УДК 347.63:37.014.1

Страницы в журнале: 83-87

 

Т.Н. Матюшева,

доктор юридических наук, зав. кафедрой государственно-правовых дисциплин Северо-Кавказского филиала Российского государственного университета правосудия Россия, Краснодар matyushevatn@rambler.ru

В условиях социально-экономических изменений российского общества статусу детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, должно быть отведено видное место. Исследуются проблемы правового образования детей, находящихся в трудной жизненной ситуации,  в условиях гражданского общества.

Ключевые слова: гражданское общество, правовое воспитание, дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации, право на образование.

 

Законодатель в Российской Федерации исходит, с одной стороны, из принципа высшей ценности прав, свобод и интересов личности и необходимости обеспечения ей благоприятных условий для реализации конституционного права на образование, с другой стороны, из прямой заинтересованности общества и государства в высоком образовательном уровне граждан.

Образование предполагает и воспитание как абсолютно необходимую функцию, а общество предъявляет к образованию определенные требования. Согласно Федеральному закону от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (далее — Закон № 273-ФЗ) [6] образование — это, во-первых, единый целенаправленный процесс воспитания и обучения, являющийся общественно значимым благом, осуществляемым в интересах человека, семьи, общества и государства, а во-вторых, это совокупность приобретаемых знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта деятельности и компетенции определенных объема и сложности в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого, физического и (или) профессионального развития человека.

Обеспечение реализации права на образование, в том числе правового, в значительной степени зависит от состояния законодательства. Общие установки содержит Конституция РФ, которая относит общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (ст. 72), а заботу о детях, их воспитании — к равным правам и обязанностям родителей (ст. 38), не выделяя правовое образование.

В российском законодательстве понятие «трудная жизненная ситуация» употребляется в Федеральном законе от 24.07.1998 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (далее — Закон № 124-ФЗ) [8], в Федеральном законе от 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (далее — Закон № 120-ФЗ) [7], в Примерном положении о социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних [11], Примерном положении о социальном приюте для детей [10].

Однако проблемам правового образования детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, в условиях гражданского общества внимания уделено недостаточно, чем обусловлена актуальность данной работы.

И здесь речь идет не о зависимости детей от институтов гражданского общества, а о правовом воспитании как важнейшем факторе формирования личности, в особенности детей, которые по той или иной причине оказались в тяжелой жизненной ситуации.

Исследование проблемы правового образования детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, в настоящее время,  т. е. в условиях гражданского общества  актуализируется, в том числе в связи с тем, что возрастает количество опасных для жизни и здоровья человека ситуаций, в которые, в частности, могут быть вовлечены и дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации.

Говоря о целях правового образования, следует отметить его традиционность. Весьма интересна в этом плане публикация 1813 года «Начертание вновь заводимого частного училища для воспитания благородных детей»: «Существенная цель воспитания у всех народов должна быть та, чтобы всякому юноше ясно показать правый путь к будущему его существованию: физическому, нравственному и политическому... цель сия непременно требует, чтобы оное (воспитание) сообразно было с положением земли, с образом правления, с законами, обычаями и правилами вероисповедания. По сей причине оно у всех народов одинаковым образом не может и не должно быть устрояемо. Иные государства, заимствовав от своих соседей самые превосходные правила воспитания, но не сообразные ни с их верою, ни с правлением, ни с положением земли, ниже с обычаями, повредили весь твердый состав своего народного существования» [4].

Дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации, относятся к субъектам со специальным правовым статусом, в отличие от детей с общим правовым статусом, имея дополнительные права, что, следовательно, предполагает требование к усилению правового воспитания данных субъектов прав даже в плане объема их изучения.

Поэтому правовое образование, без которого нельзя обойтись при реализации целей формирования гражданского общества в России, в применении к различным социальным, возрастным группам имеет качественное различие и по целям, и по средствам, и по объему задач и является частью всего процесса формирования личности, в том числе детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

Для этого государство должно действиями своих органов и должностных лиц прежде всего демонстрировать положительный пример правовой воспитанности, утверждая личные права и свободы путем укрепления законности и воспитания безусловного уважения к закону; иметь здоровое, активное правосознание.

В ст. 1 Закона № 120-ФЗ, разработка и принятие которого были направлены на реализацию положений ч. 2 ст. 7 и ч. 2 ст. 38 Конституции РФ об обязанности государства обеспечивать поддержку и защиту детства, дано определение несовершеннолетнего, находящегося в социально опасном положении, — «лицо, которое вследствие безнадзорности или беспризорности находится в обстановке, представляющей опасность для его жизни или здоровья либо не отвечающей требованиям к его воспитанию или содержанию, либо совершает правонарушение или антиобщественные действия».

На основе Закона № 124-ФЗ выделим следующие категории этих детей:

— дети, оставшиеся без попечения родителей. В Послании Президента РФ Федеральному Собранию  2010 года говорится: «К сожалению, в нашей стране еще 130 тысяч ребят остаются вне семейной заботы. У них нет ни родителей, ни опекунов, они лишены главного — семейного тепла. И нужно еще очень многое сделать, чтобы само понятие “брошенные дети” уходило из нашей жизни» [9];

— дети-инвалиды; дети с ограниченными возможностями здоровья, т. е. имеющие недостатки в физическом и (или) психическом развитии;

— дети, находящиеся в специальных учебно-воспитательных учреждениях; дети с отклонениями в поведении;

— дети, проживающие в малоимущих семьях; дети — жертвы вооруженных и межнациональных конфликтов, экологических и техногенных катастроф, стихийных бедствий; дети из семей беженцев и вынужденных переселенцев; дети, оказавшиеся в экстремальных условиях; дети — жертвы насилия; дети, отбывающие наказание в виде лишения свободы в воспитательных колониях;

— дети, жизнедеятельность которых объективно нарушена в результате сложившихся обстоятельств и которые не могут преодолеть данные обстоятельства самостоятельно или с помощью семьи.

Объединяет все названные группы тяжелая по сравнению с другими детьми жизненная ситуация, которая затрудняет реализацию ими конституционных прав, включая одно из важнейших прав ребенка — конституционное право на образование, в том числе правовое.

Обратим внимание на то, что в приведенном Законом № 124-ФЗ перечне последними названы дети, жизнедеятельность которых объективно нарушена в результате сложившихся обстоятельств. Здесь присутствует как простое дублирование, так и нарушение законов логики: приведенная характеристика является общей для ряда предыдущих групп.

Нечеткость определения прослеживаем и в следующем перечислении категорий детей: дети-инвалиды; дети с ограниченными возможностями здоровья, т. е. имеющие недостатки в физическом и (или) психическом развитии; дети с отклонениями в поведении. Дети-инвалиды являются составляющей частью категории детей с ограниченными возможностями здоровья, а дети с отклонениями в поведении, связанными с особенностями здоровья, часто относятся к категории детей с ограниченными возможностями здоровья.

Отклонения в поведении другой категории детей не связаны с особенностями здоровья. Поведение детей этой категории определено как девиантное. Часть из этих детей — безнадзорные. Они либо не получают образования, либо получают его в определенные периоды между прекращением безнадзорности [2, с. 79—90].

Детям, отбывающим наказание в виде лишения свободы в воспитательных колониях, и детям, находящимся в специальных учебно-воспитательных учреждениях, данные учреждения призваны обеспечить  психологическую, медицинскую и социальную реабилитацию, включая коррекцию поведения и адаптацию в обществе, создание условий для получения образования.

Понятие «дети, оказавшиеся в экстремальных условиях» включает:

— детей — жертв вооруженных и межнациональных конфликтов, экологических и техногенных катастроф, стихийных бедствий;

— детей — жертв насилия и часть детей из семей беженцев и вынужденных переселенцев, которые, в свою очередь, зачастую являются жертвами «вооруженных и межнациональных конфликтов, экологических и техногенных катастроф, стихийных бедствий»;

— детей-инвалидов;

— детей, оставшихся без попечения родителей, и не упоминаемых Законом № 124-ФЗ детей-сирот.

При анализе понятия «антиобщественные действия мы пришли к выводу, что антиобщественным действием уместно было бы считать и неполучение образования [5].

В п. 1 ст. 5 Закона № 120-ФЗ определены категории лиц, в отношении которых проводится индивидуальная профилактическая работа, и характеризуется статус органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, причем в этот статус входит обязанность по проведению индивидуальной профилактической работы в отношении несовершеннолетних.

В число подлежащих профилактике безнадзорности лиц включены «совершившие общественно опасное деяние и не подлежащие уголовной ответственности в связи с недостижением возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством» (пп. 8 п. 1 ст. 5).

На наш взгляд, органы и учреждения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних должны проводить индивидуальную профилактическую работу в отношении тех несовершеннолетних, кто имеет отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, не только в случае совершения общественно опасного деяния (и последующего неподлежания уголовной ответственности), что и является профилактикой в прямом значении этого слова: профилактика предполагает действия по правовому воспитанию до совершения общественно опасного деяния, но отнюдь не после его совершения.

Отставание в психическом развитии ребенка требует повышенного внимания к нему органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних по причине невозможности своевременного получения объема знаний, соответствующего объему знаний, получаемых иными несовершеннолетними этого же возраста, и, соответственно, навыков поведения в обществе.

Индивидуальная профилактическая работа в отношении этих несовершеннолетних способствует предупреждению правонарушений данными субъектами.

Таким образом, имеется необходимость формулирования предложения о дополнительном правовом регулировании права на правовое образование детей со специальным социальным статусом. Подпункт 8 п. 1 ст. 5 Закона № 120-ФЗ было бы логичнее изложить в следующей редакции: «8) имеющих отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, а также совершивших общественно опасное деяние и не подлежащих уголовной ответственности в связи с недостижением возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством».

Предложенные выше изменения, на наш взгляд, будут способствовать соответствию закона критерию конституционности.

Норма ст. 8 Закона № 120-ФЗ, посвященной установлению прав лиц, в отношении которых проводится индивидуальная профилактическая работа, содержит п. 2, посвященный правам несовершеннолетних, находящихся в учреждениях системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и, в частности, устанавливает право на уведомление родителей или иных законных представителей о помещении несовершеннолетнего в учреждение системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

Предусмотрен порядок уведомления при отсутствии сведений о родителях или иных законных представителях органа опеки и попечительства по его последнему месту жительства в течение трех суток с момента помещения несовершеннолетнего. Но неясно, кого информировать, если неизвестно «последнее место жительства» по причине отказа несовершеннолетнего его сообщить или невозможности его назвать лицом вследствие отставания данного лица в психическом развитии. Соответственно, по второму показателю требуется определенная база данных лиц, имеющих отставание в психическом развитии.

К находящимся в трудной жизненной ситуации относятся беспризорники как субъекты сферы образования. Бесспорно, положение этих детей ухудшается фактом неполучения ими образования.

Следует согласиться с мнением о том, что в системе воспитания человека непосредственно связано с правовым воспитанием только нравственное воспитание, а все остальные виды воспитания носят фоновый характер, являются вторичными по отношению к указанной связи. Поэтому целеустановки правового воспитания должны быть полностью согласованы с целеустановками нравственного воспитания, что возможно только при определенных общественных условиях, в обществах и государствах определенных типов. Оптимально эта связь действует в правовом государстве [12].

В советской науке право на образование определялось как «установленное государством в интересах всего народа право на получение бесплатно определенной суммы знаний, умений и навыков, на подготовку и постоянное совершенствование участия граждан в сфере трудовой деятельности, в управлении делами общества и государства, а также коммунистического нравственного и духовного воспитания, которое обеспечивается общественным строем», а конституционное право на образование — как «возможность получения общего среднего образования, среднего специального и высшего образования» [1, с. 6, 7].

Дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации, определялись советской правовой и педагогической наукой как «трудные».

Нами было предложено определение образования как «совокупности нематериальных духовных благ (знаний, умений, навыков), на овладение которыми обучающимися как субъектами права на образование направлен их законный интерес по организованному, устойчивому, целенаправленному, плановому процессу коммуникации, порождающему обучение, предполагающему последовательность обучающих действий с четко обозначенными целями, строгую определенность порядка и формы обучения, определенность методики взаимодействия субъектов, непрерывность и продолжительность» [3, с. 30].

Содержание, субъективный и объективный состав системы правового образования зависят именно от того, какие именно цели поставлены перед ним. К таким целям относятся прежде всего:

— распространение правовых знаний, формирование правовых убеждений, воспитание чувства уважения к нормам права и убежденности в необходимости их исполнения;

— привитие навыков правомерного поведения, выработка привычки соблюдать и исполнять законы;

— воздействие правовых институтов, превращающих политико-правовые идеи и требования права в личные убеждения граждан;

— повышение уровня правовой информированности граждан;

— формирование и развитие личности с теми качествами, которые необходимы ей для жизни в обществе.

Как можно классифицировать правовое образование по институциональному признаку? Применительно к действующему Закону № 273-ФЗ выделим:

— правовое образование в системе дошкольного и общего образования;

— правовое образование в системе дополнительного образования, семейного, конфессионального, по месту жительства;

— правовое образование в системе профессионального образования (например, в вузах) и т. д.

Следовательно, в правовом образовании как способе внешнего выражения и организации передачи теоретического правового материала объекту образования — детям, оказавшимся в тяжелой жизненной ситуации, выделим следующие черты, совокупность которых дает возможность достижения цели систематического воздействия на личность:

— организованность, устойчивость, целенаправленность, плановость процесса коммуникации, порождающего обучение;

— направленность законного интереса субъекта права на правовое образование;

— передача, накопление и усвоение знаний принципов и норм права, формирование соответствующего отношения к праву и практике его реализации;

— формирование умения использовать свои права, соблюдать запреты и исполнять обязанности;

— последовательность обучающих действий с четко обозначенными целями выработки чувства глубокого уважения к праву;

— строгая определенность порядка и формы обучения;

— определенность методики взаимодействия субъектов;

— непрерывность и продолжительность правового образования;

— обеспечение условий овладения обучающимися благом правового образования.

Формирование правосознания, правовых установок, навыков и привычек активного правомерного поведения, правовой культуры детей, оказавшихся в тяжелой жизненной ситуации, с одной стороны, зависит от уровня развития гражданского общества, с другой стороны, способствует его развитию.

Список литературы

1. Дольникова Л.А. Конституционное право на образование советских граждан: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1984.

2. Матюшева Т.Н. Конституционное право на образование и гарантии его реализации детьми со специальным социальным статусом в Российской Федерации: дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2012.

3. Матюшева Т.Н. Образование как правовая категория: понятие и составляющие // Право и образование. 2009. № 1.

4. Начертание вновь заводимого частного училища для воспитания благородных детей (в сокращении) // Вестник Европы. 1813. № 21. URL: http://pedagogic.ru/books/item/f00/s00/z0000027/st045.shtml (дата обращения: 05.10.2015).

5. О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и другие законодательные акты Российской Федерации: федер. закон от 07.07.2003 № 111-ФЗ (ред. от 30.12.2012) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

6. Об образовании в Российской Федерации: федер. закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ (ред. от 13.07.2015)  // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

7. Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних: федер. закон от 24.06.1999 № 120-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

8. Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации: федер. закон от 24.07.1998 № 124-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

9. Послание Президента РФ Федеральному Собранию  // РГ — Неделя. 2010. 2—8 дек.

10. Примерное положение о социальном приюте для детей: утв. постановлением Правительства РФ от 27.11.2000 № 896 (ред. от 10.03.2009) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

11. Примерное положение о социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних: утв. постановлением Правительства РФ от 27.11.2000 № 896 (ред. от 10.03.2009) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

12. Стреляева В.В. Правовое воспитание в условиях становления правового государства: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007.