УДК  347.511/.519

Страницы в журнале: 91-98

 

Л.В. Высоцкая,

аспирант Воронежского экономико-правового института, юрисконсульт филиала № 3 ФГКУ «1586 Военный клинический госпиталь» Минобороны России Россия, Воронеж  visia@list.ru

 

Анализируются совокупность правовых норм, регулирующих вопросы и специфику гражданско-правовой ответственности в сфере оказания платных медицинских услуг, и научные взгляды на указанные правовые явления. Дается определение гражданско-правовой ответственности. Рассматривается общероссийская судебная практика по делам о возмещении вреда, вызванного ненадлежащим оказанием медицинских услуг.

Ключевые слова: понятие гражданско-правовой ответственности, договорная ответственность, деликтная ответственность, моральный вред.

 

Институт гражданско-правовой ответственности является мощным правовым средством обеспечения надлежащего исполнения обязанностей по оказанию возмездных медицинских услуг. Теоретическое исследование гражданско-правовой ответственности нашло свое отражение в работах многих ученых-цивилистов, включая С.Н. Братуся, М.И. Брагинского, В.В. Витрянского, В.П. Грибанова, М.Н. Малеину, Б.И. Пугинского.

Так, С.Н. Братусь подчеркивает, что сущность гражданско-правовой ответственности отражает компенсационно-восстановительную функцию гражданского права, направленную на обеспечение восстановления первоначального положения потерпевшего, защиту его имущественных и личных неимущественных прав [3, с. 91].

В.П. Грибанов определяет гражданско-правовую ответственность как одну из форм государственного принуждения, связанную с применением санкций имущественного характера, направленных на восстановление нарушенных прав и стимулирование нормальных экономических отношений юридически равноправных участников оборота [5, с. 172—173].

Б.И. Пугинский отмечает, что, несмотря на возможность добровольного исполнения должником своих обязанностей, включая обязанности возместить убытки, выплатить неустойку, сущность государственно-принудительного характера гражданско-правовой ответственности не меняется [13, с. 137].

По мнению В.А. Хохлова, гражданско-правовая ответственность менее всего преследует цели наказания и ущемления прав должника, для нее главное — это защита интересов пострадавшего участника правоотношения [24, с. 13].

Известный теоретик права и цивилист О.С. Иоффе утверждал, что гражданско-правовая ответственность является: 1) санкцией за нарушение гражданских законов, обеспеченная убеждением и государственным принуждением или возможностью принуждения; 2) общественным осуждением поведения правонарушителя, стимулом к определенной позитивной деятельности; 3) средством восстановления нарушенных отношений и формой установления отрицательных последствий для правонарушителя [9, с. 206—207].

Авторы учебника «Гражданское право» подчеркивают, что гражданско-правовая ответственность — это предусмотренная законом или договором мера государственного принуждения имущественного характера, применяемая в целях восстановления нарушенного состояния и удовлетворения потерпевшего за счет правонарушителя [6, с. 946].

Авторы другого учебника «Гражданское право» отмечают, что гражданско-правовая ответственность — это вид санкции в форме правоотношения, характеризующейся неблагоприятными последствиями имущественного и иногда неимущественного характера на стороне правонарушителя (должника), обеспеченными государственным принуждением и сопровождающимися осуждением правонарушения и его субъекта. Под гражданско-правовой ответственностью понимается применение к правонарушителю таких мер, в результате которых у правонарушителя изымается и передается потерпевшему имущество, которое правонарушитель не утратил бы, если бы не совершил правонарушение [4, с. 646, 660].

По определению Е.В. Бариновой, гражданско-правовая ответственность — это предусмотренная законом или договором и обеспеченная силой государственного принуждения обязанность претерпевать имущественные лишения за допущенные правонарушения в целях восстановления или компенсации нарушенного права потерпевшего, выражающаяся в возложении на правонарушителя дополнительных обязанностей или лишении его субъективных прав [2, с. 228]. 

На наш взгляд, гражданско-правовая ответственность — это вид юридической ответственности, возникающей в результате гражданско-правового нарушения и возлагающей на правонарушителя обязанности совершить определенные действия (бездействие) имущественного или неимущественного характера в интересах другой стороны, потерпевшего лица (возместить убытки, уплатить неустойку и т.д.) в добровольном или принудительном (судебном) порядке, прекратить нарушение чужого гражданского права, признать или восстановить законные права других лиц. Гражданско-правовая ответственность — это вытекающая из правоохранительного правоотношения обязанность нарушителя субъективных гражданских прав претерпевать лишения имущественного и иного характера, возникшие в результате применения к виновному лицу мер гражданско-правовой ответственности, направленных на предупреждение, пресечение, признание и восстановление нарушенных (оспариваемых) субъективных гражданских прав других лиц.

Особенности гражданско-правовой ответственности вызваны спецификой предмета и метода гражданского права, механизма гражданско-правового регулирования, порядком разрешения гражданско-правовых споров, принципами гражданского законодательства (юридическое равенство сторон, диспозитивность, наличие имущественно обособленных субъектов гражданского права, автономность их воли, осуществление субъективных гражданских прав по своему усмотрению и т.д.), иными особенностями гражданско-правового регулирования и защиты. В большинстве случаев гражданско-правовая ответственность носит имущественный характер, ее особенности проявляются в основаниях, условиях ее возникновения, в характере и содержании гражданско-правовых санкций (мер ответственности)1.

Особую специфику гражданско-правовая ответственность имеет в сфере возмездного оказания медицинских услуг ввиду особенностей назначения, характера, содержания, объекта, предмета и субъектного состава этого вида услуг2. Медицинские услуги тесно связаны с вмешательством в организм человека, с повышенным риском для его здоровья, могут повлечь не только имущественный, но и неимущественный вред, связанный с причинением физических и нравственных страданий, вызванных неисполнением или недобросовестным исполнением медицинскими работниками, врачами своих договорных обязанностей, повлекших ухудшение состояния здоровья пациента, его жизненно важных органов, появление новых заболеваний, недостижение ожидаемых положительных результатов по вине медицинского учреждения, дополнительные денежные расходы на лечение и выздоровление3. Качество медицинской помощи — это совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата [19, ст. 2]. Для гражданско-правовой ответственности исполнителей платных медицинских услуг характерны не только меры имущественного характера, но и компенсация морального вреда (см., напр.: [11]).

Так, при анализе общероссийской судебной практики по делам о возмещении вреда, вызванного ненадлежащим оказанием медицинских услуг, по одному из изученных судебных дел выяснилось, что истица И. была заражена гепатитом В во время переливания крови при осуществлении кесарева сечения в одном из родильных домов Красноярского края. Основываясь на заключении судебно-медицинской экспертизы и других материалах дела, суд взыскал с медицинского учреждения (роддома) в пользу истицы понесенные ею расходы на приобретение лекарств и денежную компенсацию за причинение морального вреда. Решение суда вступило в законную силу и является, на наш взгляд, законным и обоснованным (см.: [10]).

По другому исследованному делу суд установил, что из-за неправильного введения врачами инъекции 10-процентного раствора хлористого кальция у пациентки С. развился некроз мягких тканей левой руки. В течение длительного времени С. пришлось терпеть сильные боли, ограничилась подвижность руки, на ней остались послеоперационные рубцы, стало невозможным носить одежду с коротким рукавом, потребовалось проведение косметической операции. С учетом фактических обстоятельств дела, принципа разумности и справедливости суд удовлетворил требование истицы о компенсации морального вреда в сумме 20000 руб. [10].

При рассмотрении иска пациентки А. по другому судебному спору суд выяснил, что врачи медицинского учреждения (ответчика) несвоевременно провели в отношении нее медицинскую операцию, в связи с чем возникли осложнения (перитонит, ранняя спаечная непроходимость) и А. пришлось перенести две дополнительные операции. Истице был установлен неверный первоначальный диагноз, не установлено динамическое наблюдение, что и стало причиной задержки операции, проведения двух дополнительных и нанесения истице физических и нравственных страданий. С учетом требований разумности и добросовестности суд удовлетворил требование о компенсации морального вреда в размере 50000 руб. [10].

Гражданско-правовая ответственность исполнителей платных медицинских услуг строится на общих положениях Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 года (далее — ГК РФ) об обязательствах и договорах, об ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных и внедоговорных обязательств, о компенсации морального вреда, на положениях других нормативных правовых актов, регламентирующих медицинскую деятельность.

Противоправность действий (бездействия) в сфере оказания медицинских услуг выражается в нарушении исполнителем общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров с участием РФ, норм Конституции РФ, ГК РФ, Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон № 323-ФЗ), иных источников гражданского законодательства1, включая Правила предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг [12], стандарты оказания медицинской помощи, а также условия гражданского договора о возмездном оказании медицинских услуг.

Медицинские учреждения обязаны организовывать и осуществлять медицинскую деятельность в соответствии с законодательными и иными нормативными правовыми актами РФ, в том числе порядками оказания медицинской помощи, и на основе стандартов медицинской помощи; обеспечивать применение разрешенных к применению лекарственных препаратов, специализированных продуктов лечебного питания, медицинских изделий, дезинфекционных, дезинсекционных и дератизационных средств; предоставлять пациентам достоверную информацию об оказываемой медицинской помощи, эффективности методов лечения, используемых лекарственных препаратах и о медицинских изделиях; информировать граждан в доступной форме, в том числе с использованием сети Интернет, об осуществляемой медицинской деятельности и о медицинских работниках медицинских организаций, об уровне их образования и квалификации; соблюдать врачебную тайну, в том числе конфиденциальность персональных данных, используемых в медицинских информационных системах; обеспечивать профессиональную подготовку, переподготовку и повышение квалификации медицинских работников (ст. 79 Федерального закона № 323-ФЗ). Медицинские организации, медицинские работники несут ответственность согласно законодательству РФ за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи. Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством РФ (ст. 98 Федерального закона № 323-ФЗ).

Так, одно из исследованных дел было основано на иске гражданки З. о взыскании с медицинского учреждения (районной больницы) расходов, понесенных ею на лечение в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком своих обязанностей по договору возмездного оказания медицинских услуг. Кроме того, истица добивалась компенсации морального вреда. Свои требования З. обосновывала тем, что по вине ответчика она несвоевременно узнала о наличии онкологического заболевания и с опозданием начала курс лечения. Судом было установлено, что 23 мая 2002 года акушер-гинеколог районной больницы провел медицинское обследование истицы. Одиннадцатого июля указанного года стал известным результат: злокачественная опухоль. Об этом диагнозе акушер-гинеколог сообщил истице лишь 19 декабря 2002 года, после чего З. была направлена в онкодиспансер, где ей была проведена операция с последующим признанием инвалидом второй группы. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, столь длительная задержка в получении З. результатов исследования не могла не повлиять на развитие злокачественной опухоли у истицы. Оценив доказательства по делу, суд пришел к выводу, что задержка в получении результатов анализа и ухудшение состояния здоровья пациентки были вызваны нарушением работниками больницы, в том числе акушером-гинекологом, условий заключенного между больницей и истицей договора оказания платных медицинских услуг, положений норм об охране здоровья граждан. Учитывая анамнез больной, работники ответчика должны были принять экстренные меры по своевременной диагностике и лечению пациентки. Суд присудил в пользу пострадавшей 50000 рублей денежной компенсации за причинение морального вреда и 3552 рубля в счет возмещения расходов на приобретение лекарств. Решение суда вступило в законную силу [10].

Судебная практика показывает, что особую сложность при возмещении вреда в сфере возмездного оказания медицинских услуг представляет собой выявление причинно-следственной связи между противоправным действием (бездействием) исполнителя платной медицинской услуги и наступившими последствиями. В одних случаях (например, при повреждении какого-либо органа во время операции, оставлении инородного тела в операционной ране, введении противопоказанного лекарства) расстройство здоровья или смерть пациента являются прямым результатом (следствием) ненадлежащей медицинской помощи. В других — непрофессиональные действия медицинского работника (неадекватная терапия, несвоевременная госпитализация) могут лишь косвенно повлиять на исход лечения, ожидаемый результат оказываемой медицинской услуги. В отдельных случаях смертельный (летальный) исход или иные негативные результаты медицинского лечения в рамках гражданско-правового договора возмездного оказания медицинских услуг могут наступить независимо от качества оказываемой услуги. Значительную помощь в выявлении причинно-следственной связи наступивших отрицательных последствий с противоправным действием (бездействием) исполнителя платной медицинской услуги оказывают судебно-медицинские эксперты.

Так, гражданин Р. обратился в суд с иском к МУЗ «Городская больница № 3» города Магнитогорска о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда в связи с некачественным оказанием медицинской услуги. В судебном заседании выяснилось, что Р. получил телесные повреждения в результате дорожно-транспортного происшествия и заключил с ответчиком договор об оказании платной медицинской услуги. Врачами указанного медицинского учреждения был установлен диагноз и определен способ лечения — эндопротезирование левого тазобедренного сустава. После проведенной операции развился болевой синдром, наступило прогрессирующее ограничение движений в тазобедренном суставе. С целью устранения выявленных дефектов истец вынужден был обратиться в акционерное общество «Здоровье», в котором ему провели повторную операцию по эндопротезированию левого тазобедренного сустава. Суд удовлетворил исковые требования, однако ответчик не согласился с решением суда и подал апелляционную жалобу в вышестоящий суд. В своей жалобе представитель ответчика указывал, что истцу было рекомендовано реэндопротезирование, но экстренных показаний для повторного эндопротезирования не было. Оснований для возмещения Р. материального ущерба и компенсации морального вреда не имеется, поскольку из заключения эксперта следует, что выбранная методика и проводимое лечение полностью соответствовали диагнозу и предотвратили причинение более тяжкого вреда здоровью — установление инвалидности. Суд апелляционной инстанции оставил судебное решение без изменения, указав при этом, что, согласно заключению эксперта, в процессе предоперационного планирования была допущена ошибка, связанная с неправильным подбором бедренного компонента эндопротеза. В процессе осуществления медицинского вмешательства в организм пациента Р. имела место некорректная установка бедренного компонента эндопротеза левого тазобедренного сустава, что в последующем привело к появлению нестабильности бедренного компонента эндопротеза тазобедренного сустава и формированию контрактуры сустава. Данное экспертное заключение принято судом апелляционной инстанции во внимание в качестве надлежащего доказательства, поскольку оно является полным и мотивированным. Эксперт был предупрежден судом об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, его ответы на поставленные судом вопросы — последовательны и обоснованны. Возражения от сторон относительно данного заключения в суд не поступили, в материалах дела отсутствуют доказательства, опровергающие выводы эксперта. Заключение не противоречит объяснениям сторон, согласуется с письменными доказательствами по делу. Оценив в совокупности представленные доказательства (медицинские карты Р., рентгеновские снимки, акты первоначальной медицинской помощи, заключение судебной экспертизы о качестве этой помощи, объяснения сторон, показания эксперта), суд первой инстанции пришел к законному и обоснованному выводу о том, что медицинская услуга, оказанная Р. сотрудниками МУЗ «Городская больница № 3», была некачественной, в связи с чем истец вынужден был пройти повторное лечение и протезирование [1].

В ходе привлечения к гражданско-правовой ответственности суды принимают во внимание наличие вины исполнителя в ненадлежащем оказании платной медицинской услуги. Как известно, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (п. 1 и 2 ст. 401 ГК РФ). 

Так, гражданка Л. обратилась в суд с иском к районной больнице о компенсации морального вреда, мотивируя свои требования тем, что в результате некачественного лечения она потеряла плод и способность к будущему деторождению. Суд удовлетворил исковые требования с учетом фактических обстоятельств дела, характера нравственных и физических страданий истицы, ее индивидуальных особенностей, степени вины причинителя вреда, требований разумности и справедливости (ст. 1101 ГК РФ). Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, обследование Л. было проведено не в полном объеме, имела место недооценка тяжести позднего гестоза, несвоевременно диагностировано осложнение (преждевременная отслойка плаценты), с опозданием был решен вопрос о хирургическом вмешательстве. Медицинский персонал больницы мог прогнозировать развитие у истицы вышеуказанного осложнения с учетом имевшихся признаков гестоза и должен был своевременно принять экстренные меры хирургического характера [10].

Таким образом, согласно ст. 1095 ГК РФ, если вред пациенту причинен вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков медицинской услуги, а также недостоверной или недостаточной информации об услуге, то такой вред подлежит возмещению лицом, оказавшим услугу (исполнителем), независимо от наличия вины и от того, состоял ли потерпевший в договорных отношениях с исполнителем.

 

Список литературы

 

1. Апелляционное определение Челябинского областного суда от 08.10.2013 по делу № 11-10216/2013. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

2. Баринова Е.В. Понятие, виды и формы гражданско-правовой ответственности за нарушение договорного обязательства // Актуальные проблемы гражданского права: сб. статей / под ред. О.Ю. Шилохвоста. — М.: Норма, 2003. — Вып. 6. С. 228.

3. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. — М., 1976. С. 91.

4. Гражданское право: учеб. / отв. ред. В.П. Мозолин, А.И. Масляев. — М.: Юристъ, 2005. Ч. 1. С. 646, 660.

5. Гражданское право: учебник. — 2-е изд. / отв. ред. Е.А. Суханов. — М.: БЕК, 1998. С. 172—173.

6. Гражданское право: учебник: в 3 т. / под ред. А.П. Сергеева. — М.: ТК Велби, 2008. — Т. 1. С. 946.

7. Закон РФ от 02.07.1992 № 3185-1 (ред. от 28.12.2013, с изм. от 04.06.2014) «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

8. Закон РФ от 22.12.1992 № 4180-1 (ред. от 29.11.2007) «О трансплантации органов и (или) тканей человека». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

9. Иоффе О.С. Избранные труды: в 4 т. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. — Т. 1: Правоотношение по советскому гражданскому праву. Ответственность по советскому гражданскому праву. С. 206—207.

10. Обзор практики рассмотрения судами Красноярского края споров, связанных с ненадлежащим оказанием медицинских услуг: утвержден Президиумом Красноярского краевого суда от 24.04.2006. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 3.

12. Постановление Правительства РФ от 04.10.2012 № 1006 «Об утверждении Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг» // СЗ РФ. 2012. № 41. Ст. 5628.

13. Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. — М., 1984. С. 137.

14. Федеральный закон от 08.01.1998 № 3-ФЗ (ред. от 25.11.2013, с изм. от 04.06.2014) «О наркотических средствах и психотропных веществах» (с изм. и доп., вступ. в силу с 25.05.2014). Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

15. Федеральный закон от 10.07.2001 № 87-ФЗ (ред. от 22.12.2008) «Об ограничении курения табака». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

16. Федеральный закон от 12.04.2010 № 61-ФЗ (ред. от 12.03.2014) «Об обращении лекарственных средств». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

17. Федеральный закон от 17.09.1998 № 157-ФЗ (ред. от 21.12.2013) «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

18. Федеральный закон от 18.06.2001 № 77-ФЗ (ред. от 28.12.2012, с изм. от 04.06.2014) «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

19. Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ (ред. от 21.07.2014) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

20. Федеральный закон от 29.11.2010 № 326-ФЗ (ред. от 21.07.2014) «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

21. Федеральный закон от 30.03.1995 № 38-ФЗ (ред. от 28.12.2013, с изм. от 04.06.2014) «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

22. Федеральный закон от 30.03.1999 № 52-ФЗ (ред. от 23.06.2014) «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

23. Федеральный закон РФ от 20.07.2012 № 125-ФЗ (ред. от 04.06.2014) «О донорстве крови и ее компонентов». Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

 

24. Хохлов В.А. Гражданско-правовая ответственность за нарушение договора: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — Саратов, 1998. С. 13.