгнуть договор в связи с его существенным нарушением). При этом для кредитора срок исполнения может иметь большое значение и предоставленные законом 7 дней его могут никак не устраивать. В указанной ситуации кредитору следует выбрать один их двух возможных вариантов: первый заключается в том, что кредитору необходимо заранее согласовать с должником срок исполнения обязательства или условия, позволяющие определить этот срок (например, в дополнительном соглашении к договору); второй указывает на то, что кредитор должен помнить об установленном законом 7-дневном сроке и заранее направить должнику требование об исполнении.

Риск должника — нужно будет предоставить исполнение в «неудобный» срок. Законодатель, исключив правило о разумном сроке исполнения, фактически лишил исполнителя выбора момента исполнения обязательства (выбор остался лишь в пределах семи дней со дня получения требования кредитора).

В результате должник рискует получить требование в момент, когда исполнение обязательства может быть для него затруднительно.

Избежать этого риска можно, согласовав предварительно с кредитором срок исполнения обязательства или условия, позволяющие определить этот срок.

Также можно усматривать риски, связанные с тем, что кредитор в разумный срок не предъявит требование об исполнении обязательства. Надо подчеркнуть, что такие риски сопряжены еще с одним изменением, которое произошло в п. 2 ст. 314 ГК РФ.

Дело в том, что законодатель добавил в него новое правомочие должника на случай, если кредитор в разумный срок не предъявит требование об исполнении обязательства.

В такой ситуации должник может потребовать от кредитора принять исполнение, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами, условиями обязательства или не явствует из обычаев либо существа обязательства.

В связи с этим можно говорить о том, что риск кредитора заключается в том, что необходимо будет принять исполнение в срок, который может не соответствовать интересам кредитора.

Если кредитор в течение долгого времени не предъявит требование об исполнении обязательства, то право выбора срока исполнения фактически перейдет к должнику. Возникает вопрос: какие действия можно произвести кредитору? Он должен согласовать с должником либо срок исполнения (или порядок определения этого срока) обязательства, либо закрепление условия, согласно которому должник будет не вправе требовать от кредитора, чтобы тот принял исполнение.

Исполнение надлежащим способом. Следствием ненадлежащего исполнения обязательства либо неисполнения обязательства является наступление ответственности.

Необходимым элементом при надлежащем исполнении является реализация принципа добросовестности. Здесь важно отметить появление в ГК РФ так называемых эстоппелей — запретов противоречивого поведения.

В результате реформы обязательственного права в ГК РФ введены эстоппели:

1) при оспаривании договора (п. 2 ст. 431.1 ГК РФ).

Законодатель рассмотрел ситуацию, когда сторона приняла от контрагента исполнение по договору, но полностью или частично не исполнила свое обязательство. Однако это правило распространяется только на случаи, когда договор связан с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности. Кроме того, установлены исключения: если договор признается недействительным по основаниям, которые предусмотрены статьями 173, 178 и 179 ГК РФ; если представленное другой стороной исполнение связано с заведомо недобросовестными действиями этой стороны; когда представленное другой стороной исполнение связано с заведомо недобросовестными действиями этой стороны.

Это правило схоже с другими эстоппелями, которые были включены в ГК РФ еще в 2013 году [7].

В п. 2 ст. 166 ГК РФ тогда появилось правило: «Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли».

В п. 5 ст. 166 ГК РФ указано, что заявление лица о недействительности сделки не имеет правового значения, если это лицо действует недобросовестно. В частности, это относится к ситуации, когда «его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки» [6].

Теперь законодатель ввел для предпринимательских договоров специальные правила (по отношению к общим нормам о недействительности сделок).

Надо отметить, что указанная норма является новеллой ГК РФ. Как верно указывает В.В. Витрянский, «этому в немалой степени должно служить последовательное проведение на уровне законодательной политики принципа сохранения однажды заключенного договора и исключение защиты недобросовестных участников оборота» [5].

Также следует отметить, что уже начинает складываться судебная практика в соответствии с теми идеями, которые были вложены разработчиками Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009).

Так, постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.04.2016 № 09АП-13121/2016 по делу № А40-228559/2015 [8] были правомерно удовлетворены исковые требования о взыскании задолженности по договору подряда, поскольку работа подрядчиком выполнена в полном объеме, результат работы сдан и принят заказчиком посредством подписания акта сдачи-приемки выполненных работ, однако выполненная подрядчиком работа заказчиком не оплачена, обстоятельств, влекущих право заказчика приостановить оплату, не установлено. В удовлетворении встречного иска о признании договора подряда недействительным отказано правомерно, поскольку заказчик принял от подрядчика результат работы, выполненной по договору, в связи с чем он не вправе требовать признания такого договора недействительным.

Кроме того, требование действовать добросовестно появилось в правилах:

— об одностороннем изменении договора (п. 4 ст. 450 ГК РФ): «Сторона, которой... предоставлено право на одностороннее изменение договора, должна при осуществлении этого права действовать добросовестно и разумно в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором»;

— об одностороннем прекращении договора (п. 4 ст. 450.1 ГК РФ): «Сторона, которой... предоставлено право на отказ от договора (исполнения договора), должна при осуществлении этого права действовать добросовестно и разумно в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором».

Недобросовестность сторон исполненного обязательства (а также сторон при одностороннем прекращении договора) может выражаться:

— в раскрытии конфиденциальной информации бывшего контрагента;

— в ведении недобросовестной конкуренции (например, с использованием полученной в ходе сотрудничества информации);

— в несообщении ставшей известной информации о том, что продукт представляет опасность (отзыв уже реализованных продуктов производители осуществляют именно для того, чтобы избежать ответственности в подобном случае);

2) при признании договора незаключенным (п. 3 ст. 432 ГК РФ).

Так, сторона не может требовать признания договора незаключенным, если она приняла от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердила действие договора и  заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств противоречит принципу добросовестности (п. 3 ст. 1 ГК РФ).

Этот эстоппель перенесен из практики ВАС РФ. Так, Президиум ВАС РФ в постановлении от 08.02.2011 № 13970/10 [9] в отношении договора подряда отметил: «В ситуации, когда требование о признании незаключенным договора подряда предъявлено заказчиком, который получил и принял исполнение, но сам его не предоставил, и сроки давности взыскания с него задолженности как неосновательного обогащения истекли, такое требование следует квалифицировать на основании ст. 10 ГК РФ как злоупотребление правом».

Позднее в п. 7 Письма Президиума ВАС РФ также было указано: «Если работы выполнены до согласования всех существенных условий договора подряда, но впоследствии сданы подрядчиком и приняты заказчиком, то к отношениям сторон подлежат применению правила о подряде».

«В п.7.2. разд. 7 Концепции развития гражданского законодательства появилось указание с таким содержанием: “Следует законодательно решить вопрос о самой возможности исков о признании договоров незаключенными, а в случае положительного решения вопроса также определить правовые последствия признания договора незаключенным”» [12, с. 528];

3) при отказе от договора (п. 4 ст. 450.1 ГК РФ).

Этот эстоппель касается ситуаций, когда одна сторона имеет основания для отказа от договора (его исполнения), но при этом подтверждает действие договора (в том числе путем принятия от другой стороны предложенного ею исполнения обязательства).

В таком случае последующий отказ по тем же основаниям не допускается.

Введение этого эстоппеля призвано пресечь практику, когда сторона использует основания для отказа как формальный повод для выхода из договора (когда причина отказа совсем иная).

Эта идея уже была ранее закреплена в п. 27 постановления Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 [10]. В нем разобрана ситуация, связанная с правом арендодателя требовать расторжения договора, если арендатор более 2 раз подряд не вносит арендную плату (ст. 619 ГК РФ). Суд, поясняя это правомочие, отметил: «Непредоставление такого требования в течение разумного срока с момента уплаты арендатором названного долга лишает арендодателя права требовать расторжения договора в связи с этим нарушением».

4) эстоппель при оспаривании сделки — это запрет оспаривать сделку для стороны, которая прежде хотела ее сохранить, хоть и знала об основаниях для оспаривания (абз. 4 п. 2 ст. 166 ГК РФ).

Так, сторона не может оспаривать сделку, если из ее поведения явствует воля сохранить силу сделки и она знала (или должна была знать) при проявлении ее воли об основании, по которому она оспаривает сделку;

5) эстоппель при заявлении о недействительности сделки — это запрет ссылаться на недействительность сделки для недобросовестного лица (п. 5 ст. 166 ГК РФ).

Законодатель указал, как нужно относиться к заявлениям о недействительности сделки со стороны лиц, которые действуют недобросовестно. Такие заявления не имеют правового значения.

При этом недобросовестным является в том числе такое поведение после заключения сделки, которое давало другим лицам основание полагаться на действительность сделки.

Также стоит отметить дополненную ст. 453 ГК РФ. Пункт 2 указанной статьи о том, что при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, перестал быть столь категоричным. Законодатель дополнил его словами «если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства». Так, даже если договор расторгнут, то сохраняют свое действие условия, которые в силу своей природы предполагают их применение и после расторжения договора (например, гарантийные обязательства в отношении товаров или работ по расторгнутому впоследствии договору; условие о рассмотрении споров по договору в третейском суде, соглашения о подсудности, о применимом праве и т. п.) либо имеют целью регулирование отношений сторон в период после расторжения (например, об условиях возврата предмета аренды после расторжения договора, о порядке возврата уплаченного аванса и т. п.).

Это отмечал Пленум ВАС РФ в абзаце 2 п. 3 постановления от 06.06.2014 № 35 «О последствиях расторжения договора» [11].

В ГК РФ включена ст. 309.2 «Расходы на исполнение обязательства». Она устанавливает диспозитивное правило о том, что расходы, связанные с исполнением обязательства, относятся на должника. Иное может быть предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором либо вытекать из существа обязательства, обычаев или других обычно предъявляемых требований.

Данная норма ориентирована на ситуации, когда исполнение обязательства влечет за собой определенные расходы, связанные именно с действиями по исполнению обязательств, а специальное регулирование или положения договора не устанавливают на этот счет никаких положений.

Необходимость данной нормы вызвана сложившейся неоднозначной судебной практикой — существовала неопределенность в отношениях сторон, что влекло юридические риски.

Появились новые правила об одностороннем отказе от исполнения обязательства.

Прежние правила остались практически неизменными:

— односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются. Исключения из этого правила могут быть предусмотрены ГК РФ, другими законами или иными правовыми актами;

— одностороннее изменение условий обязательства, связанного с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, или односторонний отказ от исполнения этого обязательства допускается в случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором (п. 4 ст. 450 и п. 4 ст. 450.1 ГК РФ).

Урегулирована ситуация, когда исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами (абз. 2 п. 2 ст. 310 ГК РФ). В таком случае договор может предусматривать право на одностороннее изменение его условий или отказ от исполнения обязательства только той стороной, которая не осуществляет предпринимательскую деятельность. В то же время есть оговорка «за исключением случаев, когда законом или иным правовым актом предусмотрена возможность предоставления договором такого права другой стороне».

Тем самым законодатель устранил существующий пробел. По смыслу редакции ст. 310 ГК РФ до 1 июня 2015 г. условие о праве на отказ или одностороннее изменение договора является незаконным в обеих ситуациях: когда оно включено в договор между гражданами и когда оно включено в договор между коммерсантом и некоммерсантом и дает право на отказ или изменение некоммерсанту.

Стоит отметить, что в абз. 4 п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ № 16 указано на такой пробел в ст. 310 ГК РФ: «Цель данной нормы состоит в защите слабой стороны договора. Следовательно, подразумеваемый в ней запрет не может распространяться на случаи, когда в договоре, лишь одна из сторон которого выступает в качестве предпринимателя, право на одностороннее изменение или односторонний отказ от договора предоставлено стороне, не являющейся предпринимателем».

Право на односторонний отказ от исполнения обязательства или на одностороннее изменение его условий можно обусловить выплатой определенной денежной суммы (п. 3 ст. 310 ГК РФ). Такая возможность появилась только для обязательств, которые связаны с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности.

Таким образом, необходимо указать, что порядок и условия исполнения обязательства являются необходимым элементом обязательственных отношений.

 

Список литературы

1. Вестник ВАС РФ. 2012. Январь. № 1.

2. Вестник ВАС РФ. 2014. Апрель. № 4.

3. Вестник ВАС РФ. 2014. Май. № 5.

4. Вестник ВАС РФ. 2014. Июнь. № 6. Документ утратил силу в связи с изданием постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» // Российская газета. 2016. 4 апр.

5. Витрянский В.В. Общие положения о договоре в условиях реформирования гражданского законодательства // Кодификация российского частного права. М.: Статут, 2015.

6. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): федер. закон от 30.11.1994 № 52-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

7. О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации: федер. закон от 07.05.2013 № 100-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2013. № 19. Ст. 2327.

8. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.04.2016 № 09АП-13121/2016 по делу № А40-228559/2015 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

9. Постановление Президиума ВАС РФ от 08.02.2011 № 13970/10 // Вестник ВАС РФ. 2011. № 5.

10. Постановление Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 № 73 // Вестник ВАС РФ. 2012. № 1.

11. Постановление Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 № 35 // Вестник ВАС РФ. 2014. № 8.

12. Рожкова М.А. Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к разделу III «Общая часть обязательственного права» / под ред. д-ра юрид. наук проф. Л.В. Санниковой. М.: Статут, 2016. С. 528.