УДК 340.15((8=6)(091)

Страницы в журнале: 159-162

 

М.В. Федоров,

кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Юридического института Российского университета дружбы народов Россия, Москва fedorovrudn@mail.ru

 

Анализируются политико-правовые и конституционные взгляды Симона Боливара — выдающегося борца за независимость Латинской Америки. Автор приходит к выводу о существовании самобытной и глубокой политико-правовой доктрины С. Боливара, которая оказала и продолжает оказывать огромное влияние на латиноамериканское общество.

Ключевые слова: политико-правовая доктрина, латиноамериканский конституционализм, война за независимость, латиноамериканское просвещение, конституционные проекты Боливара.

 

В  2013 году исполнилось 230 лет со дня рождения выдающегося борца за независимость Латинской Америки Симона Боливара (1783—1830 гг.) [2, 3, 4]. С. Боливар занимает особое место в плеяде великих революционеров всех времен, оказавших огромное влияние на ход событий своей эпохи. Величие и непреходящее значение деятельности С. Боливара состоит в том, что, во-первых, она сыграла объективно главную историческую роль в Войне за независимость Латинской Америки, которая по своему характеру была национально-освободительной; во-вторых, С. Боливар героически старался воплотить в жизнь то, что от него потребовала эпоха, и во многом это ему удалось; в-третьих, он был настолько одаренным и многогранным человеком, что его идеи, мысли и конституционные проекты по целому ряду вопросов опередили свое время, являясь актуальными и в наши дни.

Интеллектуальная мощь С. Боливара настолько очевидна, что его политические, правовые, социально-экономические, педагогические, международные, государственно-конституционные, философские и литературные воззрения, которые следует рассматривать в их органическом единстве, позволяют сделать вывод о существовании политико-правовой доктрины С. Боливара. Политико-правовое мышление С. Боливара весьма своеобразно, оригинально и потому уникально.

Конечно, следует иметь в виду, что политико-правовая доктрина С. Боливара не была изложена им в каком-либо обобщающем систематизированном труде, а представлена в многочисленных выступлениях, докладах, письмах, воззваниях, статьях, декретах и конституциях. Исследователи эпистолярного наследия С. Боливара выражают свое удивление и восхищение огромным количеством созданных им документов. Так, к концу ХХ века было обнаружено 2325 писем, 2 конституции, 103 воззвания, 14 манифестов, 4 закона, 3 заявления, 16 речей, 7 статей для журналов, 3 литературных очерка и множество указов, военных приказов, обращений, торжественных речей, призывов, тостов и т. д. [5, c. 4].

Логику рассуждений С. Боливара можно понять, лишь анализируя его идеи с учетом их сложной и постоянной эволюции – от первых воззваний в начальный период Войны за независимость до письма-прощания. При изучении его идейного наследия следует выделять принципиальные положения, оригинальные конструкции, составляющие суть его политико-правовой доктрины. Именно они создают образ выдающегося лидера Войны за независимость, талантливого полководца (C. Боливар участвовал в 472 сражениях), государственного деятеля и крупнейшего самобытного политического мыслителя Латинской Америки.

Кроме того, необходимо учесть, что социально-политические и государственно-правовые взгляды С. Боливара сформировались не в результате чисто теоретических рассуждений, как плод размеренной кабинетной работы и построения абстрактных конструкций, а как попытка решить требующие незамедлительных ответов труднейшие практические вопросы, ежечасно возникавшие в ходе войны и строительства новых независимых государств.

Известный историк А.Ф. Шульговский отмечал, что c момента выхода в свет первых публикаций о Боливаре его биографы «не перестают задавать вопрос: как случилось, что молодой венесуэлец, выходец из богатой креольской семьи, стал вождем освободительной революции, более того, стремился придать ей глубоко социальный характер, отдал все, вплоть до своего немалого состояния, чтобы довести ее до победного конца. Бесспорно, свою роль сыграло то обстоятельство, что воспитание Боливара проходило под благотворным влиянием С. Родригеса, педагога-просветителя, воспитавшего своего ученика в духе высоких гражданских идеалов и свободолюбия» [1, с. 207—208].

Действительно, социально-политические и государственно-правовые взгляды С. Боливара сформировались под влиянием таких представителей латиноамериканского просвещения, как Симон Родригес и Андрес Бельо, а также Иполито Унануэ, который стал ближайшим соратником Боливара и одним из основателей независимого перуанского государства, и Антонио Нариньо, который впоследствии стал у истоков образования независимой Колумбии. Симон Родригес привил Боливару интерес к идеям французских просветителей и революционеров, великих мыслителей прошлого, воспитывая его в духе высоких устремлений к свободе, равенству, справедливости; он зародил в душе Боливара благородную цель добиться независимости своей родины — Венесуэлы и всей Испанской Америки.

Симон Хосе Антонио де ла Сантисима Тринидад Боливар-и-Паласиос — таковы полные имя и фамилия С. Боливара — родился в Каракасе 24 июля 1783 г. в семье богатого аристократа («гран какао»). Предки Боливара появились в Америке еще в XVI веке. Симон был четвертым, самым младшим ребенком в семье. Он получил блестящее домашнее образование, как это было принято в семьях богатых аристократов: знал пять европейских языков, изучал математику, историю, литературу, философию, был прекрасным наездником, хорошо фехтовал, был обучен светским манерам и танцам. С. Боливар в письме к своему соратнику генералу Сантандеру от 20 мая 1825 г. подчеркивал: «неверно, что я не получил систематического образования, так как моя мать и опекуны сделали все возможное для моей учебы —для меня были наняты лучшие учителя страны. Робинсон, которого Вы знаете (так Боливар называл своего учителя и воспитателя Симона Родригеса — М. Ф.), учил меня грамоте, наш знаменитый Бельо преподавал мне литературу и географию. Падре Андухар, который так уважал барона Гумбольдта, организовал только для меня математическую школу. Потом меня отправили в Европу, чтобы я продолжил математическое образование в академии Сан-Фернандо. Иностранным языкам меня учили лучшие учителя Мадрида, а всем моим образованием руководил там маркиз Устарис, в доме которого я жил. Когда я был еще совсем ребенком, мне давали уроки фехтования, танцев и верховой езды. Верно, что я не изучал философию Аристотеля и уголовные и гражданские кодексы, но вполне вероятно, что де Мольен не уделял столько внимания, как я, изучению Локка, Кондильяка, Бюффона, Д′Аламбера, Гельвеция, Монтескье, Мабли, Филанджери, Лаланда, Руссо, Вольтера, Роллена, Бертолле и всех классиков античности – философов, историков, ораторов и поэтов, а также всех современных классиков Испании, Франции, Италии и в значительной степени Англии. Я пишу все это Вам сугубо конфиденциально, чтобы Вы не думали, что Ваш бедный президент получил такое плохое образование, как говорит де Мольен» [1, с. 124].

Существенное влияние на формирование политико-правовых взглядов С. Боливара оказали идеи североамериканских деятелей и лидеров Войны за независимость североамериканских колоний против Англии, а также принципы Конституции США 1787 года, конституций отдельных штатов США. Благотворным для него оказался и опыт пребывания в Европе: 15 августа 1805 г. в Риме, на холме Монте-Сакро в присутствии С. Родригеса Боливар поклялся бороться за освобождение Венесуэлы и всей Испанской Америки.  «Клянусь моими предками, клянусь их Богом, клянусь честью, клянусь своей Родиной, что не дам отдыха своим рукам, не дам спокойствия своей душе, пока не падут цепи, которые держат нас под гнетом испанского господства»— так звучала эта пророческая клятва [1, с. 259].

С. Родригес верил, что только такой государственный деятель, как С. Боливар, обладающий глубоким и проницательным умом, сильной волей и самодисциплиной, сможет воплотить в жизнь идеалы новой цивилизации, главный философский постулат которой выражен в знаменитом лозунге «Пусть каждый думает обо всех, тогда все будут думать о нем» [7, с. 131].

Выступая за независимость испано-американских колоний, С. Боливар предлагал оригинальные решения, часто поражавшие его соратников и современников новизной и смелостью. Он считал, что действительное освобождение колоний Испании в Америке может быть достигнуто только совместными усилиями угнетенных народов, для чего необходимо создать единую латиноамериканскую федерацию. Строительство независимых государств, по мнению С. Боливара, должно осуществляться на базе республиканизма и демократии. Он считал, что время монархий прошло, и всегда выступал против установления в странах Латинской Америки монархических режимов.

Рассматривая принцип разделения ветвей власти как один из основных принципов народной представительной формы правления и особую гарантию от злоупотребления властью, С. Боливар подчеркивал, что ставит своей задачей не размежевание ветвей власти, а их гармоничную связь.

Предлагая свой проект конституции для Венесуэлы, С. Боливар в своем выступлении на Национальном конгрессе в г. Ангостура выдвинул идею создания совершенно новой, моральной, власти. Образование он рассматривал как «истинный источник счастья». Определяя свое отношение к религии и церкви, С. Боливар отмечал, что «религия — закон совести».

Таким образом, многие идеи С. Боливара представляют собой результат глубоких раздумий и трудной аналитической работы, свидетельствующей о нем как об оригинальном и уникальном мыслителе мирового масштаба.

С. Боливар сформировался как личность в сложную переходную эпоху, на стыке двух веков, в период революционных потрясений и войн. Ему пришлось отвечать на самые серьезные масштабные вызовы своего времени и решать задачи глобального уровня, главной из которых стала задача освобождения Испанской Америки от колониального гнета и основания независимых государств. Поднявшись до осознания этой задачи и понимания своей миссии, С. Боливар осуществил задуманное и стал Освободителем. Под этим именем он и вошел в историю.

И.Р. Григулевич подчеркивал, что политическая программа С. Боливара «заключалась в приверженности к республиканской форме правления, при  которой верховная власть принадлежит конгрессу (парламенту). Освободитель являлся сторонником разделения исполнительной, законодательной и судебной властей, отстаивал демократические свободы, выступал за отделение церкви от государства, за отмену инквизиции, рабства, за наделение солдат-патриотов земельными участками» [1, с. 16].

Хосе Марти так говорил о С. Боливаре: «Нельзя спокойно говорить о том, кто никогда не жил спокойно. О Боливаре можно вещать с горных вершин, как с трибуны, при вспышках молний и раскатах грома, перед форумом свободных народов, у ног которых лежит обезглавленная тирания!.. То, чего он не сделал, не сделано до сих пор, потому что Боливар еще многое должен свершить в Америке!» [6, с. 212].

Передовые идеи Симона Боливара живут и воплощаются наследниками его великого дела — подлинными борцами за «вторую» независимость Латинской Америки, свободу, равенство и справедливость.

 

Список литературы

1.            Боливар С. Избранные произведения. Речи, статьи, письма, воззвания. 1812—1830. М., 1983.

2.            Гусев В. Горизонты свободы: Повесть о Симоне Боливаре. М., 1980.

3.            Лаврецкий И. Боливар. М., 1960.

4.            Лаврецкий И. Симон Боливар / предисл. П. Неруды. М., 1958.

5.            Федоров М.В. Доктрина Симона Боливара. Воронеж, 2014.

6.            Marti J. Nuestra América. La Habana, 1964.

7.            Rodrígues S. Obras completas. Caracas, 1975. Vol. 2.