УДК 347.1

Страницы в журнале: 68-71

 

А.Ю. Мигачева,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права юридического факультета Кубанского государственного университета Россия, Краснодар a.migacheva@gmail.com

 

Обосновывается ключевое значение принципа сотрудничества в процессе регулирования гражданских правоотношений. Отмечается, что воплощение идеи сотрудничества участников гражданских правоотношений в нормах гражданского законодательства будет способствовать повышению его эффективности. Указываются основные направления изучения принципа сотрудничества участников гражданских правоотношений.

Ключевые слова: принципы гражданского права, принципы исполнения обязательств, принцип сотрудничества участников гражданских правоотношений, эффективность гражданского законодательства.

 

Повышение эффективности — одна из целей проводимой в последние годы реформы гражданского законодательства. Основой достижения данной цели является выстраивание системы гражданского законодательства в соответствии с началами частноправового регулирования общественных отношений. Как указывается в Концепции развития гражданского законодательства, которая стала итогом работы по определению основных направлений модернизации положений Гражданского кодекса РФ, «в современном гражданском праве особое значение для его эффективного и единообразного применения приобретают принципы, на которых основана система гражданского права» [9]. В связи с этим проблема установления принципов гражданского права и определения их содержания получила актуализацию. Вместе с тем ее нельзя отнести к числу исчерпывающе изученных. В частности, некоторые принципы, реализация которых в нормативных предписаниях могла бы способствовать достижению должного уровня соответствия фактических результатов действия правовых норм тем социальным целям, для достижения которых эти нормы были приняты, остались незаслуженно забытыми. К их числу можно отнести принцип сотрудничества участников гражданских правоотношений.

Принцип сотрудничества участников гражданских правоотношений концентрирует в себе диспозитивные и инициативные начала гражданского права. Кроме того, его действие направлено на снижение уровня конфликтности в сфере общественных отношений, входящих в предмет гражданско-правового регулирования. Однако несмотря на то что действие данного принципа соответствует духу частного права, он не получил должного отражения в действующем гражданском законодательстве. Аналогичное положение можно наблюдать и в современной цивилистической доктрине. Если в советский период развития гражданского права сотрудничеству участников гражданских правоотношений уделялось значительное внимание, оно даже было возведено в ранг принципа исполнения обязательств, то на современном этапе в юридической литературе сотрудничеству сторон и его правовой оценке внимание практически не уделяется.

Вместе с тем актуальность изучения данного принципа сомнений не вызывает. Можно выделить ряд направлений его исследования в гражданском праве.

Во-первых, необходимо определить место принципа сотрудничества в системе принципов гражданского права. Зачастую принцип сотрудничества участников гражданских правоотношений включается в объем принципа добросовестности. В.П. Мозолин, например, отмечает, что «несмотря на отсутствие в ГК РФ прямого закрепления принципа кредиторского содействия, он без труда выводится из более общих начал добросовестности, разумности, справедливости, под которыми понимают фактическую честность субъектов, осознание ими правомерности своего поведения, сообразность последнего господствующим в обществе морально-этическим и нравственным нормам» [4, c. 21]. Действительно, невозможно не признать взаимосвязь принципов добросовестности и сотрудничества участников гражданских правоотношений. Точкой соприкосновения данных принципов является прежде всего их нравственная составляющая, поскольку оба принципа направлены в той или иной степени на реализацию идеи о требовательном отношении субъектов гражданских правоотношений к своим собственным действиям, идеи о недопустимости обмана и заботливом отношении лица к иным участникам правоотношений.

В то же время полагаем, что в реалиях современной действительности содержание принципа добросовестности понимается достаточно широко и не стоит его перегружать, тем более что принцип сотрудничества субъектов гражданских правоотношений имеет самостоятельное значение в гражданском праве. Его действие направлено на создание путем активных действий субъектов благоприятных условий для реализации другими участниками гражданских правоотношений своих обязанностей, а также на достижение собственных и общих целей вступления в правоотношение максимально эффективными способами.

Во-вторых, немногочисленные исследования принципа сотрудничества субъектов гражданских правоотношений проводятся исключительно в плоскости обязательственных правоотношений, в то время как данный принцип имеет общегражданское значение. Восприятие принципа сотрудничества как принципа обязательственного права является устоявшимся в отечественном и зарубежном гражданском праве.

Еще ст. 168 Гражданского кодекса РСФСР [5, с. 7] содержала норму, согласно которой каждая из сторон обязательства должна оказывать другой стороне все возможное содействие в исполнении ею своих обязанностей. Возможно, наличие данной установки послужило причиной того, что и в цивилистике о сотрудничестве рассуждали в контексте обязательственного права. Так, О.С. Иоффе, констатируя, что любое обязательство предполагает определенное сотрудничество между его субъектами, отмечал следующие последствия действия принципа взаимного сотрудничества: «а) стороны вправе рассчитывать на такую взаимопомощь, которая не вытекает из их конкретных обязанностей, но становится в силу сложившихся обстоятельств необходимой для одной стороны и может быть ей оказана другой стороной без ущерба для себя; б) сторона, нарушившая это требование, лишается права на применение к другой стороне санкций за такую неисправность, которая могла быть предотвращена оказанием необходимой помощи» [7, c. 64—67].

Обосновывал значимость для гражданско-правового регулирования принципа сотрудничества и В.П. Грибанов. Цивилист обозначил данный принцип как принцип товарищеского сотрудничества и взаимопомощи в сфере общественных отношений. Критикуя формулировку данного принципа, содержащуюся в действовавшем тогда законодательстве, он обращал внимание на то, что при легальном определении рассматриваемого принципа следует подчеркнуть необходимость осуществлять товарищеское сотрудничество как при исполнении обязанностей, так и при осуществлении гражданских прав [6, c. 244—245].

Однако призывы В.П. Грибанова не нашли отклика у законодателя. В современном гражданском законодательстве принцип сотрудничества получил отражение в ряде статей, регулирующих именно обязательственные отношения. Например, ст. 750 ГК РФ [3] закрепляет правило о сотрудничестве сторон строительного подряда. В силу данной нормы, если при выполнении строительства и связанных с ним работ обнаруживаются препятствия к надлежащему исполнению договора строительного подряда, каждая из сторон обязана принять все зависящие от нее разумные меры по устранению таких препятствий. Сторона, не исполнившая этой обязанности, утрачивает право на возмещение убытков, причиненных тем, что соответствующие препятствия не были устранены. Согласно ст. 762 ГК РФ по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ заказчик обязан оказывать содействие подрядчику в выполнении проектных и изыскательских работ в объеме и на условиях, предусмотренных в договоре. Последствия нарушения обязанности по содействию кредитором в общем виде закреплена в ст. 404 ГК РФ [2]. Суд вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению.

Тенденцию ассоциирования принципа сотрудничества исключительно со сферой обязательств можно объяснить и оглядкой на международный опыт применения данной установки. На современном этапе принцип содействия прямо закреплен в Принципах европейского контрактного права [10], в соответствии со ст. 1:202 которых каждая сторона обязана сотрудничать с другой стороной для наибольшей эффективности договора. Принцип содействия также содержится в ст. 5.3 Принципов международных коммерческих договоров Международного института унификации частного права 1994 года [11, с. 450—452]: каждая сторона должна сотрудничать с другой стороной, если такого сотрудничества можно разумно ожидать в связи с исполнением обязательств этой стороной.

Вместе с тем принцип сотрудничества свойственен не только обязательственным правоотношениям. В качестве подтверждения можно привести отношения по установлению сервитута. По смыслу ст. 274 ГК РФ при обращении в суд с требованиями об установлении сервитута истец должен доказать невозможность удовлетворения его потребности иным способом, кроме установления сервитута. Помимо этого, участники спора должны обосновать невозможность решения вопроса об установлении сервитута во внесудебном порядке.

Таким образом, и при осуществлении сервитутных правоотношений следует принимать все необходимые меры для разумного удовлетворения взаимных интересов. Принцип сотрудничества также лежит в основе отношений общей собственности, отношений, возникающих между соавторами произведений, лицами, которые совместно обладают исключительными правами на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации и т. д. Поэтому одним из актуальных направлений исследования принципа сотрудничества участников гражданских правоотношений является определение области его применения и изучения не только в контексте обязательственных правоотношений.

В число дискуссионных вопросов, требующих разрешения в связи с исследованием принципа сотрудничества участников гражданских правоотношений, входит и вопрос о правовой сущности сотрудничества в гражданском праве. Наряду с отнесением сотрудничества к числу принципов гражданского права можно встретить и иные подходы. Так, Е.Г. Комиссарова включает принцип сотрудничества и взаимопомощи участников гражданских правоотношений в число субпринципов, т. е. производных (неосновных) начал, не обладающих значением заглавных постулатов для всего гражданского права, а характеризующих лишь определенную его область [8, c. 9].

С.Ю. Филиппова полагает, что «не являясь юридической обязанностью и принципом права по указанным выше причинам, сотрудничество вместе с тем восполняет отсутствующие положения закона и договора, которые не предназначены для регламентации отношений сторон в атипичных, заранее непрогнозируемых ситуациях». Со ссылкой на ст. 6 ГК РФ она определяет сотрудничество как «общее начало деятельности субъектов договорного обязательства, выражающееся в позитивном деятельном участии субъектов в устранении любых препятствий на пути к достижению согласованных правовых целей» [14, c. 154].

Отмеченные и иные точки зрения на сущность сотрудничества участников гражданских правоотношений требуют внимательного анализа с учетом того, каковы критерии разграничения категорий «принципы гражданского права», «начала гражданского права», «общие начала и смысл гражданского законодательства», «гражданско-правовые обязанности».

Разрешение проблемы установления правовой сущности сотрудничества участников гражданских правоотношений теснейшим образом связано с определением его содержания. При характеристике принципа сотрудничества в гражданском праве отмечают, что сотрудничество сторон наиболее очевидно, когда одна из них совершает в отношении своего контрагента дополнительные действия, т. е. действия, не обусловленные содержанием договора, и тем самым либо облегчает ему исполнение обязанности, либо избавляет от риска наступления невыгодных последствий [13, c. 195]. Принцип сотрудничества участников обязательственных правоотношений предлагают понимать как идею, согласно которой стороны готовы прилагать заранее не согласованные усилия к устранению внезапно возникших обстоятельств, препятствующих достижению организованных правовых целей [14, c. 154]. Считаем, что содержание принципа сотрудничества участников гражданских правоотношений должно быть раскрыто не только с учетом механизма реализации действий, направленных на оказание взаимного содействия, но и с учетом функций данной установки.

Для правильного понимания функционального действия рассматриваемого принципа следует обратиться к понятию сотрудничества. Оно используется во многих сферах общественной жизни. Этимологически слово «сотрудничать» значит «работать, действовать вместе, принимать участие в общем деле» [15, c. 361]. С точки зрения экономического учения, сотрудничество — «это позитивное взаимодействие индивидуумов или групп внутри организации, а также организаций в процессе совместной деятельности, обеспечивающее взаимную выгоду, направленное на достижение общих целей, имеющее в своих средствах и методах ценностно-культурную составляющую, представляющую собой дополнительный актив организации — социальный капитал» [12, c. 8].

В психологии под сотрудничеством понимают кооперативную стратегию поведения оппонента в конфликте, которая заключается в ориентации на совместный поиск решения, удовлетворяющего интересы всех сторон [1, c. 537]. Таким образом, ядром понятия «сотрудничество» является осуществление активных действий, направленных на повышение эффективности вступления лиц в отношения, и достижение взаимовыгодных целей путем кооперации усилий. Исходя из этого, принцип сотрудничества участников гражданских правоотношений направлен на реализацию регулятивной функции, функций преодоления конфликтности в гражданско-правовой среде, оптимизации процесса достижения гражданско-правовых целей и иных.

Как принцип гражданского права сотрудничество участников гражданских правоотношений представляет идею о том, что субъекты гражданского права должны действовать согласованно, на основании информационного взаимодействия, в целях достижения поставленных целей оптимально эффективными способами.

Эта идея должна быть реализована как минимум на двух уровнях: правотворческом и правоприменительном. Ориентируясь на данный принцип в процессе нормотворческой деятельности, законодатель сможет создать необходимые легальные предпосылки для наиболее действенного регулирования гражданских правоотношений. Применение принципа сотрудничества в процессе осуществления прав и исполнения обязанностей позволит субъектам гражданских правоотношений в значительно меньшей степени прибегать к принудительным механизмам удовлетворения интересов и в большей степени следовать началам саморегуляции, инициативности и координации.

 

Список литературы

 

1. Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Конфликтология. М., 2000.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): федер. закон от 30.11.1994 № 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая): федер. закон от 26.01.1996 № 14-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 5. Ст. 410.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Науч.-практ. комментарий / отв. ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин. М., 1996.

5. Гражданский кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 11.06.1964) // Свод законов РСФСР. Т. 2. С. 7.

6. Грибанов В.П. Принципы гражданского права // Осуществление и защита гражданских прав. М., 2001.

7. Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975.

8. Комиссарова Е.Г. Принципы в праве и основные начала гражданского законодательства: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2002.

9. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009) // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2009. № 11.

10. Принципы европейского контрактного права // Международные коммерческие транзакции. 4-е изд. Публикация ICC № 711 / Ян Рамберг. М., 2011.

11. Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА. М., 2013.

12. Румянцева И.А. Управление сотрудничеством в обеспечении конкурентоспособности организации (теоретико-методический подход): автореф. дис. … канд. эконом. наук. М., 2009.

13. Толстой В.С. Исполнение обязательств. М., 1973.

14. Филиппова С.Ю. Частноправовые средства организации и достижения правовых целей. М., 2011.

15. Этимологический словарь современного русского языка. В 2 т. Т. 2 / сост. А.К. Шапошников. М., 2010.