УДК 341.1/8:340.137

Страницы в журнале: 115-121

 

В.А. Карташкин,

доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ, главный научный сотрудник  Института государства и права РАН Россия, Москва v.kartashkin@mail.ru

 

Рассматриваются историко-правовые аспекты разработки и принятия Всеобщей декларации прав человека 1948 года, Пактов о правах человека 1966 года и факультативных Протоколов к ним.  Автор отмечает  политические и идеологические противоречия, сопутствовавшие их принятию, исследует  воздействие этих документов на развитие международных отношений.

Ключевые слова: права человека, Всеобщая декларация прав человека, суверенитет, факультативные протоколы, петиции.

 

После двадцатилетнего обсуждения 16 декабря 1966 г. Генеральная Ассамблея ООН (далее — ГА ООН) приняла Пакт об экономических, социальных и культурных правах и Пакт о гражданских и политических правах вместе с Факультативным протоколом к нему о рассмотрении индивидуальных жалоб. Еще в 1946 году Экономический и социальный совет ООН (далее — ЭКОСОС), утвердив в качестве своего вспомогательного органа Комиссию по правам человека, поручил ей представить свои соображения относительно разработки и содержания Международного билля по правам человека (принят резолюцией 5(1) от 16.02.1946). Первоначально было принято решение подготовить Декларацию прав человека в виде резолюции ГА ООН, имеющей рекомендательный характер, а затем на ее основе принять единый Пакт о правах человека в виде обязательного международно-правового договора.

Всеобщая декларация прав человека. Разработка Всеобщей декларации прав человека (далее — Всеобщая декларация) обнажила  сложность обсуждаемых проблем и выявила противоречивые позиции различных групп государств [2, с. 39—50; 4, с. 141—145; 5, с. 122].

Резкие различия групп государств, принадлежащих к разным общественным системам,  стали очевидными в подходе к праву каждого человека на собственность. Советский Союз опирался при аргументации своей позиции на Конституцию 1936 года и законодательные акты страны, руководствуясь в том числе так называемым классовым подходом к решению  проблем. Позиция западных государств также во многом была весьма идеологизированной.

Советский Союз выступал против признания естественного характера прав человека, доказывая, что свои права каждый человек получает исключительно от государства, которое закрепляет их в законодательстве. Свободы вообще, так же как и равенства и демократии, вообще не существует. Признание частной собственности означает эксплуатацию и отрицание свободы и равенства.

Тем не менее 10 декабря 1948 г. в результате длительного обсуждения Всеобщая декларация была принята 48 голосами государств — членов ООН при 8 воздержавшихся и содержит такие категории, как «свобода», «справедливость», «принципы справедливости», «политический и социальный прогресс», «равноправие и равенство» и т. д. Дата принятия Всеобщей декларации ежегодно отмечается во всем мире как День прав человека.

Каким же образом удалось достигнуть согласия по этим вопросам? Государства — члены ООН пришли к тому, чтобы сознательно не уточнять содержания многих используемых в документе понятий: в их определение вкладывался и общедемократический, и общечеловеческий смысл, приемлемый для всех. Во многих случаях они исходили из возможности различного толкования конкретного содержания и способов осуществления ряда прав и свобод человека. В результате большинство положений Всеобщей декларации носят весьма общий характер, но отдельные статьи достаточно конкретны и напоминают положения конституций и законодательных актов определенных стран мира. При этом представители СССР и других социалистических стран отмечали, что они при голосовании  воздержались, поскольку принятый документ нарушает суверенитет государства, не содержит некоторых положений, внесенных ими, а также не гарантирует осуществления основных прав и свобод [1, с. 379 —390].

Приняв Всеобщую декларацию, ГА ООН поручила Комиссии по правам человека через ЭКОСОС разработать единый пакт, охватывающий широкий перечень основных прав и свобод. На пятой сессии ГА ООН (1955 год) были рассмотрены первые 18 статей Пакта, содержащие только гражданские и политические  права. ГА ООН приняла резолюцию 421 (V), в которой постановила «включить в Пакт о правах человека права экономические, социальные и права в области культуры». Было  особо подчеркнуто, что гражданские, политические и социально-экономические права тесно связаны между собой и что индивид, лишенный каких-либо из таких прав, «не является более той личностью, которую Всеобщая декларация рассматривает в качестве идеала свободного человека».

Однако США настаивали на том, чтобы Пакт был ограничен исключительно гражданскими и политическими правами, поскольку принять договор, содержащий экономические, социальные и культурные права, им трудно:  они выходят за рамки прав, содержащихся в Конституции США [10, p. 40]. В результате ГА ООН в 1952 году пересмотрела свое решение и приняла резолюцию о подготовке вместо одного двух Пактов о правах человека: Пакта о гражданских и политических правах и Пакта об экономических, социальных и культурных правах (резолюция 543 (VI) от 05.11.1952). И лишь спустя 20 лет после этого оба соглашения были одобрены (резолюция ГА ООН 2200А (XXI) от 16.12.1966).

Как и при разработке Всеобщей декларации, в процессе обсуждения Пактов выявились разногласия между государствами, принадлежащими к разным социально-экономическим  системам. Не все права из числа предложенных получили свое закрепление в Пактах. Так, в связи с сопротивлением Советского Союза и других социалистических стран из Пактов было изъято какое-либо упоминание о праве каждого владеть собственностью и о запрещении насильственного и произвольного лишения такого права [12, p. 195—212].

С другой стороны, США, опираясь на свою Конституцию, пытались не допустить распространения обсуждаемых документов на всю территорию страны. Они исходили из того, что  федеративное государство не может гарантировать осуществление прав и свобод, закрепленных в Пактах, на территории всех его составляющих частей. Однако большинством голосов членов ООН в ст. 28 Пакта об экономических, социальных и культурных правах и в ст. 50 Пакта о гражданских и политических правах были включены положения о том, что Пакты «распространяются на все части федеративных государств без каких-либо ограничений и изъятий». Принимая такое решение, государства исходили из универсальности основных прав и свобод человека и одинакового объема обязательств, которые должны брать на себя государства независимо от того, являются они федеративными или унитарными.

Советский Союз еще в 1973 году ратифицировал оба Пакта о правах человека, хотя и не выполнял их на практике, а в 1991 году, накануне своего распада, стал участником первого Факультативного протокола к Пакту о гражданских и политических правах о рассмотрении индивидуальных жалоб. Россия как правопреемница СССР взяла на себя обязательство соблюдать все международные договоры бывшего Союза. Конституция РФ признала естественный характер прав человека, закрепив положение о том, что «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» (ч. 2 ст. 17). Конституция РФ закрепила также практически весь комплекс прав и свобод человека, содержащихся во Всеобщей декларации и Пактах о правах человека.

Международный Пакт о гражданских и политических правах содержит широкий перечень основных прав и свобод, которые должны быть предоставлены каждым государством-участником всем лицам, «находившимся в пределах его территории и под его юрисдикцией», без каких-либо различий (п. 1 ст. 2). В этих целях участники рассматриваемого Пакта взяли на себя обязательство «принять законодательные и другие меры в соответствии со своими конституционными процедурами, которые могут оказаться необходимыми для осуществления прав, признаваемых в Пакте» (п. 2 ст. 2). «Все люди, — подчеркивается в Пакте, —  равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту закона» (ст. 26). В Пакте специально признается право лиц, принадлежащих к этническим, религиозным и языковым меньшинствам, пользоваться «своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком» (ст. 27).

Ряд положений Пакта касается вопросов, которые регулируются также в Пакте об экономических, социальных и культурных правах: право каждого человека на свободу ассоциации с другими, включая право создавать профсоюзы и вступать в них (ст. 22), а также равенство прав и обязанностей супругов и право каждого ребенка «на такие меры защиты, которые требуются в его положении как малолетнего со стороны его семьи, общества и государства» (статьи 23 и 24). Третья часть Пакта (статьи 6—27) содержит конкретный перечень гражданских и политических прав, которые должны быть обеспечены в каждом государстве: право на жизнь, запрещение пыток, рабства, работорговли и принудительного труда, право каждого на свободу и личную неприкосновенность, право каждого покидать свою страну и возвращаться обратно, равенство всех лиц перед судами и трибуналами, право на свободу мысли, совести и религии и др. Закреплено право каждого гражданина принимать участие в ведении государственных дел как непосредственно, так и через свободно выбранных представителей, голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, производимых на основе всеобщего равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей; допускаться в своей стране на общих условиях равенства к государственной службе.

Пакт о гражданских и политических правах закрепил принцип современного международного права, согласно которому определенные фундаментальные права и свободы должны соблюдаться в любой ситуации, включая периоды вооруженных конфликтов. В соответствии с п. 1 ст. 4 этого Пакта «во время  чрезвычайного положения в государстве, при котором жизнь нации находится под угрозой и о наличии которого официально объявляется», государства «могут принимать меры в отступление от своих обязательств… только в такой степени, в какой это требуется остротой положения, при условии, что такие меры не являются несовместимыми с другими обязательствами по международному праву и не влекут за собой дискриминации исключительно на основе расы, цвета кожи, пола, языка, религии или социального происхождения». «Право отступления» не применяется (п. 2 ст. 4 Пакта) к следующим фундаментальным правам и свободам:  праву на жизнь; запрещению подвергать кого-либо пыткам или жестокому, бесчеловечному, унижающему достоинство обращению или наказанию; запрещению рабства, работорговли и подневольного состояния; запрещению лишать свободы за невыполнения какого-либо договорного обязательства; запрещению отмены принципа, согласно которому уголовный закон не имеет обратной силы;  праву каждого на признание его правосубъектности;  праву каждого на свободу мысли, совести и религии.

Все эти права, как и многие другие закрепленные в Пакте, в настоящее время приобрели характер jus cogens и должны соблюдаться всеми государствами мира независимо от того, являются ли они участниками Пакта.

Согласно ст. 28 Пакта в 1976 году был создан Комитет по правам человека (далее —Комитет), состоящий из 18 экспертов, которые избираются государствами-участниками из числа своих граждан и обладают «высокими нравственными качествами и признанной компетентностью в области прав человека». Одна из основных функций Комитета состоит в рассмотрении докладов государств-участников «о принятых ими мерах по претворению в жизнь прав, признаваемых в Пакте, и о прогрессе, достигнутом в использовании этих прав» (п. 1 ст. 40).  Такие доклады представляются в годичный срок после вступления в силу Пакта в отношении соответствующего государства, а затем — каждый раз, когда этого потребует Комитет. Доклады государства состоят из двух частей: первая содержит общие положения, а вторая — информацию по каждому из прав, закрепленных в Пакте.

Комитет изучает полученные доклады и делает замечания «общего порядка», которые он считает целесообразными. В общих замечаниях Комитет дает толкование отдельных статей Пакта, предлагает меры, которые должны приниматься государствами для их выполнения, выносит рекомендации относительно того, какие вопросы должны быть отражены в представляемых ими  докладах.

Практика вынесения лишь общих рекомендаций, направляемых всем государствам, значительно снижала эффективность работы Комитета. Поэтому за последние годы этот орган, не изменяя ранее принятых решений, стал включать в свой доклад для ГА ООН  конкретные замечания, высказываемые членами Комитета в адрес отдельных государств в результате обсуждения их докладов. Заключительные замечания в настоящее время Комитет делает по каждому рассматриваемому докладу.

Наряду с докладами Комитет, аналогично другим конвенционным органам, может рассматривать  жалобы участников на невыполнение тем или иным государством взятых на себя обязательств. Такие жалобы принимаются и рассматриваются Комитетом только в том случае, если они представлены государством, сделавшим специальное заявление, депонируемое у Генерального секретаря ООН, о признании для себя такой компетенции Комитета (ст. 41 Пакта). Следовательно, процедура рассмотрения жалоб одного государства на другое носит факультативный характер.

При разработке Пакта о гражданских и политических правах длительное время обсуждался сложный и спорный вопрос о процедуре рассмотрения жалоб отдельных лиц. При этом вносились различные предложения. Австралия, например, предложила создать в рамках Пакта специальный международный суд по правам человека. Возбуждать дело могли бы не только государства, но и отдельные индивиды, группы лиц и неправительственные организации; при этом все стороны в суде ставились бы в равное положение [9].

Поскольку Советский Союз и восточно-европейские страны выступали против учреждения такого суда и создания Комитета по правам человека, одной из функций которого должно было стать рассмотрение жалоб отдельных лиц, было решено не включать в Пакт о гражданских и политических правах положения о рассмотрении жалоб отдельных лиц, а решить этот вопрос в специальном договоре — Факультативном протоколе к Пакту (далее —Протокол).

Протокол был принят ГА ООН вместе с Пактом 16 декабря 1966 г. Согласно Протоколу Комитет правомочен принимать и рассматривать жалобы от отдельных лиц только в том случае, если государство, под юрисдикцией которого они находятся, является участником Пакта и признало подобную компетенцию Комитета, ратифицировав Протокол или присоединившись к нему (ст. 1).  Комитет не рассматривает никаких сообщений от отдельных лиц, пока не удостоверится в том, что данное лицо исчерпало все доступные внутренние  средства правовой защиты и этот вопрос не обсуждается в соответствии с другой процедурой международного разбирательства или урегулирования.

Таким образом, защиту прав человека должны обеспечивать в первую очередь национальные органы, включая суды. Однако в случае, если в стране отсутствует независимый или беспристрастный суд, если государственные органы не обеспечивают эффективную правовую защиту, то индивид может непосредственно обратиться в Комитет. Решая вопрос о процедуре исчерпания внутренних средств защиты, Комитет придает значение критериям, выявляющим бессмысленность  или бесполезность обращения в судебные или административные органы конкретного государства, когда сложившаяся в них правоприменительная практика не оставляет никаких шансов на удовлетворение жалобы.

Разбор индивидуальных сообщений играет значительную роль в имплементации Пакта. Именно их рассмотрение позволяет Комитету делать выводы о соответствии законов, судебной и административной практики того или иного государства требованиям Пакта. Приводя свое законодательство в соответствие с Пактом, государство тем самым создает условия для того, чтобы впредь подобное нарушение прав человека не совершалось.

Процедура рассмотрения индивидуальных жалоб в рамках Протокола показала свою эффективность как в восстановлении нарушенных прав, так и в выявлении несоответствия между национальными законами и практикой их осуществления с одной стороны, и международными нормами — с другой.

Развитие межгосударственных отношений за последние годы неизменно свидетельствует о том, что многие вопросы, которые ранее относились к внутренней компетенции государств, стали подвергаться международно-правовому регулированию. Сфера внутренней юрисдикции государств постоянно сужается, а суверенитет государств ограничивается нормами международного права [3, с. 49—53].

В 1989 году был принят Второй факультативный протокол к Пакту о гражданских и политических правах, направленный на отмену смертной казни. Он стал неотъемлемой частью Международного билля о правах человека. В настоящее время подавляющее большинство государств — членов ООН являются участниками Пакта о гражданских и политических правах и Факультативных протоколов к нему.

Пакт об экономических, социальных и культурных правах был также принят 16 декабря 1966 г. Законодательные акты и конституции XVIII—XIX веков содержали в основном перечень гражданских и политических прав. Экономические и социальные права тогда рассматривались как побочный продукт их развития. Лишь с начала ХХ века в конституциях ряда государств все больший упор стал делаться на социально-экономические права. К документам такого характера относятся Веймарская конституция Германии 1919 года, Конституция Испанской Республики 1931 года, Конституция СССР 1936 года, Конституция Ирландии 1937 года.

В начале ХХ века были заключены первые международные соглашения в этой области, регулирующие в основном трудовые отношения. К ним прежде всего следует отнести Статут Лиги Наций, а также конвенции, принятые в рамках Международной организации труда (МОТ). С принятием Устава ООН, а затем Всеобщей декларации начался качественно новый этап в международно-правовой регламентации таких прав. Конкретный  их перечень в Пакте об экономических, социальных и культурных правах начинается с провозглашения права на труд (ст. 6), права каждого на благоприятные и справедливые условия труда (ст. 7), права на социальное обеспечение, включая социальное страхование (ст. 9), права каждого на достойный уровень жизни (ст. 11), образование (ст. 13) и др.

В процессе разработки рассматриваемого Пакта выявилось отрицательное отношение многих западных стран к социально-экономическим правам, что выразилось, в частности, в положениях Пакта, относящихся к его имплементации. Так, ст. 2 Пакта о гражданских и политических правах обязывает государства немедленно после ратификации предоставить такие права всем лицам, находящимся под их юрисдикцией. В то же время ст. 2 Пакта об экономических, социальных и культурных правах обязывает государства «принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление признаваемых в настоящем Пакте прав всеми надлежащими способами, включая, в частности, принятие законодательных  мер» (курсив наш. — В.К.).

Некоторые ученые, анализируя эту статью Пакта, пытались доказать, что данный документ не устанавливает юридических обязательств для государств-участников, а только формулирует стандарты, к достижению которых они должны стремиться [14, p. 35]. Они утверждали, что социально-экономические права могут быть осуществлены только в течение длительного времени путем принятия соответствующей программы действий [16, p. 205—271].

Совершенно очевидно, что только менее развитые страны в силу низкого уровня экономического развития и недостатка средств могут ссылаться на данную статью для установления приоритетов в постепенном предоставлении и обеспечении тех или иных прав, закрепленных в Пакте. Развитые же страны с рыночной экономикой не могут говорить о недостатке ресурсов для обеспечения всех лиц, находящихся под их юрисдикцией, экономическими, социальными и культурными правами.

Не случайно при разработке Пакта не получило поддержки предложение США заменить формулировку «в пределах имеющихся ресурсов» словами «в пределах ресурсов, которые могут быть использованы в этих целях». Оно было отвергнуто на том  основании, что государства-участники должны принимать все возможные меры для осуществления социально-экономических и культурных прав [16, p. 25].

Тем не менее долгое время некоторые западные страны отрицали юридическую обязательность положений Пакта об экономических, социальных и культурных правах. В 1986 году Государственный департамент США направил ноту своим дипломатическим и консульским представителям за рубежом, в которой предложил им исключить из представляемых ежегодно докладов о правах человека в странах пребывания раздел, озаглавленный «Экономическая, социальная и культурная ситуация». В этой ноте, в частности, отмечалось, что США «придерживаются взгляда», согласно которому экономические и социальные права являются пожеланиями, а не юридическими обязательствами. Поэтому они не включаются в понятие «международно-признаваемые права человека»  [14, p. 38—39].

Только в конце XX века позиция США, а затем и других стран изменилась: они стали признавать юридическую обязательность положений Пакта об экономических, социальных и культурных правах.

В 1986 году ведущие эксперты стран мира, рассмотрев вопрос о природе и степени юридических обязательств, взятых государствами — участниками Пакта об экономических, социальных и культурных правах, пришли к следующим основным выводам:

— все права и свободы человека, включая социально-экономические права, неразделимы и взаимосвязаны и образуют неотъемлемую часть международного права;

▪— Пакт налагает юридические обязательства на участников. Государства-участники должны незамедлительно принять все необходимые меры, включая законодательные и административные, для осуществления прав, закрепленных в этом международном договоре. Более того, должно быть предусмотрено право каждого на судебную защиту социально-экономических прав;

— государства — участники Пакта, независимо от уровня экономического развития, обязаны обеспечить социально-экономические и культурные права для всех хотя бы в минимальной степени [15, p. 122—135].

Этот подход нашел отражение в Итоговом документе Всемирной конференции по правам человека, состоявшейся в Вене в 1993 году, а также во многих других международных документах.

Обязательный характер социально-экономических прав отмечается во многих документах ООН. В исследовании ООН об осуществлении экономических, социальных и культурных прав подчеркивается: «Пакт представляет собой непосредственную основу для действий на международном и региональном уровнях, а также для проведения странами его норм в жизнь. Его единственным недостатком является то, что в большинстве менее развитых стран его положения могут претворяться в жизнь лишь постепенно, в зависимости от их уровня развития, наличия ресурсов и размеров населения» [8, p. 56]. Только отдельные права, перечисленные в Пакте, например право каждого создавать профессиональные союзы и вступать в них, не зависят от уровня экономического развития страны и должны быть предоставлены немедленно.

В настоящее время всеобщее признание со стороны государств — членов ООН получило положение Пакта о том, что «идеал свободной человеческой личности, свободной от страха и нужды, может быть осуществлен, только если будут созданы такие условия, при которых каждый может пользоваться своими экономическими, социальными и культурными правами, так же как своими гражданскими и политическими правами» (Преамбула).

Некоторые ученые, признавая обязательный характер Пакта, утверждают, что такие права неосуществимы, а сам Пакт за годы, прошедшие после его принятия, устарел [11, p. 497].

Нельзя не согласиться с тем, что результаты, достигнутые международным сообществом на пути осуществления социально-экономических прав, менее значительны, чем в области реализации гражданских и политических прав. Экономическая нестабильность, рост численности населения, бремя задолженности и другие факторы препятствуют повсеместному обеспечению социально-экономических прав.

Однако в многочисленных исследованиях, проведенных ООН, делается вывод, что эти права юридически обязательны и экономически осуществимы и для их реализации государства должны разработать соответствующие планы и предпринять конкретные меры [6].

Отрицательное отношение многих стран к социально-экономическим правам в процессе разработки Пактов привело к тому, что создание разветвленной системы международного контрольного механизма было предусмотрено только применительно к Пакту о гражданских и политических правах. Согласно Пакту об экономических, социальных и культурных правах государства-участники должны были представлять лишь доклады «о принимаемых ими мерах и о прогрессе на пути к достижению прав, признаваемых в этом Пакте, на рассмотрение Экономического и Социального Совета ООН» (ст. 16). Однако в этом международном договоре не было предусмотрено создание какого-либо специального органа для обсуждения докладов государств. Такой орган —  Комитет по экономическим, социальным и культурным правам —  был учрежден ООН лишь в 1985 году.

Предложения о разработке Факультативного протокола к Пакту об экономических, социальных и культурных правах стали вноситься в ООН вскоре после создания Комитета. Суть этих предложений сводилась к тому, чтобы Комитет рассматривал не только доклады государств, но и межгосударственные жалобы, а также петиции отдельных лиц на нарушения их прав. Данный вопрос в течение ряда лет рассматривался в Подкомиссии по поощрению и защите прав человека, в Комиссии по правам человека и в ряде других органов ООН. Только 18 июня 2008 г., т. е. более сорока лет спустя принятия Пактов, Совет ООН по правам человека одобрил Факультативный протокол к Пакту об экономических, социальных и культурных правах, который затем был принят ГА ООН [7]. Этот Протокол разрабатывался с учетом опыта работы других конвенционных контрольных органов. Он воспроизводит их основные положения и фиксирует ряд новых важных полномочий Комитета. Так, Комитет наделяется компетенцией принимать временные меры до решения вопроса по существу с тем, чтобы «избежать возможности причинения непоправимого ущерба жертве или жертвам предполагаемого ущерба» (ст. 5).

Особое значение имеет компетенция Комитета рассматривать «достоверную информацию, свидетельствующую о серьезных или систематических нарушениях государством-участником любого из экономических, социальных и культурных прав, закрепленных в Пакте» (ст. 11). Это дает возможность Комитету обсуждать не только отдельные нарушения прав тех или иных лиц, но и оценивать обстановку в той или иной стране в целом относительно соблюдения социально-экономических и культурных прав.

Участниками Пакта об экономических, социальных и культурных правах является сейчас подавляющее число государств — членов ООН, а многие из них уже ратифицировали и Факультативный протокол к нему.

Пакты о правах человека оказали значительное влияние на всю систему современных межгосударственных отношений. Под их воздействием были приняты еще семь ключевых международных соглашений по правам человека, в соответствии с которыми учреждены контрольные конвенционные органы. Все эти соглашения составляют неотъемлемую часть Международного билля о правах человека.               К ним относятся следующие: Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 года (учрежден Комитет по ликвидации расовой дискриминации); Конвенция о ликвидации дискриминации в отношении женщин 1979 года (учрежден Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин); Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 года (учрежден Комитет против пыток, Подкомитет по предупреждению пыток);  Конвенция о правах ребенка 1989 года (учрежден Комитет по правам ребенка);  Конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей 1990 года (учрежден Комитет по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей);  Конвенция о правах инвалидов 2006 года (учрежден Комитет по правам инвалидов);  Международная конвенция для защиты всех лиц от насильственных исчезновений 2006 года (учрежден Комитет по насильственным исчезновениям).

С развитием межгосударственных отношений в сфере прав человека неизбежно будут заключаться новые международные конвенции, которые тоже станут составной частью Международного билля о правах человека.

Пятьдесят лет, прошедшие после принятия Пактов, свидетельствуют о значительном расширении сотрудничества между государствами в сфере прав человека. Многие разногласия, существовавшие в ходе разработки Пактов и их последующей имплементации (особенно применительно к социально-экономическим правам, рассмотрению индивидуальных жалоб, толкованию различных положений Пактов), были в значительной степени преодолены. Эти процессы отражают громадные изменения, которые произошли  в мире на рубеже XXI века. В то же время следует признать, что в ходе развития межгосударственных отношений возникают серьезные вызовы и преграды. Для их преодоления необходимо идти на взаимные уступки и компромиссы, согласовывать противоречивые интересы государств исходя из интересов обеспечения прав личности и всеобщей безопасности.

Список литературы

 

1. Вышинский А.Я. Вопросы международного права и международной политики. М., 1951. С. 379—390.

2. Карташкин В.А. Всеобщая декларация и права человека в современном мире // Советский ежегодник международного  права. М., 1989. С. 39—50.

3. Карташкин В.А. Организация Объединенных Наций и международная защита прав человека в XXI  веке. М., 2015. C. 49—53.

4. Мовчан А.П. Международная защита прав  человека. М., 1958. С. 141—145.

5. Островский Я.А. ООН и права человека. М., 1965. С. 122.

6. Право на достаточное питание как одно из прав человека. Нью-Йорк. ООН. 1989.

7. Факультативный протокол к Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах: утв. резолюцией ГА ООН 63/117 от 10.12.2008. URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N08/477/83/PDF/N0847783.pdf?OpenElement

8. Doc.  UN E / CN 4 / 1108/ Add 5/ para 56.

9. Doc. UN. A/600/Rev. 1.

10. Green J.F. The United Nations and Human Right. Washington, 1956. Р. 40.

11. Higgins R. The European Convention on Human Rights // Human Rights in International Law: Legal and Policy Issues. Oxford, 1984. Vol. 2.  P. 497.

12. Official Records of General Assembly. Tenth Session. Annex. Agenda item 28 5. Part II. Chap. VIII. P. 195—212.

13. Robertson A.  Human Rights in the World. Manchester, 1972.

14.          Status of U.S. Human Rights Policy. Washington, 1987. P. 35, 38—39.

15. The Limburg Principles in the Implementation of the International Covenant on Economic,  Social and Cultural Right // Human Right Quarterly. 1987. Vol.  9. № 2. P.  122—135.

16. Trubek D. Economic, Social and Cultural Rights  in the Third World: Human Rights and Human Needs Programs // Human Rights in International Law: Legal and  Policy Issues. ─ Oxford, 1984.  Vol.  I. P. 205—271.