УДК 344.13

Страницы в журнале: 125-128

 

Е.О. Иванова,

соискатель кафедры уголовного права Военного университета Министерства обороны РФ Россия, город katyshka1008@yandex.ru

Латентная преступность в армейской среде имеет свои особенности, вытекающие из специфики военной службы. При разработке мер, направленных на предупреждение преступлений в этой среде, следует учитывать обстоятельства, обуславливающие латентность преступности среди военнослужащих, характеристики субъекта правонарушения, а также особенности изучения причин, ее порождающих.

Ключевые слова: латентная преступность, преступность военнослужащих, субъект правонарушения, военная служба.

 

В  юридической литературе высказывалось справедливое и вполне обоснованное мнение о том, что «без выявления и минимизации латентных преступлений, совершаемых военнослужащими, особенно сопряженных с применением насилия, осуществлять эффективное предупреждение и борьбу с преступностью в воинской среде невозможно» [9, с. 18]. Кроме того, «опасность латентной преступности в армейских условиях крайне высока, так как при явно неполных исходных данных и дефиците объективных показателей борьба с преступностью в Вооруженных Силах Российской Федерации малоэффективна», тем более в условиях, когда нет четкого представления об уровне латентности преступности военнослужащих того или иного вида, когда имеющиеся оценки этого явления носят приблизительный характер [6, с. 53]. Отсюда вполне очевидно, что для успешной борьбы с преступностью в армейской среде необходимо разрабатывать методики по выявлению латентной преступности в этой среде и действенные способы ее предупреждения и искоренения.

В криминологии нет единства мнений относительно понятия латентной преступности. Не вдаваясь в особенности его определения отдельными учеными, примем за основу то определение латентной преступности, которое было сформулировано на международном семинаре по латентной преступности, проведенном ВНИИ МВД России еще в советское время. В соответствии с этим определением под латентными преступлениями понимаются «деяния, содержащие запрещенные уголовным законом элементы, о которых не сообщалось в правоохранительные органы (незаявленные или неизвестные правонарушения) либо сообщалось, но они не получили должной правовой оценки и реагирования в правоохранительных органах (сокрытые)». При этом констатировалось, что «общий уровень латентной преступности выступает как сумма уровней естественной (незаявленной) и искусственной (скрытой) латентности» [2, с. 21].

Уровни латентной преступности. Рассмотрим подробнее, что представляют собой указанные выше уровни латентной преступности и каковы особенности их проявления применительно к воинским преступлениям.

Под естественной латентной преступностью понимается совокупность преступлений, а также лиц, их совершивших, сведения о которых остались вне поля зрения органов, регистрирующих преступления, осуществляющих уголовное преследование и привлечение виновных лиц к ответственности, т. е. не взятых на учет уголовной статистикой [8, с. 54—55]. Естественно-латентная преступность, по мнению большинства ученых, может проявляться в трех вариантах, что позволяет выделить три ее подгруппы.

Первая подгруппа охватывает преступления, совершенные лицом, не осознававшим наличие уголовно-правового запрета на совершаемые им действия. Как известно, данное обстоятельство не освобождает это лицо от уголовной ответственности. Подобная ситуация в основном характерна для поведения лиц, слабо осведомленных о действующем уголовном законодательстве. Например, незнание лица о необходимости уплаты им налога при индивидуальном предпринимательстве, когда этот вид деятельности осуществляется в сельской местности. Аналогичное незнание закона являлось характерным и для свидетелей указанного правонарушения, что обусловило отсутствие заявления о совершаемом правонарушении в правоохранительные органы.

В армейской же среде действуют правила взаимоотношений между военнослужащими, предусмотренные в первую очередь Уставом внутренней службы Вооруженных Сил РФ и Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил РФ [7], а также другими нормативными правовыми актами федерального законодательства. Знание правил поведения, вытекающих из требований этих нормативных правовых актов, для лиц рядового и начальствующего состава воинских частей и подразделений является обязательным условием их службы. В связи с этим можно утверждать, что преступления против порядка воинских уставных взаимоотношений не могут быть совершены по причине незнания военнослужащим указанных требований закона, в силу чего они не могут быть отнесены к рассматриваемой подгруппе латентных преступлений.

Вторую подгруппу латентной преступности составляют преступления, потерпевшие от которых не сообщают об их совершении в силу определенной личной заинтересованности (например, из чувства стыда, страха, нежелания быть объектом кривотолков и т. д.). Такие ситуации возможны, например, при совершении преступления родственником, когда другой родственник утаивает информацию о преступлении в силу существующего негласного правила «своих не выдают». В армейской среде также срабатывает указанный принцип, который в условиях военной службы обычно именуют «круговой порукой». С одной стороны, потерпевший умалчивает о преступлении, совершенном в отношении него (например, он был избит «старослужащими»), так как боится последствий такого своего заявления. А с другой — свидетели избиения тоже скрывают преступление: старослужащие — из солидарности, а молодые воины — из боязни быть избитыми. По мнению многих авторов, именно такой вид латентной преступности присущ преступлениям военнослужащих [10, с. 19]. По некоторым данным, жертвами преступного насилия в армейской среде ежегодно становятся более 5 тыс. военнослужащих, однако официально регистрируются всего около 2-х тыс. нарушений правил уставных взаимоотношений между военнослужащими. При этом физическому насилию со стороны командиров всех степеней подвергается более 50% военнослужащих, и около 56% из них — со стороны «старослужащих» [13, с. 1—2]. По данным Верховного Суда РФ, в 2011 году 37% офицеров были осуждены за превышение должностных полномочий и злоупотребления ими, 25% — за преступления против собственности [12].

Третью подгруппу естественной латентной преступности составляют преступления, состав которых не предусматривает наличия «потерпевшего», что исключает возможность подачи последним заявления в правоохранительные органы о факте правонарушения. К числу таких преступлений можно отнести преступления в сфере экологии и охраны природной среды, нарушение правил природопользования и др. Свидетели таких преступлений, как правило, не считают нужным сообщать о них, поскольку посягательство на общественные интересы не рассматривается ими как серьезное правонарушение. Эта подгруппа латентной преступности, так же как и первая из рассмотренных, не характерна для преступлений военнослужащих.

Таким образом, особенностью естественной латентной преступности военнослужащих является то, что она проявляется в основном в единственном из возможных вариантов, а именно тогда, когда совершенные преступления остаются вне поля зрения правоохранительных органов в связи с их утаиванием потерпевшим, а также свидетелями. При этом потерпевшие не заявляют о совершенном в отношении них преступном деянии из боязни наступления для них лично возможных более тяжких последствий, а свидетели — из «солидарности», основанной на молчаливом согласии с действиями преступников, в том числе в силу присущего воинской среде социально-психологического явления, именуемого «круговой порукой».

Еще одним уровнем латентной преступности является искусственная (скрытая) латентность. Этот уровень латентности включает следующие разновидности: 1) известные правоохранительным органам преступления, но не учтенные ими; 2) учтенные правоохранительными органами преступления, но не раскрытые ими или неполно раскрытые [1, с. 347—357; 3, с. 40; 4, с. 97; 5, с. 53—58]. Искусственная латентность характерна и для воинских преступлений. К числу таковых относятся преступления, связанные с применением насилия как к равному по должностному положению военнослужащему, так и в отношении начальника, превышением должностных полномочий, оскорблением одним военнослужащим другого.

Следует согласиться с Ю.П. Оноколовым, который указывает на то, что «значительный уровень латентности преступлений, совершаемых военнослужащими, обуславливается фактической выборочностью уголовного преследования, нередким моральным одобрением совершения преступления сослуживцами (особенно преступлений, связанных с применением насилия), наличием в воинской среде многих элементов криминальной субкультуры, привносимой в армию ранее судимыми и привлекавшимися к уголовной ответственности, а также содержавшимися в следственных изоляторах и изоляторах временного содержания» [9, с. 17].

Искусственная латентность в армейской среде обуславливается и умышленным сокрытием командирами воинских частей совершенных преступлений с целью создания видимости благополучия в их подразделениях, а также низким уровнем качества исполнения приговоров суда по выявленным и раскрытым преступлениям (особенно при условном осуждении к содержанию в дисциплинарной воинской части, к ограничению по воинской службе и др.).

При разработке мер предупреждения преступности военнослужащих следует учитывать не только высокий уровень латентности данной категории преступлений, но и особенности личности преступника, обусловленные наличием следующих факторов: 1) пребывание его в замкнутой однополой социальной среде; 2) ограниченный и неизменный круг межличностного общения; 3) жесткая регламентация повседневного быта; 4) необходимость при определенных условиях рисковать жизнью; 5) иерархическое построение взаимоотношений между начальниками и подчиненными при безусловном соблюдении принципа единоначалия; 6) ограничение свободного времени и, как правило, небольшой выбор культурно-досуговых мероприятий; 7) значительные ежедневные физические и психофизиологические нагрузки и т. д. [4, с. 593].

Преступления военнослужащих, образующие массив латентной преступности, обладают повышенной общественной опасностью, поскольку преступники в данном случае действуют дерзко и целеустремленно, с особым цинизмом, так как уверены в своей безнаказанности. Этому способствует бездействие командиров и молчаливое согласие с таким поведением их сослуживцев, а также поведение потерпевшего, который боится огласки происшедшего.

Меры по предупреждению преступлений военнослужащих. Поэтому для предупреждения рассматриваемых преступлений военнослужащих и снижения уровня их латентности необходимо:

1) обеспечить жесткий уставной контроль за поведением всех без исключения военнослужащих, в основе которого должны быть поощрение добросовестного несения службы и справедливое наказание за допущенные проступки;

2) установить систему воинского правового и нравственного воспитания с учетом лучших традиций, выработанных в российской армии;

3) создать строгую и справедливую организацию жизни и быта для всех военнослужащих по призыву;

4) обеспечить предметами первой необходимости всех военнослужащих по призыву;

5) организовать приемлемую для воинской части культурно-массовую работу с военнослужащими, позволяющую военнослужащим по призыву активно и плодотворно проводить свое свободное время.

Мерами по нейтрализации источников латентности преступлений военнослужащих, по мнению Е.А. Моргуленко, являются:

1) повышение уровня правового воспитания военнослужащих по призыву, ликвидация ситуации, при которой военнослужащий не может отличить проступок от преступления;

2) формирование у воинов активной жизненной позиции в части противодействия преступным проявлениям в воинском коллективе;

3) «развенчание» ореола «правильности» неформальных армейских традиций, привитие военнослужащим навыков уставных форм решения своих проблем;

4) улучшение качества работы командиров и воспитателей воинских подразделений с подчиненными, исключение ситуаций, при которых солдат (матрос) остался бы без помощи офицеров, один на один со своей проблемой;

5) создание и обеспечение действия «телефонов доверия», по которым каждый их потерпевших мог бы сообщить о факте правонарушения, минуя формальные воинские инстанции;

6) всемерное совершенствование программы защиты свидетелей и потерпевших от постпреступного воздействия со стороны виновных и их товарищей;

7) проведение в частях административных расследований по всем фактам травматизма;

8) ежедневное проведение в подразделениях медицинских (телесных) осмотров военнослужащих по призыву с обязательной отметкой о результатах осмотра в установленных документах;

9) обеспечение конфиденциальности лицу, сообщившему о преступлении [6, с. 51].

Представляется, что реализация указанных мер воспитательного, правового и воинского воздействия на военнослужащих даст положительный результат, что обеспечит снижение воинской преступности, в том числе произойдет и снижение ее латентности.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что для эффективного предупреждения преступности, выявления и борьбы со всей фактической преступностью, а не только с ее «видимой», т. е. зарегистрированной, частью, необходимо прежде всего выявить уровень латентности преступлений в конкретных воинских подразделениях, разработать меры повышения дисциплины и уставного порядка в нем, учитывая при этом, что основу скрытой преступности военнослужащих составляют преступления, сопряженные с насилием.

 

Список литературы

 

1. Антонян Ю.М. Криминология: учеб. для акад. бакалавриата. М., 2015.

2. Горяинов К.К. Латентная преступность в России: результаты исследования и меры борьбы // Латентная преступность: познание, политика, стратегия. М., 1993.

3. Давыденко Л.М. О латентности преступлений, посягающих на безопасность труда // Вопросы борьбы с преступлениями, совершаемыми в народном хозяйстве. М., 1980.

4. Криминология / под ред. Кудрявцева В.Н. и Эминова В.Е. М., 2009.

5. Криминология: учеб. для бакалавров / под ред. В.И. Авдийского. М., 2015.

6. Моргуленко Е.А. Неуставные взаимоотношения военнослужащих: теория и практика антикриминального воздействия. М., 2006.

7. Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации (вместе с «Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации», «Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации», «Уставом гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации»): указ Президента РФ от 10.11.2007 № 1495 (ред. от 25.03.2015) // Собрание законодательства РФ. 2007. № 47 (1 ч.). Ст. 5749.

8. Омаров Д.М. Понятие и структура латентной преступности // Российская юстиция. 2008. № 5.

9. Оноколов Ю.П. О латентности преступлений, сопряженных с применением насилия, в армейской среде // Военно-юридический журнал. 2011. № 1.

10. Оноколов Ю.П. Осуществление деятельности по предупреждению преступности в армии требует учета латентных преступлений // Военно-юридический журнал. 2011. № 3.

11. Оноколов Ю.П. Спекулятивная дедовщина // Независимое военное обозрение. 2010. № 23.

12. Офицеры становятся преступниками: Верховный Суд РФ фиксирует рост преступности среди профессиональных военных. URL: http://expert.ru/ 2012/04/20/ofitseryi-stanovyatsya-prestupnikami/ (дата обращения: 09.12.2015).

13. Попов В., Тюриков А. Социологи предупреждают // Независимое военное обозрение. 2009. 22 сент.