УДК 340.111.5

Страницы в журнале: 5-11

 

А.Ю. Прокопьев,

 аспирант Воронежского экономико-правового института Московская область, пос. Власиха prokopew@mail.ru

 

Анализируется понятие «правовые отношения» с общетеоретических позиций правового учения. На основе научных трудов теоретиков права выявляются существенные черты и особенности правоотношения как научно-правовой категории; предлагается авторское определение этого уникального правового феномена.

Ключевые слова: правовые отношения, субъективные права и юридические обязанности, правовые средства, форма, содержание, волеизъявление.

 

Правоотношения играют огромную роль в жизни и деятельности человечества. Правоотношение — это форма общественного отношения, подвергнутого правовому воздействию (регулированию), позволяющая активно влиять на содержание и функции различных видов социальных связей. Правоотношение — это не только форма общественного отношения, но и динамичное развитие реальной действительности, внешнее проявление активных и пассивных действий субъектов отношения, реализация правовых норм носителями субъективных прав и юридических обязанностей. Правоотношение — один из основных элементов механизма правового регулирования (наряду с юридическими нормами и актами реализации прав и обязанностей) [2, с. 282—283].

Правоотношение позволяет должным образом реализовывать нормы объективного (позитивного) права, осуществлять субъективные права управомоченных лиц в нужном направлении как своими собственными действиями (в отношении принадлежащих им объектов правового регулирования), так и за счет действий (бездействия) обязанного лица, находящегося в определенной правовой связи (взаимодействии) с управомоченным лицом.

Правоотношение — это правовое средство (инструмент) претворения в жизнь требований правовых норм, идеальная модель должного поведения участников правовых отношений в интересах себя, других лиц и всего общества. Правоотношение как бы переводит (переключает) общую модель поведения в плоскость конкретных мер поведения в рамках субъективных прав и обязанностей, переключающих правовую энергию юридических норм на уровень конкретных субъектов — носителей прав и обязанностей. Если норма права представляет собой модель, то правоотношение — это всегда живая связь с конкретными участниками, к которой примеряется, а затем и переносится на нее нормативная модель [27, с. 103].

Правовое отношение направлено на перевод абстрактных прав и обязанностей в русло конкретных (субъективных) прав и обязанностей, на выявление круга лиц, конкретных участников правоотношения [3, с. 313].

Будучи особым правовым механизмом (средством), правоотношение позволяет активно влиять на общественные отношения, экономическое производство и обмен, оперативно и адекватно реагировать на изменения объективного характера, вызовы времени, способствует инициативе участников общественных отношений, достижению позитивных результатов и целей.

Общественные отношения — это отношения человека к другому человеку, коллективу, обществу. В свою очередь общество, социальные группы, другие люди также относятся соответствующим образом к человеку как члену социума. Общественное отношение — это реальное социальное взаимодействие людей, наделенных сознанием, волей и преследующих определенные цели в общественной системе. Результаты такого взаимодействия выражаются вовне в поступках его участников и имеют внешнюю форму своего проявления [20, с. 656—657].

Общественные отношения включают материальное и духовное, общечеловеческое и индивидуальное, объективные возможности и субъективные желания, духовные, религиозные, культурные, этические, нравственные и иные отношения, находящиеся в постоянном развитии и взаимодействии. Часть этих отношений нуждается в правовом закреплении с целью их урегулирования, упорядочивания, координации, согласования и гармонизации [12, с. 133].

Только право способно быть универсальным социальным регулятором общественных отношений, нуждающихся в правовом регулировании, ибо обладает необходимой для этого системой правовых средств, способов и форм, обеспечивающих как индивидуальную свободу личности, так и ответственность человека за свое поведение. Именно право содержит обязательные для всех правила поведения людей в обществе, обладает формальной определенностью, нормативностью, всеобщностью, институционностью, властностью, предусматривает меры защиты и ответственности, гарантирует применение мер государственного принуждения. При помощи юридических норм государство поддерживает необходимые связи в обществе, создает и регулирует необходимые для существования человека в обществе и природе условия, формирует общественные связи и отношения определенной направленности, применяет правовой механизм поддержания общественной жизни, адаптации общества к природной и социальной среде [19, с. 62].

В общей теории права существует несколько точек зрений (концепций) понимания правоотношения: 1) как общественного отношения, урегулированного нормами права; 2) как юридической формы общественного (фактического) отношения; 3) как единства правовой формы и экономического (фактического, материального) содержания [8, с. 189—207].

Многие дореволюционные российские, а также советские ученые, большая часть современных исследователей признают правовые отношения как общественные отношения, урегулированные нормами права, как вид (форму) общественных отношений [1, с. 50; 5, с. 465; 7, с. 623— 624; 11, с. 71; 13, с. 99—100; 15, с. 88; 16, с. 137, 176; 17, с. 8; 18, с. 372—373; 22, с. 334; 24, с. 70; 25, с. 30; 31, с. 91].

Так, Н.М. Коркунов считает, что бытовые отношения в результате воздействия юридических норм преобразовываются в юридические, и фактическая зависимость превращается в юридическую обязанность, а фактическая возможность — в право; по его мнению, «юридическое отношение есть то же житейское, бытовое отношение, только регулируемое юридической нормой» [16, с. 176].

Р.О. Халфина полагает, что правоотношение обозначает конкретное, реальное общественное отношение, облеченное в правовую форму и являющееся результатом реализации нормы [31, с. 91].

О.С. Иоффе утверждает: «Правоотношение есть вид или форма самого реального отношения и отдельно от него, вне этого отношения, такая форма вообще существовать не может» [14, с. 181].

Профессор Воронежского государственного университета В.С. Основин рассматривает правовые отношения как реальные, фактические отношения, содержание которых определено нормами соответствующей отрасли права [21, с. 74].

Известные современные теоретики права Н.И. Матузов и А.В. Малько также утверждают: «Правовые отношения можно в самом общем смысле определить как общественные отношения, урегулированные правом. При этом регулируемые отношения в принципе не утрачивают своего фактического содержания (экономического, политического, имущественного и т. д.), а лишь видоизменяются, обретая новое дополнительное свойство. Иначе говоря, правоотношение не отделяется от опосредуемого им реального отношения, не находится где-то рядом или над ним, а существует вместе с ним. Ведь форма и содержание неразрывны. Государство не может при помощи правовых средств произвольно менять изначальный характер тех или иных отношений, а тем более создавать новые» [28, с. 473].

Ю.И. Гревцов отмечает, что в онтологическом плане правовые отношения являются разновидностью общественных отношений [9, с. 44].

Ю.К. Толстой полагает: формулируя понятие правоотношения как «регулируемое правом общественное отношение», мы, по существу, определяем не само правоотношение, а фактическое общественное отношение, которое лежит в его основе. Ученый предложил свое определение правоотношения — это «особый вид идеологических общественных отношений, при посредстве которых (через которые) норма права регулирует фактические общественные отношения в их реальной форме» [30, с. 32].

Ю.Г. Ткаченко считает, что правовых отношений вовсе не существует. Правовой элемент общественных отношений выступает формальной стороной содержания этих отношений. В системе отношений ученый различает реальные отношения, складывающиеся в результате деятельности людей (условно правовые отношения), и мысленную модель индивидуального поведения, существующую в области сознания (идеальные правовые отношения). По мнению Ю.Г. Ткаченко, признание за правоотношением качества мысленной модели поведения исключает возможность его характеристики как общественного отношения [29, с. 93, 94, 99—102].

На наш взгляд, различные точки зрения исследователей о сущности, содержании и форме правоотношения не противоречат друг другу: они отличаются друг от друга лишь некоторыми особенностями подхода к обсуждаемому вопросу, к содержанию правового отношения. В принципе, абсолютное число правоведов сходится во мнении о том, что правоотношение является разновидностью (формой) общественного отношения, регулируемого правом. По существу, правовые нормы формализуют регулируемые общественные отношения, которые лишь предопределяют материальное (фактическое) содержание правоотношения и не являются его непосредственным содержанием. Они  свидетельствуют о единстве материального и идеального, субъективного и объективного, формы и содержания и являются лишь внешним содержанием правоотношения. Роль непосредственного содержания правоотношения выполняют субъективные права и юридические обязанности участников конкретного правоотношения. Будучи внешней формой для регулируемого общественного отношения, правоотношение имеет свою внутреннюю форму и свое внутреннее содержание. Внутреннее содержание правоотношения — это единство всех составных элементов правоотношения, его свойств, внутренних процессов, связей, противоречий и тенденций, характеризующих его сущность, определяющих всю систему (структуру) самого правоотношения (субъект, объект, субъективные права, юридические обязанности). Содержанием правоотношения считаются субъективные права и юридические обязанности его субъектов (юридическое содержание). Отдаленным содержанием правоотношения являются и фактические действия (поведение), осуществляемые участниками правоотношений в соответствии с их субъективными правами и юридическими обязанностями (материальное содержание). С одной стороны, правоотношение — это идеальное (правовое, надстроечное) явление, с другой стороны, оно обладает содержательной (фактической) частью. Между правовыми и фактическими отношениями нет четкого водораздела. В реальной жизни они едины и во многих случаях неотделимы друг от друга: содержание формально, а форма содержательна [2, с. 340].

Представляется, что высказанное мнение о правоотношении как о единстве формы и содержания не противоречит сложившемуся пониманию научной категории как идеального явления, отражающего реальную действительность в сознании субъекта познания. Даже противники самостоятельного существования правовых отношений и включения в их содержание материальной составляющей (поведения участников правоотношения) вынуждены заявлять о существовании «правоотношения-модели» и «правоотношения-отношения», подтверждать тесную связь названных терминов с социальной деятельностью, реальное взаимодействие (юридической деятельности) в правовой сфере [4, с. 145—155].

К примеру, Т.Н. Радько вполне обоснованно утверждает: всесторонний анализ правоотношения показывает, что в основе каждого правоотношения находятся реальные жизненные отношения между людьми (общественные отношения). По мнению ученого, правовое отношение — это регулируемое нормой права общественное, идеологическое, волевое отношение между людьми (коллективом людей), возникающее на основе субъективных прав и юридических обязанностей его участников, охраняемое в необходимых случаях государственной властью [23, с. 440—441, 444].

Анализ научных трудов философов, социологов и правоведов позволяет сделать вывод о том, что основными существенными признаками правоотношения является ряд атрибутивно-качественных свойств:

1) правовое отношение — это уникальное сочетание идеального и реального, объективного и субъективного, формального и содержательного, соединение правовой формы и материального содержания, фактический результат правового регулирования;

2) форма общественного отношения, регулируемого нормами права. Непосредственным содержанием правоотношения являются субъективные права и юридические обязанности, а отдаленным (материальным) содержанием — само общественное отношение;

3) конкретно-определенное (персонифицированное) взаимодействие (взаимосвязь) правоспособных субъектов права, взаимосвязь их субъективных прав и юридических обязанностей;

4) составная часть механизма правового регулирования и защиты;

5) правовое средство (инструмент) реализации норм объективного права, осуществления субъективных прав и исполнения юридических обязанностей;

6) способ конкретизации субъективных прав и юридических обязанностей;

7) персонификация (определенность) субъектов правоотношения, наделенных способностью быть участниками таких отношений;

8) элементами правоотношения являются субъекты, объекты, субъективные права и юридические обязанности;

9) правоотношения функционируют по поводу материальных и нематериальных благ, ценностей;

10) правовые отношения имеют волевой характер, обусловленный волей их участников и законодателя;

11) целевое назначение правоотношения — достижение позитивных результатов, удовлетворение частных и публичных интересов, имущественных и неимущественных потребностей, не противоречащих закону и нормам морали;

12) функционирование правоотношения обеспечивается добровольным осуществлением прав, исполнением обязанностей, их встречным (взаимным) характером, связанностью, объективной необходимостью, а также государственным принуждением, правовой защитой и юридической ответственностью;

13) правоотношения имеют динамичный характер: они возникают, изменяются и прекращаются на основе норм объективного права, соответствующих юридических фактов по усмотрению участников правоотношения или прямому указанию закона.

Взаимодействие субъектов правоотношений имеет объективный, социально обусловленный характер, вытекает из необходимой, причинно-следственной, существенной связи (взаимосвязи, взаимосвязанности) субъективных прав и юридических обязанностей, носителями которых являются участники (субъекты) этих отношений[1].

Как известно, субъективное право — это совокупность правопритязаний (правопритязания) управомоченного лица по отношению к обязанному лицу, мера собственного дозволенного поведения, правовая возможность требовать должного поведения от обязанного лица под угрозой применения государственного принуждения, разновидность социального (правового) блага.

Правовая связь субъектов правоотношения и субъективных прав, юридических обязанностей осуществляется на основе норм объективного права, обеспечивающих возникновение, изменение и прекращение правоотношения, создающих идеальную модель поведения участников правового отношения. Именно нормы объективного права предопределяют субъектный и объектный состав правоотношения, его содержание (субъективные права и обязанности), основания его возникновения, изменения, прекращения и защиты [10, с. 304].

Правоотношение выступает наглядным примером (средством) превращения абстрактного правила поведения (нормы) в конкретное действие или бездействие конкретного индивида или коллективного образования, это результат действия (реализации) нормы права, ее воплощения в поведение конкретных субъектов права [6, с. 454].

Волевой характер правоотношения проявляется не только в закреплении государственной воли в содержании правовых норм, используемых в функционировании правоотношения, но и в волевом характере (волеизъявлении) самого участника конкретного правоотношения, носителя субъективных прав и юридических обязанностей. Правоотношение возникает, изменяется и прекращается в большинстве случаев по воле участников конкретного правоотношения. Если обязанное лицо как участник правоотношения действует вопреки воле, заложенной в правовых нормах, то возникает соответствующий вид его юридической ответственности. Воля добросовестного обладателя субъективного права направлена на осуществление права с соблюдением известных пределов, предусмотренных законом [3, с. 75].

Несмотря на то что некоторые правоотношения возникают независимо от воли субъектов права (рождение, смерть, стихийные бедствия и т. п.), их дальнейшее развитие и прекращение во многом зависит от воли их участников[2].

На наш взгляд, правовые отношения являются результатом регулирования не только волевых (по устаревшей терминологии — идеологических) общественных отношений, но и так называемых производственных отношений, связанных с производством и обменом материальных ценностей, использованием финансовых, природных и людских ресурсов. Несмотря на то что многие условия (законы) общественного производства и воспроизводства не зависят от сознания человека, субъекты правоотношения, обладая собственной волей, соответствующим интересом, целеполаганием и сознанием, оказывают обратное воздействие на процесс производства и воспроизводства.

Таким образом, правовое отношение — это форма общественного отношения, урегулированного нормами объективного права, возникающего в силу предусмотренных законом оснований с участием субъектов права, обладающих способностью осуществлять права и исполнять обязанности, нести ответственность. Правоотношение — это способ и результат реализации правовой нормы, правовое средство воплощения в жизнь социальной ценности самого права, единство правовой формы и материального содержания. Правоотношение — это определенная законом, договором, иными источниками правового регулирования взаимосвязь субъективных прав и юридических обязанностей, взаимодействие между субъектами права, наделенными общественным сознанием (правосознанием), волей, правосубъектностью, и действующих в целях удовлетворения общественно-признанных законных интересов, публичных и частных потребностей в пределах, предусмотренных законом, посредством взаимодействия, добросовестного осуществления своих субъективных прав, добровольного или принудительного исполнения корреспондирующих им юридических обязанностей под угрозой применения принудительных мер государственного воздействия, способов и средств юридической защиты и ответственности.

 

Список литературы

1. Айзенберг А.М. Правовые нормы и правоотношения. М., 1949.

2. Алексеев С.С. Общая теория права: учеб. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008.

3. Байтин М.И. Сущность права (современное нормативное правопонимание на грани двух веков). М.: ООО ИД «Право» и государство», 2005.

4. Бутакова Н.Л. Правоотношение в системе правовой действительности: дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2008.

5. Венгеров А.Б. Теория государства и права: учеб. М.: Новый юрист, 1998.

6. Венгеров А.Б. Теория государства и права: учеб. 6-е изд., стер. М.: Омега-Л, 2009.

7. Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М.—Л., 1948.

8. Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / под ред. В.А. Белова. М., 2008. С. 199—207 (очерк 6).

9. Гревцов Ю.И. Проблемы теории правового отношения. Л., 1981.

10. Гримм Д. Соотношение между юридическими институтами и конкретными отношениями // Сборник статей по гражданскому и торговому праву. Памяти профессора Г.Ф. Шершеневича. М.: Статут (Классика российской цивилистики), 2005.

11. Гримм Д.Д. Энциклопедия права с приложением краткого очерка истории философии права. Спб., 1895.

12. Иконникова Г.И. Философия права: учеб. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2010.

13. Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. Т. 2. Советское гражданское право. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2004.

14. Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961.

15. Корецкий В.И. Гражданское право и гражданские правоотношения в СССР. Душанбе, 1967.

16. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2003.

17. Красавчиков О.А. Гражданское правоотношение — юридическая форма общественного отношения // Сборник научных трудов СЮИ. Вып. 39. Гражданские правоотношения и их структурные особенности. Свердловск, 1975.

18. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: учеб. 4-е изд., испр. и доп. М.: Изд. дом «Дело» РАНХиГС, 2011.

19. Неновски Н. Преемственность в праве. М., 1977.

20. Общая теория государства и права. Академический курс в трех томах. Т. 2. Право // отв. ред. М.Н. Марченко. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2007.

21. Основин В.С. Советские государственно-правовые отношения. М., 1965.

22. Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. Т. 2. Спб., 1907.

23. Радько Т.Н. Теория государства и права: учеб. 2-е изд. М.: Проспект, 2011.

24. Советское гражданское право. Л., 1982. Ч. 1.

25. Суворов Н.С. Лекции по энциклопедии права. М., 1907.

26. Сырых В.М. Теория государства и права: учеб. 4-е изд., стер. М., 2005.

27. Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть. Курс лекций. Чебоксары, 1997.

28. Теория государства и права. Курс лекций / под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М.: Юристъ, 1997.

29. Ткаченко Ю.Г. Методологические вопросы теории правоотношений. М., 1980.

30. Толстой Ю.К. Еще раз о правоотношении // Правоведение. 1969. № 1.

 

31. Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. М.: Юридическая литература, 1974.