УДК 347.12(510)

Страницы в журнале: 121-125 

 

Д.Н. Кархалев,

доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права Башкирского государственного университета Россия, Уфа dnk001rb@yandex.ru

 

Исследуется гражданское законодательство Китайской Народной Республики. Рассматриваются актуальные проблемы защиты в гражданском праве Китая гражданских прав и ответственности при реализации охранительной функции. Анализируется гражданское право Китая в сравнении с нормами гражданского права Российской Федерации.

Ключевые слова: право, защита, Китай, ответственность, законодательство, закон, норма, система, акт, механизм, санкция, мера.

 

Китайское гражданское законодательство, как и законодательство других азиатских стран (например, Японии), представляет собой систему нормативных правовых актов, многие положения которых заимствованы из французского и германского права. Правовое регулирование вещных, обязательственных, корпоративных, охранительных отношений строится под влиянием романо-германской правовой системы. Однако есть и свои особенности, которые требуют научного осмысления.

Гражданское законодательство Китая представляет собой систему законов, каждый из которых состоит из норм, регулирующих отдельные сферы имущественных отношений. Роль кодифицированного акта в области гражданско-правовых отношений выполняют «Общие положения гражданского права Китайской Народной Республики» (приняты на 4-й сессии Всекитайского собрания народных представителей шестого созыва 12 апреля 1986 г.; далее — Закон).

Нормы о защите гражданских прав и ответственности обладают общими чертами с континентальным правом и рядом особенностей, связанных с культурой, географическим положением, историей Китая и другими факторами. Рассмотрим ряд охранительных норм китайского гражданского права, вызывающих наибольший интерес.

В России способы защиты гражданских прав определены в ст. 12 Гражданского кодекса РФ и в некоторых других статьях: признание права; восстановление положения, существовавшего до нарушения права; пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности; возмещение убытков; самозащита права; взыскание неустойки; компенсация морального вреда и др.

Защита гражданских прав в материально-правовом смысле обычно определяется как система мер правового воздействия на правонарушителя, которая применяется в случае нарушения права и (или) интереса потерпевшего лица и направлена на его восстановление. Кроме того, защита гражданских прав направлена на обеспечение неприкосновенности права, восстановление нарушенного права и пресечение действий, нарушающих право.

В ст. 12 ГК РФ предусмотрены способы защиты гражданских прав потерпевшего лица. Имея в виду фигуру правонарушителя, данные способы защиты именуются мерами гражданско-правового принуждения и подразделяются на четыре группы — меры ответственности, меры защиты, меры самозащиты и меры оперативного воздействия.

Данные меры реализуются в охранительном гражданском правоотношении, цель которого — восстановление (защита) гражданских прав и (или) интересов. Меры принуждения, охранительное правоотношение и охранительные нормы образуют механизм защиты гражданских прав и интересов.

При этом необходимо иметь в виду, что данный механизм защиты соотносится с близкой категорией «механизм гражданско-правового регулирования отношений по защите гражданских прав (охранительных отношений)» как часть и целое. Последний, охватывая все элементы механизма защиты, дополнительно включает охранительное законодательство и охранительные соглашения потерпевшего лица и правонарушителя (акты реализации охранительных прав).

В Китае нормы о защите гражданских прав и привлечении к ответственности определены в разделе 6 «Гражданская ответственность» Закона. Согласно ст. 106 общее правило заключается в том, что граждане и юридические лица обязаны нести гражданскую ответственность в случае нарушения договоров и неисполнения иных обязанностей, а также при причинении вреда имуществу или здоровью лиц.

С учетом норм данной статьи можно сказать, что китайское право подразделяет ответственность на договорную и внедоговорную. Основанием первой является нарушение договора, второй — причинение вреда.

Нормы ст. 106 корреспондируются с правилами ст. 134, в которой предусмотрены основные способы гражданской ответственности (возмещение убытков, выплата неустойки и др.).

Анализ ст. 134 Закона показывает, что китайское законодательство не различает меры ответственности и иные меры защиты, применяемые с целью восстановления прав.

Российскому гражданскому праву также известно разграничение санкций на меры ответственности, которые влекут дополнительные имущественные обременения для нарушителя, и меры защиты, направленные на восстановление нарушенного права без возложения наказания, имущественных лишений (виндикация, реституция, кондикция) [1, с. 112; 3, с. 37; 5, с. 25—42; 6, с. 10—50].

Ответственность всегда связана с возложением на лицо неблагоприятных имущественных лишений, так как благодаря имущественному воздействию возможно достижение целей наказания. Если имущественная сфера правонарушителя не страдает (имущество не уменьшается) в результате применения мер принуждения, то ответственность не наступает. Правонарушитель должен исполнить новую, дополнительную обязанность, которой до нарушения у него не было, по восстановлению правового положения потерпевшего, тем самым понести гражданско-правовую ответственность. Представляется, что наличие такого рода дополнительных расходов у нарушителя является квалифицирующим признаком мер ответственности.

Таким образом, любые меры принуждения, сопровождающиеся возложением внеэквивалентного имущественного обременения или лишения субъективного права, можно относить к мерам ответственности. Лицо, к которому они применяются, несет не любые неблагоприятные последствия, а только выражающиеся в безэквивалентных лишениях. Это новые или дополнительные расходы (уплата денежной суммы или передача имущества) или лишение субъективного гражданского права.

Данные особенности характерны для возмещения убытков или имущественного вреда, взыскания неустойки или процентов за неисполнение денежного обязательства, компенсации морального вреда, отказа в защите права и др.

В отличие от китайского права российская цивилистическая доктрина, таким образом, исходит из того, что к мерам ответственности относятся лишь те санкции, применение которых влечет возложение имущественного наказания. Иные санкции (например, виндикация, реституция, кондикция, негаторный иск) не влекут дополнительных обязанностей (имущественного наказания) и не являются ответственностью. Они именуются мерами защиты.

Гражданско-правовые меры защиты направлены на восстановление субъективного гражданского права потерпевшего лица. Применение мер защиты характеризуется тем, что нарушитель принуждается к восстановлению субъективного гражданского права потерпевшего лица в охранительном правоотношении в натуре. Обусловлено это тем, что меры защиты тесно связаны с нарушенным субъективным правом, которое может быть защищено конкретной мерой. Сфера их реализации очерчена определенным нарушением или отдельным субъективным правом, т. е. меры защиты в гражданском праве носят в основном предметный характер.

Особенность мер защиты состоит в том, что они, как правило, направлены на защиту права, не уничтоженного при его нарушении, а не на компенсацию денежных потерь, возникающих при прекращении права.

По содержанию меры защиты не являются безэквивалентным имущественным лишением и применяются в принудительном порядке или осуществляются добровольно в форме восстановления положения, существовавшего до нарушения, либо пресечения действий, нарушающих право (или создающих угрозу его нарушения), либо признания субъективного права (или факта).

К мерам защиты относятся признание права, виндикация, реституция, кондикция, принуждение к исполнению обязанности в натуре, негаторный иск, опровержение распространенных порочащих сведений и др.

Как видно из ст. 134 Закона, под мерами ответственности понимаются любые меры принудительного характера, применяемые судом в целях защиты нарушенных прав. В частности, к способам ответственности Закон относит устранение препятствия, прекращение посягательства, устранение угрозы, возвращение имущества, восстановление первоначального положения, устранение последствий, принесение извинений.

Представляется, что к мерам ответственности можно отнести только указанные в ст. 134 возмещение убытков, выплату неустойки и ремонт, повторное изготовление, замену (при возмещении вреда в натуре). При реализации данных санкций на лицо возлагаются безэквивалентные обременения, характерные для ответственности.

Однако при устранении препятствия лицо не подвергается ответственности, а лишь совершает действия, направленные на восстановление возможности пользования вещью. Прекращение посягательства представляет собой форму самозащиты права. В этом случае самостоятельные действия потерпевшего лица направлены на прекращение противоправных действий нарушителя. То же самое происходит при устранении угрозы. Это вправе сделать сам потерпевший во внесудебном порядке в целях прекращения действий, создающих угрозу нарушения права.

Возвращение имущества — родовое понятие по отношению к таким способам, как виндикация, реституция, кондикция. В российском гражданском праве эти санкции отнесены к мерам защиты. Восстановление первоначального положения и устранение последствий может быть и при реализации мер ответственности, и при реализации мер защиты (в широком смысле слова).

Наконец, принесение извинений также не имеет главного признака ответственности и направлено на защиту неимущественного права. Тем не менее, китайская правовая традиция отнесла данные меры к ответственности, что является особенностью этой правовой системы.

Анализ норм раздела 6 Закона показывает, что особенность гражданского права Китая также состоит в том, что кроме указанных выше основных способов защиты гражданских прав суд дополнительно может применить предупреждение, требовать раскаяния, наложить штраф и подвергнуть аресту нарушителя. Вряд ли данные способы будут эффективными в деле защиты имущественных прав. Однако при защите неимущественных прав вероятность восстановления права в полном объеме значительно повышается.

Представляется, что данные положения могут быть заимствованы российским законодательством, в частности, в целях защиты неимущественных интеллектуальных прав (часть 4 ГК РФ), таких как право авторства, право на имя, право на неприкосновенность.

Согласно ст. 134 Закона указанные способы могут применяться как отдельно, так и в сочетании друг с другом. Статья 107 Закона содержит известное и российскому праву основание освобождения от договорной и внедоговорной ответственности — непреодолимую силу.

Ответственность за нарушение обязательств наступает в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства (нарушение договора). Договорная ответственность выражается в применении возмещения убытков, взыскания неустойки или процентов и др.

По общему правилу (ст. 108 Закона) задолженность подлежит погашению. В случае временной невозможности погасить задолженность в китайском праве допускается исполнение обязательства в рассрочку с согласия кредитора или по решению суда для любого вида договора.

Кроме того, ст. 111 Закона предусматривает правило, согласному которому в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения другая сторона имеет право требовать прежде всего его исполнения или исправления положения, а также возмещения убытков.

Как видно из изложенного, китайское законодательство тяготеет к континентальному праву в регулировании последствий нарушения договора. В качестве основного здесь предусматривается требование о принудительном исполнении обязательства в целях полного восстановления права и возмещения убытков.

Для сравнения континентальное законодательство не восприняло концепцию вины как психического отношения должника к своим действиям и основывается на определении вины с учетом объективных начал. При этом допускается и безвиновная ответственность. Так, согласно § 823 Германского гражданского уложения 1896 года (далее — ГГУ) лицо действует неосторожно, если оно могло, проявляя требуемую в обороте заботливость, предвидеть и избежать нарушения правового блага как последствия его действий. При решении вопроса о том, был ли виновен должник, выясняется, проявил ли он надлежащую меру заботливости. Критерием таковой служат не возможности и способности данного конкретного должника, а абстрактный критерий — проявление заботливости, «соответствующей обычаям оборота», или заботливости, свойственной хорошему хозяину (ст. 1137 Французского гражданского кодекса 1804 года). Французская правовая наука не делает четкого различия между «противоправностью» и «виной». Оба эти понятия слились в дефиниции «faute» («вина») [7, с. 392].

Право стран Европы предусматривает ответственность в основном в виде исполнения обязательства в натуре. Денежная компенсация присуждается в качестве исключения, если обязательство невозможно исполнить в натуре [2, с. 137].

По германскому законодательству требование денежного возмещения убытков является субсидиарной санкцией к требованию реального исполнения обязательств. ГГУ устанавливает, что должнику необходимо восстановить то положение, которое существовало, если бы не было обстоятельства, вследствие которого возникла обязанность возместить ущерб (§ 249 ГГУ), т. е. должник в первую очередь принуждается к исполнению в натуре. Если такое исполнение стало невозможным либо не дало кредитору полного удовлетворения, должник обязан возместить возникшие убытки в денежной форме (ч. 1 § 251 ГГУ) [4, с. 164].

Китайский гражданский закон не содержит правила о том, что вред (убытки) подлежат возмещению в полном объеме. Однако правила о пределах ответственности сформулированы следующим образом: обязательство по возмещению, возникшее из-за нарушения договора, должно соответствовать убыткам, понесенным другой стороной в результате нарушения (ст. 112). В этой статье предусмотрена норма, согласно которой стороны в договоре могут предусмотреть размер неустойки при нарушении договора или заранее установленный размер возмещения убытков.

Данные правила известны гражданским законодательствам некоторых зарубежных стран. Они обладают большой эффективностью в плане восстановления нарушенного гражданского права. Размер убытков в суде доказывать нет необходимости, он предусмотрен договором, т. е. не возникают известные процессуальные сложности при реализации данных санкций.

Внедоговорная ответственность в Китае именуется ответственностью за нарушение прав. Согласно ст. 117 Закона причиненный вред возмещается в натуре путем возврата имущества или в денежной форме. Правила возмещения вреда изложены не обобщенно, а путем перечисления отдельных случаев причинения вреда. Так, при нарушении интеллектуальных прав защита может быть осуществлена путем возмещения убытков, прекращения посягательства, устранения последствий и др. А при нарушении неимущественных прав (право на имя, изобретение, репутацию и почет) потерпевший вправе требовать восстановления своих прав путем прекращения посягательства, восстановления чести и достоинства, ликвидации последствий, принесения извинений и др.

В случае причинения вреда здоровью потерпевший может рассчитывать на возмещение расходов на лечение и неполученных доходов. А в случае смерти гражданина должны быть оплачены расходы на похороны и предоставлены необходимые средства на жизнь лиц, находившихся на содержании умершего, и др.

Существенные различия в российском и китайском праве имеются при возмещении вреда, причиненного государственными органами. Если в Российской Федерации в подобных случаях возмещение осуществляется за счет казны России, субъектов России или муниципальной казны, то в Китае, исходя из содержания ст. 121 Закона, вред возмещается самим органом власти или его должностными лицами.

Статья 123 Закона содержит правила возмещения вреда, причиненного деятельностью, создающей опасность окружающей среде вследствие использования оборудования, инструментов, ядов, горючих и взрывчатых веществ, радиоактивных предметов и т. п.

В случае, когда вред причинен в результате действия товара ненадлежащего качества, он возмещается изготовителем или продавцом, если в этом случае ответственность не несет перевозчик или хранитель (ст. 122 Закона).

Кроме того, Закон содержит охранительные нормы, регулирующие деликтные отношения в связи с причинением вреда животными, при обвале зданий и сооружений, осуществлении земляных или ремонтных работ и др.

Думается, что вполне возможно было обойтись обобщающими нормами, которые охватывали бы эти и другие подобные случаи причинения вреда, как это сделано в российском гражданском кодексе.

Китайское гражданское право знает такие инструменты, как «действия в состоянии необходимой обороны» (ст. 128), при которой ответственность не возникает, и «действия при крайней необходимости» (ст. 129), когда ответственность возлагается на лицо, вызвавшее возникновение опасной ситуации.

Если вред причинен недееспособным или ограниченно дееспособным лицом, ответственность возлагается на опекуна (ст. 133 Закона). При наличии имущества у недееспособного или ограниченно дееспособного лица возмещение осуществляется за счет этого лица, а в недостающей части — опекуном (кроме случаев, когда опекуном выступает организация).

При совместном причинении вреда двумя или более лицами возникает солидарная ответственность (ст. 130 Закона). По смыслу ст. 131 Закона при наличии вины потерпевшего лица размер ответственности может быть уменьшен. Если же вред причинен при наличии вины в действиях обеих сторон, тогда ответственность может быть разделена между ними с учетом фактических обстоятельств (в российском гражданском праве — с учетом степени вины).

 

Список литературы

 

1. Витрянский В.В. Ответственность за нарушение договора // Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 2002. С. 112.

2. Грибанов А. Ответственность за неисполнение договорных обязательств в праве Англии и США // Хозяйство и право. 1996. № 7. С. 137.

3. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Статут, 2000. С. 37.

4. Договорная ответственность по зарубежному праву (Аналитический обзор) // Журнал российского права. 2000. № 1. С. 164.

5. Илларионова Т.И. Система гражданско-правовых охранительных мер. Томск, 1985. С. 25—42.

6. Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 10—50.

7. Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т. 2. М., 1998. С. 392.