УДК 349.222.1

Страницы в журнале:  64-71

 

Н.А. Филипцова,

аспирант, преподаватель кафедры гражданского права Центрального филиала Российского государственного университета правосудия Россия, Воронеж natachir@mail.ru

 

Одной из особенностей метода трудового права является сочетание государственного и договорного регулирования трудовых отношений. В современных условиях многие ученые отмечают тенденцию повышения роли договоров в выработке правовых норм, регулирующих, в том числе, и трудовые отношения. Сохранив основные государственные гарантии трудовых прав и законных интересов работников, централизованное регулирование утратило былое значение, сузилась сфера его действия в сфере труда. Рассматриваются актуальные проблемы понимания правовой природы коллективного договора.

Ключевые слова: социальное партнерство, коллективный договор, источники права, формы права, нормативный правовой акт, нормативный правовой договор.

 

Одной из функциональных задач трудового законодательства является создание необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений (ст. 1 Трудового кодекса РФ) [31; 35]. Реализация данной задачи осуществляется в рамках социального партнерства, включающего участие работников, работодателей, их объединений в договорном регулировании трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений. Социальное партнерство относится к основным принципам трудового права (ст. 2 ТК РФ).

В настоящее время механизм социального партнерства приобретает особое значение, ибо сама система социального партнерства позволяет достигнуть необходимого баланса интересов работников и работодателей на основе сотрудничества, компромиссов, социального консенсуса [13]. На современном этапе социальное партнерство стало непосредственным объектом государственной политики, в ходе реализации которой создается значительная законодательная база по обеспечению нормальных социально-трудовых отношений, накапливается положительный опыт заключения генеральных, отраслевых и региональных соглашений, коллективных договоров, формируются трех(двух)сторонние комиссии [19]. Достаточно отметить, что по состоянию на 21 мая 2013 г. заключено пять соглашений в федеральных округах Российской Федерации, 56 отраслевых соглашений — на федеральном уровне, 1154 — на региональном, 3945 — на территориальном уровне, 77 региональных трехсторонних соглашений, 1420 территориальных трехсторонних соглашений, 151257 коллективных договоров. В последнее время наблюдается положительная тенденция роста числа предприятий и организаций, имеющих первичные профсоюзные организации и заключивших коллективные договоры [17]. Правовому регулированию коллективных соглашений в России посвящен ряд нормативных правовых актов: ТК РФ, федеральные законы от 12.01.1996 № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» [30; 34], от 27.11.2002 № 156-ФЗ «Об объединениях работодателей» [32; 34], от 19.05.1995 № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» [29; 33].

Однако наряду с позитивными моментами в практике заключения и исполнения коллективных договоров имеются значительные недостатки, обусловленные современными процессами реорганизации, частой сменой форм собственности, собственников и руководителей компаний и предприятий; затягиванием работодателями переговоров по заключению коллективных договоров; отсутствием четко определенного источника финансирования социальных гарантий в организациях бюджетной сферы; неустойчивым финансовым положением (предбанкротным состоянием) отдельных организаций; отсутствием полномочий у руководителей организаций по распоряжению финансовыми средствами в целях реализации положений коллективных договоров и соглашений [29; 33].

В настоящее время в профсоюзных организациях предприятий и организаций многих стран постсоветского пространства состоят лишь работники крупных предприятий, и, следовательно, отсутствует должная работа по заключению коллективных договоров (соглашений) в средних и мелких предприятиях, где нет профсоюзных организаций. Активно развивающиеся в последнее время объединения самих работодателей действуют лишь в целях достижения своих коммерческих интересов, обладают слабой организационной структурой и ограниченным влиянием на региональном и местном уровнях [41, p. 31].

Таким образом, помимо положительных тенденций институт коллективных договоров (соглашений) имеет массу нерешенных проблем теоретического и практического характера. Одной из таких проблем является выяснение подлинной правовой природы (сущности) коллективных договоров (соглашений). Вопрос о правовой природе коллективных договоров имеет принципиальное значение для повышения эффективности правотворчества и правоприменения в сфере трудового права.

Большинство исследователей, не пытаясь уяснить правовую природу коллективного договора, именуют его в соответствии с определением, содержащимся в ст. 40 ТК РФ, правовым актом [36, с. 18]. Зачастую правовой акт рассматривают предельно узко и отождествляют с понятием «нормативный правовой акт» [40, с. 20]. Ряд исследователей называют коллективные договоры конституцией организации [36, с. 60], другие — мини-трудовым кодексом [9, с. 190]. В правовой доктрине к правовым актам относят не только акты правотворчества, но и акты правоприменения, акты толкования и реализации прав и обязанностей [8, с. 16]. К примеру, М.В. Лушникова различает среди правовых актов «акты, содержащие нормы права» и «акты реализации прав и обязанностей сторон» [11, с. 695].

На наш взгляд, определение коллективного договора через такую широкую по содержанию категорию как правовой акт является неоправданным и не дает полного представления о правовой природе этого уникального феномена. Рассмотрение законодателем коллективного договора как правового акта существенно усложняет понимание его правовой природы, что приводит к необоснованному увеличению числа судебных споров (конфликтов).

В ст. 5 ТК РФ «Трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права» приводится система форм российского трудового права. Анализ названия и содержания данной статьи позволяют сделать вывод о том, что законодатель выделил в этой системе две группы актов, содержащих нормы трудового права:

1) трудовое законодательство, к которому относятся: ТК РФ, иные федеральные законы и законы субъектов Российской Федерации, содержащие нормы трудового права. В ранее действовавшей редакции ст. 5 ТК РФ не проводилось четкого разграничения между трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами. Представляется, что современная конструкция ст. 5 ТК РФ является более верной с точки зрения подхода к пониманию термина «трудовое законодательство». Так, А.М. Куренной справедливо отмечает, что «в строгом смысле слова только к законам применим термин “трудовое законодательство”» [9, с. 146];

2) иные акты, содержащие нормы трудового права:

а) иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права: указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, нормативные правовые акты органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, нормативные правовые акты органов местного самоуправления. В общей теории права названные акты традиционно относятся к подзаконным нормативным правовым актам [12, с. 206—266];

б) в качестве отдельной подгруппы «актов, содержащих нормы трудового права» ТК РФ указывает коллективные договоры, соглашения и локальные нормативные акты. Такая формулировка свидетельствует о неопределенности законодателя относительно правовой природы данных «актов». С одной стороны, ТК РФ не относит их к «иным нормативным правовым актам», а с другой стороны, называет коллективный договор и соглашение «правовыми актами» (статьи 40, 45 ТК РФ).

Представляется, что отнесение коллективных договоров к разновидности нормативных правовых актов является в корне неверным. Государственная Дума дала следующее определение обсуждаемого термина: «нормативный правовой акт — это письменный официальный документ, принятый (изданный) в определенной форме правотворческим органом в пределах его компетенции и направленный на установление, изменение или отмену правовых норм» [18].

Пленум Верховного Суда РФ также разъяснил, что существенными признаками, характеризующими нормативный правовой акт, являются: издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом, наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений (п. 9) [16].

Источником норм права, содержащихся в нормативном правовом акте, является деятельность правотворческого органа. Источником же норм права, содержащихся в коллективном договоре, является согласованное волеизъявление управомоченных лиц (работников и работодателя). Представляется, что по одному из рассмотренных дел Восьмой арбитражный апелляционный суд неверно указал, что «коллективный договор, являясь нормативным актом, заключается в соответствии с трудовым законодательством, в развитие этого последнего, следовательно, льготы и компенсации, предусмотренные им, могут быть квалифицированы как предусмотренные законодательством» [23].

Весьма распространенным среди ученых является мнение об отнесении коллективных договоров к локальным нормативным актам [22, с. 23].

К примеру, Е.Р. Веселова относит коллективный договор к разновидности локальных нормативных актов, признавая за ним приоритет в иерархии локальных нормативных актов [2, с. 134]. Представляется весьма спорным утверждение ученого о том, что «любой локальный нормативный правовой акт может быть принят работодателем и трудовым коллективом в порядке, предусмотренном для заключения коллективного договора» [2, с. 131].

Г.В. Хныкин также относит коллективный договор к локальным нормативным актам: «Коллективный договор, являясь основной формой социального партнерства в организации, также выполняет роль кодифицированного правового акта в структуре локальных источников трудового права» [9, с. 183]. При этом исследователь делает, на наш взгляд, противоречивый вывод: «Коллективный договор и иные локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права, представляют собой две разные модели регулирования трудовых отношений на уровне организации. Первая… основана на согласовании интересов работодателя и работников… Во второй представлены интересы работодателя, выражающие его хозяйственное господство в управлении делами организации» [9, с. 189].

И.О. Снигирева именует в одном случае коллективный договор локальным нормативным актом («современный коллективный договор все более явственно приобретает черты локального правового нормативного акта»), а в другом называет коллективный договор «нормативным соглашением», «договором особого рода, отличающимся социально-партнерской природой» [38, с. 181—183].

По нашему мнению, названные авторы не видят отличия между такими формами российского трудового права как нормативный правовой акт и нормативный правовой договор.

Суды нередко приходят к выводу о том, что коллективный договор является локальным нормативным актом. Так, в одном из своих определений Верховный Суд РФ назвал коллективный договор локальным нормативным актом, не приводя при этом каких-либо должных обоснований своей позиции [20]. По одному из изученных дел Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области признал обоснованными доводы налоговой инспекции о том, что производимые хозяйственным обществом доплаты могут быть отнесены к расходам на оплату труда согласно ст. 255 Налогового кодекса РФ, поскольку такие доплаты предусмотрены положениями коллективного договора, который в силу ст. 5 ТК РФ является локальным нормативным актом [27]. ФАС Северо-Кавказского округа указал, что по своей сути коллективный договор является локальным правовым актом, сославшись лишь на то, что «коллективный договор содержит нормы трудового права и регулирует трудовые отношения в организации» [20].

Все чаще в теории трудового права появляются мнения ученых о смешанной природе коллективного договора.

Так, Б.А. Горохов отмечает: «В силу присущих ему признаков коллективный договор представляет собой правовой акт, содержащий коллективно-локальные нормы трудового права. В свою очередь, с точки зрения порядка правоустановления и наличия в его содержании обязательственной части этот правовой акт следует рассматривать как договор» [3, с. 124]. А.Д. Джилавян также утверждает: «юридическая природа коллективного договора неоднородна» [5, с. 69]. Объединяя коллективные договоры и соглашения понятием «коллективно-договорные акты», Э.Ф. Гумерова приходит к весьма противоречивому, на наш взгляд, выводу: «Коллективно-договорные акты являются особыми нормативно-правовыми актами, так как принимаются не государственными органами, большей частью распространяются на тех субъектов права, которые путем оптимального согласования своих интересов сами или через своих представителей принимают коллективно-договорной акт» [4, с. 106—107].

Таким образом, ученые, которые настаивают на смешанной природе коллективного договора, ссылаются на его договорные начала и способность нормативного регулирования [39, с. 8—9; 5, с. 69]. Однако такой подход не позволяет определить с необходимой полнотой всю правовую природу коллективного договора, поскольку подразумевает невозможность идентификации его с каким-либо родовым правовым явлением. Кроме того, в сочетании данных признаков нет смешения различных правовых явлений. Уже давно в общей теории права выделяют договоры, содержащие нормы права, которые именуются нормативными правовыми договорами. Таким образом, нормативный правовой договор представляет собой самостоятельное правовое явление. Поэтому ни о каком смешении правовых категорий здесь не может быть речи.

Некоторые исследователи, выделяя в системе «источников» трудового права нормативные правовые договоры, одновременно включают «коллективные договоры и соглашения» в родовое понятие «правовые акты социального партнерства» [7, с. 28].

Отдельные суды относят коллективные договоры к сделкам. Так, в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 13.12.2005 № А26-5116/2005-14 утверждается: коллективный договор — это правовой акт, регулирующий социально-трудовые отношения. Однако в этом же постановлении суд противоречиво указывает, что коллективный договор является сделкой [25]. По одному из исследованных дел Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд указал: из правовой природы коллективного договора не следует, что последний является сделкой, определяющей денежные обязательства сторон, а заявленная сумма представляет собой дополнительные отчисления, назначением которых являлось финансирование организации и проведения культурно-массовых и оздоровительных мероприятий, проводимых среди работников предприятия и членов его профсоюза [24]. ФАС Северо-Кавказского округа также подтвердил: вывод суда о том, что коллективный договор не является сделкой, определяющей денежные обязательства сторон, а заявленная сумма представляет собой дополнительные отчисления, назначением которых являлось финансирование профсоюзной организации для проведения культурно-массовых и оздоровительных мероприятий, проводимых среди работников предприятия и членов профсоюза, основан на нормах действующего законодательства [26].

Более обоснованной представляется позиция ученых, рассматривающих коллективный договор в качестве разновидности нормативных правовых договоров [1, с. 230; 37, с. 246].

Так, А.Ф. Нуртдинова вполне обоснованно относит коллективные договоры к «особой группе источников права — нормативным соглашениям, которые, с одной стороны, содержат нормы права, а с другой — принимаются в договорном порядке» [15, с. 246]. Е.А. Ершова определяет коллективный договор как «вид нормативных правовых договоров, содержащий нормы права, регулирующие трудовые, социальные и иные непосредственно связанные с ними правоотношения, заключаемый между представительствами работников и работодателя, содержащий обязательные для его сторон нормы права» [6, с. 261].

Согласно дефиниции, сложившейся в общей теории права, нормативный правовой договор — соглашение между субъектами правотворчества, в результате которого возникает новая норма права [14, с. 285]. Следует иметь в виду, что не всякая согласованная воля сторон может породить договор с нормативно-правовым содержанием. Для этого необходима также правообразующая способность, т. е. способность выступать в качестве субъекта правотворческого процесса [12, с. 295]. Такая способность не может возникать самопроизвольно, для этого необходимо государственное санкционирование. Так, ст. 5 ТК РФ законодатель включил коллективный договор в число «актов, содержащих нормы трудового права», соответственно наделив его стороны правотворческой способностью, применительно к заключению коллективного договора. Коллективный договор, представляющий собой соглашение работников и работодателя, в результате которого устанавливаются нормы права (статьи 5, 9 ТК РФ), является по своей природе не чем иным, как разновидностью нормативного правового договора.

Вполне обоснованными представляются и решения судов последнего времени по исследуемому вопросу. Так, Томский областной суд подчеркнул: правовая природа коллективного договора позволяет отнести его к разновидности нормативных правовых договоров, содержащих нормы трудового права [21].

Подводя итог краткого исследования, можно сделать вывод о том, что коллективный договор — это нормативный правовой договор, заключенный между работниками и работодателем в лице их представителей, содержащий нормы права, регулирующий трудовые и иные непосредственно связанные с ними отношения в пределах, установленных трудовым законодательством. Определение, содержащееся в ст. 40 ТК РФ, не отражает правовую природу коллективного договора и нуждается в изменении. Отнесение коллективного договора к разновидности нормативного правового договора позволяет выявить источник норм права, применительно к данной форме права, четко определить субъектов правотворчества и порядок наделения их правотворческой способностью, усовершенствовать правотворческий и правоприменительный процесс.

Отнесение коллективного договора к разновидности нормативного правового договора соответствует международным трудовым документам, в частности, Конвенции Международной организации труда № 98 1949 года, согласно которой государства—участники МОТ должны принимать меры, соответствующие национальным условиям, в целях поощрения и способствования полному развитию и использованию аппарата для переговоров на добровольной основе между предпринимателями или организациями предпринимателей, с одной стороны, и организациями трудящихся, с другой стороны, с целью регулирования условий труда путем заключения коллективных договоров [28, с. 292—297]. В Рекомендации МОТ № 91 1951 года под коллективным договором подразумевается всякое письменное соглашение относительно условий труда и найма, заключаемое, с одной стороны, между предпринимателем, группой предпринимателей или одной или несколькими организациями предпринимателей и, с другой стороны, одной или несколькими представительными организациями трудящихся или, при отсутствии таких организаций, представителями самих трудящихся, надлежащим образом избранными и уполномоченными согласно законодательству страны [10, с. 1042—1044].

 

Список литературы

 

1. Абдулаев М.И. Теория государства и права: учеб. для высших учебных заведений. М.: Магистр-Пресс, 2004.

2. Веселова Е.Р. Локальные нормы трудового права: дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 2004.

3. Горохов Б.А. Современное правовое регулирование социально-трудовых отношений в России: средства, механизм, источники и особенности: дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2006.

4. Гумерова Э.Ф. Проблемы коллективно-договорного регулирования трудовых отношений: дис. ... канд. юрид. наук. Казань, 2005.

5. Джилавян А.Д. Коллективный договор в системе социального партнерства в России и в некоторых зарубежных странах: сравнительно-правовой анализ: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011.

6. Ершова Е.А. Сущность, источники и формы трудового права в Российской Федерации. М., 2008.

7. Желтов О.Б. Трудовое право России: курс лекций / О.Б. Желтов, Т.А. Сошникова. М.: Эксмо, 2011.

8. Иванов В.В. Общая теория договора. М.: Юристъ, 2006.

9. Источники российского права: вопросы теории и истории: учеб. пособие  / отв. ред. М.Н. Марченко. М.: Норма, 2011.

10. Конвенции и рекомендации, принятые Международной конференцией труда. 1919—1956. Женева: Международное бюро труда, 1991. Т. I.

11. Лушникова М.В. Очерки теории трудового права / М.В. Лушникова, А.М. Лушников. СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006.

12. Марченко М.Н. Источники права: учеб. пособие. М.: Проспект, 2011.

13. Материалы научно-практической конференции, состоявшейся 28—29 февраля 2012 г. в Академии труда и социальных отношений (Москва) по инициативе Федерации независимых профсоюзов России в связи с 20-летием социального партнерства в России и 10-летием ТК РФ. URL: http://vkp.ru/news/2012/03/1133.html (дата обращения: 08.09.2013).

14. Матузов Н.И. Теория государства и права: учеб. / Н.И. Матузов, А.В. Малько. М.: Юристъ, 2004.

15. Нуртдинова А.Ф. Коллективно-договорное регулирование трудовых отношений: теоретические проблемы: дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1998.

16. О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2007 № 48 // Российская газета. 2007. № 276.

17. Об итогах коллективно-договорной кампании 2012 года и задачах на предстоящий период: постановление Исполкома ФНПР от 21.05.2013 № 3—10. URL: http://fnpr.ru/n/2/15/187/8096.html (дата обращения: 18.09.2013).

18. Об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации: постановление Государственной Думы ФС РФ от 11.11.1996 № 781-II ГД // СЗ РФ. 1996. № 49. Ст. 5506.

19. Об организации и проведении единой переговорной кампании: Постановление Исполнительного комитета Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) от 28.08.2002 № 4—3 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

20. Определение Верховного Суда РФ от 14.05.2010 № 1-В10-1 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

21. Определение Томского областного суда от 01.02.2013 № 33-300/2013 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

22. Подвысоцкий П.Т. Локальное нормативное регулирование трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002.

23. Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2011 по делу № А75-970/ 2011 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

24. Постановление Пятнадцатого Арбитражного апелляционного суда от 01.04.2010 № 15АП-1952/ 2010 по делу № А32-1873/2008 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

25. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 13.12.2005 № А26-5116/2005-14 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

26. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 09.08.2010 по делу № А32-1873/2008 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

27. Решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 06.07.2007 по делу № А56-11342/2007 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

28. Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XIX. М., 1960.

29. СЗ РФ. 1995. № 21. Ст. 1930.

30. СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 148.

31. СЗ РФ. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 3.

32. СЗ РФ. 2002. № 48. Ст. 4741.

33. СЗ РФ. 2012. № 30. Ст. 4172.

34. СЗ РФ. 2013. № 27. Ст. 3477.

35. СЗ РФ. 2013. № 52 (ч. I). Ст. 6986.

36. Соловьев А.В. Коллективный договор, или как достичь успеха в проведении коллективно-договорной кампании. М.: Изд-во «Альфа-Пресс», 2007.

37. Теория государства и права: учеб. для юридических вузов / под ред. А.С. Пиголкина. М.: Городец, 2003.

38. Трудовое право: учеб. / под ред. О.В. Смирнова, И.О. Снигиревой. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007.

39. Чуча С.Ю. Социальное партнерство в сфере труда: становление и перспективы развития правового регулирования в Российской Федерации: дис. ... д-ра юрид. наук. Омск, 2004.

40. Шахаев М.В. Юридическая сущность коллективных соглашений: дис. ... канд. юрид. наук. Пермь, 2004.

41. Economic growth and decent work: recent trends in Eastern Europe and Central Asia /  International Labour Office. Moscow: ILO, 2008.