УДК 342.722.32

Страницы в журнале: 21-29 

 

Ю.Г. Федотова,

кандидат юридических наук, эксперт центра экспертных исследований факультета национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Россия, Москва julia.fedotowa@yandex.ru

Рассматривается общественный контроль как форма участия граждан в обеспечении безопасности государства. Автор обосновывает положение о том, что в современной геополитической обстановке, связанной с использованием противником протестного потенциала населения, общественный контроль является не источником угроз, а эффективным средством их нейтрализации.

Ключевые слова: безопасность, общественный контроль, общественный инспектор, некоммерческая организация, государственная безопасность.

 

В  Военной доктрине Российской Федерации 2014 года отмечается, что характерной чертой современных военных конфликтов является комплексное применение военной силы, политических, экономических, информационных и иных мер невоенного характера, реализуемых с широким использованием протестного потенциала населения и сил специальных операций, а также ставится задача объединения усилий государства, общества и личности по защите Российской Федерации. В условиях фундаментального изменения правил, средств, субъектов, объектов, целей ведения войны значимым является решение задачи по выработке принципиальных положений, касающихся участия граждан в обеспечении безопасности государства. В задачи противника входит поиск социальных конфликтов, противоречий, в связи с этим особое внимание должно быть уделено проблемам реализации и защиты прав и свобод человека и гражданина.

Граждане, реализуя право на участие в управлении делами государства, могут в соответствии со ст. 25 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года принимать участие в ведении государственных дел как непосредственно, так и посредством свободно выбранных представителей, голосовать или быть избранными на подлинных периодических выборах, производимых на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосовании, обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей, допускаться в своей стране на общих условиях равенства к государственной службе. Непременным условием осуществления данного права является активная жизненная позиция человека, его желание участвовать в делах общества и государства [2, c. 37].

Формой участия граждан в управлении делами государства является общественный контроль. Переоценить значение общественного контроля сложно [26, c. 2—5]. Однако его нельзя признать широко используемым в современной России. Между тем данный правовой институт может стать эффективным средством обеспечения обороны страны и безопасности государства. Не секрет, что социальная нестабильность проявляется в первую очередь на личностном уровне: обостряется чувство тревоги, теряется социальная идентичность личности, массовой болезнью в современном обществе являются беспокойство и страх, неуверенность в завтрашнем дне, плохое психическое самочувствие [13, c. 53—60]. В Стратегии национальной безопасности США 2015 года изложено, что «Америка также находится в уникальном положении, чтобы поддерживать мирные демократические перемены, — и именно этого от нее обычно ожидают. Мы будем и дальше мобилизовывать международную поддержку в борьбе за укрепление и расширение международных норм, касающихся прав человека. Мы будем поддерживать женщин, молодежь, гражданское общество, журналистов и предпринимателей, которые являются движущей силой перемен. Мы и дальше будем требовать, чтобы государства исполняли свои обязательства в области прав человека; будем решительно выступать против репрессий, где бы они ни происходили; будем предотвращать, а в случае необходимости и пресекать массовые злодеяния» [28]. Данный правовой акт прямо призывает граждан любого иностранного государства участвовать в обеспечении государственных интересов США, апеллируя к вопросам защиты прав и свобод социально незащищенных категорий граждан любого государства. Стратегия национальной безопасности США не просто нацеливает на «сдерживание российской агрессии», а закладывает основу для легитимации потенциальных решительных геополитических действий, используя опыт ввода войск в Ирак.

США заняты проработкой новых способов проведения психологических операций (манипуляций) и методов защиты от них. Так, одна только Национальная криптологическая школа Агентства национальной безопасности США обучает за год 19 тыс. человек (13,5 тыс. — гражданский персонал, 2,5 тыс. — военный персонал, 3 тыс. — из других ведомств). Подготовка специалистов для информационной войны ведется и иными учебными заведениями США. Классический метод подобных манипуляций — вызов различных форм невроза у отдельного индивида.

Не отстает от США Китай [17, c. 940—945]. Поэтому соответствующие правозащитные институты должны быть урегулированы таким образом, чтобы деятельность, направленная на реализацию и защиту прав и свобод, способствовала обеспечению безопасности личности, а значит, общества и государства, а не являлась источником военных угроз.

Поскольку защита Отечества является не только обязанностью, но и долгом гражданина, и это единственная норма, содержащая понятие долга, предполагающего добровольно принимаемые обязательства, соответствующие мотивацию, нравственное начало, осознание обязанности перед Отечеством в сочетании с чувствами благодарности и ответственности, то в литературе стали говорить о функциях гражданского общества в сфере безопасности. При этом, поскольку гражданское общество все-таки в большей степени автономизируется от государства, гражданин, будучи его частью, имеет непосредственную связь с государством, основанную на взаимных правах и обязанностях, в которых и проявляются его особая роль в сфере обеспечения обороны страны и безопасности государства. Гражданское общество, как отмечает Т.В. Вербицкая, может существенным образом содействовать обеспечению национальной безопасности посредством выполнения следующих функций: выявления сферы национальной безопасности, нуждающейся в правовом опосредовании, и указания на проблему, возникающую в данной сфере [5, c. 66—68]. На наш взгляд, реализация данных функций осуществляется посредством выявления массовых и грубых нарушений прав и свобод человека и гражданина. При этом следует отметить, что поскольку участие граждан в обеспечении обороны страны и безопасности государства предполагает включенность в реализацию данной государственно и общественно значимой деятельности, то функции граждан не ограничиваются только сигнализированием о будущих и возникших проблемах. Сигнализирование об угрозах и опасностях является последствием участия граждан в обеспечении обороны страны и безопасности государства. Поскольку человек, его права и свободы являются высшей ценностью, народ является единственным источником власти в Российской Федерации, то, участвуя в обеспечении обороны страны и безопасности государства, гражданин реализует соответствующую форму народовластия и участвует в управлении делами государства (даже в случае прохождения военной службы по призыву гражданин наделяется специальным правовым статусом и обладает полномочиями, правами). Поэтому можно выделить следующие группы функций граждан в сфере обеспечения обороны страны и безопасности государства в зависимости от правового статуса гражданина, принимающего участие в обеспечении обороны страны и безопасности государства, степени его самостоятельности и включенности в деятельность уполномоченных органов: 1) формирующую (при реализации права на доступ к государственной службе, права быть избранным, призыве на военную службу и т. д.), т. е. предполагающую активную деятельность гражданина; легитимирующую, предполагающую пассивную деятельность по соблюдению запретов или ограничений; 2) правореализационную, предполагающую реализацию прав и свобод, исполнение обязанностей в текущей деятельности уполномоченных субъектов (в составе добровольных народных дружин); 3) правозащитную (при защите своих прав и законных интересов, а также прав и законных интересов других лиц, например, при обеспечении экологической безопасности, в деятельности организаций, деятельность которых направлена на защиту прав военнослужащих и т. д.), правоохранительную деятельность (например, при охране общественного порядка при обеспечении общественной безопасности).

Согласно ч. 2 ст. 5 Федерального закона от 21.07.2014 № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» (далее — Закон об общественном контроле) задачами общественного контроля являются формирование и развитие гражданского правосознания, повышение уровня доверия граждан к деятельности государства, а также обеспечение тесного взаимодействия государства с институтами гражданского общества, содействие предупреждению и разрешению социальных конфликтов, реализация гражданских инициатив, направленных на защиту прав и свобод, обеспечение прозрачности и открытости деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих отдельные публичные полномочия, формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению, а также повышение эффективности деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных организаций, иных органов и организаций, осуществляющих отдельные публичные полномочия.

В ч. 3 ст. 3 Закона об общественном контроле определено, что граждане участвуют в осуществлении общественного контроля в качестве общественных инспекторов и общественных экспертов в порядке, установленном данным федеральным законом и другими федеральными законами. Считаем необходимым участие граждан в обеспечении обороны страны и безопасности государства путем создания соответствующих организаций либо индивидуально в качестве общественных инспекторов и общественных экспертов.

В литературе сделаны выводы об идентичности сценариев «цветных революций» и в то же время типичных ошибках их организаторов, заключающихся в игнорировании особенностей организации общества конкретного государства. В то же время противник использует протестный потенциал населения конкретной страны [6, c. 18—21; 8, c. 51—59; 12, c. 990—996; 24, c. 32—49]. По данным исследований, высокая тревожность отмечается у лиц, посвящающих много времени общению в социальных сетях, а повышение уровня тревожности способствует подверженности манипуляциям.

При этом такие виды деятельности, как просмотр фильмов, поиск информации и социальные сети, повышают активность правого полушария мозга. Это говорит о том, что дети привыкают воспринимать образы извне, а не конструировать новые в своем воображении [25, c. 946—955]. В связи с этим получается взаимозависимость: чем больше человек пользуется Интернетом, тем больше активизируется работа правого полушария, что способствует навязыванию индивиду необходимых образов, информации и ослабляет критическое отношение к воспринимаемым сведениям. В связи с этим считаем необходимым внедрение механизмов верификации информации в сети Интернет, применение когнитивных инструментов в социальных сетях, форумах, поисковых сайтах, имеющих политический, иной социально значимый характер.

В качестве примера можно отметить, что в Великобритании осуществляется контроль интернет-ресурсов Национальным отделением по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий. Пользователи сети Интернет, обнаружившие материал, который, по их мнению, способен возбудить ненависть, или какой-либо другой материал с незаконным содержанием, могут сообщить об этом в действующий в Великобритании регулирующий орган Internet Watch Foundation [3, c. 973—983]. Полагаем целесообразным внедрение инструментов верификации информации таким образом, чтобы каждый пользователь сети Интернет мог участвовать в данной процедуре. Необходимо, чтобы общественные инспекторы осуществляли контроль за размещением информации, касающейся подконтрольной им территории.

Так, достаточно проблемными стали сведения о вводе российских войск на территорию Украины. Данные сообщения основывались на сведениях, полученных НАТО, Госдепартаментом США, польской разведкой, журналистами и украинскими военными1. В социальных сетях также появлялись такие сведения, размещаемые от имени российских граждан, якобы наблюдавших подобное на своих территориях, что требовало публичного опровержения в средствах массовой информации. Учитывая, что участие граждан в контроле за распространением и объективностью такой информации может существенно повысить степень ее достоверности, поскольку население доверяет таким же гражданам, как они сами, вероятнее, даже в большей степени, нежели официальным средствам массовой информации, а также то, что западный мир ратует за развитие народовластия, формой которого является общественный контроль, участие граждан в решении таких важных геополитических вопросов становится все более востребованным. Реализация общественного контроля в форме деятельности общественного инспектора «на местах» для решения задач проверки достоверности информации и опровержения ложных сведений соответствует целям общественного контроля, обозначенным в Законе об общественном контроле.

Реализация общественного контроля в таких формах особенно актуальна в условиях, отмеченных в п. 11 Военной доктрины РФ, согласно которому наметилась тенденция смещения военных опасностей и военных угроз в информационное пространство и внутреннюю сферу Российской Федерации; при этом, несмотря на снижение вероятности развязывания против Российской Федерации крупномасштабной войны, на ряде направлений военные опасности усиливаются. Причем анализ основных внутренних военных опасностей позволяет сделать вывод о том, что особенно острыми являются проблемы защиты конституционного строя, стабилизации внутриполитической и социальной ситуации в стране, противодействия терроризму, экстремизму и информационному воздействию на население, в первую очередь на молодых граждан страны, имеющему целью подрыв исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества.

Учитывая изложенные угрозы безопасности, следует отметить востребованность новых источников получения информации и контроля за обстановкой на местном уровне. В связи с этим крайне важно не игнорирование институтов общественного контроля и гражданского общества, а создание условий для их реализации. Считаем неприемлемым в современных условиях ограничение деятельности некоммерческих организаций и отношение к ним как к источнику угрозы для безопасности государства. Кроме того, институты общественного контроля могут быть востребованы в условиях необходимости формирования институтов гражданского контроля за армией.

Особую озабоченность вызывают так называемые картельные партии. Картельные партии в настоящее время функционируют в условиях становления гражданского общества нового типа, именуемого «информационно-сетевым гражданским обществом». Для них характерно стремление к дублированию некоторых функций государственных институтов: строительство социальной инфраструктуры, курирование и пропагандистская поддержка общественно значимых экономических проектов и др.

Все больше заявляют о себе многочисленные правозащитные и экологические движения, сетевые сообщества, обладающие реальной возможностью влиять на различные социально-экономические проекты [1, c. 37—42].

С одной стороны, отдельные организаторы картельных партий могут преследовать антиконституционные цели, подрывающие суверенитет и территориальную целостность государства. Их деятельность может быть основана на пропаганде и разжигании социальной ненависти и вражды. С другой стороны, такие организации могут стать значимым фактором политической жизни общества и в наиболее кризисные периоды выразить свою позицию, которая будет способствовать укреплению стабильности конституционного строя и публичной власти, снижению социальной напряженности, что особенно важно в современной геополитической обстановке. В связи с этим чрезвычайно важным является создание условий для открытой деятельности таких организаций, а также осуществление государственного контроля за определением специальной правоспособности и реализацией их полномочий. Все возникающие споры между организациями и государственными органами должны решаться исключительно в легитимных формах.

Некоммерческие организации могут также осуществлять просветительскую функцию, направленную на искоренение политического и правового нигилизма в обществе. Отмечаемая в литературе проблема выявления факторов конфликтности и ее ранней диагностики на федеральном, ведомственном и частично региональном уровнях и принятия соответствующих мер по обеспечению общественного порядка и безопасности, в том числе и при осложнении социально-политической обстановки [19, c. 14—17], может быть решена посредством использования форм общественного контроля и обеспечения условий для их реализации, а также должного внимания к их результатам со стороны государственных органов.

Целесообразно также тесное взаимодействие некоммерческих организаций, общественных инспекторов и государственных органов, органов местного самоуправления при реализации административного надзора, установленного Федеральным законом от 06.04.2011 № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы». Практика показывает, что деятельность органов внутренних дел не ориентирована на социальную адаптацию и социализацию личности. Не секрет, что такие лица склонны к совершению в дальнейшем социально вредных и опасных деяний. Поэтому применение соответствующих форм общественного контроля по месту их жительства и работы является необходимым. Реализация таких предложений целесообразна и в отношении освободившихся из мест лишения свободы лиц, к которым не применяется административный надзор.

В деятельности некоммерческих организаций заинтересованы страны, стремящиеся к однополярному миру, что явно следует из положений Стратегии национальной безопасности США 2015 года. Как отмечено в Послании Президента РФ В.В. Путина Федеральному Собранию 2013 года, «Конституция соединила два базовых приоритета —   высочайший статус прав, свобод граждан и сильное государство, — подчеркнув их взаимную обязанность — уважать и защищать друг друга. Убежден, конституционный каркас должен быть стабильным, и прежде всего это касается второй главы Конституции, которая определяет права и свободы человека и гражданина. Эти положения Основного Закона незыблемы. При этом жизнь не стоит на месте, и конституционный процесс нельзя рассматривать как окончательно завершенный, мертвый. Точечные коррективы других глав Основного Закона, идущие от правоприменительной практики, от самой жизни, конечно, возможны, а порой — необходимы».

25—26 мая 2015 г. в Москве с участием представителей государственных органов прошел Первый общенациональный правозащитный форум «Адвокатура и гражданское общество». На форуме были затронуты проблемы осуществления как предпринимательской, так и некоммерческой, правозащитной деятельности. Особое внимание было уделено сфере ЖКХ, вопросам миграции, СМИ, общественного контроля. Участники форума осветили проблемы правового регулирования и правоприменения, а также представили рекомендации по совершенствованию федерального и регионального законодательства, направленные на развитие гражданского общества, предпринимательской, правозащитной деятельности. Многие инициативы участников форума уже поддержаны в законотворческой деятельности.

На наш взгляд, новые формы организации народовластия, будь то подлинные или искусственно сформированные путем финансирования и пропаганды извне или изнутри, будут иметь место в условиях конституционного строя Российской Федерации. Мы согласны с точкой зрения ведущих конституционалистов, согласно которой народовластие — это не просто основа конституционного строя, это его сущность [4, c. 18—24; 11, c. 118]. Законодательство, ограничивающее народовластие в различных его проявлениях, не сможет учесть тенденции развития общественных отношений, особенность которых состоит в их динамике и постоянном расширении предмета правового регулирования. Поэтому законодательное регулирование и создание условий для реализации участия граждан в общественно значимой и представляющей государственный интерес деятельности со стороны именно государства, его легитимных органов, а не со стороны противника в современной России не просто целесообразно, а жизненно необходимо.

В современных условиях предотвращение угроз безопасности государства входит в задачи самого государства в лице его уполномоченных органов. Тем не менее военное время особенно остро показывает необходимость объединения всевозможных ресурсов общества, объединения усилий государства, общества и личности. Способность общества противостоять военным угрозам и опасностям, тем более качественно изменяющимся, следует развивать в условиях мирного времени и непосредственной угрозы агрессии. Гибридные войны подчеркивают необходимость не только защищать общество от воздействия иностранных агентов и нежелательных организаций, но и развивать легитимные и легальные формы народовластия, способствующие укреплению обороноспособности страны и безопасности государства, что особенно актуально в условиях планирования акций на период предстоящих избирательных кампаний 2016 и 2018 годов, и это было отмечено В.В. Путиным в выступлении на заседании коллегии ФСБ России 26 марта 2015 г. В современной геополитической обстановке, связанной с использованием противником протестного потенциала населения, общественный контроль является не источником угроз, а эффективным средством их нейтрализации.

Сделаем краткий экскурс в историю.

В.П. Шупленков, рассматривая обороноспособность страны как объект уголовно-правовой охраны, сделал вывод о том, что общественные отношения по обеспечению обороноспособности СССР представляют собой целенаправленную функционирующую систему связей между советским государством, его органами, общественными и иными организациями, должностными лицами и гражданами по участию в защите Отечества [27]. Как отметил В.А. Золотарев, под военной системой государства понимается широкий комплекс различных государственных институтов, образований, организаций, действующих в интересах обеспечения необходимого уровня его обороноспособности и надежной национальной безопасности. Такая система включает в себя военно-политическую, военно-экономическую, военно-научную, военно-техническую, военно-правовую, военно-социальную и другие сферы [10]. В.Г. Стрекозов указал, что вопрос о защите Отечества  нельзя сводить только к деятельности Вооруженных Сил: его необходимо рассматривать в широком плане в единстве политического, экономического, военного, морального и других факторов, определяющих мощь и безопасность социалистического Отечества. При этом защита социалистического Отечества автором определяется как совокупная деятельность советского государства, общественных организаций, всех советских граждан по вооруженной защите от агрессии, предпринятого вооруженного нападения либо против посягательства на целостность и неприкосновенность СССР, а также по поддержанию постоянной готовности и способности отразить агрессию, основанной на научно-техническом, морально-политическом и военном могуществе страны [21; 22].

Г.Н. Колибаба определяет советскую военную службу как одну из важнейших форм участия советских граждан в вооруженной защите мирного, созидательного труда советского народа, в защите государственных интересов и территориальной неприкосновенности социалистического Отечества трудящихся [14]. С одной стороны, автор в данном определении выделяет две категории граждан — военнослужащих и трудящихся, с другой стороны, подчеркивает, что военная служба — это одна из форм участия в защите Отечества, при этом интересы в сохранении указанных Г.Н. Колибабой благ совпадают — военнослужащих и трудящихся связывают одни ценности и охраняемые интересы. Военную службу определяют также как вид государственной службы в Российской Федерации [20], особый вид установленной на основании федерального закона деятельности человека в составе военной организации государства, предполагающей использование средств вооруженной борьбы в целях защиты Отечества и обеспечения его военной безопасности [15]. Таким образом, формы участия выражаются в соответствующей деятельности, и данные определения не противоречат друг другу, а взаимно дополняют.

Дальнейшие исследования военно-правовой науки не уделяли пристального внимания проблеме участия граждан в обеспечении обороны страны и безопасности государства. Тем не менее, если в советский период развития российской государственности соответствующие функции по воспитанию патриотически настроенного гражданина, организации общество и государство в необходимом объеме выполняли, что было возможно в условиях существовавшего политического режима, идеологических основ конституционного строя и государственного аппарата, то действующий конституционный строй содержит предпосылки только для формирования, но не реализации соответствующих общественных отношений по участию граждан в обеспечении обороны страны и безопасности государства.

При этом отметим, что Федеральный закон от 23.05.2015 № 129-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», определяя, что деятельность иностранной или международной неправительственной организации, представляющая угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности страны или безопасности государства, может быть признана нежелательной на территории Российской Федерации, устанавливает правовые последствия такого признания, основания уголовной и административной ответственности, а также ограничения политических и экономических прав таких организаций. Решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации деятельности иностранной или международной неправительственной организации принимается Генеральным прокурором РФ или его заместителями по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере международных отношений Российской Федерации. Наделение прокуратуры соответствующими полномочиями соответствует задаче объединения усилий государства, общества и личности в защите Российской Федерации, обозначенной в Военной доктрине РФ, несмотря на то, что она не входит в военную организацию государства.

При этом вызывает обеспокоенность тот факт, что данный федеральный закон прямо не конкретизирует критерии признания деятельности организации нежелательной, что особенно актуально в условиях осуществления прокуратурой надзора, но не контроля за исполнением законов. Не секрет, что на практике большая часть сведений становится известна прокурорам по результатам обращений граждан, а плановость проверок остается законодательно не урегулированной и не всегда способствует оперативному реагированию прокуроров на выявленные нарушения [23, c. 9—13]. Кроме того, органы прокуратуры наделены общей компетенцией по надзору в сфере защиты конституционного строя Российской Федерации, обеспечения обороноспособности страны или безопасности государства, поэтому необходимо расширение возможностей по получению ими необходимых сведений. Крайне важно, чтобы граждане сообщали соответствующие сведения в случае нарушения их прав и законных интересов.

Учитывая, что нежелательная деятельность иностранных и международных организаций может быть не связана с размещением активов на территории Российской Федерации, следует учесть необходимость противодействия угрозам осуществления такой деятельности виртуально, в коммуникационном пространстве сети Интернет. Решение данной задачи требует не только усилий органов прокуратуры.

Отмеченный выше опыт Великобритании по направлению пользователями сети Интернет сообщений об обнаружении материалов с незаконным содержанием в соответствующий регулирующий орган целесообразно использовать и в России. Требует развития система выявления в сети Интернет угроз основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности страны или безопасности государства. Поскольку объектом воздействия являются прежде всего население, электорат, то именно граждане, заинтересованные в обеспечении законности избирательного процесса, иных государственно и социально значимых институтов, могут стать значимыми субъектами противодействия соответствующим угрозам. Участие граждан в выявлении запрещенной законом деятельности может быть организовано по территориальному принципу, если деятельность осуществляется реально, или экстерриториальному принципу, если воздействие осуществляется на отдельные социальные группы в сети Интернет, социальных сетях. При этом высказанные предложения направлены на устранение угроз и опасностей, а не на разжигание социальных конфликтов, что не ставит под сомнение их конституционность, в отличие от практики создания виртуальных армий Украины. Информация, размещаемая на форумах, в социальных сетях, должна подвергаться верификации, что необходимо в целях пресечения попыток размещения провокационной информации, например, о вводе российских войск на территорию иного государства, о выброшенных портретах после шествия «Бессмертного полка» и т. д.

Таким образом, характер современных военных угроз и опасностей показывает необходимость объединения усилий государства, общества и личности в защите Российской Федерации, что предполагает участие граждан в обеспечении обороны страны и безопасности государства. Анализируя активность и целевую направленность деятельности представителей гражданского общества, можно заключить, что не только государство, но и само гражданское общество способно выявлять, предупреждать и пресекать военные угрозы и опасности. Субъекты общественного контроля могут участвовать в обеспечении обороны страны и безопасности государства прямо или косвенно. Деятельность общественного объединения может быть как непосредственно направлена на осуществление такого участия путем решения соответствующих задач, значимых для реализации и защиты прав и свобод человека и гражданина (например, подготовки отдельных категорий граждан, в частности, лиц, подлежащих призыву на военную службу), так и косвенно. С этой точки зрения важна система преференций для общественных организаций, льгот, гарантий, дополнительных прав, прежде всего нематериального характера, обеспечивающих их дальнейшее развитие и взаимодействие с населением и органами государственной власти. Это обеспечит конкуренцию среди некоммерческих организаций и не только усилит их активность в социальной сфере, но и благотворно скажется на уровне правовой и политической культуры общества, а значит, станет важным фактором укрепления легитимации политической власти в России.

Список литературы

1.            Александров К.А. Картельные политические партии: особенности возникновения и политического участия // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. 2011. № 2 (18).

2.            Аяцков Д.Ф., Комкова Г.Н., Фомин О.Н., Шудра О.В., Южаков В.Н. Конституция и политические права российских граждан: реализация в Саратовской области / под ред. В.Н. Южакова. Саратов, 1997.

3.            Бешукова З.М. Противодействие экстремизму в Великобритании // Национальная безопасность. Nota bene. 2014. № 6 (35).

4.            Боброва Н.А. Понятие конституционного строя, двойственность его природы // Право и политика. 2002. № 2.

5.            Вербицкая Т.В. К вопросу об участии общества в обеспечении национальной безопасности // Теория и практика общественного развития. 2015. № 1.

6.            Воронов А.М. Негосударственные некоммерческие организации социально-политической направленности в современном социуме: актуальные аспекты // Гражданское общество в России и за рубежом. 2014. № 3.

7.            Выступление Владимира Путина на заседании коллегии ФСБ. URL: http://www.discred.ru/ news/s_rossiej_takie_shtuchki_ne_prokhodjat_vystuplenie_vladimira_putina_na_zasedanii_kollegii_fsb/2015-03-26-11308 (дата обращения: 27.12.2015).

8.            Гурьянов П.А. Два Майдана на Украине: предпосылки, особенности и геополитические последствия // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2014. № 41 (278).

9.            Есть ли войска России на Украине: история с фотографиями. URL: http://www.bbc.co.uk/russian/international/2014/04/140422_ukraine_russian_troops_photos (дата обращения: 27.12.2015).

10.          Золотарев В.А. Военная безопасность России: политико-правовые проблемы: дис. … д-ра юрид. наук. М., 1999.

11.          Кабышев В.Т. Народовластие в системе конституционного строя России: конституционно-политическое измерение // Конституционное право и политика: сб. мат. междунар. науч. конф. / отв. ред. С.А. Авакьян. М., 2012.

12.          Карпович О.Г. Цветная «революция зонтиков» в Гонконге: начало «Китайской Весны»// Национальная безопасность. Nota bene. 2014. № 6 (35).

13.          Киселева И.А., Симонович Н.Е. Проблемы самореализации личности в современных условиях инноваций // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2014. № 6 (243).

14.          Колибаба Г.Н. Правовые основы советской военной службы: дис. … канд. юрид. наук. М., 1955.

15.          Кудашкин А.В. Правовое регулирование военной службы в Российской Федерации: дис. … д-ра юрид. наук. М., 2003.

16.          Ложь: российские войска не вторгались в Украину. URL: http://www.stopfake.org/lozh-rossijskie-vojska-ne-vtorgalis-v-ukrainu/ (дата обращения: 27.12.2015).

17.          Маркова А.В. Виртуально-коммуникационное противостояние США и КНР // Национальная безопасность. Nota bene. 2014. № 6 (35).

18.          Российские войска в Украине: война под прикрытием. URL: http://www.golos-ameriki.ru/content/article/2652995.html (дата обращения: 27.12.2015).

19.          Рыльская М.А. Проблемы разрешения конфликтов в гражданском обществе: повторение пройденного // Гражданское общество в России и за рубежом. 2014. № 3.

20.          Смирнов Д.В. Правовое регулирование военной службы солдат, матросов, сержантов и старшин в Вооруженных Силах Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. М., 1996.

21.          Стрекозов В.Г. Конституционные основы защиты социалистического Отечества: дис. … д-ра юрид. наук. М., 1981.